Заголовок
Сегодня Вторник, 25 Июль 2017,

на часах 17:48:37 (мск)

Главная страница | Регистрация | Выход | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Командование на "Судьбе" - на чьей вы стороне?

Всего ответов: 603


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0


Эпизод 7х18 - "Герои. Часть 2"

НОМЕР ЭПИЗОДА: 718
НАЗВАНИЕ: Heroes, Part II
ДАТА ПОКАЗА: 20 февраля 2004
СЦЕНАРИЙ: Robert C. Cooper
РЕЖИССЁР: Andy Mikita
ПРИГЛАШЁННЫЕ ЗВЁЗДЫ: Saul Rubinek (Emmett Bregman), Robert Picardo (Richard Woolsey), Mitchell Kosterman (Colonel Tom Rundell), Gary Jones (Technician), Tobias Slezak (Dale James), Christopher Redman (Shep Wickenhouse), Julius Chapple (Simon Wells), Adam Baldwin (Colonel Dave Dixon), Teryl Rothery (Dr. Janet Fraiser), Jim Byrnes (Documentary Narrator), Katey Wright (Marci Wells), Christopher Pearce (Jake Bosworth)

Как мы помним из предыдущей серии, президент США разрешил съёмочной группе Эммета Брегмана снять на базе Звёздных врат документальный фильм о проекте, однако, генерал Хаммонд сразу предупредил, что на базе не хотят быть частью этого шоу. Пресс-секретарь военных – полковник Ранделл – постоянно напоминал, что в задачи Брегмана не входит выпытывать секретные сведения. Меньше всех хотел давать интервью полковник О’Нилл, но Брегман уверял его, что рано или поздно всё равно снимет полковника, даже если это будут кадры, как Джек убегает от него. Тем временем группа ЗВ-13 нашла на Р3Х-666 руины города Древних, где бойцов через некоторое время атаковал беспилотный летающий зонд гоаулдов, который удалось вывести из строя, обрушив на него гранатомётом остатки каменной стены. Когда майор Картер и доктор Джексон на базе изучили обломки зонда, выяснилось, что аппарат успел передать данные тем, кто его прислал, поэтому группе полковника Диксона было приказано немедленно возвращаться домой, но было уже поздно: враги напали на бойцов, рядовой Уэлс был серьёзно ранен плазменным зарядом в спину. Первый отряд вместе с ЗВ-5, ЗВ-7 и доктором Фрейзер спешно отправился на спасательную операцию.

Эммет нашёл своих подопечных и полковника Ранделла на том месте, где мимо них только что прошёл к Звёздным вратам в боевой готовности Первый отряд. Слыша традиционную сирену, означающую активность портала, Брегман осведомился о съёмке, но и эту отправку снимать не разрешалось. Да, доктор Джексон говорил, что в ближайшее время миссий не предвидится, но такое часто случается. Бойцам нужно срочно идти. В это время мимо по коридорам к ангару пробежали и бойцы ЗВ-5, ЗВ-7 и доктор Фрейзер. Эммет попытался что-то спросить, но тщетно. Он успел увидеть одним глазком ангар, освещённый светом голубой пелены Звёздных врат. Но полковник Ранделл был непреклонен и напомнил, что снимать отправку запрещено.

Эммету ничего не осталось, как заняться работой над уже отснятым материалом. Брегман смотрел интервью с майором Картер, в котором Сэм говорила, что друзей приучили справляться с проблемами, а борьба с гоаулдами идёт по всей галактике, так как есть много миров, где живут потомки людей с Земли. При этом Сэм не знала, как объяснить ещё ничего не знающим обитателям нашей планеты, почему эта война началась без их ведома. И Эммет понял, что загнал бедную женщину в угол, и не хотел, чтобы телевизионщики смотрелись антагонистами. По его просьбе, телеоператор промотал запись дальше. Там Эммет говорил, что секрет когда-нибудь раскроется, и спрашивал, как люди отреагируют? Сэм выразила надежду, что они поймут, почему военные пытались сохранить проект в тайне. Из всех обязанностей сохранять секретность – это самое сложное. Когда наблюдаешь за тем, что творится на Земле, хочется кричать, сказать, что всё не так просто. Здесь Эммет попросил остановить и перейти к интервью с доктором Джексоном.

Доктор Джексон рассказывал, что для него имеет значение истина. На других планетах тоже живут люди, у которых отняли свободу, которые поклоняются лживым богам. И Эммет после этого осведомился, имеют ли на Земле люди право на истину, стоит ли показывать этот фильм? Пришло ли время узнать всю правду, или нет? Эммет попросил вырезать из записи своё мнение, так как оно там ни к чему. Далее шла явно бессмысленная фраза Дэниела: «Думаю, это относительно, ответ зависит от точки зрения». 

‒ Стоп, это ужасно, ‒ простонал Эммет. 

‒ Правда? А мне кажется интересно, хорошая работа! – весело прокомментировал сержант Джеймс. 

‒ Болтовня! Просто куча говорящих голов! – брезгливо ворчал Брегман.

‒ Мне нравится говорящая голова майора Картер, ‒ не унимался телеоператор.

‒ Нам нужно действие, картинка! Их работа делает полёт на Луну просто прогулкой к океану! – настаивал Эммет, ‒ а что мы показываем? Болтовня! Где ответ Шеппарду, играющему на Луне в гольф? У нас нет ничего, кроме тягомотины!

И действительно группа ЗВ-1 вместе с ЗВ-3, ЗВ-5, ЗВ-7 и ЗВ-13 в это время вела ожесточённую схватку с крупными силами гоаулдов на Р3Х-666. Когда подкрепление, то и дело атакуемое с воздуха глайдерами и бомбардировщиками Алкеш, добралось до группы Диксона, полковник поблагодарил Джека за то, что прибыл на помощь. 

‒ Ты насчитал шестерых Джаффа, где ты учился считать??? – кричал Джек сквозь грохот автоматов и разрывы энергетических зарядов врагов. Бойцы продолжали отбиваться от наступающих из-за деревьев Джаффа. Когда над головами пронёсся бомбардировщик, бросивший неподалёку 5 взрывчатых энергоснарядов, поднявших столб пламени и дыма, полковник Диксон ответил:

‒ Корабли появились после сообщения, что вы прошли через врата. Они устроили эту вечеринку в твою честь, Джек! Есть ещё магазины?

Тем временем защищающие врата радировали, что их тоже атакуют, и они не смогут долго удерживать врата. Джек отвечал, что его партия бойцов тоже долго не продержится. Доктор Фрейзер в свою очередь радировала, что ей нужно стабилизировать состояние раненного бойца Уэлса, его пока нельзя перемещать, поэтому группа Джека, в которую входили полковник Диксон, Тилк и майор Картер, продолжали яростный бой, используя все имеющиеся средства. Джек заметил, что из засады собирается выйти ещё один Джаффа, вскочил и бросился в его сторону. К огромному ужасу майора Картер, Джек встал со своего места очень неудачно и тут же был поражён плазменным зарядом практически в упор.

‒ Полковник!!!!!! – заорала Сэм, когда Джек повалился наземь, и в отчаянии бросилась к нему. Увы, полковник не двигался, и лишь белый дым шёл от его тела, в которое попала раскалённая плазма…

На базе Эммет рассматривал нацеленный на врата крупнокалиберный пулемёт и беседовал о нём с сержантом Харриманом. Его заинтересовали также два игровых автомата, которые, по словам Уолтера, были установлены, так как бойцы и в игрушки поиграть любили, когда нечего делать. Впрочем, сержант тут же сказал, что это шутка, так как для лётчика недопустимо играть в видеоигры на дежурстве. Далее перешли к небольшому шкафчику на стене, в котором находился рычаг ручного управления диафрагмой на случай, если невозможно управлять заслонкой с компьютера. В это время Звёздные врата начали вращаться, принимая входящий туннель, и полковник Ранделл потребовал немедленно прекратить репортаж. Эммет, однако, категорически отказался выключать камеру и сам забрал её у оператора, твёрдо намеренный на этот раз снять происходящее. Но полковник Ранделл и солдаты по очень сердитому требованию генерала Хаммонда из комнаты управления стали выпроваживать Эммета из ангара.

Пока Брегман медленно отступал в коридор, Звёздные врата открылись, и Эммет слышал, как женский голос говорит:

‒ Мы под огнём! Здесь жарко!

‒ Код ЗВ-1, сэр! – отвечали из комнаты управления. Пока генерал Хаммонд разрешал открыть диафрагму и вызывал бригаду медиков, дверь ангара закрылась, но Эммет так и не выключил камеру и, покорно опустив оборудование, всё равно держал объектив направленным на закрывшуюся дверь ангара. Вскоре дверь ангара снова открылась, и камера зафиксировала через ноги идущего сзади солдата, что бригада медиков везёт из ангара кого-то на каталке с капельницами. Кто лежал на каталке, Эммету не удалось увидеть, так как он должен был удалиться в соседний коридор и проследовать за бригадой в лазарет, конечно, не мог. Ранделл тем временем заметил, что камера работает, и выключил её. Брегман вернул камеру оператору и выглянул в другой коридор. Завидев в конце коридора майора Картер с двумя бойцами, Эммет потребовал включить камеру снова, так как снимать сотрудников не запрещалось, и побежал навстречу, зазывая подопечных за собой.

Лицо Сэм было сильно заплаканным, и она не собиралась рассказывать, что случилось. 

‒ Оставьте меня в покое и вырубите эту чёртову камеру!!! – заорала Сэм и поспешила уйти прочь. Когда он скрылась за поворотом, и Эммет только и успел сказать, что ему очень жаль, сержант Джеймс выключил камеру.

‒ Зачем выключили камеру??? – возмутился Эммет, ‒ вы не знаете, что вы делаете, зато я знаю! Эти люди рискуют жизнью, я хочу знать, с чем им придётся иметь дело, даже если они против! Я хочу, чтобы это знали остальные! По-вашему, чем они занимаются?! Охраняют тайны?! Это мир Мао, мир Сталина, мир тайной полиции, мир тайных смертей! Если пресса не будет свободной, всё, что вы получите – это ложь, а для свободного общества нет ничего хуже, чем пресса, которая подчиняется военным! Ничего!!! Камеру выключишь, когда я скажу!!!!! Мне нет дела до того, что вы обо мне думаете! Вы служите людям? Я тоже!

Произнеся эту пламенную речь, переходящую временами в крайне сердитые крики, Эммет раздражённо удалился. Усевшись немного остыть в опустевшей столовой, где ещё некоторое время назад трапезничал в компании доктора Фрейзер, Брегман собирался с мыслями, пытаясь даже заговорить с уборщиком. Тем временем явились его подопечные. Им удалось хоть что-то разузнать: многие бойцы ранены, двое из энергетического оружия. Была перестрелка, одна из команд попала в засаду, поэтому ЗВ-1, ЗВ-5, Фрейзер и медиков отправили спасать их. Сказали также, что есть потери. Вскоре явился и Ранделл. Он подтвердил худшие опасения Эммета, который сразу понял, что Картер не стала бы рыдать по каждому бойцу ЗВ: возможно, погиб не кто-нибудь, а сам полковник О’Нилл. Правда, Том не знал точно, слышал только, что именно его везли на каталке, поскольку в него попали. 

А генерала Хаммонда тем временем ждали и другие неприятные новости. На базу прибыл для расследования инцидента высокопоставленный сотрудник по имени Ричард Вулси – человек, которому было уготовано большое будущее. Генерал Хаммонд сразу догадался, что его прислал сенатор Кинси. Вулси сразу перешёл к делу и сообщил, что Кинси попросил его внимательно изучить решение о спасательной операции. Так как персонал понёс потери, эту операцию вряд ли можно назвать успешной. 

‒ Мне приказывает только начальник штаба ВВС или президент США, ‒ напомнил генерал Хаммонд, ‒ пока я не предоставил рапорт об операции. Вы можете ознакомиться с ним, когда он будет готов.

‒ Я веду расследование этого дела, ‒ отвечал Вулси, ‒ оно является частью проверки проекта Звёздных врат, которую Комитет проводит для президента. Я составил список людей для опроса и материалов. Мы ожидаем сотрудничества с вашей стороны.

Когда Вулси удалился, генерал Хаммонд первым делом явился в лабораторию, где сидела уже переставшая рыдать майор Картер. Она уже поговорила с агентом Барретом – тот подтвердил, что Вулси чист. У него степень магистра юридических наук Гарварда, 10 лет он был советником в армии, а затем стал членом совета обороны. В прошлом году ему предложили уйти в отставку, когда выяснилось, что у него были связи с корпорацией, получившей от Пентагона контракты по поставке оборудования на сумму более 800 миллионов. С тех пор он в агентстве информации. Баррет переслал Сэм досье Вулси по агентству, которое она и передала генералу. Получив папку, генерал Хаммонд перешёл к произошедшим событиям. Он считал, что нужно рассказать правду. Панихида по погибшему, чьё имя пока не называли, должна была состояться в среду, и генерал хотел, чтобы Сэм сказала там пару слов. Майор Картер осведомилась, что командир думает обо всём этом?

‒ Пытаюсь убедить себя, что все люди под моим командованием одинаково важны. Каждый одинаково ценен, ведь мне приходится принимать решения, касающиеся жизни. Но всё равно к некоторым привязываешься больше… и я не хочу терять вас. Но… ‒ генерал не договорил, но дал понять, что погиб действительно отнюдь не рядовой сотрудник базы.

Майор Картер вызвали на допрос к Вулси. Она знала, зачем она там. Вулси начал с упоминания, что считает необходимым надзор за секретными операциями. На базе всегда жарко, но на этот раз понесены потери. Погиб кто-то очень важный для проекта. 

‒ Я знаю, ‒ отвечал Сэм, ‒ не думайте, что нам легко!

‒ Вы боевой офицер, ‒ продолжал Вулси, ‒ вам приходилось терять друзей. Думаю, этот раз тоже не последний. Я хочу убедиться, что этого нельзя было избежать. Я здесь для того, чтобы узнать правду.

‒ У вас есть вопросы? – осведомилась Сэм.

‒ Да, несколько, ‒ подтвердил Вулси, включив аудиозапись.

Доктор Джексон также стал объектом допроса, и Вулси вопрошал, почему было решено, что оставаться на планете Р3Х-666 безопасно? Его не особенно волновало, кто так решил, главное, что ради съёмки с воздуха решили рискнуть одной из команд ЗВ. И оправданность риска вызывала у него сомнения.

‒ Это наша работа, ‒ оправдывался доктор Джексон.

‒ Делать ошибки? – иронизировал Вулси.

‒ Легко предсказать счёт, когда игра закончена, ‒ отмечал Дэниел, ‒ если бы мы нашли в этих руинах что-то важное, этого разговора не было бы. 

‒ Но вы не нашли, поэтому я здесь, ‒ блеснул железной логикой Вулси, ‒ если бы в тех руинах было оружие, оно было бы в руках гоаулдов. С этой миссией всё с самого начала пошло не так!

Сэм напоминала, что военные не бросают своих. Нельзя рисковать жизнью без прикрытия, они должны знать, что за ними вернутся. Но Вулси напомнил, что бойцов направили без подкрепления, и гражданским не нравились отговорки «на войне приходится жертвовать жизнью одного ради спасения многих». Военным, по мнению Вулси, чертовски повезло, что не погибло ещё больше. 

‒ Исходя из вашего опыта, разве не разумно было предположить, что вы попадёте в засаду? – допытывался Вулси от Тилка, но тот молчал, как в интервью, ‒ поскольку вы не являетесь военным и не можете попасть под трибунал, вы должны подчиняться приказам командиров! 

‒ Что я и делал, ‒ заговорил Тилк.

‒ Если вы откажетесь давать показания, мне придётся арестовать вас, пока вы не передумаете! – угрожал доктору Джексону Вулси. 

‒ Увольняйте, сажайте в тюрьму, делайте, что хотите! – насмешливо сказал в диктофон Дэниел и покинул комнату допроса. 

Доктора Джексона, что-то торопливо набирающего на компьютере, нашёл Эммет. Дэниел считал, что сейчас не подходящее время, и рассказывать о произошедшем тоже не желал. Эммет обратил внимание на лежащую на столе камеру. Дэниел вспомнил то, чем занимался во время операции. Он вместе с Дженнет добрался до бойца Босворта, который охранял раненного рядового Уэлса. Доктор Фрейзер немедленно принялась оказывать раненому первую медицинскую помощь. Саймон был в сознании, но уже не чувствовал ног. Он представился, и первое, что считала нужным сделать Дженнет – это остановить кровотечение. По условному сигналу они с Дэниелом перевернули раненого на спину. Заряд плазмы, судя по всему, прожёг его насквозь, поэтому его живот тоже сильно кровоточил. Пока Дженнет работала, Дэниел, не давая бойцу потерять сознание, не переставал разговаривать с ним. Уэлс вспоминал, что враг дерзко атаковал его в спину. Доктор Джексон предложил поговорить о другом. 

‒ Как у тебя дома?

‒ Жена беременная, ‒ отвечал Саймон.

‒ Правда? Первенец? Поздравляю! – Саймон отвечал громким стоном, так как Дженнет в это время наложила давящую повязку. И как раз в это время по рации и раздалось сообщение о том, что остальные бойцы долго не продержатся. Уэлс, когда Дженнет ответила, что его пока нельзя трогать, попросил уходить без него, но друзья, разумеется, не могли принять это предложение.

‒ Не теряй сознания! – настаивал Дэниел, ‒ у тебя будет мальчик?

‒ Скажите правду: я не выживу? – спрашивал Саймон, весь трясясь.

‒ Всё будет хорошо! – уверял Дэниел.

‒ Доктор Джексон, прошу вас, я хочу сказать жене… я хочу сказать… аааа!!! – Дэниел вспомнил про камеру и достал её из сумки и включил её. На этом его воспоминания пока закончились, он вскочил из-за стола и решительно забрал камеру.

‒ Сейчас неподходящее время, что вам непонятно? – взмолился Дэниел.

‒ Вы записали что-то на плёнку? – догадался Эммет.

‒ Убирайтесь! – рассердился Дэниел, ‒ вон!

‒ Хорошо, ухожу, ‒ покорно отступил бедный Эммет, и всё же решил кое-что рассказать. Однажды он делал работу о военном фотографе Мартине Крестовском. Он полгода был во Вьетнаме с рейнджерами. За день до возвращения, всего за день было обычное патрулирование. Так они думали. И вдруг лейтенант толкнул его. А Крестовский, он не собирался фотографировать, но камера была в руках. Он ударился о землю, сработал затвор, и в кадре лейтенант, а в его голову попадает пуля! И Крестовский сказал: «Эта пуля была моя! Она должна была убить меня». И много лет никому не показывал фотографию. Но однажды утром он проснулся, посмотрел на фотографию и увидел в ней, что она не была ужасной. Он рассказал эту историю всем, потому что на снимке не умирающий человек, а тот, кто спас ему жизнь! 

‒ Картина, которую я делаю, о том, чем вы занимаетесь каждый день. То, что никто себе даже представить не может! Я не знаю, что произошло, но мне очень жаль. Если вы записали что-то, это не изменит того, что случилось. Но изменит ваше отношение, ‒ завершил Эммет, выразительно глядя в глаза доктору Джексону, которого эти слова заставили задуматься, после чего удалился.

 Наконец, генерал явился в допросную комнату с рапортом о миссии, который считал достаточным в качестве свидетельских показаний, и швырнул его на стол Вулси. На этом Вулси собирался закончить работу на базе. Генерал решил всё же ещё немного поговорить с ним, упомянув о составленном Вулси меморандуме по финансированию программы. Ему было интересно, во сколько Вулси оценил жизнь ЗВ-отряда. Однако Вулси отверг обвинения. По его словам, ему лишь нужно было понять, за что платят деньги налогоплательщики. 

‒ Если бы Звёздные врата не были засекречены, и ваши решения были бы оглашены, тогда…

‒ То 27 миллионов на спасение одного человека – плохое решение? – перебил генерал Хаммонд.

‒ Вы ставите всё с ног на голову, ‒ оправдывался Вулси.

‒ Вы выразились ясно, ‒ не согласился Хаммонд, ‒ не думаю, что вы решились бы на это, если бы не секретность. Президент отправил съёмочную группу выяснить, что здесь происходит. Почему бы нам не рассказать о том, как вы видите эту правду?? – Вулси сердито захлопнул свои папки и проворчал:

‒ Этот меморандум засекречен, расследование засекречено. Если вы сделаете это, я упрячу вас пожизненно! – и удалился.

В коридоре генерала встретил полковник Ранделл и доложил, что охрана задержала Брегмана при попытке проникнуть в лазарет, и тот утверждает, что заблудился. Начальник потребовал избавиться от него. То есть вышвырнуть телевизионщиков с базы. Брегман, увидев собирающихся подопечных, отправился к Хаммонду, который добавил, что у группы час, чтобы покинуть эту базу. 

‒ Я перешёл черту? Это не так, ‒ не сдавался Брегман, ‒ дайте мне позвонить.

‒ Позвоните по дороге домой, ‒ развёл руками генерал.

‒ Я имел в виду ваш красный телефон, ‒ уточнил Эммет.

‒ А вы крепкий орешек, ‒ заметил Хаммонд. 

‒ Мама тоже так говорила, ‒ отвечал Эммет, двинулся к телефону, но генерал тут же положил на аппарат руку, давая понять, что не позволит им воспользоваться. Обиженный Эммет, хлопнув дверью, покинул кабинет, не проронив больше ни слова.

Генерал Хаммонд, явившись к доктору Джексону, выразил желание забрать и плёнку, на которую Дэниел что-то записал. Он также рассказал, что выгнал отсюда съёмочную группу, но в свете изучения агентством информации рапортов о событиях на базе считает, что запись пригодится. 

‒ И вы доверите её Брегману? – догадался Дэниел.

‒ У меня нет выбора, ‒ признался генерал Хаммонд. Поэтому доктор Джексон был вынужден швырнуть ценную запись Эммету, и тот не замедлил включить просмотр плёнки, которая, наконец, проясняет нам, что произошло на Р3Х-666. Пока плёнка запускалась, появился Ранделл, сообщивший, что рапорт о миссии рассекречен. Эммет решил сначала посмотреть плёнку. Итак, когда доктор Джексон, вместе с Дженнет помогающий раненному бойцу Уэлсу, включил камеру, он предложил Саймону самому сказать жене то, что хочет. 

‒ Мне жаль… я тебя люблю! – рыдал от боли Саймон, ‒ я хотел… аааааа, боже, выключите камеру!!! Я не хочу, чтобы она видела, как я умираю!!! Пожалуйста!

‒ Саймон! Посмотрите на меня, вы не умрёте, ясно?! – подбадривала бойца Дженнет, ‒ я что, проделала этот путь зря? Я остановила кровь, мы вытащим вас отсюда! Вы не заметите, как окажетесь дома с семьёй, так что держитесь!

В это время камера зафиксировала прилетевший плазменный заряд. Он попал прямо в Дженнет. Дерзкий стрелявший враг был ликвидирован, так как Дэниел и доктор Фрейзер явились не одни, но Дженнет лежала на земле без чувств, и доктор Джексон стал отчаянно звать на помощь. 

‒ Гольф сьерра! Доктор Фрейзер ранена! Мне нужен врач!!!

‒ Полковник О’Нилл жив, ‒ молвил шокированным зрителям видеозаписи полковник Ранделл, читая рапорт, ‒ и рядовой Уэлс тоже. Доктор Фрейзер скончалась…

Майор Картер наведалась к Джеку, которого уже отпустили из лазарета, ограничившись перевязкой. Как оказалось, он был в бронежилете, вероятно, таком, какой испытали в предыдущей серии, и именно в жилет попал плазменный заряд, сбивший полковника. Он спас ему жизнь. Джек, однако, не видел поводов для радости, так как доктор Фрейзер, видимо, тоже была в нём, но ей жилет, судя по всему, не помог. Полковник осведомился о Кассандре, которая снова осталась без мамы, но Сэм надеялась, что девушка сможет пережить эту утрату. 

‒ Полковник, я хотела сказать… когда ты там лежал… я рада, что с тобой всё в порядке! – Джек вместо слов нежно обнял Сэм.

Доктор Джексон в свою очередь навестил в лазарете рядового Уэлса. Саймон пошёл на поправку. Провидению было угодно оставить старания доктора Фрейзер не напрасными. Саймона должны были выписать к тому времени, как жена родит. 

‒ Она погибла из-за меня, ‒ вспоминал свою спасительницу Саймон.

‒ Нет, ‒ не согласился Дэниел, ‒ она погибла, потому что её подстрелил Джаффа. Она работала, как и ты, когда тебя подстрелил Джаффа. 

‒ Так не должно быть, ‒ молвил боец.

‒ Не должно, но случилось, ‒ констатировал доктор Джексон, ‒ и это не твоя вина. 

Готовясь к панихиде по ушедшей навсегда подруге, Сэм снова не сдержала слёз и в полном одиночестве безудержно рыдала в своей лаборатории. Её одиночество прервал Тилк. Сэм рассказала, что генерал попросил её произнести речь на панихиде, но бедная женщина не знала, что сказать. Тилк предложил говорить от чистого сердца. Сэм вспомнила, что надо ещё забрать Кэсси. Тилк вспомнил, зачем пришёл, и сказал:

‒ Майор Картер, я думал, что я бы сказал, если бы мог. Но лучше, если это скажешь ты, ‒ и протянул бумажку. Сэм понравилось предложение, и она обняла друга.

Эммет, которому сказали, что доктор Джексон в лазарете, нашёл его сидевшим в тёмном углу комнаты. Он хотел вернуть плёнку, на которую Дэниел случайно записал смерть подруги. Сердце подсказало ему, что не стоит её использовать. Но и доктор Джексон уже изменил своё мнение.

‒ Знаете, я умер в этой комнате, вознёсся, ‒ вспоминал Дэниел, что именно здесь он в своё время вознёсся, и Эммет положил плёнку как раз на ту койку посреди комнаты, на которой доктор Джексон умирал в «Меридиане», ‒ доктор Фрейзер сделала всё, что могла. Она не спала трое суток. Она не сдавалась даже под конец. Я задолжал ей больше, чем смог отдать… Я думал о том, что вы рассказали о Крестовском. Но это история и о Дженнет Фрейзер.

‒ Я согласен, ‒ кивнул Эммет. Дэниел протянул плёнку и сказал:

‒ Я хочу, чтобы люди знали об этом!

Когда настал день панихиды, церемонию в ангаре Звёздных врат начал трубач. После этого к трибуне с траурным венком вышла майор Картер. 

‒ Дженнет Фрейзер была необыкновенным человеком, ‒ говорила Сэм, ‒ она была доброй и талантливой. И она была храброй. Невозможно найти слова, чтобы почтить её, рассказать о её жизни. К счастью, мне помогли. Когда слов не хватает, всё скажут имена. Мы говорим о тех, кто отдал жизнь своей стране. Хотя Дженнет это и сделала, жила она не ради этого. Вот имена тех, кто не погиб при исполнении, тех, кто жив, благодаря Дженнет: майор Саманта Картер, доктор Дэниел Джексон, полковник Джек О’Нилл, Тилк, сержант Конни Смит, майор Ян Хулс, рядовой Саймон Уэлс…

‒ Наши вооружённые силы изменили ход мировых войн, ‒ генерал Хаммонд, спустя некоторое время, в своём кабинете смотрел смонтированный Эмметом Брегманом документальный фильм, сопровождаемый столь бравурными комментариями, ‒ парни со всех концов страны свергли самых ужасных тиранов. Мы высекаем слова благодарности в камне, печатаем на медалях, мы ухаживаем за полями, где теперь покоятся люди, отдавшие жизни за свободу. Мы обязаны передать эти истории следующему поколению. Мы должны поразить их до глубины души ради тех, кто погиб для сохранения нашего образа жизни. 

Слова, к счастью, сопровождали фотографии ЗВ-отрядов и ролик вращающихся Звёздных врат, на которые вместо занавеса опускается бронезаслонка ангара, а вовсе не кадры из стран, где США занимаются установлением своего так называемого «миропорядка», что даёт основания полагать, что речь идёт о земном образе жизни, а не американском. Когда фильм закончился, генерал Хаммонд молвил:

‒ Жаль, что никто этого не увидит.

‒ Правда? – переспросил Эммет, выключая магнитофон, ‒ вам не кажется, что получилось сентиментально?

‒ Нет, всё хорошо, ‒ великодушно одобрил генерал.

‒ Рад это слышать, особенно от вас, учитывая, как вы все относились к этому сначала. Я понимаю, что вы чувствовали, но всё же…

‒ Я взрослый человек, чтобы признавать ошибки, рад, что всё позади, ‒ извинился за своё поведение генерал Хаммонд и пожал, наконец, Брегману руку.

‒ Для меня это очень много значит, сэр! – поблагодарил Эммет.  

‒ Я написал письма родственникам, но слов недостаточно, ‒ продолжал генерал, ‒ они заслуживают большего! Например, фильма.

‒ Спасибо, сэр! – отвечал Эммет, ‒ ещё один момент: я мог бы сделать фильм лучше.

‒ Я позабочусь об этом, ‒ усмехнулся генерал Хаммонд. А пока начальник готовил всё, что нужно, к улучшению фильма, доктор Джексон постучался в дом к выздоровевшему бойцу Уэлсу с игрушечным мишкой для ребёнка. Саймон был очень рад видеть гостя и пригласил в дом, представив свою жену Марси. Она держала на руках девочку. Как мы помним из предыдущей серии, результаты УЗИ говорили, что будет мальчик, значит, ультразвук «ошибся». Зато у пары появилась отличная возможность назвать малышку Дженнет в честь спасительницы, которая отдала жизнь за её отца, что Саймон с Марси и сделали, очень тронув доктора Джексона.

Результатом же содействия генерала Хаммонда стало полученное, наконец, согласие полковника О’Нилла дать вожделенное интервью съёмочной группе, поэтому вскоре Джек уже сидел в одном из кресел комнаты для брифинга, операторы подготовили оборудование, Том Ранделл также был на месте, и удовлетворённый Эммет приступил к самому ожидаемому им делу.


Источник | Добавил: Актёр (04 Январь 2015) | Перевод/Автор: Актёр | Рейтинг: 5.0 | Оценить: | Просмотров: 433 | RSS


Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ