Заголовок
Сегодня Суббота, 22 Июль 2017,

на часах 19:53:12 (мск)

Главная страница | Регистрация | Выход | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Кто самая сексуальная героиня сериала???

Всего ответов: 1954


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Эпизод 5х02 - "На пороге смерти"

НОМЕР ЭПИЗОДА - 502
НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА - Threshold
ДАТА ПОКАЗА - 7 июля 2001 г .
СЦЕНАРИЙ - Brad Wright
РЕЖИССЕР - Peter DeLuise
ПРИГЛАШЕННЫЕ ЗВЕЗДЫ - Tony Amendola (Bra'tac), Brook Parker (Drey'auc), Peter Williams (Apophis), David Lovgren (Va'lar), Eric Schneider (Dr. McKenzie), Karen van Blankenstein (Nurse)

1Итак, как мы помним, в конце 4 сезона, когда Джек с Тилком рухнули на Вораш, преследуя бомбардировщик, летящий за оставленным на планете Танитом, друзья попали в засаду. Тилк был сражён плазменным зарядом, после чего попал к Апофису. И коварный гоаулд не только воскресил воина в саркофаге, но и лишил его рассудка, вернув Тилку преданность своему господину. Однако возвращение Первого воина Апофиса было недолгим, так как, покидая захваченную репликаторами пирамиду, Джек ранил Тилка и силой забрал его на грузовой шаттл, на котором улетели друзья. Тем не менее, гибель Апофиса не вернула незадачливому воину здравый смысл, и Тилк остался уверен, что богов нельзя убить!

– Рад снова видеть тебя, О’Нилл! – улыбнулся Тилк, когда Джек в сопровождении генерала Хаммонда и доктора МакКензи наведался в комнату на базе, где держали воина. Джек тоже был рад видеть друга.

– Ты, кажется, в порядке? – осведомился Тилк.

2– Мало ли, что кажется! – отмахивался Джек, – спина болит, в коленях стреляет… Прощай, кёрлинг! Ты как?

– Я в порядке, – отвечал Тилк.

– Я слышал, – переглянулся полковник взглядами с доктором МакКензи, – с возвращением!

– Я вновь присягаю тебе! – заявил Тилк, – прошу прощения за то, что подчинился Апофису!

– Ты не мог ему сопротивляться на краю гибели, – говорил Джек.

1– Меня поместили в саркофаг и заставили поверить, что Апофис – бог! – добавил Тилк.

– Саркофаги это могут… – улыбнулся Джек, забывая, что вредное действие саркофага проявляется при многократном его использовании, о чём Тилк не говорил.

– Доктор МакКензи убедил меня в обратном! – лукаво посмотрел на доктора Тилк, и доктор МакКензи скромно ответил, что лишь помог воину вспомнить то, что тот и так знал. Воин великодушно поклонился доктору.

– Знаешь, ради интереса: я хотел бы, чтобы ты сказал это громко! – сказал Джек.

2– Что Апофис лживый бог, или что гоаулды всего лишь паразиты? – спрашивал Тилк, но, хотя Джек хотел именно этого, Тилк лишь ответил:

– Я надеюсь, ты вновь поверишь в меня, О’Нилл! И я вернусь на службу к генералу Хаммонду.

Полковник с доктором МакКензи переглянулись, и Джек великодушно уступил Тилку дорогу из комнаты. В коридоре Тилка ждал учитель! Мастер Братак был рад видеть ученика. Тилк тоже приветливо пожал руку за локоть в традициях Джаффа. Но пока Братак говорил, что друзья Тилка пережили боль, и поэтому доставили мастера сюда, лицо учителя изменилось. Как, впрочем, и Тилка, который, судя по всему, пожимал руку учителя не так, как раньше.

– Он вас обманывает! – проворчал Братак. Тилк, лицо которого стало каменным, бросился наутёк, грубо отшвыривая солдат, пытавшихся его остановить. Но в соседнем коридоре его уже ждали Сэм с Z-пушкой, Дэниел и остальные солдаты. Поэтому храбрый воин быстро оказался в окружении.

1– Шолва! – проворчал Тилк, сверля глазами лицо учителя, и попытался броситься на Братака, но был поражён электрическим разрядом. Когда воин свалился без чувств, Братак засунул руку в его сумку симбионта и вытащил змею.

– Если Тилк не слышит правду в словах, он должен понять её по-другому! – проговорил Братак, хватая яростно пищавшего гоаулда, – нам осталось только одно средство!

Конечно, как друзьям, так и генералу Хаммонду, не особенно понравился этот план, и пока им сложно было понять, чего добьётся Братак, лишив Тилка симбионта? Конечно, никто не хотел оставить воина таким, в ярости и проклятии, преданным лживому богу, но, может быть, есть другие способы? Но Братак видел земные методы и был уверен, что друзья недооценивают, насколько Апофис завладел сердцем Тилка. Тилк может стать более скрытным, а, следовательно, более опасным. Единственный способ вернуть разум Тилку – обряд Мал-Шоран! То есть «последний обряд». Тилк должен оказаться на пороге смерти! На Чулаке говорят, что, когда воин умирает, все лживые события вымывает у него из памяти. Вся жизнь проходит у него перед глазами.

2– Но что это нам даст? – осведомился Дэниел.

– В галлюцинациях он пройдёт свой верный путь, отринув ложь! – пояснил Братак. Мастер, оказывается, делал это дважды за свою долгую жизнь. Но ни один Джаффа не пережил этот обряд, хотя Братак рад, что воины умерли свободными. Тилк бы и не просил большего: мастер обязан ему.

– А вы? – с любопытством спросил Братак. Друзья и генерал Хаммонд не знали, что ответить на это.

Тем не менее, обряд начался. Тилк, привязанный к койке, пока был без сознания, но температура повышалась. Иммунная система, конечно, не работала, и доктор Фрейзер пыталась сказать, что его ждёт, если не вернуть симбионта, но Братаку совсем необязательно было рассказывать то, что мастер знал лучше Дженнет, и учитель категорически запретил возвращать гоаулда. Для доктора Фрейзер, однако, наблюдать это явно было выше её сил, и раз генерал Хаммонд дал добро, поскольку Братак знает, что делает, Дженнет решила поговорить с начальником.

1– Ты друг Тилка? – взял мастер Дженнет за плечо, – тогда остановись! Когда придёт время, Тилку понадобится твоя помощь, чтобы вернуть его нам!

Братак склонился над учеником и позвал его. Тилк пришёл в себя, но был очень зол. И был уверен, что его бог придёт.

– Не думаю, приятель, – позволил себе не согласиться с такой уверенностью Тилка Джек, – конечно, он уже несколько раз воскресал, но теперь я уверен на 100 %! На 99 % процентов я уверен, что он погиб… – поправил себя Джек, посмотрев на майора Картер и доктора Джексона.

– Он обманул тебя, О’Нилл! – старался быть циником Тилк, – как я обманывал тебя все эти годы, утверждая, что служу Таури! Я никогда не переставал служить Апофису, и не перестану!

2– Всё это время ты спасал нас, спасал миры, убивая гоаулдов…

– Ухищрения! – отрезал Тилк, явно не понимая, что говорит.

– Находчиво! – иронично оценил сообразительность воина Джек.

– Можете забрать мою жизнь, но не заберёте у меня верность богу! – рычал Тилк, – я умру с его именем! Я умираю за тебя, господин!

– Хватит! – грубо схватил мастер ученика за подбородок, – ты знаешь меня, Тилк?

– Ты шолва Братак! – «узнал» учителя Тилк.

1Тогда Братак перешёл к воспоминаниям, начав с напоминания, что сам был предшественником Тилка. И тут воин и начал понемногу вспоминать свою жизнь. Они сражались бок о бок в битвах во имя Апофиса, которого Тилк считал господином.

Тилк вспоминал, как однажды Братак привёл его вместе с 2 воинами после битвы, докладывая, что враг разгромлен. Лорд поблагодарил своего Первого воина. После обмена благодарностями мастер посмотрел на трёх воинов, стоявших за его спиной, и доложил, что те, проявив способности в бою, прославили имя господина. Лорд подошёл к Тилку, смотревшему в пол, и попросил рассказать о нём. Братак представил своего ученика, которого, с благословения господина, предлагал в качестве своего преемника.

– Кем был твой отец? – обратился Апофис к Тилку. Братак хотел сам сказать, но господин пожелал:

2– Пусть говорит он! Если он займёт место Первого воина, я должен знать, что у него есть язык.

– Мой отец – Ронак, Первый воин Кроноса, – рассказывал Тилк, не поднимая глаз, – он был убит за то, что проиграл бой. Моя семья бежала на Чулак.

– Он не оправдал надежды своего бога! – заметил Апофис, несмотря на то, что, как мы знаем, не имел хороших отношений с Кроносом.

– Неправда! – осмелился возразить Тилк. Апофис недовольно повернул голову в сторону Братака, и мастер гневно проворчал: «Ши кри, Тилк!»

1– Я говорю правду! – не унимался Тилк, – бой нельзя было выиграть! – Апофис сверкнул глазами и проворчал:

– Твой отец должен был погибнуть, но пытаться! Он трус!

– Мой отец не был трусом! – продолжал защищать своего отца Тилк, пока Апофис не воспользовался ленточным устройством, и Тилк не заревел от боли. Этим рёвом и закончилось первое воспоминание Тилка, после чего воин потерял сознание.

Братак пояснил, что это было трудное воспоминание. Первое из многих. Дженнет настаивала, что Тилку очень больно, но Братак уверял, что боль – это то, что им нужно. Путь Тилка, который он должен проделать, чтобы вернуться к друзьям, лежит через страдания. Братак понимал, что этот способ незнаком жалостливым друзьям Тилка, но зато он знал Тилка очень давно и прошёл по его пути. Друзья должны просто поверить ему. Мастеру пора было заняться келноримом. Обряд займёт большую часть ночи, а 2Братак устал, добираясь сюда. Остальным мастер посоветовал побыть с Тилком, поговорить с ним. Возможно, не умом, но сердцем. И в тишине воин будет знать, что друзья рядом. Их слова помогут ему вспомнить. Нужно спровоцировать его, спросить о его вере. Без симбионта Тилк не будет сопротивляться. Сэм повела Братака в гостевую комнату.

Идя по коридору, Сэм не могла не говорить о том, как тяжело им смотреть на агонию Тилка. Особенно доктору Фрейзер. Братак заметил, что люди придают боли слишком много значения. Самой большой пыткой было бы оставить его в этом состоянии. Тилк сильный, сильнее учителя. Возможно, для 137-летнего старика Братак в отличной форме, но мастер считал, что его время заканчивается. Келнорим даётся ему всё труднее. Симбионт внутри него созреет через 2 года. И Братак заявил, что он будет последним:

– Даже если я найду другого симбионта, он меня отвергнет, – считал Братак, – так умирают старые воины!

1Жизнь только ради жизни ничего не значила ни для мастера, ни для Тилка, поэтому либо воин вернётся к друзьям таким, каким его знали, либо не вернётся вообще.

Джек с Дэниелом решали, кто будет говорить первым. В конце концов, решили, что это будет полковник. Джек взял с места в карьер и сразу дал понять, что все басни Тилка о том, что тот вытащил друзей из плена на Чулаке, а потом притворялся, что служит Таури, не имеют никакого смысла!

– То есть получается, что ты самый плохой двойной агент в истории! – воскликнул Джек.

Тилк между тем в полусознании вспоминал следующий эпизод своей жизни. Он разговаривал с воином Валаром, судя по всему, в жилой каюте корабля. И рассказывал об аудиенции с господином. Но по-2прежнему был уверен, что его не за что было наказывать! Он убил сотни врагов. Валар не спорил, что Тилк хорошо сражался, но если бы он сохранил жизнь хотя бы одному врагу, Апофис узнал бы об этом. Но Тилк был сердит не из-за этого. Он не понимал, почему его наказали за любовь к отцу? Но Валар посоветовал никогда больше не говорить такое! Тилк хорошо послужил Апофису, поэтому надо послужить также и завтра, и тогда он сможет увидеть следующий день.

Пока Джек с Дэниелом обсуждали, «валар» или «велюр» сказал в бреду Тилк, и зачем он сказал то, или иное, Тилк вдруг сказал, что Валар был его другом. Воин пришёл в себя, узнал Джека и спросил, что происходит, почему он связан? Джек пояснил: за последние дни храбрый воин пытался убить всех, кого встретит.

– Я бы никогда не навредил тебе! – молвил Тилк, – обряд Мал-Шоран прошёл успешно. Освободите меня! – но на этот раз Джек не купился.

1– Хитришь, парень! Нет…

– Я не враг тебе, – возразил Тилк, – мы братья, Дэниел Джексон!

Доктор Джексон попросил рассказать о Валаре. Тилк говорил, что не слышал это имя многие годы. Он тренировался с ним у Братака. Они служили вместе в страже Апофиса. И напомнил, что умрёт, если друзья не вернут ему симбионта.

– И что с ним стало? – настойчиво спрашивал Дэниел. Тилк, несмотря на страдания, вдруг нахмурился и строго сказал:

– Он подвёл своего бога!

2– Своего бога? – недоверчиво переспросил Джек, понимая, что обряд вовсе не закончен, – ты хочешь сказать, эту ничтожную змею-паразита в голове? Последнего покойника в нашем длинном списке?

– Калшак! – рассвирепел Тилк, у которого сразу вырос пульс, и воин всё же попытался вырваться, но тщетно, зато объяснять значение слова, произнесённого им, не было необходимости, – думаете, я не знаю, что вы со мной делаете??? – рычал Тилк.

– Надеемся, что знаешь, – спокойно отвечал Дэниел.

– Ни один Джаффа не выдержал обряд Мал-Шоран! Вы позволяете Братаку убить меня! Где он??? Шолва!!!!! Где ты????? Где ты, шолва???!!! – орал Тилк, поднимаясь с койки, насколько позволяли ремни, – ты боишься встретиться со мной?????

1Давление снова упало, и Тилк увидел следующую картину из своей памяти. Это была тренировка в зимнем лесу, раздетым по пояс, с завязанными глазами. Тилк тщетно пытался понять, где учитель, пока тот не напугал его взводом шеста у самого затылка. Братак заметил, что будь он врагом, Тилк был бы уже мёртв. Тилк считал это бессмысленным, так как он не слепой, но мастер учил, что в битве воин должен использовать все чувства. Вспомнив, что Тилк уже не раз «умирал» на сегодняшней тренировке, Братак решил продолжать на следующее утро. И Тилк требовал тренировки без повязки на глазах.

– Ты думаешь, что сможешь победить в схватке Первого воина Апофиса? – недоверчиво спрашивал мастер.

– Я сильнее! – гордо заявлял Тилк. Братак вручил ученику шест, после чего оба поклонились друг другу, и не успел Тилк помахать своим орудием, как растянулся на снегу.

2– Мне выстрелить и прекратить всё это, или ты чему-то научишься??? – строго спрашивал учитель, уставив посох в лицо Тилку.

– Я был не готов, – оправдывался Тилк.

– В битве не бывает второго шанса! – вдалбливал в голову Тилка мастер, – уши тебе даны, чтобы слушать, глаза – чтобы видеть! Но ты не учишься! Я должен подвергнуть риску нас обоих??? – взведя шест, Братак продолжал, – выбирать мне! Кто меня остановит? Апофис? Ты думаешь, что наш господин Апофис всевидящий, всемогущий??

– Он бог! – возражал Тилк.

1– Да, – отвечал Братак, – в битве, Тилк, вера тебя не спасёт! Тем более, слепая вера. Полагайся на свою силу и ум! Или ты мне бесполезен! – риторически говорил мастер, подавая руку своему ученику.

Пока Тилк мучился своими воспоминаниями, Дэниел пытался объяснить, что Джек просто пытался разбудить у друга элементарную логику. То, что Тилк всё время служил Апофису, не имеет смысла. Однако Тилк продолжал говорить о вере, и это слово должно быть известно доктору Джексону. Поэтому Дэниел должен понять, что вера Тилка в Апофиса не обсуждается. И по-прежнему не верил, что Апофис – мёртвый лживый бог. Однако Дэниел не унимался и продолжал напоминать, что в какой-то момент жизни Тилк понял, что гоаулды не могут быть богами. Каждый симбионт, которого носит Джаффа, возьмёт хозяина. Разве они могут быть богами?

– Замолчи, женщина! – воскликнул вдруг Тилк. Он вспоминал свой разговор с Дрейок, видимо, после той тренировки, в которой Братак говорил несколько крамольные слова. И они с супругой спорили насчёт того, 2что делать с учителем? Тилк не мог наговаривать на своего наставника, а Дрейок напоминала, что Апофис – его бог. Тилк упирался: если он собирается стать Первым воином Апофиса, он должен чтить Братака. Но Дрейок отвечала: Тилк видел силу Апофиса. Как же свет из его ладони мог вылететь и сбить воина?

– Не знаю! – раздражённо орал Тилк, – нет воина, более великого, чем Братак!

– Значит, ты слуга двух господ, – констатировала супруга.

– Что мне делать, Дрейок? – спрашивал Тилк. Вместо ответа супруга обняла мужественного воина и нежно поцеловала..

1– Женщина! Он назвал меня женщиной! – обиженно бормотал доктор Джексон, пока Тилк предавался этим воспоминаниям. Сэм появилась в комнате. Доктор Фрейзер сказала, что симбионт в порядке: поддерживать его состояние научились ещё во 2 сезоне. Дженнет не знала, что с ним делать, если Тилк умрёт, но это уже была не её проблема: она собиралась уволиться, если зайдёт так далеко. Она врач, и клятва Гиппократа не позволяет ей стоять, смотреть, и ничего не делать. Хотя Сэм сомневалась, что друзья ничего не делают…

Майор Картер снова подошла к друзьям и осведомилась, как идут дела. Джек сказал, что Тилк зачем-то упомянул велюр, а Дэниел пожаловался, что Тилк назвал его женщиной. В общем, что-то да происходит. Правда, Сэм, конечно, было не до смеха. И предложила остаться подежурить. Джек пообещал вернуться через пару часов, а потом его заменит Дэниел.

2Сэм тоже попробовала поговорить с Тилком, и тот сразу узнал её. Воин выразил недоумение, как Сэм допустила, чтобы сделали такое? Он не хочет умирать. Сэм и доктор Фрейзер могли бы спасти его. И умолял помочь ему вырваться. Спрашивал, что, если бы Сэм наказывали за любовь к Богу? Но майор Картер возразила, что это другое дело.

– Ты веришь в свободу, Тилк! Веришь в справедливость. Защищая людей от лживых богов, ты ненавидишь в Апофисе всё!

– Он не оправдал надежды бога… не оправдал… – начал снова бормотать в бреду Тилк. Он вспоминал очередную беседу с Валаром, который вернулся с планеты и настоятельно попросил беседы наедине. Спрятавшись с Тилком в смежном коридоре, Валар испуганно рассказал, что битва пошла плохо. Воинов Ра, с которым, очевидно, воевал Апофис, больше, чем думали. Ра послал на отряд Валара глайдеры. Они окружили отряд и разбомбили. Пришлось отступить. Это был единственный способ спасти выживших. Не самого себя, как посчитал Тилк. Валар намеревался вернуться с большим количеством воинов и прогнать Ра прочь. Умолял Тилка сказать господину, что Валар не трус! Он клянётся, что принесёт победу. Тилк попросил Валара отправиться к себе и ждать его.

1– Тилк! – сказал вслед Валар, – не было толку в напрасной гибели!

– Ты можешь пожалеть, что не погиб! – пробурчал Тилк, и отправился к господину.

Братак с Тилком появились перед Апофисом, смотревшим в окно корабля. Лорд осведомился, кому Братак поручил эту кампанию? Им был как раз Валар с Чулака, которого мастер также считал многообещающим воином.

– Он опозорился! – проворчал Апофис.

– Нет, мой господин! – осмелился возразить Тилк, – это часть стратегии! Отступить, чтобы вернуться в большем количестве и сокрушить врага. Валар хотел возглавить вторую волну!

2– Вот как… – насмешливо ответил Апофис и, не давая Братаку что-то сказать, спросил, – ты бы точно также поступил на его месте, Тилк? Ты бы удержал планету во имя своего бога? – Тилк был вынужден ответить на последний вопрос положительно. Поэтому господин приказал Тилку вернуться к неудачнику… и убить его. Тилк и учитель испуганно посмотрели на господина, но, увы, Тилк должен был подчиниться его воле.

Тилк грубо провёл провинившегося на площадку транспортных колец телепорта.

– Джаффа! – рычал Тилк, – кек’шак’ри! Шолва! – грубо втолкнув Валара в круг, Тилк, вооружённый посохом, тоже встал рядом, и кольца унесли обоих.

1– Можешь утешить себя тем, Тилк, что мне стоило умереть на поле битвы! – проговорил Валар, пока Тилк медлил после того, как они с Валаром оказались посреди полыхающих руин. Попросив сказать Апофису, что умер с его именем, Валар присел перед Тилком, приготовившись к казни. Тилк сначала опустил шест к самому носу дрожащего от страха воина, но приказал встать. Достав нож, Тилк разрезал то, чем были связаны руки Валара. И сказал, что в 2 – 3 днях пути отсюда есть одна деревня. Там Валар найдёт убежище. И посоветовал не допускать, что его схватили.

– Тилк, ты не можешь так поступить! – испугался Валар, – даже ради меня! Он узнает! Я с радостью приму наказание! И это будет лучше, чем жить, зная, что Апофис накажет тебя! Ради тебя самого же, ты должен!

2– Иди, и никогда не появляйся! – советовал Тилк уходить, пока палач не передумал.

– Он бог, Тилк! – настаивал Валар, ещё полчаса назад уверенный, что не подвёл Апофиса и сделал всё правильно, – он узнает, что ты спас меня!

– Посмотрим, – молвил Тилк, – иди! – Валар, в конце концов, всё-таки последовал совету и скрылся из глаз. А Тилк достал симбионта у одного из раненых воинов, лежавших вокруг, и вернулся на корабль, где его ждал господин. Показав лорду пищавшую змею, Тилк доложил, что всё исполнено. Апофис был восхищён и отметил, что Тилк подаёт надежды.

Пока Тилк в полусознании предавался этим весьма познавательным для лишённого рассудка воина воспоминаниям, а майор Картер заботливо утирала пот с его лба, полковник О’Нилл вернулся. Генерал Хаммонд, к которому в верхней смотровой комнате подсел Джек, заметил, что полковник быстро вернулся. 1Джек предложил начальнику спуститься туда, ведь генерал ещё не поговорил с Тилком. Но генерал не торопился. Только заметил, что если Тилк не вернётся, его поместят в заключение на секретную базу. Созревший симбионт будет интересен для исследователей, хотя генерал не мог такого сделать…

Тилк тем временем продолжал смотреть свои воспоминания. Он проснулся ночью в своём доме. И рассказывал Дрейок, что 3 дня назад вёл десант на планету, оккупированную Ра. Апофис приказал ему сжечь деревню последователей бога солнца. Он выполнил приказ. Но ему не спится спокойно. Он не хочет увидеть лица женщин и детей той деревни. И как раз в той деревне и жил воин по имени… Валар. Он отправил его туда, чтобы спасти ему жизнь, и чтобы Апофис не узнал его тайну. Но он поставил свою жизнь выше жизни целой деревни и жизни своего друга! Дрейок напрасно пыталась утешить мужа, у которого не было выбора. Она как раз была беременна, скоро должен был родиться Раек, у которого должен быть отец. Он родится в доме, подаренном самим Апофисом! Они и не мечтали о таком. Но Тилк не понимал, почему ему так стыдно?

2В следующем воспоминании Тилк прибежал к учителю на тренировочную поляну. Похоже, Апофис уже назначил Тилка Первым воином, и мастер Братак почему-то не был этим доволен. Впрочем, он объяснил: Тилк не хуже учителя знает, что такое гоаулды на самом деле. Джаффа лишь делают вид, что могут заслужить повышение, но Тилк знает правду. Братак видел в нём искру сомнения, несмотря на то, что вся его жизнь была подготовкой к этому дню. И мудро держать сомнения в себе. Мастер видел, как ученик играл с теми, кто играл в богов. Тилк служит Апофису, потому что другого выбора нет! Гоаулды сильны. Они сделали так, чтобы Джаффа не могли без них жить, и так может быть всегда, но они тоже не могут жить без Джаффа! Джаффа – их сила!

– Эта сила будет твоей, как Первого воина! – молвил Братак, – когда Апофис бросит свою армию в огонь, ты будешь там, чтобы обуздать силу его оружия. Сделав так, ты спасёшь множество жизней!

– И ты всё это делал против его воли? – в недоумении спрашивал Тилк.

1– Его волю можно и сломить, – отвечал Братак, – я совершал поступки, за которые не могу простить себя. Тебя это тоже ждёт. Люди, похожие на нас, могут найти утешение лишь тогда, когда они поступают по совести. Поступай по совести! – посоветовал учитель, приложив ладонь к сердцу Тилка, после чего удалился. Тилк в глубокой задумчивости остался на поляне.

И, наконец, настала очередь самых главных воспоминаний – событий пилотной серии «Дети богов»! Как мы помним, захватывающая развязка состоялась во дворце на Чулаке, где группа ЗВ-1, в которой ещё не было Тилка, оказалась вместе со Скаарой и другими узниками за решёткой. Сначала это было незнакомая картина, которая, однако, уже вошла в новую версию пилотного эпизода. Тилк с учителем остановились около камеры, и воин указал на прибывших гостей с Земли. Таким образом, впервые мастера друзья всё-таки увидели в «Детях богов», а не в «Кровных узах». Джек тогда поспешил подняться на ноги.

2– Эти люди прошли через чапа-ай? – спросил Братак, – они не такие грозные, как я себе представлял.

– Их оружие непохоже на наше, – сообщил Тилк уже отмеченный по ходу пилотного эпизода факт.

– Может и так, Тилк, – согласился Братак, – но их всего трое!

– У них есть кое-что большее! – возразил Тилк, – сила! Им знаком вкус свободы!

– Мечты о свободе могут погубить тебя, Тилк, – мастер словно понял, что переусердствовал, внушая своему ученику, что такое свобода.

1– Может быть, – улыбнулся, наконец, Тилк.

– Молись, чтобы их не выбрали в качестве хозяев, – ответил Братак, – они достойны лучшего!

Это воспоминание, похоже, наконец, произвело нужный эффект: бедный воин, теряющий последние силы, пробормотал в бреду так нужные слова:

– Что я наделал…

Сердце мужественного воина остановилось, и доктор Фрейзер бросилась проводить реанимацию. Джек немедленно снял трубку и попросил привести Братака. Мастер прибежал в комнату, где Дженнет уже готовилась возвращать Тилку симбионта. Но Братак строго приказал отойти, или все страдания Тилка 2будут напрасными. Настал момент выбора. Генерал Хаммонд взялся за микрофон и приказал Дженнет отойти.

– Выбирай, Тилк! – склонился мастер над своим учеником, – вернёшься к тем, кто любит свободу, или умрёшь во имя лживого бога! Выбирай!!! – почти закричал Братак, схватив Тилка за лицо. Впрочем, едва ли воин, сердце которого уже больше минуты не билось, мог его слышать. Однако, мозг Тилка, похоже, продолжал смотреть картины, записанные в памяти. Воин видел ту самую развязку. Она началась с того, что Апофис и его королева отправились к узникам, чтобы выбирать «детей богов». Тилк тогда, как мы помним, громким приказным голосом потребовал от всех встать на колени перед своими богами.

– Стань воином, которого мы знаем, отрекись от Апофиса и вернись к нам!!! – орал Братак.

1– Сейчас, или никогда! – твердила Дженнет.

– Выбирай! – последний раз воскликнул Братак, не понимая, что без сердцебиения Тилк всё равно не сможет ничего сказать. Наконец, мастер всё же разрешил доктору Фрейзер действовать, и та кинулась возвращать Тилку симбионта.

– Остальных убить! – вспоминал между тем умирающий мозг Тилка окончание «церемонии» выбора носителей: Апофис приказал казнить остальных узников, после чего удалился со своей королевой Амонет.

Доктор Фрейзер уже вернула симбионта, но теперь нужно было вернуть самого Тилка с того света, иначе это было бы бесполезно: слишком долго друзья ждали. И пока разряды дефибриллятора встряхивали бесчувственного Тилка, его мозг продолжал вспоминать те потрясающие события. И верно: храбрый воин прекрасно помнил тот кульминационный момент, когда Джек воскликнул:

2Я могу спасти этих людей!!! Помоги мне! Помоги… – и как в ответ на это Тилк резко развернулся и угрожающе взвёл свой шест, а потом проворчал:

Многие так говорили! – после чего снова резко повернулся на 180 градусов, сразил плазменным зарядом одного из стражников и бросил Джеку свой шест, – но ты первый, кому я верю!!!

После того, как Тилк понял, зачем он в действительности провёл на Земле эти 4 года, которые в одно мгновение пронеслись в его памяти, воин пришёл в себя.

Я выбираю свободу! – произнёс Тилк, широко открыв глаза. Братак, Джек, доктор Фрейзер и все остальные, которые уже, видимо, думали, что потеряли друга, встрепенулись. Братак склонился над учеником и внимательно рассмотрел его глаза, его лицо. Друзья подошли поближе, и Братак радостно провозгласил:

1– Обряд закончен! Он вернулся к нам! – прежде чем Братак стал развязывать Тилка, Джек спросил:

– Просто ради интереса: что ты чувствуешь?

– Апофис – лживый бог! – заявил Тилк, – мёртвый лживый бог! – друзья, услышав то, что нужно, кто расплылся от счастья, кто готов был прыгнуть до потолка. Во всяком случае, Джеку этого было достаточно, и полковник разрешил освободить Тилка. Генерал Хаммонд спустился, наконец, в комнату и поблагодарил за работу доктора Фрейзер, которая тоже была рада, что всё получилось.

– Майор Картер, – отвечал на приветствие Сэм Тилк, – Дэниел Джексон. Текмате! – почтительно прошептал Тилк, с чистой уже душой пожимая руку своего учителя.

2– Мой друг! – воскликнул счастливый мастер Братак.

– Генерал Хаммонд! – с гордостью обратился Тилк к командиру, – присягаю вам и людям этого мира! Прошу разрешения вернуться в ЗВ-1!

– Разрешаю! – с готовностью ответил генерал. Все остались счастливы, всё вновь закончилось хорошо, Первый отряд вновь был в полном составе, ну а столкнуться со столь коварной технологией, которую будут называть "промыванием мозгов", друзьям, увы, ещё придётся. И не один раз. Даже в новом сериале "Звёздные врата: Вселенная".


Источник | Добавил: Актёр (22 Октябрь 2014) | Перевод/Автор: Актёр | Рейтинг: 0.0 | Оценить: | Просмотров: 421 | RSS


Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ