Заголовок
Сегодня Вторник, 19 Сентябрь 2017,

на часах 14:48:54 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Правильно ли поступил доктор Раш, отправив персонал базы Икар на Судьбу?

Всего ответов: 899


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0




Китеж-град. Исторический очерк для Игоря
15 Январь 2017 01:56:18

Остаток вечера и первую часть ночи дежурил Громов со Смирновым и Чжан Фэй. Громов проверял патрули и посты. Но все бойцы были достаточно сосредоточены, чтобы расслабляться или спать. Ещё бы, вокруг враги! Пару раз кто-то набирал адрес Китежа. В первый раз врата просто открылись и простояли открытыми некоторое время, затем закрылись. Во второй раз через врата поступил некий зашифрованный радиосигнал, который перехватили и заглушили техники в ЦУВе. Расшифровку сигнала решили оставить Кромверк, когда она встанет утром.

Смирнов и Фэй находились у жилого комплекса, патрулировали столовую, медотсек и жилые каюты, отлавливая полуночников и проверяя их на наличие тех устройств. Полуночников, впрочем, было не очень много. Офицеры скучали, болтали. Смирнов оказался интересным собеседником, что несомненно понравилось Фэй, а Смирнову нравилась сама Фэй. За хорошим общением смена пролетела очень быстро, и им пришлось расстаться, хоть и не хотелось, но оба понимали, что завтра им предстоял трудный день.

Следующими заступили Краснов с Чжу Вонгом и Амелией Дельгадо. Все спали. Патрули и посты сменились, и эта часть ночи прошла без особых замечаний и происшествий. Последняя смена заступила примерно в 4 утра. Тихонов выступил, как дежурный офицер, ну а помощниками выступили майор Люн Чу Вай и сержант Петровский.

Тихонов с Люном остались наедине. Полковник посвятил Люна во все текущие дела, которые прошли мимо него за последние время, и предложил ему пополнить ряды миротворцев. Тихонов долго думал, стоит ли так поступать или нет. Взвесил все доводы и во время приватного разговора всё же решил, что и Люн достоин стать миротворцем.

После того, как Тихонов всё обсудил с Люном, он сам подумал, что есть смысл и капитана Злотникова подключить к вахте. Как-никак Артист – действующий военнослужащий, и ничем не хуже Смирнова, который тоже не избежал вахты. Поэтому, пока Люн облачался в костюм миротворца, Андрей Юрьевич направился прямиком в каюту капитана. Дойдя до ложа, в котором мирно посапывал Семён, полковник бодро произнёс:

– Капитан Злотников!

– А... что? – вздрогнул Артист и, узнав командира, поспешил сбросить остатки сна и встать смирно в том, в чём был, – слушаю вас, товарищ полковник!

– Без церемоний, без церемоний, вольно, капитан, – улыбнулся Тихонов, – садитесь. Время подъёма ещё не наступило, но я решил зайти к вам раньше, потому что мне нужна ваша помощь.

Семён присел на кровать, Андрей Юрьевич сел рядом.

– Внимательно вас слушаю, товарищ полковник, – превратился во внимание Артист.

– Во-первых, я ещё не поблагодарил вас за профессиональные действия по ликвидации вторжения противника, – начал Тихонов.

– Не стоит благодарности, командир, – немного покраснев, улыбнулся Семён, – это было не сложно: уничтожать противника, сидя в безопасном месте, словно в компьютерной игре... просто вражины не знали, что такое нейтронные пушки!

– Да, этот сюрприз сработал на все 100, – согласился Андрей Юрьевич, – но после обследования тел убитых мы выяснили, что у них с собой не только футуристическая броня и пушки Гаусса. Они носили на себе какие-то маленькие устройства в виде треугольников на шее. Наши наниты подсказывают, что эти устройства могут использоваться не только для связи носителей друг с другом, но и для контроля разума своего обладателя. И четверо из наших пленников тоже носят такие.

– То есть убитые – это действительно те, кого ждали Нортон и его люди? – догадался Артист.

– Совершенно верно, капитан, – подтвердил Тихонов, – но их, скорее всего, прислали не с Земли. Вероятно, наши заговорщики в сговоре с Люсианским союзом, который уже не в первый раз нападает на наши объекты. Нам предстоит большое расследование этого инцидента, и генерал Лэндри уже пообещал нам содействие.

– Слышал, вы с доктором Джексоном набирали Землю, – отвечал Семён, – чем я могу помочь?

– Ваша помощь нужна мне, потому что мы полагаем, что эти устройства были вживлены заговорщикам уже здесь, – продолжал Тихонов, – на Земле сделать это незаметно было слишком сложно, иначе они бы заранее решили проблему в моём лице таким образом. Пока мы нашли их только у четырёх пленников, но их вполне может быть больше. Однако засечь их могут только наши наниты, поэтому, пока все спят, к вахте присоединились все, кто получил нейронанонику, кроме Соловьёва и Кромверк, разумеется, они всё-таки гражданские. Майор Люн Чу Вай теперь тоже миротворец. И сейчас очередь меня, Люна, сержанта Петровского...

– И моя! – догадался Артист.

– Совершенно верно, капитан, – вновь подтвердил Тихонов, довольный сообразительностью Злотникова, – в этом и заключается ваша помощь: патрулировать палубу, присматривать за тюремным комплексом, жилым и медицинским блоком. Сканировать каждого, кто попадётся вам на глаза. При обнаружении человека с таким устройством немедленно сообщить по нашему закрытому каналу.

– Есть, товарищ полковник, – ответил капитан.

– Я побуду начальником караула, так сказать, проверяю посты, Люн патрулирует тюремный блок, а вы с сержантом Петровским берите на себя жилой и медицинский блок, столовую. Дежурим до всеобщего подъёма, осталось меньше 2 часов. Вопросы?

– Никак нет, товарищ полковник! – встал и выпрямился Семён.

– Облачиться в форму и заступить на вахту, – подыграл Артисту по-армейски Тихонов.

– Есть заступить на вахту, – ответил Злотников. Полковник с достоинством удалился, а Семён надел всю свою миротворческую амуницию и вскоре уже патрулировал палубу с Петровским, коротая время за разговорами на разные темы, например, о футболе, иногда встречая Тихонова и Люна, и не оставляя без внимания никого из живых душ, если те попадались на глаза.

Общий подъём сделали в 6 утра. Завтрак был назначен на 7 часов. Час между ними каждый мог использовать, как желал, кроме солдат, конечно же. Экспедиция находилась на военном положении, и отдыхать военным было особо некогда. Нужно было менять патрули и посты, а также готовиться, возможно, к другим активным действиям.

Совещание должно было начаться в 8.00, в штаб квартире миротворцев, куда позвали всех зарегистрированных миротворцев: Кромверк, Соловьёва, Громова, Фэй, Краснова, Злотникова, Смирнова, Петровского, Вонга, Дельгадо и нового миротворца Люна. Также был приглашен доктор Джексон.

Ночь для доктора Джексона, разумеется, не обременённого никакими вахтами, прошла прекрасно. Спал он всего восемь с небольшим часов, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы выспаться. Правда, целого часа до завтрака ему было многовато, но занятие найти, пожалуй, можно было.

Итак, в 6 часов утра, когда Артист получил от Тихонова указание начать будить обитателей, Семён заглянул в его каюту, разбудил Даниеля и сообщил, что через два часа полковник ждёт археолога на брифинге в штабе миротворцев, а завтрак через час, после чего отправился дальше по каютам. Доктор Джексон встал, оделся после небольших водных процедур, привёл себя в порядок и отправился посмотреть, кто чем занимается. В коридоре он встретил Дельгадо, которая уже была готова к дальнейшим действиям и тоже вышла в коридор посмотреть на гурьбу подымающихся членов экспедиции. Обменявшись с девушкой впечатлениями от прошедшей ночи, Даниель отправился дальше.

Игорь Андреевич и Настя проснулись, как и остальные, в 6 часов. Ночь для них тоже прошла прекрасно, даже очень прекрасно, ибо засыпать и просыпаться с любимым – что может быть лучше? Следующим объектом медосмотра Насти, как известно, должен был стать Игорь Андреевич, поэтому после водных процедур, на которые у обоих ушло примерно полчаса, Настя повела своего избранника на место своей работы – в медотсек, дабы взять у него клинические анализы крови. Пока Игорь будет на брифинге, она собиралась заняться их исследованием.

В коридоре друзья встретили доктора Джексона, который решил немного сопроводить их. Он ещё не спрашивал Соловьёва, как там дела у нарийцев, поэтому Игорь обмолвился о результатах эвакуации, о том, что уже показал им священное озеро. И осведомился у Даниеля насчёт вопроса, возникшего у Харуны.

Доктор Джексон подтвердил, что Читари представляет расу, которая была союзником Древних в этой галактике, точнее, одну из ветвей этой расы, которая после той страшной битвы выбрала продолжение борьбы с плохими парнями и называет себя Туатта. Девушка называла доктрину миротворцев, о которой Диана Кромверк прочитала ещё во время первого посещения диспетчерской башни, совместными философскими постулатами Древних и Туатта, причём, как понял Даниель, к созданию миротворцев и этой доктрины Туатта имеют даже большее отношение, чем сами Древние. Доктор Джексон, как никто другой, знал философию Древних-альтеран, изменить которую, по его мнению, могла только раса, которая стоит их по своему уровню развития, поэтому сей факт был для него вполне логичным.

– Значит, в том, что Читари тоже обладает имплантами, и они могут быть круче наших, нет ничего удивительного? – сделал вывод Соловьёв.

– Именно, – согласился Даниель, – её народ, скорее всего, не просто получил эту технологию от китежан, а был её разработчиком. Во всяком случае, принимал непосредственное участие в этом.

– А тот мальчик, которого они спасали? – поинтересовался Соловьёв.

– Его народ – это чистокровные Туата Де Дананн, если я правильно понял Читари, – отвечал Даниель, – они и называют себя Дану. А Читари скорее метис, то есть потомок Туата Де Дананн и Древних. Дану же после падения союза отказались от дальнейшей борьбы и продолжили научные изыскания в области псионики и добились больших успехов. Они живут в девственных мирах и посторонних к себе не пускают, избегая военных действий. Примерно, как Ноксы в нашей галактике. Но, похоже, кому-то из мародёров, орудующих на планете и в космосе, удалось попасть в один из таких миров и похитить мальчика.

– Что ж, надеюсь, мы извлечём пользу из того, что помогаем им, – завершил диалог Соловьёв, дойдя между тем до лаборатории.

– Я тоже, – ответил Даниель, – мы это всё обсудим на брифинге. Можем за завтраком продолжить, если пожелаешь.

– Договорились.

На том друзья и расстались, и Настя занялась забором крови у Соловьёва. После взятия анализов оба отправились в столовую, где сытно позавтракали вместе с доктором Джексоном, договорив о том, что вчера вечером удалось узнать Даниелю. Доктор Джексон поддерживал желание Сотниковой провести тотальный медосмотр тех, кто зарегистрировался миротворцами: слишком уж хорошо он помнил, как действовали известные ему технологии Древних на организмы более слабых физически существ, поэтому азарта полковника Тихонова в этом вопросе тоже пока не очень-то разделял. Впрочем, он был бы очень рад, если нейронаноника в итоге оказалась совершенно безвредной.

Работа не позволяла врачу Джеймсу Лоуренсу отдыхать подолгу. Проспав несколько часов, он почувствовал себя гораздо лучше и был готов вернуться к привычной работе. Но вначале нужно было подумать о завтраке. Проходя по коридору, Джеймс внимательно отмечал, кто-где разместился. Его собственная каюта была во внутренней секции, что нисколечко его не смущало. небольшие комнатки вполне подходили врачу, да и времени долго прохлаждаться в них у него всё равно не было.

Пройдя по коридорам, Джеймс вышел в столовую и, уточнив, что на завтрак, взял сырники, чай и булочки с корицей. Присев за отдалённый столик, врач погрузился в размышления. Кругом крутились военные, но он их практически не замечал. Сейчас его куда больше волновало, всё ли он проверил, когда делал вскрытие или не всё, и что мог упустить.

Едва в коридорах засуетились люди, проснулась и Юля. Лишь теперь она осознала, что отключилась, так и не раздевшись, хотя почти инстинктивно натянула одеяло, поскольку в каюте было прохладно. Потирая глаза, Юля поднялась и осмотрелась. Тусклый свет светильников освещал каюту, что позволяло с лёгкостью ориентироваться в пространстве. Её пока никто не звал, не стучался в двери, но голод давал о себе знать.

Доев булочки и выпив уже остывший чай, Юля вновь улеглась и какое-то время лежала, прежде чем выползти из-под тёплого одеяла. Сейчас она была обычным гражданским, хотя всё могло измениться в один момент, а значит, лучше привыкать к неудобствам.

Приняв душ, но всё ещё засыпая на ходу, девушка поплелась в столовую, и только аромат сырников и кофе позволил ей хоть немного проснуться. Юля ещё не успела дойди то столовой, как её нагнал Фенрис с Гарсимом.

– Доброе утро, – почти без акцента по-русски произнёс Фенрис и улыбнулся. Улыбался и Гарсим. Он вообще выглядел достаточно посвежевшим и энергичным. Правда, глаза его уже не светились синим цветом, но и тени его былых ран и страхов в нём уже не замечалось.

"Здравствуй", – мысленно поприветствовал он свою подругу. Девушка улыбнулась. В её глазах засветилась радость. 

"Доброе утро", – Юля улыбнулась и другу Гарсима:

– Доброе утро... – девушка замолчала и удивлённо посмотрела на Фенриса. Она только сейчас осознала, что он заговорил с нею на русском. И всё же девушка широко улыбнулась и спросила:

– Чем планируете заняться?

– Апса, – мальчик похлопал себя по животу.

– Завтрак, – опять произнёс по-русски Фенрис и кивнул в сторону столовой. Услышав слова парня, Юля чуть улыбнулась, посмотрев на синего гиганта.

– Меня пока никто не ищет, так что, может, мне составить вам компанию и выпить чашечку кофе? – она подмигнула друзьям. То, что Фенрис так быстро освоил язык, ей нравилось. В обществе этой парочки девчонка чувствовала себя уверенно. Синий гигант улыбнулся девушке в ответ. Складывалось такое ощущение, что они никогда не терял присутствия духа. А ведь он был у чужаков, в непонятно каком положении, и за пределами города наверняка его тоже ничего хорошего не ждало. Однако ж он улыбался, насвистывал и напевал себе что-то под нос и без устали повторял новые слова из неизвестного ему языка. Оказавшись в столовой друзья быстро обнаружили, что их товарищи по несчастью, Читари и Рэй, тоже уже завтракали.

Миф, что спал за Звёздными вратами, конечно, слышал два набора адреса Китежа, и ещё на первых символах реагировал и готовился угощать гостей в спину плазмой, а потом все утро ошивался возле центра управления и даже пробрался внутрь, чтобы поговорить с диспетчерами о происходящем. Но утренний "дядя Жора" говорил, что пора трапезничать, и от этого приказа парень не смог отказаться. Он направился в столовую, как и множество персонала. Особо не вникая в рацион, парень взял то, что и давали остальным, не выделяясь закидонами по типу кофе. Усевшись поодаль от скопления людей, Миф начал трапезу, и пошли рассуждения, что могло идти с той стороны, да только вот вариантов масса... А потому нужно было доедать и идти к Тихонову, авось и повезёт, и он хотя бы позволит свалить с этого города.

Завтрак проходил более дисциплинированно, чем другие приемы пищи до этого. Если вчера обедать и ужинать люди приходили, кто как хотел, то теперь всё проходило достаточно строго. Солдаты заходили группами повзводно, быстро ели и уходили, уступая место другому взводу. Учёные и техники тоже старались не задерживаться, а некоторые даже брали еду с собой, очевидно, очень спешили свершить кучу открытий, чтобы получить кучу Нобелевских премий!

Джеймс Эдвард Лоуренс так бы и продолжал механически работать челюстью, да думать о своём, если бы его не выбили из его размышлений. Кто-то из учёных толкнул его и со словами "сорри" убежал по своим делам, наверное, тоже Нобелевскую премию хотел.

– Представляешь, я остался без доктора! – за соседним столом сидел майор Смирнов Олег Яковлевич и капитан Чжан Фэй, – Харуна прибежала сегодня ни свет, ни заря к главному врачу и заявила, мол, у неё есть важная работа, без пяти минут переворот в современной науке, и летать на кораблях на важных миссиях у неё времени и желания нет.

– Досадно... И другого на примете нет?

– Нет... Понимаешь, нам срочно нужно вылетать на поиски Эттвуда, на поиски времени уже не остаётся.

– Не волнуйся, кого-нибудь назначат, – улыбнулась Фей, – без медицинской помощи не улетишь.

– Если поймают, – усмехнулся в ответ Олег, – смотри, как забегали! Вот бы так на тренировках и подготовке бегали!

Джеймс никогда не подслушивал чужие разговоры, а потому несколько смутился, услышав его обрывок. Группе требовался врач, и он как раз был свободен, но подойти… Джеймс колебался от силы минуту, но потом всё же подошёл к ним и тихо кашлянул, привлекая к себе внимание.

– Я слышал, что в группе нет врача... я могу быть чем-то полезен? – Джеймс внимательно посмотрел на Смирнова. Он понимал, что вмешивается в разговор, но просто ждать и сидеть без дела он тоже не привык, а к нему обращались лишь когда другие увиливали от работы. Назвать Джеймса стеснительным невозможно. Он был просто тактичен, а сейчас, желая заняться интересной работой, чувствовал, что проявил некоторую бестактность.

Смирнов перевёл внимание на Лоуренса, а Фэй лукаво посмотрела на Олега Яковлевича, мол, тебе нужен был врач – вот он сам и идёт к тебе!

– Ну, вообще-то да, – промямлил Смирнов, для которого обращение незнакомого ему гражданского стало неожиданным, – мне нужен медик, который будет летать со мной на важные миссии. Я так понимаю, вы и есть медик и готовы предложить свои услуги?

Тихонов и Громов не рассказывали, что именно этот молодой человек обнаружил на трупах люсианцев неизвестные устройства, поэтому Смирнов и Фэй на всякий случай просканировали его. Вроде бы при нём никаких подозрительных устройств не было. Джеймс пожал плечами и внимательно всмотрелся в лицо мужчины, а потом кивнул:

– Готов, – он был несколько удивлён, хотя и понимал причины недоверия, ведь в первую очередь он ценил жизнь, свою или чужую. Его соотечественники наделали дел, и у российских военных были причины подозревать и его тоже. Но он был всего лишь врачом, учёным, человеком, который любил свою работу, и, если бы его помощь понадобилась бы как его соотечественнику, так и нет, он бы не задумываясь оказал бы её. Олег Яковлевич пригласил Джеймса сесть за их с Фэй столик и продолжал:

– Простите, я ещё не познакомился со всеми членами экспедиции, наверно, сейчас самое время познакомиться с вами. Пожалуйста, представьтесь и расскажите, чем вы занимаетесь, что умеете и т.д.

Джеймс присел и постарался в сжатой форме изложить, чем занимался: врач, учёный-биолог. Он надеялся на интересную работу, на познание тайн, приоткрывающих то, как появилась жизнь в этой вселенной, ведь столкновение с новыми расами за пределами галактики Млечный путь раскрыло бы много тайн. Боялся ли он опасностей? Нет. Джеймс был по натуре бойцом, готовым кинуться в любую авантюру, чтоб открыть неизведанное. Он с увлечением рассказывал Смирнову о своих предположениях, а потому сам не заметил, как коснулся темы вымирания асгардов. Он всё же надеялся найти представителей этой расы в галактике Андромеда. За рассказом он даже забыл и о еде, и о времени, пока его взгляд не упал на часы.

– Ого, – Джеймс покачал головою, – я совсем забыло времени, а ведь стоит ещё раз пересмотреть результаты вскрытия. Вдруг, что упустил.

Смирнов выслушал Джеймса, хотя, когда тот заговорил об асгардах, майор был уже не так внимателен. Мечты найти старых знакомых в этой галактике он не разделял, особенно после того, как стало ясно, что здесь и без асгардов есть могущественные расы, с которыми скучно не будет, и предпочитал жить настоящим, а не прошлым.

– Ну что ж, я думаю, вы нам подходите, – ответил, наконец, Смирнов, доедая свой завтрак, – будьте готовы, что я могу в любой момент оторвать вас от работы здесь и забрать на один из малых кораблей.

Майор посчитал нужным доложить о своём намерении взять Лоуренса в свою команду Тихонову. Когда он вкратце обрисовал ситуацию, полковник заинтересовался досье Джеймса и захотел немного поговорить с ним, если успеется до начала брифинга. Услышав решение Смирнова, Джеймс ободрился. Он не привык к бумажной работе, поскольку и раньше не раз работал в экспедициях. В новом мире для него открывались новые перспективы, новое поле для работы, которого не было на Земле. Проект Звёздных врат дал ему шанс попробовать себя в новом качестве.

Джеймс ждал, понимая, что решение зависит не только от самого Смирнова, который показался ему человеком открытым, но и от его непосредственного начальника Тихонова, человека сурового, но справедливого. Джеймс не сомневался, что раньше Тихонов был военным. Это было видно, несмотря на то, что сейчас он просто возглавлял экспедицию. В каких структурах он служил, Джеймс тоже отчасти догадывался, но понимал, что именно такой человек в состоянии удержать в узде всех. В общем, теперь ему оставалось только ждать и занять себя хоть чем-то, а потому Док вернулся в свои комнаты, откуда прямиком направился в медотсек, рассчитывая подменить кого-то из тех, кто был бы счастлив прогуляться в столовую после ночной смены.

– Ну вот, твою проблему можно считать решённой? – осведомилась Чжан, покидая столовую вместе с Олегом Яковлевичем, когда диалог с Лоуренсом был завершён.

– Да, если бы все проблемы так решались, сами собой, наша жизнь была бы намного проще, – улыбнулся Смирнов, – идём на брифинг?

– Пошли, – ответила в свою очередь улыбкой Фэй, и оба направились в другую сторону – в штаб миротворцев, по пути обсуждая, что их там ожидает. Вероятно, задачи у них будут разные, хотя во время вчерашних вечерних событий они неплохо поработали вместе. Во всяком случае Олег Яковлевич был премного благодарен Чжан, так как именно она, хоть и по указанию Громова, пришла ему на помощь во время прорыва штурмовой группы из зала врат. Смирнову тогда немного досталось во время взрыва, да и он единственный из четверых, бравших центр управления вратами, не спецназовец. Всё это Смирнов и Фэй успели обсудить ещё во время ночного дозора, и Чжан заверила, что пришла бы на помощь в любой другой ситуации, что не могло не подействовать благотворно на Смирнова и отлично способствовало их сближению. В России, как известно, не просто сухим "спасибо" отвечают тому, кто спасает твою жизнь.

– Ты знаешь, а я, кажется, догадываюсь, о чём Тихонов хотел бы поговорить с Лоуренсом, – продолжал разговор Смирнов.

– И о чём же?

– Он ведь тоже американец, и он учёный-биолог, кроме того, что врач, так? – вспоминал Олег Яковлевич.

– Так, – подтвердила Фэй.

– Тогда полковнику может быть интересно, что он может рассказать о Стивенсоне, – предположил Смирнов, – он же тоже биолог вроде бы... вдруг он пытался как-то склонить башковитого соотечественника на свою сторону?

– Стоит проверить, – согласилась Фэй.

После завтрака доктор Джексон и Игорь Андреевич отправились в штаб миротворцев, где их ждал первый брифинг в расширенном составе. У Даниеля в общем-то уже был готов доклад по миссии, хотя угон спасательного шаттла Эттвудом оставил его без помощи бортового компьютера, обладающего волшебной системой распознавания, восхитившей Дельгадо, поэтому, разумеется, доктор Джексон мог упустить какие-то детали, но в общих чертах составить картину ему удалось. Игорь же решил тоже проверить свою нейронанонику в действии по своей части. Раз наниты могут подсказывать правильные ответы подобно тому, как это делало подсознание Джека О'Нилла, когда тот обладал знаниями Древних, то, может быть, наниты подскажут ему сейчас ответы на интересующие его вопросы? Например:

1. Действительно ли на Земле до отлёта в Андромеду китежане жили в северной части планеты, там, где сейчас находится Евразия? Наниты и импланты, как часть организма Игоря, имели доступ к его памяти, и он, как историк, представлял себе не только современную карту Земли, но и построенную земными учёными историю геологических сдвигов, согласно которой на Земле когда-то существовал единый суперматерик Пангея, который затем разделился на Лавразию и Гондвану, а потом и те раскололись на несколько материков и крупных островов и приобрели современные очертания. Где жили китежане: в Лавразии или Гондване?

2. Если китежане жили далеко от лантийцев, насколько тесными были их контакты со своими братьями? Ведь Звёздные врата находились в Антарктиде, где находился и город лантийцев. Отличался ли их быт и путь развития от лантийцев во время земного этапа жизни?

3. Когда китежане улетели в Андромеду? Почему они не полетели вместе с лантийцами в Пегас? Почему выбрали именно Андромеду?

4. Гиперборея существовала до отлёта Китежа в Андромеду?

Наниты использовали знания Игоря и ту информацию, что могли найти в базах данных города, по крайней мере, те данные, что уцелели. Процессоры нейронаноники легко ориентировались в памяти Соловьёва, подбирая знакомые доктору значения, термины и понятия, формируя тем самым ответы на его вопросы.

Как известно Альтеране прибыли в "Авалон" – так называли "Млечный Путь" Альтеране – примерно 60 миллионов лет назад, и первой планетой, которую открыли они для себя и заселили, была Дакара. Следующей планетой, которую колонизировали Древние, была Терра, но когда точно это произошло, в базах данных информации не осталось.

Примерно десять миллионов лет назад во время чумы многие из Альтеран покинули Авалон, спасая свои жизни, и у Древних было примерно 50 миллионов лет для освоения целой планеты, не говоря уже о целой галактике, поэтому наниты, или можно сказать, процессор нейронаноники совершенно не понял заданного вопроса о тесноте контактов. Подавляющее большинство, за некоторым исключением, Альтеран, расселённых по Авалону, считали себя одним народом. Подобное было возможным, благодаря Звёздным вратам, совершенным устройствам связи и очень крепкими культурным корням. Разделение по городам было в те времена весьма условным. Вот и китежане стали себя считать именно Китежанами только уже после некоторого времени, проведённого в Андромеде.

Тем временем в период 50 миллионов лет плюс-минус несколько тысячелетий на Терре были воздвигнуты в разные периоды времени тысячи городов! Эти города можно было разделить на три категории. В первую категорию входили самые обычные города, которые выглядели так же, как и город репликаторов в Пегасе. Но таких городов было не очень много. Альтеране очень любили большое личное пространство, а посему многих из них не прельщала жизнь в больших и шумных мегаполисах.

Во вторую категорию входили города типа Ортус Маллума, которые обычно строили в память о жизни на родном Селестисе, то есть города, построенные из обычных материалов – камней или геополимерного бетона. Дабы подобные города простояли не просто долго, а очень долго, не взирая на время, землетрясения и прочее, строили подобные города из огромных мегалитических блоков. Останки некоторых из этих городов, кстати, до сих пор сохранились. Взять, к примеру, Мачу-Пикчу, постройку которого приписывают инкам.

На самом деле город был построен Древними миллионы лет назад, но позже на останки древнего города наткнулись древние инки, которые решили использовать эти строения для себя и поселились там. Поверх более древней полигональной кладки из мегалитических блоков они достраивали уже свои дома и храмы, используя более примитивные способы строительства.

Возможно, раньше Игорь на подобные нюансы не обращал внимания – ну умели раньше делать колоссальные сооружения, да так, что листок бумаги между кладкой не просунешь, а потом вдруг разучились, нагромождая на идеальную кладку что-то невообразимо примитивное, – то теперь этот факт для него был очевидным: эти города изначально строили Древние. В голове тут же, из памяти, всплыла картинка, где поверх огромных блоков, сложенных аккуратно в полигональную кладку, нагромоздили обычных камней чуть ли не в хаотичном порядке.

И подобных примеров Игорь видел массу. Города, построенные из мегалитических блоков, которые приписывали кому угодно, кроме Древних.

В третью категорию входили, как не сложно догадаться, города-звездолёты, иногда их называли "мобильные города", такие, как Атлантида и Китеж. Нередко жители подобных городов улетали в поисках другой планеты для жительства. Но были и такие, что оставались, дрейфуя по океанам планеты.

Само собой, Древние искали места, наиболее безопасные для проживания, но от всех бед не укрыться, поэтому за более чем 40 миллионов лет, когда облик планеты много раз менялся, многие из поселений Древних оказывались на дне морей и океанов, или уничтожались метеоритами или вулканами. Города возводились и уничтожались, Древние переселялись, так что Земля к моменту начала великой чумы была очень широко изучена и освоена.

Стоит так же отметить, что Древние очень любили природу, создавая максимально экологически чистые технологии и города, соответственно, не вредя природе и обитателям планеты. До отлёта Китежа в Андромеду Гиперборея существовала, отвечали наниты, решив ответить сразу на последний вопрос Игоря.

Западно-Сибирский морской бассейн являлся огромным мелководным морем, расположенным на коре континентального типа, которое существовало с начала палеогенового периода в течение палеоценовой, эоценовой и, вероятно, раннеолигоценовой эпох (66-34, до 30 млн. лет назад) и простиралось через Тургайский морской пролив до южной части Восточно-Европейского и Таримского морских бассейнов. Последний был расположен на примыкающей к Кунь-Лунь и Тибету Таримской континетальной платформе в районе современных пустынь Такла-Макан и Гоби. В олигоценовое время в результате поднятия территории Западной Сибири оно превратилось в сушу с цепочкой замкнутых озер и болот в ее центральной части.

Канадский морской бассейн включал в себя существовавшую еще с конца мезозойской эры Канадскую котловину, которая в течение всего палеогенового периода была глубоководным морским бассейном с корой океанического типа; мелководное море на северной континентальной окраине Канады, между р. Маккензи и Гудзоновым заливом; и образованные в конце раннемеловой – позднемеловой эпохи (со 110 млн. лет назад) Баффинову и Лабрадоскую котловины с корой океанического типа, расположенные на месте одноимённых морей.

Проведённые разными исследователями палеотемпературные реконструкции по силикофлягеллятам – жгутиковым кремнистым водорослям, и спорово-пыльцевому комплексу свидетельствуют о том, что в палеоценовую и, вероятно, раннеэоценовую, эпохи все перечисленные моря находились в зоне тропического климата, в средне-позднеэоценовую эпоху – в зоне субтропического климата, а в олигоцене – в зоне умеренно-теплого климата. Таким образом, климат на той территории, куда впоследствии вернутся Китежане, был достаточно комфортным для проживания, и Альтеране воздвигли там несколько городов типа "Ортус Маллум" и долгое время жили в гармонии с природой. Много позже где-то там же, был построен и мобильный город Китеж.

Предвосхищая следующий вопрос Игоря: куда же все это изобилие подевалось, процессор нейронаноники отвечал: чума. Она ударила неожиданно и жёстко. Первыми пострадали именно мегаполисы – города первого типа. Из-за плотного проживания чума распространялась там ужасающими темпами. Древние умирали миллионами по всей галактике. Города пустели. Дабы остановить или хотя бы замедлить распространение болезни, от которой не было лечения, подобные города уничтожались. На них сбрасывали метеориты или сжигали плазмой. Даже бывали случаи, когда подобные города уничтожались вместе с ещё живыми жителями.

Остальные же города второго типа были не так плотно заселены и находились на значительных расстояниях друг от друга. Это замедлило дальнейшее распространение болезни, но отнюдь не остановило её. Но эти города уже не стали уничтожать: считали, что смысла уже в этом нет.

Мобильные города пострадали меньше всего. Путешествуя от планеты к планете или курсируя по морям и океанам планет, жители подобных городов вели более изолированный образ жизни, нежели остальные Древние, а когда вспыхнула чума, многие города так и вовсе отгородились от остальных, никого не принимая к себе. Свободолюбивое общество Древних оказалось не таким монолитным, как можно было считать ранее, и когда стало совсем плохо, когда галактика была на гране вымирания, мнения разделились. Одни считали, что нужно вознестись, другие считали, что лучше остаться и попытаться побороть чуму, ну а третьи приняли решение покинуть эту галактику навсегда. Китежане и лантийцы относились, само собой, к третьим.

Точное происхождение чумы было неизвестно, однако этот вирус был схож с чумой, которую приоры Орай использовали для демонстрации силы Орай, что вызвало некое беспокойство и подозрение со стороны Альтеран, и, как гласит народная мудрость, не клади все яйца в одну корзину, поэтому Альтеране приняли решение разделится. Кто-то отправился в Пегас, кто-то в Андромеду, а, возможно, кто-то отправился куда-то ещё. На самом деле маршруты, кто куда полетит, обсуждали между собой очень узкий круг Древних, тех, кто входил в совет старейшин, само собой. Если за чумой действительно стояли Орай, то их можно было понять. Здоровая паранойя пока ещё никому не навредила.

Процессор нейронаноники также не смог ответить насчёт Лавразии и Гондваны, но, посмотрев изображение Земли во времена Древних, Соловьёв понял, почему.

Как мог заметить Соловьёв, в начале кайнозойской эры, а именно в этот момент Древние-Альтеране, как сообщил процессор, прибыли в наш мир, материки на Земле уже были довольно близки к современным очертаниям, поэтому Лавразию и Гондвану создатели нейронаноники видеть попросту не могли, поэтому процессор не распознал карту, которую представил себе Игорь. Как не могли Альтеране видеть и гигантских рептилий доисторической Земли, так как 60 миллионов лет назад здесь уже господствовали птицы, млекопитающие, насекомые и цветковые растения.

Зато из ответа следовало, что Атлантида и Китеж были отнюдь не единственными городами Древних на Земле. 50 миллионов лет – колоссальный срок для человека, существующего, как известно, всего 2 миллиона лет, из которых от силы несколько тысячелетий приходятся на существование реальной цивилизации. И за эти 50 миллионов Древние освоили все территории, где можно было беззаботно жить, не укрываясь различными куполами. Разумеется, при этом подстраиваясь под текущее распределение климатических зон, которое, как можно было понять из предложенных сведений, в те времена было не совсем таким, как сейчас, даже Антарктида, судя по всему, была гораздо больше, чем сейчас.

Итак, Китеж и Атлантида, как города-звездолёты, обычно располагались там, где удобнее жить, но Гиперборея как территория, по всей видимости, действительно находилась среди северных материков, тогда как Антарктида, как и сейчас, была южным материком. Столь глубоко геологическую историю Игорь Андреевич, конечно, не знал, но микропроцессор легко мог показать визуально, где располагались территории Гипербореи на доисторической Земле.

Ещё один вывод, который сделал Игорь Андреевич: причиной того, что китежане полетели в Андромеду, а не в Пегас со своими братьями-лантийцами, было всего лишь желание разделиться, как определённая мера безопасности, то есть его предположение, что китежане смогли побороть чуму Орай, а улететь их заставило что-то другое, было ошибочным – китежане точно так же улетели, спасаясь от чумы. По факту же китежане стали отдельной ветвью Альтеран только после жизни в Андромеде. Судя по всему, этот же период их истории и привёл к тому, что Китеж как город-звездолёт стал существенно отличаться от Атлантиды. Им пришлось долго кочевать в этой галактике, прежде чем нашли подходящую незанятую планету, а в земной период жизни и китежане, и лантийцы были единым народом.

Тем фактом, что у Древних на Земле было 3 класса городов, Игорь поделился с доктором Джексоном. Оба сошлись на том, что едва ли города типа Ортус Маллума дожили до наших дней в первозданном виде, если только среди них нет каких-нибудь очень искусно спрятанных, двери в которые закрыты какими-нибудь "проклятиями" и прочими страшилками для посторонних. Ну а почему не осталось следов мегаполисов, процессор ответил вполне чётко. В любом случае вся эта информация была весьма занимательной, поэтому друзья стали быстренько записывать её в ноутбук доктора Джексона для надёжности. Теперь и Игорю Андреевичу было, что рассказать на брифинге, кроме доклада о нарийцах.

Настя же оставила пока археологов наедине и разыскала Тихонова. Девушка напомнила ему о своём намерении продолжить осмотр новоявленных миротворцев. Смирнов и Фэй в это время ещё завтракали, зато капитан Злотников, подполковник Громов, майор Краснов уже разобрались с трапезой, и их вполне можно было отправить на анализы, благо время до брифинга ещё оставалось. Полковник не имел возражений и отправил всех троих в лабораторию. При этом Андрей Юрьевич, уединившись с Сотниковой в штабе миротворцев, где ожидался брифинг, осведомился у Насти:

– Вчера я об этом не заговорил, а надо было бы... вы кому-нибудь ещё, кроме доктора Джексона, сказали о нейронанонике и миротворцах?

– Эмм... я только сказала Харуне, что открыла полезное медицинское действие нанитов, – вспоминала Настя, – Кавагути показала мне результаты исследований девушки с острыми ушами, которую спасла команда Смирнова. Полагаю, доктор Джексон на брифинге расскажет вам о ней. Так вот, она тоже обладает нейронаноникой, только у неё больше имплантов, чем у вас, и её организм при всей внешней женственности сильнее наших. Я сказала Харуне, что это за технология, поскольку картина была похожа на ту, что я увидела при обследовании вас.

– Харуна знает, откуда вы узнали о нейронанонике? – продолжал Тихонов.

– Этого я не сказала, – призналась Настя, – только то, что я уже знаю, что это такое, и что это одна из технологий Древних, которые жили здесь. Она собирается заняться исследованиями.

– Ну что ж, о нейронанонике можно узнать и из терминалов, – сказал полковник, – так что это не прямое указание на кого бы то ни было ещё. Тогда, я так понимаю, самого главного вы всё же не сказали.

– Эти данные засекречены? – поняла Настя.

– Совершенно верно, Анастасия Сергеевна, – подтвердил Тихонов, – пока это придётся держать в тайне, поэтому осмотр остальных вам придётся проводить самостоятельно и втайне от других лиц. Дело в том, что мы пока не можем доверять каждому члену экспедиции в связи с попыткой военного переворота, поэтому пусть об этом пока знает только ограниченный круг лиц.

– Поняла, – машинально ответила девушка, для которой это было немного неожиданно, но логично, и через некоторое время она мысленно порадовалась, что не сказала Харуне о том, что несколько человек уже зарегистрировались миротворцами.

– Надеюсь, что вы нас не подведёте, Анастасия Сергеевна. Можете идти в лабораторию, – завершил Тихонов.

– Постараюсь, Андрей Юрьевич, – покивала прекрасной головкой девушка и удалилась в медотсек, где её ждали Артист, Громов и Краснов.

Время начала брифинга приближалось. К штабу миротворцев постепенно начали стекаться те, кто был вызван на брифинг. Первыми появились Соловьёв, доктор Джексон и майор Люн Чу Вай. За ними подтянулись капитан Вонг, лейтенант Дельгадо. Амелия была рада видеть Даниеля, подумывая, как бы сесть поближе к нему. Доктор Джексон периодически бросал на неё обезоруживающие взгляды. Латиноамериканка хоть была выходцем с улиц, но довольно хороша собой. Во всяком случае в понимании Даниеля.

Затем появилась и Кромверк, приветствуя тех, кого ещё не видела, сержант Петровский. Осталось дождаться только Громова, Фэй, Краснова, Злотникова и Смирнова. Подполковник Громов, майор Краснов и капитан Злотников, у которых Анастасия Сергеевна, которую на брифинг не звали, взяла клинические анализы крови, догнали Смирнова и Фэй на пути из столовой. Поскольку последние вызванные участники совещания уже шли в штаб, Андрей Юрьевич решил поговорить с Лоуренсом после.

Компания из 5 человек, сопровождавшая Тихонова, вошла в штаб, поприветствовала всех пожеланием доброго утра, обратив внимание, что светлые умы в лице Игоря Андреевича и доктора Джексона с большим азартом записывают что-то в ноутбук, словно пишут шпоры к экзамену. Все были в сборе и ждали, когда Андрей Юрьевич начнёт совещание.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Феникс, Миф | Просмотров: 228 | Рейтинг: 5.0/1 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ