Заголовок
Сегодня Суббота, 23 Сентябрь 2017,

на часах 01:37:19 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Командование на "Судьбе" - на чьей вы стороне?

Всего ответов: 606


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0




Китеж-град. Победа команды Тихонова. Дом на связи!
10 Январь 2017 00:29:09

Внимание! Текст содержит сцены насилия и убийства!

Взрывом палубу аж «встряхнуло». Из прохода, что располагался под центром управления, вырвался мощный язык пламени, который поглотил два беспилотника, что висели у ворот, но силовые поля выдержали напор. А когда язык пламени исчез, камеры беспилотников показали, что ворота, которые находились с противоположной стороны коридорчика и держали взаперти противников в зале врат, были снесены начисто... Верней, они испортились. Оплавленные края проема, где некогда были прочные ворота, все ещё были красными. Центр управления тоже несколько тряхнуло. Фей упала на пол, но, перекатившись через голову, снова вскочила на ноги. Громов, ухватившись за приборную доску, устоял на ногах.

Меньше всего повезло Смирнову и Краснову. Взрывная волна с потоком раскалённого газа выбросила их наверх, в центр управления, с лестничного пролёта. Личные щиты мгновенно просели на две трети от своего первоначального заряда. Смирнов, вдобавок, сильно приложился о стену. Щиты, конечно, смягчили удар, но автоматика, видимо, посчитала, что оставшийся заряд вероятно ещё пригодится, так что удар был достаточно ощутимый для майора. В ушах звенело, перед глазами плыло. Наверное, если бы не шлем, который Смирнов предусмотрительно тоже перевёл в активное состояние, было бы гораздо хуже.

Тем временем в костюме Олега Яковлевича включился протокол медицинской помощи, и Смирнов почувствовал себя лучше. И это было вовремя, ибо в эту же самую минуту со стороны лестницы по нему и Краснову открыли огонь из гаусс-пушек. Дело в том, что, пока до Злотникова доходило, что произошло, четверо противников в хайтек-броне проскользнули в образовавшийся проём. Они тут же кинулись в центр управления по лестнице. Одна пара понеслась по правой лестнице, вторая по левой.

Но и Артист уже не ждал приказов начальства, так как противник оказался более подготовленным, чем могло показаться, и старался действовать быстро, поэтому времени на принятие решений было мало. Тем более, что Злотников и так уже зевнул проникновение четверых врагов в ЦУВ и вынудил Громова и его напарников отбиваться от нападавших самостоятельно. Понимая, что в сложившихся условиях остаётся только ликвидировать врагов, или они займут центр управления вратами, Семён методично и беспощадно расстреливал пытавшихся прорваться туда пришельцев пушками беспилотников, словно в компьютерной игре – следующая четвёрка, что попыталась провернуть такой же трюк, была мгновенно убита. Лучевое оружие, что было установлено на аппараты, предназначенные для уничтожения таких же аппаратов в космосе, даже с уменьшенной выходной мощностью, гарантированно пробивало доспехи противника.

После этой проваленной попытки со стороны зала врат открыли ответный огонь. Снаряды не могли причинить вред щитам беспилотника, но сам щит не гасил инерцию снарядов, отражая их, создавая, тем самым, опасные рикошеты. Также кто-то кинул гранату с дымовой завесой, но это мало чем помогло осажденным, и ещё двое смельчаков были убиты при попытке порваться в центр управления.

Взрыв застал Тихонова как раз в тот момент, когда Миф докладывал ему об устройстве защиты от зета у Эттвуда.

– Действуй. – Только и успел проговорить полковник. Миф рванул бегом в диспетчерскую башню москитного флота, находящуюся над центром управления, под маскировкой.

– Кир, если можешь, свяжись с тем Таури, который помогал с вскрытием рубки, расспроси его про Эттвуда, может, будет что-то интересное и полезное.

Тем временем внимание Тихонова переключилось на происшествие у ворот.

– Вот это уже серьёзно! – воскликнул вслух Тихонов, переходя к радиосвязи, – майор Люн, приём!

– Люн слушает! – отозвался Люн Чу Вай.

– Немедленно выставить усиленную охрану тюремного комплекса, один из ближайших сообщников Нортона скрылся и может сунуться туда, – приказал полковник, – доступ туда закрыть до дальнейших распоряжений. И заберите туда же Нортона.

– Есть, – ответил Люн, и вскоре лежавшего без сознания Нортона утащили в тюремный комплекс солдаты. Тихонова и Даниеля Джексона на месте уже не было: первый удалился в сторону ворот в центр управления вратами, а Даниель по его указанию временно укрылся за ближайшими малыми кораблями и оттуда наблюдал за происходящим. В этой ситуации ему лучше было подождать, чем всё закончится.

Артист не стал дожидаться, когда все оставшиеся в зале врат сделают попытку пройти через дыру в воротах, и один из четырёх беспилотников отправился в зал врат через нижний туннель. Это был один из тех аппаратов, которые не накрыли языки пламени, поэтому его силовое поле ещё было на максимуме. Он вылетел из пола после того, как ещё пара врагов попыталась прорваться в центр управления под дымовой завесой и тоже была расстреляна лучевыми пушками.

На тот момент в зале врат остались только четверо бойцов в броне и двое американцев. Последних Артист решил пока не трогать и занялся пришельцами. Те, увидев снова беспилотник в зале, бросили попытки прорваться в центр управления и сосредоточили огонь на нём, поскольку аппарат первым делом занял такую позицию, чтобы и близко не подпускать врагов к воротам.

Снаряды орудий противника сажали щиты аппарата, но превосходство беспилотника в оружии делало своё дело: как ни старались враги увернуться от мощных лучей, те беспощадно жгли их вместе с амуницией. Маневренность беспилотников была явно выше, чем у тяжёлых истребителей, и их пушки было гораздо легче наводить на цель. Двое были убиты в лобовой атаке, и ещё двоих, что были более проворными, Артист загнал в ловушку: поднял вверх беспилотники, оставшиеся со стороны ангара, спрятал их под маскировкой и снова опустил к воротам, а аппарат в зале врат заставил противников предпринять новую попытку прорыва, так как казалось, что проход свободен. Преследуемые беспилотником бойцы рванулись через ворота, но совместный залп 4-х пушек со стороны ангара сжёг их в одно мгновение ока. Из них успел вырваться лишь короткий отчаянный вопль.

Артист, считая свою задачу выполненной, ехидно присвистывал, развалившись в кресле, и контролировал через камеры беспилотников оставшихся в живых американцев, которые остались без своих приспешников.

– Гудбай, Америка, о-о! – глумился Семён, хотя его и не слышал никто.

Находившиеся в центре управления вратами оказались не в таком выигрышном положении, как Злотников, управлявший аппаратами из безопасного места. Тем более, Смирнов, например, не был спецназовцем, поэтому его боевой уровень всё же был ниже, чем у Громова, Краснова и Фэй, а стандартный костюм миротворца – это не штурмовая броня, которая сейчас была на Мифе, поэтому он особо не усиливал физические возможности обладателя. Значит, ребята должны были полагаться только на себя.

Учитывая сей факт, Громов сделал знак Фэй, и та бросилась на помощь Смирнову. Маленькую девушку-бойца не впервые за этот день опрокидывали, и она уже привыкла к этому, поэтому после падения легко вскочила на ноги. Чжан совершила высокий прыжок с разбега и со всей силы нанесла удар сапогами в лицо нападавшему на Смирнова противнику, явно пытавшемуся воспользоваться тем, что взрывная волна основательно приложила майора о стену. Этот известный приём помог оттолкнуть врага, но явно не нанёс ему серьёзных увечий, так как вояка был закован в броню с ног до головы.

Нападавший тут же попытался нанести серию ответных ударов, используя ноги, удар прикладом орудия, но щит Фэй пока держался, только мощность явно падала, так как Чжан отвлекла огонь на себя, и снаряды осыпали её уже с двух стволов. Тогда Чжан открыла огонь из своего плазменного пистолета, и ей удалось пробить его броню. Во всяком случае, нападавший явно был выведен из строя.

Смирнов воспользовался этим, чтобы укрыться за столом-гололитом в центре комнаты и оттуда вести ответный огонь. Правда, когда стреляют с двух сторон, найти подходящую позицию не так просто. А щит Смирнова, и так севший на две трети, продолжал падать.

– Подполковник, прикройте! – крикнул Смирнов, и бросился к лестнице, где, по его мнению, укрытие было более надёжным. Громов в это время уже снял ещё одного нападавшего, сумев приблизиться к нему к сбить с ног круговым ударом ногой, а затем добить пистолетом. Оставшиеся двое сообразили, что пистолеты у оборонявшихся посильнее их пушек, поэтому в комнате они находятся в невыгодном положении, не имея возможности физического воздействия на соперника, и тоже начали перестрелку с лестницы, надеясь, что рано или поздно щиты обороняющихся полностью сядут, и эти надежды были небезосновательны.

Громов и Краснов сумели отвлечь огонь на себя, и Смирнов, приспустившись с другой лестницы, не преминул этим воспользоваться и, включив пистолет на максимум, сделал несколько точных выстрелов. Это уберегло его от скорого пробоя щита. Противники остались лежать на противоположной лестнице.

Оглядев комнату, усыпанную опалинами и следами попадания снарядов, Громов убедился, что его партнёры невредимы, и вызвал Злотникова:

– Капитан Злотников, сколько их ещё там? У нас минус 4, но щиты серьёзно подсажены.

– У меня минус 10, товарищ подполковник, – отвечал Артист, – в зале врат остались только двое американцев, я держу их на мушке.

– Этих идём брать живьём, – решил Громов. Он, Фэй и Краснов спустились в зал врат. Смирнову, у которого щит просел больше всех, Константин предложил пока отдохнуть. Трое бойцов строем вошли в зал врат с пистолетами наперевес, и Громов объявил:

– Если не хотите разделить участь ваших приятелей, сложите оружие и поднимите руки! Преимущество в оружии, как видите, на нашей стороне...

Подполковник уже не очень верил, что американцы сдадутся, с их-то запредельной готовностью пойти на прямое военное столкновение с русскими, но посчитал, что предложить сдаться стоит. Но американцы не очень-то и сопротивлялись. Когда все пришельцы были убиты, а прямо перед ними нарисовались русские, они тут же сложили оружие. Они прекрасно знали нрав русских: те не убивают пленных, они слишком гордые для этого... гордые для того, чтобы убить безоружного и поверженного противника, в этом и была их, как считали американцы, слабость. А ещё они прекрасно знали, что там, где не помогают большие пушки, помогут большие политики и адвокаты. Значит, можно спокойненько сдать оружие, посидеть пару месяцев в спокойной камере, а потом лететь домой, где большие дяди, скорей всего, замылят дело до такой степени, что можно будет продолжить службу где-нибудь ещё, или спокойно уйти на пенсию пораньше.

Солдаты сложили оружие, а Громов и Краснов обыскали их, снимая все подозрительные предметы и скидывая в кучу. Полковник Тихонов как раз за этим процессом и застал своих подчинённых.

– Ну вы тут и насорили... – присвистнул он, осматривая оплавленные ворота, следы попаданий от различного оружия и мёртвые тела. Кира тем временем связалась с Кромверк и сообщила поднимавшемуся по лестнице в диспетчерскую башню Мифу:

– Она говорит, что он очень хорош как ха... ха.... хацкер. Не знаю, что это такое. Говорит, что он умён, в чём-то хитер и честолюбив. Но самое обидное, что мы не можем найти его при помощи сканеров. Такое ощущение, что его нет в Китеже. Что за засада, а?

Эту же информацию подтвердила и Кромверк пару минут спустя на общем канале миротворцев.

– Не могу найти Эттвуда, – сообщила она, – как сквозь землю провалился…

На визоре у Мифа появилась расстроенная мордашка Киры. Она смешно надувала щёки и губы, но было видно, что она действительно расстроена, а не играется. Двигаясь всё дальше и дальше по лестнице, Миф обратил внимание на лицо Киры. Он остановился и смотрел на неё, улыбка невольно протянулась на его устах. Позабыв обо всём, парень просто смотрел на неё. Что-то в нем поддалось, что-то в нем промелькнуло, до чего он сам ещё не дошел. Но, одумавшись продолжил путь, было совсем уже не далеко, и сейчас ему уже скоро нужно будет проверять локацию. Вспоминая, как он насладился тем моментом, рассматривая мордашку Киры, он вспомнил её речь.

– Так, это плохо, если не могут они, то скорее всего, и мы не сможем, разберёмся, – переводя дыхание на последнем пролёте, говорил парень, – ну, а "Хацкер", это скорее всего слово от Таури, правильнее оно, кажется, "Кахер", это что-то вроде умелого взломщика, а, значит, мы в осаде. Ничего, Кир, мы с тобой прорвёмся, только вот как сильно и далеко, этого уже, пожалуй, не знаю.

Миф встал вплотную к стене возле двери, которая шла к диспетчерской, ткнув на пульте комбинацию открытия двери, Парень начал разведку самого помещения.

– Извините, товарищ полковник, но эти ребятки, наверно, хотели избежать вопросов, кто они такие, – отреагировал в зале врат на пафос начальника Краснов, оглядывая тела убитых.

– Пожалуй, это единственный минус, что нам пришлось разобраться с ними столь радикальным методом, – сухо добавил Громов и перевёл взгляд на американцев, – наши бывшие партнёры, боюсь, даже сказками нас не попотчуют на этот счёт.

– Ну, зато подавление мятежа, я полагаю, закончено? – осведомился спустившийся в зал Смирнов.

– В основном, да, – согласился Тихонов. Полковник вызвал конвой, и через минуту последние "узники диктаторского режима" отправились в тюремный комплекс составить компанию своим "братьям по оружию". Повреждённая взрывом бронезаслонка была поднята, ворота открыты, капитан Злотников убрал на место беспилотники, выполнившие свою задачу, и остальной персонал занялся вынесением тел убитых и их имущества, не забывая и про то, что изъяли у пленных американцев. Тихонов поручил немедленно сообщить, если среди их вещей обнаружится какая-нибудь ценная улика. Сам же поднялся со своими коллегами-миротворцами в центр управления Звёздными вратами, куда вернулись побывавшие в заложниках операторы. Туда же полковник вызвал доктора Джексона. А пока Даниель двигался в этом направлении, Андрей Юрьевич спрашивал:

– Врата должны рано или поздно закрыться?

– Да, гипертуннель можно поддерживать открытым не более 38 минут, – подтвердил один из операторов.

– Сэр? – раздался в комнате голос явившегося доктора Джексона, нарочитым взглядом осматривающего обстрелянное помещение.

– Да, доктор Джексон, вы нам нужны, – ответил Тихонов, – итак, товарищи, заговорщики арестованы, но есть одна проблема: лейтенант Эттвуд исчез. Группа Петровского обыскала рубку, но его не нашла, и двери были открыты, когда они явились туда. Миф сказал, что у него такое же устройство, защищающее от выстрела зета, какое было у Нортона. А теперь Кромверк докладывает, что не может найти его. Миф уже отправился на поиски. Есть мысли, куда он делся?

– Нужно знать, насколько он невидим, – ответил Даниель, – если он невидим только для датчиков, это плохо, но не совсем. В моей практике были способы временно скрыть себя от датчиков, например, специальный изотоп, предложенный Ток'Ра, который вводится в организм. Но если это удалось Эттвуду, то это говорит о том, что он располагает не только устройством защиты от зета. Это в лучшем случае.

– А в худшем? – осведомился Тихонов.

– В худшем, если он невидим не только для датчиков, но и для наших глаз, – пояснил Даниель, – с таким мы тоже сталкивались. Более того, Древние, которые нам известны, владели технологиями, которые могут сделать человека не только невидимым, но и неосязаемым, и его не найдёт даже трансфазный излучатель. Подполковник, помните, я рассказывал вам с доктором Соловьёвым про хрустальный череп?

– Конечно, – вспомнил Громов, – вы сказали, что Мантия Артура действует аналогично.

– Точно! Но Мантия – более сложное устройство. Есть артефакт попроще с точки зрения пользования – устройство маскировки Содана. И им пользовались агенты "Доверия". Если у Эттвуда что-то подобное, это гораздо хуже, чем маскировка от датчиков, так как в этом случае он сможет свободно проникать, куда угодно, и нападать в самый неожиданный момент, – завершил Даниель.

– А может, он просто сбежал? – предположил Смирнов, – он же мог спокойно пробраться на шаттл, на котором мы летали!

– Мог, – согласился доктор Джексон.

– И что он дальше будет делать с этим шаттлом? – не понимал Краснов, – домой полетит? А что, насладится по дороге красотами звёзд этой галактики и межгалактического пространства, заедет к каким-нибудь старым друзьям в нашей галактике... Или попытается с его помощью уничтожить город?

– Или полетит жаловаться нашим новым знакомым на орбите планеты, – иронично добавил Смирнов.

– Я думаю, эту версию легко проверить, просто посмотрев, на месте ли ваш шаттл? – прервал комедию Тихонов, и запросил эту информацию у Кромверк.

– А что мы будем делать с пленными, сэр? – осведомился Даниель, – вы помните, я хотел разобраться, кто за ними стоит, и кто эти люди, которых они привели через врата? Если они не скажут этого сами, я бы предложил набрать Землю, потому что мне не терпится призвать к ответу генерала Лэндри...

– Эмм... Очень странно, – отвечала между тем на запрос Тихонова Кромверк, – если верить базе данных, все, включая наш шаттл, находятся в ангаре. Однако физически я его не наблюдаю.

– Сэр, – вклинился в разговор капитан Чжу Вонг, – подтверждаю! Мы с Дельгадо решили проверить шаттл и не обнаружили его на месте. Недалеко от него находилось что-то вроде КПП, состоящее из американских солдат. Они утверждают, что к кораблю направились два инженера с оборудованием. Они пропустили их по приказу... угадайте кого? Сомневаться в приказах своего полковника они смели. Обратно инженеры не вернулись. А прямой видимости шаттла они не имели. Вероятно, Эттвуд тоже на борту, Сэр.

– Я не знаю, что этот гадёныш сделал, но я не могу его отследить, – продолжала Кромверк, – система упорно считает, что шаттл на месте!!!

Смирнов с Красновым переглянулись.

– И что теперь? Не домой же он полетел, в самом деле? – не унимался Краснов.

– Товарищ полковник, разрешите собрать свою команду, да взять корабль получше? – Смирнов был полон решимости, – мы должны их поймать!

– Действуйте, майор, – разрешил Тихонов, – берите любой корабль, какой считаете нужным. А вам, майор Краснов, поручаю обеспечить охрану Звёздных врат.

– Есть, – ответил Краснов, и занялся своим делом.

Даниель, который не слышал сообщений Вонга и Кромверк, в недоумении посмотрел на Краснова, Смирнова и Тихонова.

– Майор Смирнов угадал: Эттвуд сбежал на шаттле? – осведомился доктор Джексон.

– Судя по всему, да, доктор Джексон, – подтвердил Тихонов, – шаттла нет на месте, и есть основания полагать, что он сбежал на нём, хотя, как я понял, никто не видел, как Эттвуд проник туда. Майор Смирнов с командой отправится на поиски, а Мифа придётся отозвать.

Само собой, все переговоры через сеть миротворцев слышала и Кира, которая тут же передала их Мифу.

– Отбой. Наш "клиент" сбежал. Корабль слишком близко находился к рубке. При желании даже без особых умений можно было добежать за пару минут. Блииииииин. А эти ваши... американцы умеют, как там говорят эти ваши… русские, "поднасрать". Если я, конечно, правильно улавливаю суть этого выражения.

Миниатюрное изображение Киры, на визоре шлема, опять надула щеки и от возмущения потрясая кулаками. Тихонов тоже вызвал Мифа и передал ему следующее сообщение:

– Миф, похоже, Эттвуд покинул город, бросьте пока его поиски, нам нужно вернуться к вопросу с нашими чудовищами.

Даниель тем временем спрашивал:

– Так что с нашими пленниками?

– А, да, извините, доктор. Их придётся держать под арестом, по крайней мере, до прилёта нашего корабля. Отправлять их домой через Звёздные врата бессмысленно, – ответил полковник.

– А как насчёт связи с Землёй? – спросил Даниель.

– Вот это более сложный момент, – сказал Тихонов, поглаживая свои густые усы, и посмотрел на Звёздные врата, – сколько там ещё осталось?

– Минут 5, Андрей Юрьевич, – ответил оператор, – и врата закроются.

– Неужели эти пришельцы решили держать туннель до последнего, в надежде, что дверь кто-то откроет? – иронично молвил полковник, – ну что ж, тогда мы просто подождём. А пока скажите, мы можем набрать Землю, когда врата закроются?

– Если повысить выдаваемую мощность плазмогенератора, который питает город, то сможем, – подтвердил оператор, – но, я думаю, вы понимаете, что увеличить выход энергии придётся очень существенно, ведь мы будем набирать другую галактику.

– Понимаю, как звонок по межгороду, – согласился Тихонов, – но это также повысит шансы обнаружить нас?

– Скорее всего, Андрей Юрьевич, – вновь подтвердил оператор, – такое излучение энергии трудно будет не заметить.

Даниель немного подумал и вставил словечко:

– Сэр, в своё время доктору Маккею удалось замаскировать Атлантиду, настроив щит города на экранирование выделяемой энергии. Может быть, и здесь можно такое сделать, и тогда мы сможем пользоваться плазмогенератором без опасений, что нас засекут по его энергетическому следу?

Тихонов посмотрел на оператора, и тот сказал:

– Думаю, это вполне возможно.

– Отлично! Займитесь этим вопросом и сообщите, как будет готово. Как только решим эту проблему, наберём код дома, – распорядился Тихонов, – кстати, доктор Джексон, мне сообщили, что раненая девушка, которую вы привезли сюда, уже выздоровела и пришла в себя.

– Это приятная новость, – просиял Даниель, – она может рассказать мне много интересного по части моей работы!

– Вот вам и дело нашлось, – улыбнулся Андрей Юрьевич, – доктор Джексон, после того, как мы свяжемся с Землёй, готовьтесь к брифингу, где я жду от вас доклада по вашей миссии. Расскажете подробно о том, что вы выяснили в ходе разведки, и что за гостей вы нам привезли.

– Да, сэр, – кивнул Даниель, и выжидательно замолчал, глядя то на Звёздные врата, то на инженера, занимавшегося вопросом маскировки города. Между тем врата, наконец, закрылись.

– Что делать нам? – осведомился Громов, который пока не получил никаких указаний.

– А вы с капитаном Фэй займитесь дальнейшей эвакуацией нарийцев из города, – распорядился Тихонов, – Игорь Андреевич доложил, что эвакуирован пока только один сектор, в который могут проникнуть чудовища. Он должен быть где-то в медицинском отсеке с Сотниковой. Капитан Злотников тоже к вашим услугам.

– Есть, – коротко отрапортовал Константин и непринуждённо отправился на поиски своего старого партнёра. Чжан двинулась за ним. А мы посмотрим, чем там занимается Игорь Андреевич.

Настю принесли в одну из палат, где находились лечебные машины, и уложили её на одну из них. Техника китежан действительно без труда выполнила функцию томографа и указала на трёхмерной проекции тела Насти, где находится инородное тело.

– Ну, Ася, потерпишь немного? – осведомилась Лин.

– Попытаюсь, – кивнула Настя.

Доктор Чилин приступила к небольшой операции. Голограмма помогала видеть раневой канал в режиме онлайн, что существенно облегчало задачу по сравнению с извлечением пули в полевых условиях, когда почти ничего не видно. Особенно при том, что канал был вовсе не горизонтальным, а с существенным уклоном, поскольку громила стрелял снизу-вверх. После местной анестезии Лин аккуратно хирургическим инструментом извлекла пулю, а потом тщательно промыла канал антисептическим раствором, удалив все оставшиеся там инородные частицы, и снова закрыла его стерильной повязкой.

– Всё, теперь осталось только заживить рану, – констатировала Лин.

– Слава Богу, – облегчённо вздохнул Соловьёв.

– Да, Игорёк, ты от меня так просто не отделаешься, – усмехнулась Настя, насколько позволяло ей самочувствие. Не сказать, что ей совсем не было больно, анестезия не приводила её в бессознательное состояние, но девушка вытерпела, к тому же ручки у Лин были не менее умелыми, чем у Насти, и к лечению своей подруги она подошла очень щепетильно.

– И не собираюсь, Стаси, – улыбнулся Игорь, вытирая платочком пот со лба Насти, – с тобой всё будет хорошо, прелесть моя! Давайте начнём процедуру лечения.

Игорь вместе с Лин, повозившись с панелями и экранами машины, дали команду старта процедуры. После небольшой операции наниты оценили, что лечение пациента займёт не больше двадцати минут. Настя могла почувствовать, как постепенно уходит боль, а в повреждённых частях тела появилась лёгкое покалывание, как от электрофореза.

Отголоски взрыва наверху в медотсеке ощутили. Конечно, это сложно было назвать грохотом, так как между отсеком и основным ангаром была целая палуба, но раз наверху серьёзно тряхнуло, то и здесь почувствовали вибрацию. Её нельзя было сравнить с гиперпрыжком космического корабля, но внимание это событие привлекло. Правда, Лин Чилин, например, в это время делала операцию Сотниковой, поэтому она, Настя и Соловьёв сразу не придали этому значения. Но когда машина начала восстановительное лечение, Лин выглянула в коридор и заметила, что те, кто находится поблизости, явно озабочены и как бы спрашивают друг у друга, что бы это могло быть? Лин тоже захотела узнать, но никто пока ничего не знал.

Игорь, оставшись с Настей наедине, молвил:

– Как ты себя чувствуешь, милая?

– Немного покалывает, – отвечала Настя, – как будто мне делают физиотерапию. Может быть, машина и делает что-то подобное, не знаю. Но мне уже лучше. А ты как, мой родной? Что здесь происходит, расскажи мне?

– Длинная история, Настюша, – сказал Соловьёв, – когда мы собирались вылетать в город, нас вызвал к себе Тихонов и рассказал, что Нортон готовит военный переворот. Кромверк проследила за нашим бывшим приятелем Эттвудом после того, как они вернулись из путешествия к мародёрам, которые на орбите, и узнала обо всём. Нортон и верные ему люди заперлись в рубке...

– Да, это я видела... – брезгливо вспомнила мгновения плена Настя.

– Вот, и оттуда они планировали установить контроль над городом. Поэтому нам пришлось принимать срочные меры. В частности, Тихонов, я, Громов и ещё несколько верных нам людей прошли процедуру регистрации Миротворцев.

– Что-что-что? – не поняла Сотникова.

– Ну... в общем, мы запустили через специальные терминалы в себя специальные наномашины, которые дают нам новые возможности и интегрируют нас с компьютерными системами Древних, – объяснял Игорь, насколько мог понять то, кем теперь является, – это позволяет нам иметь преимущество в управлении городом по сравнению с теми, кто не является миротворцами. Нортон очень хотел получить это, но Кромверк заблокировала возможность регистрации. Надеюсь, что им так и не удалось взломать систему.

– Но зачем им была нужна я? – осведомилась Настя.

– Они знают о наших отношениях, – пояснил Игорь, – это было частью их плана: найти слабые места меня и Громова, чтобы можно было надавить не только на Тихонова, но и на нас. К сожалению, мы поняли это только тогда, когда отправились за тобой и не нашли тебя... потому что я хотел, чтобы и ты стала миротворцем.

– Я??? – удивилась девушка, – для чего?

– Ну... Тихонов попросил выбрать людей, которым мы с Громовым можем довериться на 100 %, и если Константин Николаевич назвал человек 5, то я к своему стыду не мог привести никого, кроме тебя, – смущённо сказал Игорь.

– Но ты сказал, что внутри вас какие-то наномашины, – возразила Настя, – наниты, наверно? Ты уверен, что это безопасно и не нанесёт вред организму?

– Не знаю, милая, но это было необходимо, иначе переворот удался бы, хотя заговорщики начали с того, что предложили мне стать главой экспедиции, но мы быстро поняли, что они настроены отнюдь не так миролюбиво, – продолжал Игорь, – они собирались просто избавиться от мешающих им военных, и даже привели сюда через Звёздные врата каких-то неизвестных вооружённых людей. Они сейчас заперты в зале врат.

– Ничего себе, – не переставала удивляться девушка, – на Земле мы всю жизнь избегали этого, а тут...

– Даже доктор Джексон не понимает, почему они пошли на такое, кто за ними стоит, Настенька, – молвил Игорь, – хорошо, что они были в явном меньшинстве...

– А этот миротворец... он только наномашинами этими обладает? – допытывалась Настя.

– Нет, есть ещё кое-что, – ответил Соловьёв и показал свой костюм, его возможности, снаряжение, и даже дал подержать свой пистолет. Настя рассмеялась.

– Игорь! Милый! И ты хочешь, чтобы я всегда ходила, вооружённая этим пистолетом? Господь с тобой, я же всего лишь врач, и моя работа – спасать, а не убивать!

– Тебе необязательно пользоваться пистолетом, Настенька, – улыбнулся Игорь Андреевич, – я надеюсь, мы больше не будем превращать помещения города в миниполя боя, но в некоторых случаях он может тебе понадобиться, да и другие возможности миротворца защитят тебя от опасностей. Если тебя один раз использовали против меня, то мы должны принять меры. Я не хочу потерять тебя, жизнь моя!

– Ну ладно, я подумаю над этим, когда выздоровею, – улыбнулась девушка, – я люблю тебя, Игорь!

– Я тоже тебя люблю, – ответил Соловьёв, одарив Настю жарким поцелуем. Влюблённые ждали, когда кончится лечение. Им хотелось, чтобы всё скорей кончилось. Не миссия экспедиции Китежа, конечно, а чтобы с этой заварушкой всё кончилось. Во всяком случае, Игорь уже чувствовал усталость. Но покой ему только снился, так как он ещё не перевёз всех нарийцев, находящихся в опасности. Поэтому, как только Настя вылечится, Соловьёв собирался отправиться в новый полёт в город, и использовал это время, чтобы отдохнуть от суеты первого дня экспедиции.

Юля, когда от взрыва содрогнулся пол под ногами, невольно вскочила на ноги. Первым побуждением было броситься в коридор, но она подавила его. Подойдя к двери, она осторожно выглянула в коридор. Почти инстинктивно девушка потянулась к токам энергии, хотя прошлая слабость давала о себе знать. Если что она усвоила, так это то, что нужно отгородиться от чужих чувств, которые больно ранят, но сейчас именно эти чувства были подобны сенсору, позволяющему определить, есть ли поблизости враг, ведь ненависть ощущалась столь же отчётливо, как и боль.

Юля сделала несколько шагов по коридору. Она не хотела отходить далеко от палаты, чтобы при необходимости вернуться в неё, но нужно было выяснить, что происходит. Люди были встревожены, как могла оценить Юля, но уже через некоторое время всё вернулось на круги своя. Все продолжили свою работу. Новых взрывов не последовало, и офицеры вернули остальных к работе, кроме Фенриса, пожалуй, который до этого помогал остальным. Он увидел через окно одной из палат, что Читари очнулась и поспешил к ней. Фенрис крепко обнял Читари, а Рэй заходилась слезами от счастья. Юля почувствовала волны облегчения, счастья и радости исходящие из той палаты.

Увидев, что всё нормально, а точнее, ощутив всплеск чувств, Юля вернулась в палату. Сейчас она хотела побыть одна, чтоб разобраться в собственных чувствах. Девушка прекрасно понимала, что пока не научится блокировать всплески чужих эмоций, будет лишь обузой, так что начинать обучение нужно было прямо сейчас. Присев у стены в затемнённом углу, она прикрыла глаза. На мгновение ей вспомнился сад Гарсима, но потом перед глазами совсем другая картина. Скала, бушующее море и порывы холодного сильного ветра, несущего запах соли. Она вспомнила море, такое далёкое, но именно его аквамариновых волн ей не хватало. Это было далёкое воспоминание из детства, но девушка не могла забыть танцующий на волнах смерч.

Соловьёв же оставался в палате с Сотниковой, которой было куда спокойнее, пока Игорь был рядом. Она могла часами просто смотреть на него, ничего не говоря, и для неё он был человеком, от которого невозможно устать. Машина же тем временем делала своё дело, и боль постепенно уходила. Время, когда Настя должна была, как ни в чём не бывало, встать на ноги и вернуться к своей работе, было не за горами. Игорь Андреевич выглядывал в коридор из праздного любопытства, видел Юлю, которая всё ещё была здесь, гостей, которых привёз доктор Джексон, но в происходящем ничего вызывающего беспокойство не увидел, и вернулся к своей девушке.

Лечение Насти подходило к концу, вскоре девушка уже могла свободно говорить без всяких ограничений, и решила потратить оставшееся время не только на воркование с любимым, но и обдумать сложившуюся ситуацию.

– Игорь! – посмотрела Соловьёву в глаза Настя, – не подумай, что я придира или чересчур осторожна, но я врач, и меня беспокоит то, что вы там с собой сделали. Даже если тебе нравятся твои новые способности, я должна провести обследование.

– Думаешь, это опасно? – спрашивал Игорь Андреевич, поглаживая живот Насти, отчего тот прогибался под его ладонью, а её уста сахарные расплывались в улыбке.

– Я не уверена в этом, я ведь знаю всё только с твоих слов, милый, – отвечала Настя, – но я немного знакома с влиянием технологий Древних на простого человека с медицинской точки зрения. Американцы не скрывали, что не раз убеждались: многие технологии Древних, заключающиеся в прямом воздействии на организм, слишком мощные для нашей физиологии. Понимаешь?

– Перегрузка мозгов, разрушение психики, неконтроллируемые мутации... – задумчиво вспоминал Соловьёв первое, что приходило в голову.

– Да-да-да! Я не хочу, чтобы эти ваши наномашины сделали что-нибудь плохое с тобой, если они не рассчитаны на существ вроде нас, – сказала Настя, – поэтому я, как один из тех, кто отвечает за жизнь и здоровье членов экспедиции, буду требовать у Тихонова медицинской диагностики тех, кто прошёл через это. Начиная с тебя. И тогда уже решу, принимать или нет твоё предложение.

– Выйти за меня замуж? – пошутил Игорь.

– Нет! – рассмеялась Настя, – ты знаешь, какое, мон ами.

– Уговорила, – улыбнулся Соловьёв, – но давай мы всё-таки сделаем это после того, как закончим эвакуацию нарийцев, солнце. Мне будет спокойнее, когда все, до кого могут добраться чудовища, покинут свои сектора. Я и так уже допустил, чтобы целое поселение было уничтожено этими тварями...

– Ну, хорошо, – согласилась Настя, – под твоё обещание, что ты не будешь потом избегать проверки.

– Обещаю, – кивнул Игорь, целуя ручку красной девицы. В это время в палату вошли Громов и Фэй.

– Ну что, голубки? – иронично осведомился Константин, – как ваша идиллия?

– Всё в порядке, Константин Николаевич, Настя скоро сможет заняться своим делом, – доложил Соловьёв.

– Отлично! Готовимся продолжать эвакуацию нарийцев после окончания лечения, – сообщил Громов.

– А что там с заговорщиками? – спросил Игорь Андреевич.

– Все арестованы, кроме Эттвуда, он, похоже, сбежал на спасательном шаттле, на котором летала команда Смирнова. С пришельцами пришлось поступить радикальным образом, эти мальцы захотели повоевать с нами, когда мы взяли центр управления вратами...

– Только мы уже потренировались на американских "партнёрах" на Земле, – усмехнулась Чжан, вызвав лёгкую саркастическую улыбку Громова, – так что их участи не позавидуешь.

– Это при том, что на Земле у нас не было беспилотников с лучевым оружием, – подчеркнул подполковник, – а вообще, я заметил, что у Нортона верных людей-то негусто: 6 морпехов, которые собирались брать Тихонова, Чандлер и его приятель, 4 козла у врат, два козла в рубке да Эттвуд – признаться, я думал, их будет больше.

– Это только военные, подполковник, – уточнил Соловьёв, – кто знает, сколько ещё гражданских хотели бы поддержать Стивенсона и Желтова...

– Их поставить на место будет легче, они только с оружием такие смельчаки, – считал Громов, – ладно, ждём тебя на корабле Злотникова.

Вскоре лечение Насти завершилось, на её животе остался только розовый след ранения, представлявший собой новый эпителий, отрастающий на месте повреждения. Девушка не полетела в эту миссию, так как собиралась не откладывать в долгий ящик доклад Тихонову о своих соображениях и, если получится, приступить к обследованию немедленно. Кроме того, она видела своей задачей непосредственное участие в изучении этих удивительных лечебных машин Древних, которых так не хватает на Земле.

Соловьёв же вместе с Громовым и Фэй, а также Лин Чилин на всякий случай, погрузились на корабль Злотникова, который привыкал к роли пилота импровизированного ИЛ-76 или "Руслана", чего на Земле ему не доводилось исполнять. Учиба со своим помощником, разумеется, был при Игоре Андреевиче. Из малых кораблей вновь был собран небольшой флот, который отправился за следующей партией нарийцев, обитающих в смежных с пригородом секторах города.

Тем временем в центре управления Звёздными вратами готовились к набору Земли. Системы города лучше всего управлялись из рубки, поэтому кроме солдат, которые взяли под охрану эту освобождённую от американцев стратегическую точку, туда отправили два десятка инженеров и техников. Все рабочие места были заняты, даже у стола-гололита толпились несколько человек с планшетами. Работа закипела.

– Врата закрылись, доктор Джексон, – констатировал в центре управления вратами один из инженеров, и, получив какую-то информацию на свой планшет, он продолжил, – мы провели небольшую диагностику и наткнулись на небольшую проблему. Нужды этого отсека корабля не требуют много энергии, но сам город повреждён весьма сильно. Мы фиксируем многочисленные утечки энергии из-за повреждений. Поэтому пока мы неспособны запустить более двух энергоёмких функций, до тех пор, пока не проведём хоть какой-то ремонт. Под энергоёмкими функциями подразумеваются маскировка города, силовой щит города, да, мы способны запустить щит и маскировку одновременно, автоматические службы ремонта, оружейные системы – те что уцелели, или набор адреса в другой галактике. В общем, сейчас мы постепенно будем наращивать мощность плазменного ядра и тут же включим маскировку. Вы сможете набрать адрес земли через десять минут.

– Щит и маскировка одновременно – это хорошо, – ответил доктор Джексон, – нужно обязательно воспользоваться этим, когда мы закончим связь с Землёй. А сейчас достаточно маскировки.

Тихонов лишь одобрительно кивнул, и инженерно-техническая группа, находившаяся в рубке, получив приказ, запустила механизм маскировки. Плазменное ядро генератора начало наращивать выходную мощность, которая по энергетическим магистралям города, несмотря на утечки, направилась к силовым цепям Звёздных врат. Инженер центра управления вратами сел за терминал возле наборного устройства и запустил программу управления вратами. Интерфейс диагностики подтвердил, что портал начал получать дополнительную энергию.

– Ну вот, ещё десять минут на зарядку врат, и можно будет набирать Землю, – констатировал оператор.

– Подготовьте пока нам радиосвязь с базой Звёздных врат, – распорядился Тихонов. Тем временем в зале врат появились люди с чёрными мешками для тел. Шила в мешке всё равно не утаишь, потому Тихонов рассудил, что сейчас уже можно и нужно действовать открыто и максимально эффективно. Тела выносили из зала врат, в ангаре их разоружали, раздевали, запаковывали в мешки и уносили в медотсек, а оружие и экипировку в лабораторию, соответственно. Краснов же, в свою очередь, привёл два десятка отборных бойцов, взяв под охрану все помещения, намереваясь центр управления и сам зал врат превратить в неприступную крепость и больше подобных событий, как недавно произошедшие, не допускать.

– А я пока пойду посмотрю, как там Игорь, – решил Даниель. Полковник возражений не имел, и доктор Джексон спустился в ангар. Соловьёва ему удалось разыскать, но Игорь Андреевич как раз направился на транспортник капитана Злотникова вместе с Учибой и его помощником, собираясь в новый рейс в город, поэтому Даниелю осталось только проводить его на борт корабля, перекинувшись парой словечек. Доктор Джексон оценил достижения коллеги в имитации "Учителя", которая помогла быстро решить вопрос с эвакуацией нарийцев из других секторов, и пожелал успешного завершения миссии. Игорь в свою очередь пожелал Даниелю успешного расследования инцидента с Нортоном и узнать много интересного от Фенриса, Рэй и Читари. Когда ворота в пригород сомкнулись за улетевшим флотом москитных кораблей, доктор Джексон вернулся в центр управления вратами.

– Ну, как у нас дела? – осведомился Даниель.

– Всё готово, доктор Джексон, маскировка работает, врата запитаны, мы ждём вас, – ответил Тихонов.

– Приступаем! – Даниель подошёл к наборному устройству и достал свой блокнот, в котором у него уже был записан адрес Земли.

Доктор Джексон, немного помедлив, словно присутствовал при историческом моменте, громко зазвенел клавишами наборного устройства. Звёздные врата начали вращение, и шевроны послушно загорались красным светом вслед за Даниелем. Наконец, энергетическая вспышка осветила ангар.

– Есть! – удовлетворённо воскликнул Даниель, – адрес работает.

– Маленькое условие: о том, что Эттвуд исчез, пока не говорим. Говорим, что он тоже арестован. Прошу вас, доктор Джексон, – сказал Тихонов, подавая гарнитуру. Сам он уже обзавёлся тем же и тоже был готов говорить при необходимости. Даниель одобрительно кивнул и надел наушники с микрофоном.

– База Звёздных врат, это Даниель Джексон, приём! – вызвал своих археолог.

– База Звёздных врат слушает! – пришёл через некоторое время ответ, явно воодушевлённый, – мы не ждали, что вы так быстро выйдете на связь, доктор Джексон! Приём.

– Ну, у нас здесь всё же не такая плачевная ситуация, как была у экспедиции Атлантиса, – многозначительно пояснил Даниель, – я хотел бы услышать генерала Лэндри.

– Он уже здесь, доктор, – отвечали через портал, и вскоре в наушниках Тихонова и Даниеля раздался знакомый голос:

– Рад вас слышать, доктор! – воскликнул генерал Лэндри, – чем порадуете? Как вы там устроились?

– Спасибо, мы нашли тут много места для проживания. Не Майами, конечно, но, я думаю, пока мы обойдёмся без солнечных пляжей и девочек в бикини, – иронично отвечал Даниель, вызывая улыбку Тихонова, – генерал, мы бы не торопились набирать код дома, если бы я не хотел немедленно спросить у вас: какого чёрта наши военные здесь устроили???

Доктор Джексон задал этот вопрос, явно повысив тон, поскольку действительно был возмущён действиями своих соотечественников. Но ответ генерала Лэндри, наверно, был ожидаемым:

– Простите? О чём вы, доктор Джексон?

– Проклятие! Нортон и его сообщники устроили здесь настоящую террористическую деятельность! – проворчал Даниель, – они собирались силовым путём захватить город и избавиться от тех военных, которые им мешают, и вообще от всех, кто не поддержит их!

Некоторое время ответа не было. Видимо, генералу Лэндри понадобилось время, чтобы переварить то, что он услышал. Наконец, командир всё же заговорил снова:

– Доктор Джексон... как это произошло? Что они сделали, и зачем им это понадобилось? Я ничего не понимаю... честное слово!

– Генерал Лэндри, это полковник Тихонов, доброго вечера, – вступил в разговор полковник, – в двух словах, Нортон и 15 его солдат, включая лейтенанта Эттвуда, хотели арестовать меня и подполковника Громова. На их стороне также действовали гражданские Джек Стивенсон, Ребекка Линдберг и наш товарищ Желтов, который, как говорит, успел поработать у вас по приглашению генерала Картер. Ладно, если бы они действительно хотели только передать управление экспедицией доктору Соловьёву, но они заминировали ангар малых кораблей Древних, взяли в заложники нескольких наших гражданских, и даже привели сюда через Звёздные врата полтора десятка вооружённых людей в неизвестной форме с оружием вроде ручной версии ваших рельсовых пушек. Наверно, чтобы иметь здесь свой военный контингент вместо нашего и, может, даже и китайского.

– Раз я слышу вас, полковник, я так понимаю, переворот им не удался? – осведомился генерал.

– Совершенно верно, генерал Лэндри, – подтвердил Тихонов, – к счастью, мы и здесь были не так глупы, как думал Нортон, но один из заложников, находившийся при Нортоне, которого хотели использовать для давления на Соловьёва, пострадал при освобождении.

– Как он? – спросил Лэндри.

– К счастью, мы смогли его вылечить, здесь имеются нужные средства, – ответил полковник.

– Что с нашими людьми? – продолжал генерал.

– Все заговорщики арестованы. И Нортон тоже. Даже устройство защиты от зета ему не помогло. Ну а группе захвата, которую они привели, повезло гораздо меньше. Извините, но уж они-то попробовали повоевать с нами, что подтверждает, с какой целью их привели сюда, – резюмировал Тихонов, – и мне известно, что Нортону кто-то дал приказ отстранить меня в случае чего.

– Вот я и хочу знать, зачем всё это устроено, генерал? – снова вмешался Даниель, – вы понимаете, каким международным скандалом всё это грозит? Каким бы патриотом своей страны я ни был, я не смогу быть адвокатом ваших соратников. Я уже давно убедился, что очень тяжело отстаивать позицию своих военных, когда правда не на твоей стороне, а вся проблема в чьей-то низкой договороспособности... ничего личного!

– Вы были свидетелем этих событий, доктор Джексон? – спросил Лэндри.

– Именно! Часть этих событий я видел своими глазами. До сих пор поверить не могу, что они пошли на такое... вам очень повезло, что они не успели никого убить! – отвечал Даниель.

– Не поверите, но я тоже в шоке от того, что вы мне рассказали, господа! – сказал в свою очередь Лэндри, – я могу дать честное слово, что я не давал приказов любой ценой захватить город. Насчёт Джека не знаю, но тоже сомневаюсь, что он дошёл бы до такого. Более того, я могу с уверенностью сказать, что мы не присылали к вам никаких вооружённых людей. С тех пор, как вы ушли, мы адрес Китежа вообще не набирали.

– Кто же в таком случае стоит за ними, генерал? – продолжал допрос Тихонов, – у нас есть, конечно, одна версия, но пока мы не можем её проверить... хотя, мы пока ещё не устроили пленникам перекрёстный допрос.

– Это может быть Люсианский союз, – предположил Лэндри, – доктор Джексон в курсе, что им удалось осуществить вторжение даже на «Судьбу», более того, с помощью хорошо известной технологии гоаулдов они завербовали полковника Тэлфорда, имевшего доступ к базе "Икар". И мы только в последний момент поняли, что он работает на них. Я не могу утверждать, что то же самое произошло с Нортоном и его людьми, но я знаю, что люсианцы в последнее время серьёзно активизировались... они нападают на ЗВ-отряды и наши внеземные базы. Может быть, это как-то связано с этим.

– Мы тоже подозреваем Люсианский союз, генерал, – сказал Даниель, которому эта версия казалась вполне правдоподобной и способной хоть как-то оправдать действия заговорщиков, – вы можете помочь нам с расследованием? Нужно детально проверить, чем в последнее время занимался Нортон, и мог ли он оказаться у люсианцев. Это наш единственный шанс избежать большой беды.

– Я думаю, это в наших интересах, доктор Джексон, – согласился Хэнк, – мы немедленно начнём расследование и постараемся помочь всем, чем сможем. Вы можете прислать нам какие-нибудь материалы по этому делу?

– Да, мы сделали несколько записей с помощью техники Древних. Думаю, мы сможем переслать их вам. Может быть, даже какими-то трофеями поделимся. Ну а ваших людей пока придётся подержать под арестом, – ответил Тихонов.

– Понимаю, полковник. Ждём ваших материалов, а пока я могу только принести извинения за действия наших людей и пообещать максимальное содействие в расследовании, – сказал Лэндри.

– Благодарю, генерал. Как только мы всё подготовим, мы снова вас наберём и пришлём через Звёздные врата. Всего хорошего и до связи! – завершил Андрей Юрьевич.

– Удачи вам, полковник! – ответил Лэндри. На том сеанс связи закончился, и голубая пелена Звёздных врат растаяла в воздухе. Доктор Джексон и полковник Тихонов посмотрели друг на друга и сняли свои гарнитуры. Даниель добавил к состоявшемуся разговору, что воздействие инопланетной технологии может оправдать Нортона и его людей. Да даже если тем не "промыли мозги", они могли просто выполнять приказ своего начальника. Тихонов, однако, скептически смотрел на эту "дисциплину":

– А напарник сержанта Чандлера – Хьюстон – тоже по приказу Нортона хотел изнасиловать доктора Чилин? – иронично спросил Андрей Юрьевич. На это Даниелю нечего было ответить, поэтому он стыдливо потупил взор. Но полковник не собирался читать доктору Джексону мораль и, улыбнувшись, сказал, что расследование покажет, кто что выполнял. А пока Андрей Юрьевич посмотрел на часы и заметил, что по земному исчислению время действительно уже вечернее. Поэтому он решил не проводить в ближайшие часы никаких брифингов, а предоставить членам экспедиции отдых, в котором многие нуждались. Разумеется, под круглосуточным дежурством военных. Поэтому доктор Джексон решил теперь пойти отдохнуть, поужинать, а дальше – по своему усмотрению. Брифинг по миссии Смирнова Тихонов назначил на условный завтрашний день.

Техникам и инженерам полковник поручил заняться вопросами передачи данных с дронов миротворцев о попытке переворота на земные компьютеры, чтобы можно было переслать нужные записи через Звёздные врата на Землю. Сам же решил подумать, какие трофеи можно отправить для доказательства произошедшего и для помощи расследованию на Земле. Но прежде, чем он занялся этим вопросом, его разыскала доктор Сотникова.

– Анастасия Сергеевна! – воскликнул Тихонов, – как ваше самочувствие?

– Ну, как видите, я уже в порядке, Андрей Юрьевич, – улыбнулась девушка, – я знала, что вы меня не бросите!

– Это наша работа, Анастасия Сергеевна, – кивнул полковник, – я рад, что с вами всё хорошо! У вас ко мне какое-то дело?

– Да, Андрей Юрьевич, – подтвердила Настя, – Игорь рассказал мне об этой вашей... регистрации миротворцами. Я понимаю, что ситуация требовала этого немедленно, но всё-таки это техника Древних, которая, как я поняла, встроилась в ваши организмы. Как человек, отвечающий за здоровье членов экспедиции, я должна провести полную медицинскую диагностику тех, кто прошёл эту процедуру, чтобы убедиться, что эти наномашины не нанесут вам вреда.

– Полностью? – переспросил Тихонов.

– Да. Мне надо осмотреть вас, сделать томографию или УЗИ-диагностику всех внутренних органов, включая мозг, лечебные машины медотсека должны помочь в этом, снять кардиограмму и взять у вас ряд лабораторных анализов, – отвечала Настя, – эти лечебные машины медотсека, конечно, очень сильный артефакт, но и я достаточно владею медициной, чтобы самостоятельно определить, насколько безопасно для существ вроде нас обладание такой мощной технологией.

– Ну что ж, я не буду ставить под сомнение ваш профессионализм, Анастасия Сергеевна, но для обследования пока могу предложить только себя, поскольку все остальные, кто прошёл процедуру, пока очень заняты. Но постепенно будут приходить на обследование, – ответил Тихонов, – что я должен делать?

– Спуститься со мной в медотсек, – улыбнулась Сотникова.

– Это легко, – улыбнулся в свою очередь Андрей Юрьевич и удалился с Настей на осмотр.

Дальнейшая миссия Соловьёва пошла, как по маслу. Опробованный в предыдущем секторе метод без сучка и задоринки работал и в других секторах, из которых нужно было срочно эвакуировать нарийцев, поэтому дело оставалось только за тем, чтобы перевозить нарийцев к Звёздным вратам, и человечки постепенно наводняли палубы той части города, в которой находилась экспедиция. Однако отправку на другую планету было решено всё же оставить на завтра, поэтому после завершения эвакуации ожидался долгожданный отдых и сон. Единственное, что беспокоило участников этой миссии – это то, что они видели, когда следовали через пригород. Набрав достаточно биомассы, несколько из тварей слились в нечто вроде кокона, внутри которого происходили какие-то изменения... Кокон рос, попутно выделяя энергию и тепло. Остальных существ можно было разделить, как муравьёв, на маленьких фуражиров и рабочих, и солдат с острейшими клыками, когтями и шипами, словно серпы. Это то, что было на виду.

Экипажи кораблей не могли разобрать, что происходит с растущим коконом насекомых, и каков их план, но то, что те тоже действуют, было очевидно. И никто не знал, смогут ли их удержать стены между секторами в случае чего. Разумеется, Тихонов получал сведения об этом во время своего осмотра, и "спрашивал" у своих наномашин возможность откачать воздух из пригорода. Что-то подсказывало ему, что нужно сделать хоть что-то, чтобы как-то замедлить деятельность насекомых. Нейронаноника, дала ему ответ, что подобная процедура возможна и даже не трудна. При условии, что корпус цел, можно было легко выкачать оттуда воздух, а если пробоины таки были, то можно было использовать щиты, чтобы эти самые дырки прикрыть. Андрей Юрьевич решил попробовать его, как только Соловьёв и остальные завершат свою миссию.

Доктор Джексон в свою очередь, спустившись на палубу обеспечения, заметил, что Читари уже в порядке, только она пока выглядела несколько комично: облачённая в больничный халат американского типа, который едва прикрывал наготу девушки. Да и вообще только встала, после тяжелейших травм. Даниель предложил компании, состоящей из Фенриса, Рэй и Читари вместе поужинать в столовой, а заодно и поговорить о том, о чём собирался, наладить более тесный контакт, чего ему пока не давали сделать. Именно этим он собирался завершить первый день экспедиции. Он знал, что только Рэй из них человек, поэтому в первую очередь ему было любопытно, что едят народы Фенриса и Читари? Разумеется, первым делом он предложил Читари переодеться во что-нибудь более приличное, чтобы не смешить окружающих.

Миф же, когда стало ясно, что он пока больше ничем помочь не может, вновь почувствовал себя, как в клетке, чувствуя, что сойдёт с ума на этой планете, в этом городе, среди этих Таури. Решив подумать о чём-нибудь хорошем, он набрал смелости и предложил Кире что-то вроде свидания и осведомился, где в этом городе это можно устроить?

– У нас очень много красивых и очень живописных мест, – услышал ответ Миф. Но если бы он надел шлем на голову, то увидел бы, как лицо рыжеволосой девушки, спроецированное на визор шлема, залилось краской аж до кончиков ушей.

– Только мне нужно платье! Красивое... эм... то есть зелёное... или красное... не то, чтобы другие цвета некрасивые. В общем, цвет не очень важен, главное, чтобы не ваша пятнистая форма... Не то, чтобы она была бы уродливой... ну, понимаешь, это же для солдат сделана одежда, а не для свиданий... Ой, что я несу?! Прежде чем идти на свидание, мне нужно то, на что я могу надеть это самое платье. Мне нужно срочно его заполучить. Поможешь?

Когда "попытка не пытка" увенчалась фактическим успехом, парень засиял словно самые яркие Звёздные врата вселенной, у него получилось её пригласить! Теперь ему осталось устранить мелочи: всего лишь найти девушке тело, да и устранить тех, кто может ему помешать – тех самых букашек-переростков. Парень уже и позабыл, как хотел вернуться домой в родную галактику и продолжить свой семейный путь.

Парень заметался, поправил шлем на голове, прошуршал всё своё оборудование чтобы ничего не забыть. Спохватились Миф направился обратно вниз, попутно увязая в мечтах, которые перебивались мыслями о том, как решать проблемы. Первое, что обработал его мозг – это то, что найти тело будет гораздо сложнее, если существа будут живы, так как они будут сильно мешать. Тогда, когда их было мало, Миф предлагал решить все большим бабах, когда соберёт их всех вместе. А вот идею собрать тварей при помощи пси-технологий Китежан Кира отвергла, так как она выяснила или просто считает, что они слабо восприимчивы к пси-излучению. Миф не знал этих технологий, потому он положился на её мнение.

Вот парень уже спустился, теперь его фон мыслей прервался вопросом: а куда дальше? Куда он двигался? Скорее всего к Главному, а где главный? Значит нужно найти того, кто знает, значит спросить прохожего. Но зачем главный, что делать с ним? Скорее всего для того чтобы обговорить план операции по удалению роя. Начинать нужно хоть с чего-нибудь.

– Хорошо, значит, того кто знает, – сам с собой говорил Миф, – значит по старой схеме.

Миф потопал к ближайшему дяденьке или тётеньке у кого был важный вид:

– Здравствуйте, пожалуйста, не подскажете ли вы где найти вашего Главного Таури? Насколько я помню, Тихонова, – спросил парень, сохраняя непоколебимый вид. Команда тем временем продолжала сбор улик, информации, да и вообще занималась расследованием происшествия, когда к ним выскочил Миф. То, что странный человек, в странном костюме был Миф, уже все давно знали. Так же знали и о его очень странной, экстравагантной манере общения, посему никто удивился особо. Мало того, даже ответили, и довольно-таки быстро:

– Полковник Тихонов-то? В лазарете он.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Феникс, Миф | Просмотров: 182 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ