Заголовок
Сегодня Воскресенье, 24 Сентябрь 2017,

на часах 07:55:35 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Как вы думаете, Атлантида останется на Земле?

Всего ответов: 763


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Игорь Спаситель и Миф-Освободитель
08 Январь 2017 23:26:05

Внимание! Текст содержит сцены насилия!

– Ну, что там происходит, сэр? – прервал молчание Даниель, так как трансляция из зала врат была прекращена прежде, чем собравшиеся в палате Гарсима успели разобрать, что к чему.

– Мы вернули контроль над центром управления вратами, но к нам вошли полтора десятка гостей, большинство из них вооружены чем-то вроде ручной версии рельсотрона. Довольно опасное оружие, – ответил полковник.

– Я, конечно, не военный, но что-то не помню у наших ребят такого, – нахмурился доктор Джексон.

– Мы попробуем запустить в зал беспилотник, посмотрим, что наши гости там делают. Они пока заперты там за бронезаслонкой, – добавил Андрей Юрьевич.

– А что там с вашей заложницей? – осведомился Даниель.

– Ждём ответа от Мифа, он работает над этим, – констатировал Тихонов. А мы и посмотрим, что происходило в городе.

Небольшая эскадрилья, возглавляемая транспортником капитана Злотникова, под маскировкой направилась в повреждённый сектор.

– Следующий сектор повреждён, там очень холодно, – напомнил Игорь Андреевич, – полагаю, мы можем не искать там никого.

– Как скажете, Игорь Андреевич, – ответил Артист. Ворота в повреждённый сектор, к счастью, удалось открыть дистанционно: видимо, энергия на них уже была подана, как и договаривались, поэтому эскадрилья без особых проблем проследовала в замороженную часть города. С ней по плану города соседствовали несколько секторов меньшей площади, во всяком случае, так следовало из размеров их куполов. Семён и Игорь начали сканировать эти сектора на наличие форм жизни и обстановки внутри, используя как нейронанонику, так и системы корабля. Они искали ответ, в какой сектор стоит направиться в первую очередь?

К тому моменту за пределами города, да и в повреждённом секторе тоже, поднялась метель, и усилился ветер. Черные тучи окончательно закрыли небо, и пилоту головного истребителя пришлось ориентироваться, что называется, по приборам, облетая высокие шпили мёртвого города.

Игорь Андреевич, вглядываясь в тёмную мглу метели, мысленно радовался тому, что в этот раз за штурвалом находится Артист, а не он. Полёт напоминал езду на машине в зимнюю ночь во время вьюги – условия, в которых Соловьёв только в крайнем случае отправился бы в дорогу, а не сидел дома, в теплушке. И в данной ситуации ему было бы затруднительно пилотировать корабль. Зато Артист был приучен водить летательные аппараты в сложных условиях, поэтому он вполне спокойно держал в руках штурвал и уверенно вёл транспортник следом за головным истребителем, чьи реактивные сопла были видны во мгле, мимо высоких шпилей мёртвых и безмолвных зданий.

– Наверно, нам не помешали бы стеклоочистители, капитан! – иронично заметил Игорь Андреевич.

– Да уж точно, – улыбнулся Семён, – давайте-ка посмотрим результаты сканирования.

Корабли застыли в воздухе, даже не замечая шквалистых порывов ветра. Сканеры заработали и выдали общую карту города. По правую и левую сторону от поврежденного сектора располагались еще по восемь куполов размером поменьше. В них явно теплилась жизнь. В каждом из куполов было несколько сотен, а в некоторых куполах и тысяч живых нарийцев. Общее число составляло примерно двадцать с лишним тысяч представителей маленького народа.

– Хммм, данные хорошие и не очень, – оценил Игорь выведенное на лобовое окно, – похоже, до других секторов насекомые ещё не добрались, значит, нарийцы, которые там живут, живы и здоровы!

– А не очень хорошие? – осведомился Злотников.

– То, что нарийцев там тысячи, – пояснил Соловьёв, – нам придётся делать несколько рейсов всеми транспортниками, которые мы можем повести, чтобы забрать их оттуда, но самое главное, что у нас, как я понял из сообщений майора Краснова, сейчас проблемы с доступом к Звёздным вратам. А разместить в ангаре 20 тысяч нарийцев, боюсь, будет затруднительно. А плохая новость в том, что насекомых стало ещё больше, они теперь по всему пригороду...

– Я не понимаю, как они размножаются? Мне казалось, им нужны мёртвые тела, чтобы создавать новых особей, – качал головой Артист.

– Я не знаю, капитан, – покачал в свою очередь головой Игорь.

– Что же нам делать? – спросил Семён.

– Давайте рассуждать логически, – предложил Соловьёв, – переправить сейчас всех нарийцев на основную базу – это проблема, верно? Но если мы ничего не предпримем, насекомые могут рано или поздно добраться и до других секторов. Может быть, сейчас легче что-нибудь сделать, чтобы перекрыть все возможные пути доступа из пригорода в другие сектора? Заблокировать все ворота и все вспомогательные туннели и ходы, по которым можно туда попасть.

Игорь Андреевич и капитан Злотников с помощью всех доступных технических средств принялись анализировать такую возможность, и как это сделать, если это возможно. Анализ требовал достаточно много времени. На голографическом экране появилась карта города – отсеки, дороги, ворота, переборки. Вдобавок по запросу к основной карте добавилась карта технических тоннелей. Всё это походило на сложную паутину. При этом карта была устаревшей, поэтому сканеры начали работать, чтобы актуализировать изображение.

Через некоторое время Злотников и Соловьёв увидели актуальную ситуацию. Некоторые тоннели были повреждены, и по ним теперь невозможно было попасть в другие сектора Китежа. Другие работали исправно. С дверьми дело обстояло несколько по-другому: когда на Китеж напали, большая часть дверей и переборок были закрыты. Но штурмовые группы, а также прямые попадания зарядов вражеских кораблей сильно повредили другие переборки, и теперь они не представляли никакой преграды.

К счастью, с пригородом общие тоннели и ворота имели всего несколько малых куполов, и там ворота держались крепко, но вот тоннели всё ещё функционировали и по ним легко могли просочиться туда монстры. Некоторые тоннели можно было перекрыть, но не все. К счастью, монстры пока не интересовались этими тоннелями, и у команды Соловьёва была некая фора.

Артист и Игорь Андреевич внимательно изучили предложенную карту города и поняли, что абсолютно все пути в другие сектора перекрыть не удастся. Но то, что лишь некоторые из малых куполов имели общие с пригородом туннели, которые всё ещё функционировали, в определённой степени облегчало работу. Было решено заблокировать все ворота, которые ещё держались, а из соседствующих с пригородом секторов, в которые можно было попасть через технические туннели, начать эвакуацию.

После того, как необходимые команды блокировки ворот, дверей и переборок были посланы, Артист и Соловьёв выбрали ближайший правый сектор, в который можно было попасть как из пригорода, так и из сектора, в котором в данный момент находилась эскадрилья. Он находился на стыке двух больших куполов.

Капитан Злотников обозначил купол на карте города, указал ворота, ведущие в него, и отправил карту пилотам сопровождавших истребителей. По его команде эскадрилья направилась в этот сектор. Семён переложил штурвал вправо, и транспортник следом за головным истребителем сменил курс.

– Ну, Учиба, – повернулся к шаману Игорь Андреевич, – вот и настало время начать переговоры с твоими сородичами, которые живут под соседними небесами. Ты готов?

Учиба одобрительно кивнул головой, как и его помощник. Соловьёв задумался, в каком виде предстать перед ещё не знакомыми ему нарийцами, чтобы у тех не было оснований для недоверия чужестранцам, как поначалу, наверно, было у Гааны.

– Учиба, – осведомился Игорь у шамана, – а как обычно выглядели Учителя по сказам предков?

– О! Сказы бают, что у них чаще всего были великолепные одеяния, как будто они часть тела, – рассказывал Учиба, – одни были белыми, как пустыня, в которую убежало чудовище, а другие сверкали, как на той вещице, которую вы назвали "Дор'Нэл Перун".

– А, та статуя, – вспомнил Игорь Андреевич, – стало быть, их мантии были такого цвета и сверкали на свету?

Учиба покивал головой, и Соловьёву вспомнились слова "в чешуе, как жар, горя, тридцать три богатыря".

– Ну что ж, капитан, я думаю, мне стоит явиться перед нарийцами без сокрытия своего костюма миротворца, – сказал Злотникову Игорь Андреевич, – пусть они думают, что я один из китежан, то есть Учителей. Так они должны быстрее послушать нас.

– Как скажете, Игорь Андреевич, – одобрил план Семён. Эскадрилья между тем проследовала через открывшиеся ворота в отмеченный сектор, после чего ворота снова закрылись, и корабли через некоторое время, сняв маскировку, величественно приземлились поодаль от поселений нарийцев.

– Ваш выход, Игорь Андреевич! – провозгласил Злотников, – я, пожалуй, останусь здесь, как держать связь, вы знаете. На всякий случай берите с собой пару солдат. Действуйте.

– Учиба, за мной! – позвал Соловьёв, и шаман со своим помощником, взяв посох и жезл, направились с Игорем Андреевичем к выходу. По пути Игорь наставлял, что Учиба и его помощник должны будут засвидетельствовать, что Соловьёв является одним из вернувшихся Учителей, и подтвердить, что Учителя вернулись за своими "учениками". Перед тем, как опустить трап, Соловьёв сказал двум бойцам, которые приготовились сопровождать его:

– Ребята, старайтесь не показывать удивления тому, что сейчас увидите, я потом вам всё расскажу.

По мысленной команде Игоря Андреевича голограмма его традиционной формы исчезла и сменилась настоящим обликом костюма миротворца золотого цвета, который слегка засиял, когда перед делегацией, возглавляемой Соловьёвым, предстала картина незнакомого до этого момента сектора. Компания направилась в поселение проживающих в этом секторе нарийцев. Соловьёв, идущий впереди всех, старался держаться горделиво и мужественно, олицетворять собой настоящего миротворца.

Нарийское поселение в этом куполе было гораздо больше, чем то, куда впервые людей привёл Учиба. Тут было больше плодородной земли и воды. Домики стояли маленькими кучками то тут, то там, а почти всю землю заполняли грядки и плодоносные деревья. Нарийцы бросали работу и начинали суетиться. Кто-то со всех ног бежал к домикам то ли за старейшинами, то ли за вождями. Остальные же медленно подходили к пришельцам, сначала сбиваясь в кучки, а потом в толпу по больше. Они изумленно смотрели на Игоря и шептали что-то вроде «учитель... учитель вернулся».

Учиба гордо вышагивал чуть впереди, будто говорил всем: «А мы, шаманы, и не сомневались никогда в жизни, что учителя вернутся!» Многие понимали это и оказывали шаману всякое почтение, впрочем, как и Игорю.

– Да, Учиба, похоже, здесь твои собратья живут получше, чем под твоими небесами, – заметил Соловьёв, – а просторов поменьше... но неважно. Давай-ка, дай им знак, чтобы они собрались вокруг нас и позвали своего вождя.

Довольный Учиба вместе со своим помощником торжественно подняли посох и жезл, после чего слегка помахали ими, зазывая всех к себе. Учиба стал кликать жителей, провозглашая, что Учитель будет говорить с ними и хочет видеть старейшин. Когда вокруг делегации с почтительным видом собралось приличное количество нарийцев, Игорь Андреевич начал свою речь. На языке, на котором говорили нарийцы, разумеется.

– Ой вы гой еси, младые дети наши! Наступил день, когда нам было дано великой Судьбой вернуться в эти прекрасные чертоги, чтобы забрать вас в царство Света и Тепла, где вы вновь окажетесь под нашим величайшим покровительством. Мы ведаем, как долго вы ждали нашего возвращения, и многие из вас уже утратили веру, что однажды мы вернёмся. Но вы дожили до этого дня, и будете вознаграждены за стойкость и силу вашего духа! Прошу вас, дети мои, представьте мне ваших старейшин!

Слова Игоря произвели эффект разорвавшейся бомбы! Наверное, похожий эффект произошёл бы, если в центре какого-нибудь города вдруг объявились Иисус Христос с пророком Мухаммедом, а позади них стоял бы сам Господь Бог. Все, кто верил и ждал этого момента, ликовали и радовались, словно дети, которые оказались правы в споре со взрослым человеком. Те, кто сомневался, но всё же участвовал в религиозных мероприятиях, уверовали вдруг и бросились на колени. Те же, кто совсем не верил и вообще, в целом, скептически относился к вопросам религии, как-то очень быстро осознали, что очень скоро могут оказаться в местном аналоге ада, и великие Учителя их туда с удовольствием поместят. Они бросились замаливать свои грехи. Единственные, пожалуй, кто отнесся к Соловьёву и другим учителям с изрядной долей сомнений и недоверия, так это власть имущие – местная знать: вожди, старейшины, бояре и воины. Знать и прочие власти имущие не любит, когда кто-то пытается отнять у них власть...

Нарийцев как-то очень быстро стало много. Поднялся шум и гвалт. Одни, понятное дело, радовались. Другие, к гадалке не ходи, молились. Ну а третьи пробились через толпу фанатично настроенного люда и встали перед Игорем и Учибой. Это были местные вожди. Их было пятеро: трое престарелых седовласых и двое помоложе, но всё равно в возрасте нарийцев. Они во все глаза рассматривали "сверкающего" большого человека и, выдержав почтительную паузу, поклонились.

– Меня зовут Зорич, – хрипло произнес один из престарелых нарийцев, стараясь перекричать толпу, – мы рады возвращению Учителей!

– Учиба, попроси, чтобы мне принесли что-нибудь, куда можно сесть, – попросил Игорь Андреевич, и, когда его просьба была исполнена, он сел перед старейшинами и с достоинством продолжил разговор, – прошу у всех тишины! Расскажи мне, почтенный Зорич, как же вы живёте здесь? У вас есть какие-нибудь напасти?

Лицо Зорича, как по команде, сделалось полным скорби и печали, как у профессионального попрошайки, когда тому нужно выманить у жертвы пару монет.

– О, дела наши плохи, – остальные вожди закивали и закудахтали, как курицы, поддакивая Зоричу, – земля становится всё скудней, мы едва можем кормить наших людей... Ещё цикл или два, и нам придётся отправлять лишние рты на холодные тропы.

Когда речь зашла о скудности рациона и холодной тропе, подключились и остальные: где-то начался плачь, стенания, мольбы о помощи. Зорич поднял руку, призывая к тишине, и вой потихоньку стих.

– Есть нечего не только нам, но и скотине... Единственное, что нас по-настоящему поддерживает – мясо, шерсть, когти и кости. Нечего будет есть – не будет того, из чего можно было бы сделать одежду. Но, говорят, Гаана нашёл способ охотится на зверей в ледяных пустошах. У него есть и жир, и шерсть, и шкуры, не говоря уже и о мясе.

Все дружно, как по команде, закивали, забубнили, мол какой наглый Гаана, почему ему досталось то, что должно было быть достоянием всех?

– Но никому из нас ещё не удавалось пройти до конца по холодным тропам и вернуться в живых, не говоря уже о том, чтобы вернутся с добычей, – нарийцы скорбно опустили головы, вспоминая своих сгинувших охотников и следопытов.

Соловьёв слушал Зорича и остальных, изображая самый участливый вид, хотя ничего нового вождь ему не сказал. Только заставил вспомнить, что новоявленный Учитель и его друзья допустили гибель Гааны и его народа. Конечно, Игорь Андреевич до сих пор не мог понять, почему гости появились из зеркала именно в тот день, когда прибыла экспедиция с Земли, но он напомнил себе, что в дальнейшем надо обязательно найти способ заблокировать зеркало, чтобы больше незваных гостей из непонятных параллельных миров здесь не было, и ни одна живая душа не могла появиться в городе против воли его обитателей.

– Я понял вас, почтенный Зорич, – с достоинством покивал Игорь Андреевич, выразительно сдвинув брови, – мы уже узрели, что здесь происходит. В ледяной пустыне, которая окружает ваш дом, ваше выживание крайне затруднительно. Очевидно, пришла пора найти для вас новый дом, полный жизни, тепла и света, где достаточно плодородных земель и дичи. И в этом нам поможет озеро из чистого света, о котором вы знаете из сказов ваших предков. Народ Учибы уже последовал за нами к озеру. А вы желаете найти новый дом, дети мои?

Учиба кратко, как умел конечно, пересказал великие деяния "новых" Учителей, заодно подтверждая слова Соловьёва про озеро чистого света и райские земли. Сильные мира сего, те, кто держал власть в этом посёлке, конечно, к рассказу отнеслись с некоей долей сомнений и скепсиса, правда, очень туманно и осторожно, ибо трудно было опровергать "очевидное" с живым свидетельством. Это всё равно, что усомниться в существовании рая, когда перед тобой сидит сам Иисус, который только что сошёл с креста. Народ понял, что вожди мутят воду, и стал роптать. Вожди тоже не были дураками и поняли, что в любой момент могут попасть под религиозное рвение своих подданных.

– Мы желаем новый дом, о, Учитель, – отвечал Зорич, – но как нам быть? Стоит ли нам брать с собой свои пожитки и всё то добро, что мы накопили, или пойти, как есть, с тем, что мы можем унести с собой?

Игорь Андреевич задумался: вопрос был непростым. Впрочем, Игорь рассудил, что времени у них не много, а все пожитки в транспортник всё равно не поместятся. Но, прежде чем ответить Зоричу, Соловьёв получил сигнал от Краснова. Наномашины подсказали ему, что это что-то вроде предложения подключиться к прямому эфиру. Увиденное в зале Звёздных врат очень озадачило археолога, и он тут же связался с капитаном Злотниковым по каналу связи миротворцев:

– Капитан, вы видите передачу майора Краснова?

– Да, Игорь Андреевич, – отозвался Артист, – похоже, у нас проблемы...

– Что бы это значило, капитан? – в недоумении спросил Соловьёв.

– Ну, как видите, к нам пришли неизвестные гости, и их встречают американские солдаты, как будто они свои. И если это часть их плана по захвату города... давайте-ка свяжемся с полковником, как они там, живы ещё?

Соловьёв одобрил предложение Артиста и ответил Зоричу спокойным и взвешенным тоном, словно священник, принимающий исповедь:

– Сейчас вы можете брать с собой только самое необходимое, что вы можете унести с собой, сын мой. Озеро из чистого света обладает достаточной силой, чтобы вы могли получить остальной ваш скарб после того, как ступите на новую землю. Мы обязательно пособим вам в переселении.

Величественно кивнув головой Зоричу, Игорь слушал полковника Тихонова, который вышел на связь с Артистом и Соловьём.

– Да, у нас проблемы, товарищи, – подтвердил Тихонов, – американцы заняли центр управления вратами и держат там операторов в заложниках. Увы, они заблокировали терминалы, Кромверк пытается их взломать из штаба миротворцев, но пока не преуспела. А проскочить туда успел только Краснов, и его одного недостаточно, чтобы разобраться с американцами, даже с его возможностями миротворца. А вот кто пришёл через врата, мы пока не знаем, но они используют технологии, которых у нас нет, а мы думали, что это подкрепление с Земли, которое ждут американцы, чтобы уравнять шансы в возможном военном столкновении.

– Они похожи на подкрепление, товарищ полковник, – озабоченно отвечал Злотников, созерцая людей, выплывающих из голубой пелены Звёздных врат, – и с таким подкреплением американцы могут и превосходства достичь, во всяком случае, качественного. Если мы не предпримем что-нибудь...

– Андрей Юрьевич, всё это значит, что мы потеряли доступ к Звёздным вратам?? – ещё более озабоченно спрашивал Соловьёв.

– Боюсь, что так, Игорь Андреевич, видимо, нам стоило подумать раньше, что они пойдут брать центр управления, – подтвердил Тихонов, – как там у вас дела?

– Ну, у нас всё не так плохо, – докладывал Игорь, – насекомые ещё не выбрались за пределы пригорода, поэтому нарийцы, живущие под другими куполами, живы, и, наверно, ещё не подозревают о том, что им угрожает. Часть секторов можно изолировать от пригорода, а из тех, которые нельзя отрезать, можно перевезти нарийцев на транспортниках. Только я пообещал показать им Звёздные врата и новый дом...

– Сколько у нас времени на эвакуацию? – осведомился Тихонов.

– Даже не знаю, Андрей Юрьевич, – ответил Соловьёв, – мы не можем сказать, как скоро насекомые полезут в туннели, ведущие в другие сектора, но мы знаем, что их в пригороде стало больше.

– Ладно, начинайте перевозку в ангары всех, кого нужно эвакуировать. Мы сделаем всё, чтобы обеспечить им защиту здесь, – распорядился полковник.

– Понял. А что с Настей, полковник? – с тревогой спросил Игорь.

– Нортон держит её при себе в рубке, – ответил Тихонов, – увы, рубка – это хорошо укреплённая часть города, и вломиться туда очень непросто, а хитростью их оттуда не выманить. Сожалею, Игорь Андреевич, но и тут мне пока нечем вас порадовать. Но мы обязательно вытащим вашу подругу! Сосредоточьтесь пока на своём задании.

Соловьёв, скрепя сердце, снова обратился к Зоричу, который о чём-то перешёптывался с остальными, видимо, обсуждая дальнейшие действия:

– Итак, почтенный Зорич, приступайте к сборам! Вы отправитесь с нами на том летающем доме, на которым мы явились сюда.

Вожди покивали. Тянуть время было невыгодно. Даже если бросить тут всё своё добро, Учителя дадут новое, в разы лучше. Вдобавок никто в своём уме не отказался бы от плодородных земель, опять же отданных в дар Учителями, поэтому меленький народец устремился к кораблям. Впрочем, не все решились ехать сразу, только те, у кого ничего не было. Остальные же решились захватить с собой некоторые вещи, без которого нарийцы бы не помыслили уходить из дома. Они брали с собой инструменты, одежду, оружие, некоторые материалы и свои "сокровища", конечно же, если этот хлам можно было назвать сокровищами.

Сборы начали затягиваться, вдобавок, начало проявляться социальное неравенство. Те, кто поднялся на борт раньше, заняли самые лучше места, но властители и более богатые нарийцы пришли чуть позже с кучей своих вещей и слуг, и они тут же начали выгонять бедняков. Вдобавок, сами вожди и богатеи, а верней, их свита, умудрились переругаться между собой. Драки, визг и гам возникали то тут, то там. Организованностью тут и не пахло. Всё это не могло укрыться от взора Соловьёва, поэтому он и здесь решил употребить свою "власть" и поставить всех на место:

– Дети мои! Ваше переселение – не манна небесная для тех, кто выше по статусу! Сегодня ваши богатства и регалии не имеют значения. Поэтому, слышь, кто не будет блюсти порядок, отправится в новый дом последним!

Ограничиваться сим внушением новоиспечённый Учитель не стал и принялся самолично определять порядок погрузки нарийцев в транспортник, не обделяя никого. Если кто-то роптал, Игорю достаточно было принять величественный вид и красноречивым жестом осадить возмутителя спокойствия. Вожди и богатеи перечить Учителю всё же не смели, поэтому были вынуждены покорно принимать его волю, не без труда, правда. Учиба оказался весьма смышлёным – он принялся помогать, организовывая людей.

Пока Игорь Андреевич с Учибой судили да рядили, управляли погрузкой нарийцев, Артист времени зря не терял и согласовал с Тихоновым отправку следующей партии транспортников из тех, кого не задействовали в пригороде и отправили обратно. Несколько экипажей так же скрытно проследовали через занятый насекомыми сектор и добрались до места событий до того, как завершилась погрузка в транспортник Злотникова. Скоро дело по погрузке хабара и людей наладилось, и корабли были заполнены до отказа, готовые к вылету. Благодаря вновь прибывшим кораблям, удалось погрузить всех нарийцев за один раз. Когда корабли были готовы к вылету, Семён, как и прежде возглавлявший миссию, распорядился закрыть все трапы. Игорь Андреевич уже сидел в кресле второго пилота рядом с ним, а снаружи никого не осталось. Артист взялся за штурвал, и корабль направился к воротам. Остальная эскадрилья по команде Злотникова двинулась следом, взяв курс на ангар малых кораблей.

Корабли вернулись в ангар малых кораблей без особых приключений. Чудовища оставались в тех местах, где были, и пока не интересовались новыми угодьями для охоты. Нарийцы же вели себя достаточно хорошо, и вообще для пилотной группы всё было хорошо, кроме тех, кто обладал нейронаноникой, они были в курсе всего происходящего в ЦУВе. Напряжение нарастало. Сразу после того, как группа Громова вернула контроль над центром управления вратами и заперла зал врат, Игорь Андреевич поспешил в штаб миротворцев. Его беспокоило, как теперь поступят те, кто засел в рубке, и что-то подсказало ему, что за этим нужно спуститься к Кромверк, куда Соловьёв и направился, едва сошёл с корабля.

– Диана, рад вас видеть! Ну, что там происходит, в рубке? – осведомился Игорь, найдя Кромверк за терминалом.

– Трудно сказать, Игорь Андреевич, но я как раз собираюсь отвлечь их внимание. Они уже наверняка знают, что я взломала терминалы, – ответила Диана, – может, послать какую-нибудь язвительную фразу Эттвуду...

– Было бы неплохо загануть ему загадку, – заметил Соловьёв, – отправьте ему на языке китежан фразу... "Самые непростительные поступки для человека: оговор, предательство, зависть, желание чужого добра и лихоимство".

– Есть, – констатировала Диана, выполнив просьбу, – афоризм?

– Я бы сказал, славянская мудрость, которой стоило бы поучить Эттвуда... – прокомментировал Игорь.

Миф тем временем выбрал вариант захвата Нортона и освобождения Сотниковой, поэтому воспользовался возможностью проникнуть в рубку через стыковочный модуль, выходящий на самый верхний этаж ангара. Выбрав и сев в свободный истребитель, руководствуясь аналогией с шаттлом Гоаулдов, Миф взялся за штурвал и попросил Киру помогать в управлении, если что-то не так. Первым же замечанием стало то, что он не включил маскировку, буквально в эти же секунды она включилась. Миф аккуратно, дабы не привлекать излишнего внимания, поднял корабль и направился к шлюзу рубки, поднявшись на взлётно-посадочную палубу.

У Киры было преимущество перед Мифом, она могла полностью слиться с машиной, в данном конкретном случае, с истребителем, чувствовать все потоки информации, бдительно отслеживать все нужные протоколы, и помогать управлять аппаратом настолько чётко, что состыковка не произведёт ни единого звука, который мог бы хоть как-то потревожить людей в рубке.

– Стыковка завершена, – сообщила девушка Мифу, – пришлось производить стыковку в аварийном режиме, в обход основных протоколов, чтобы нас не смогли обнаружить. Так что у нас есть тактическое преимущество.

Миф вспомнил о датчиках жизни, а именно о том, что на корабле они явно сильнее, чем в костюме. Но тем не менее рубка блокировала эту возможность в полную силу, что не позволяло увидеть обстановку внутри.

– Челнак! С этим у вас, видимо, никаких проблем и не было… А что со шлюзом? Я надеюсь, он не на полкорабля открывается? – возмутился Миф.

– Нет, Размеры шлюза являются низменными по соотношению к кораблю, – спокойно отвечала Кира.

– Кира, к чему это? Ведь ты же меня поняла.

– Шлюз открывается практически бесшумно. Будет лишь малое шипение.

– Так, смотри, возьми управление на себя, а точнее, когда шлюз откроется, я под маскировкой выйду. Когда Нортон пошлёт охрану проверить, что это был за звук, к этому моменту я уже должен буду быть в укрытии, а ты сразу за мной закрой шлюз, и уведи корабль подальше, желательно под маскировкой, чтобы охрана если и откроет шлюз, то ничего б не увидела, – парень объяснял свой план, направляясь к выходу.

– Поняла. Приступаем?

– Секунду… – тяжело вдохнув, а потом выдохнув, Миф поднял голову и ответил, – готов!

План вступил в действие. Шлюз рубки открылся, и Миф, не теряя ни секунды выдвинулся под маскировкой внутрь, ища удобное укрытие, при этом оглядываясь, дабы оценить обстановку. Как только парень покинул борт, шлюз закрылся, и Кира начала уводить корабль. Миф оказался на первом этаже рубки. Всего их было два. На первом этаже находился шлюз, камера телепорта, в данным момент не работающая, и массивная дверь, соединяющая рубку и ангары. На второй этаж вела металлическая лестница и там явно находились люди.

Со второго этажа действительно спускались двое. Первым спускался высокий рыжий парень. Он выглядел настоящим здоровяком, в лучших традициях американского кино, не хватало только сигары. Он был одет в армейскую майку с винтовкой М-16 на перевес, пистолетом и ножом на поясе. Прикрывал его чернокожий мужчина, вооружённый Р-90. Оба выглядели, как профессионалы, прошедшие суровую школу выживания, побывавшие не в одном сражении или секретной миссии, поскольку у США интересы распространялись на весь земной шар, а теперь и не только. Пострелять можно было с лихвой, в том числе и по живым мишеням.

– Чисто! – крикнул рыжий.

– Проверь шлюз, я прикрою, – отвечал чернокожий. Рыжий, как профи, не потерял бдительности, несмотря на то, что в помещении больше никого не было. Он медленно подошёл к шлюзу, пока его напарник стоял у лестницы и прикрывал его. Рыжий нажал на пару кнопок и шлюз открылся. В помещение откуда-то ворвался поток холодного воздуха.

– Закрывай! Закрывай быстрей! – закричал чернокожий. Рыжий быстро повторил комбинацию, и шлюз закрылся.

– Что там у вас? – раздался со второго этажа властный голос. Очевидно, это был Нортон.

– Всё в порядке, сэр... Ложная тревога. Возможно, сбой в вентиляции.

Миф наблюдал за всеми действиями из-за укрытия. Когда чернокожий и рыжий начали подыматься наверх, парень сразу же тихо начал красться за ними, оглядываясь и фиксируя обстановку. Поднявшись наверх, он увидел помещение, которое уже видели другие члены экспедиции, когда рубка была обнаружена командой Смирнова: широкое обзорное окно, которое обеспечивало прекрасный вид на купола с городом и окружающую обстановку, с десяток рабочих мест с голографическими мониторами. По центру стоял круглый стол, который, по совместительству, был большим голографическим проектором. Позади рабочих мест и стола-проектора, на возвышенности находилось управляющее кресло Древних.

На кресле вальяжно, по-свойски так, развалился Нортон, но при этом у него в руке был пистолет. Напротив Нортона, возле стола-проектора, сидела связанная девушка с кляпом во рту, под её правым глазом красовался большой кровоподтёк, который уже перетекал в синяк под глазом. Она злобно смотрела на американцев, которым, впрочем, на её взгляды было наплевать. За одним из рабочих терминалов у окна сидел Эттвуд, который производил какие-то манипуляции над голографической клавиатурой. Нортон взглянул на вошедших бойцов:

– Готовьтесь, сейчас начнется заварушка...

– А что с этой делать? – рыжий улыбнулся в усы, тыкая дулом автомата в сторону девушки.

– Заложники нам больше не нужны… – но не успел Нортон договорить, как его перебил Эттвуд:

– Чёрт! Чёрт! Чёрт! Меня выбили из системы! Они активировали диафрагму!

– Что значит «тебя выбили»? – Нортон подскочил с кресла, как ужаленный.

– Кто-то взломал терминалы, сэр, простите... – виновато ответил Айвен, – и тут ещё какое-то сообщение...

– Что там ещё? Что всё это значит?? – сердито вопрошал Нортон, пока Эттвуд в недоумении смотрел на появившееся на экране сообщение, отправленное Кромверк по совету Игоря Андреевича. Полковник встал с кресла и быстро направился к терминалу, за которым сидел Айвен. Судя по всему, Нортон не ожидал такого поворота, вероятно, потому что после сообщения Трезубца был уверен, что всё идёт по плану. Миф внимательно осмотрел мостик и прикидывал план действий, а действовать нужно было сейчас.

Как раз в это время Мифу пришло сообщение от Тихонова:

– Миф, это полковник Тихонов, – вызвал Андрей Юрьевич по каналу связи миротворцев, – незваных гостей мы блокировали, теперь всё зависит от вас. Нам нужна заложница, которую удерживает Нортон.

– Всё идет своим чередом, капитан. Я начинаю бой. До связи, – ответил Миф. Двое вышибал стояли возле лестницы на первый этаж перед ним и были лёгкой целью, но первым делом нужно было нейтрализовать командира, как учила мать, ибо "руки подчиняются разуму, а без него они слабы и беспомощны..." Слова матери проносились в его голове и говорили об отрядах Джаффа, а именно о том, что при атаке убивать нужно сначала командира, а потом солдат. Закончив планирование, парень кивнул и обратился к Кире:

– Рыжая, на тебе эти двое громил, я снимаю главмудака, в это время бежим прикрывать узницу. Четвертого уже не составит труда вырубить.

– Принято, начинай, – ответила Кира.

Парень с полуприседа рванул к заложнице, стреляя в Нортона из зета, и тут же громилы, когда он проходил возле них, взмыли в воздух с такой силой, что можно было бы легко отключиться от удара о потолок. Внезапность сыграла на руку Мифу. Чернокожий и рыжий солдаты так и не поняли, что произошло, когда невидимая сила хорошенько так приложила их о потолок. Чернокожий приложился головой о потолок и тут же отключился, плашмя рухнув на пол. А вот рыжий оказался поздоровей. Удар не выбил из него сознание, но хорошо дезориентировал. На одних только инстинктах, преодолевая боль, упав так же плашмя, как и его приятель, он откатился к лестнице. Тем самым он попытался скрыться от невидимого для него противника.

Когда Миф добрался до Сотниковой, Кира расширила щит, накрыв девушку. Эттвуд, будучи повёрнутым к Нортону, увидел агрессию со стороны тёмного пятна, появившегося из ниоткуда, выхватил пистолет из кобуры и произвел серию выстрелов по бойцу в неизвестной броне, заняв укрытие за столом, после чего перезарядил оружие. Выглянув, чтобы осмотреться, ничего нового не заметил, в том числе и солдата. Решив, что лучшим вариантом будет отступить назад, он побежал из укрытия ко второй лестнице, где его и поймал новый выстрел зета со стороны Сотниковой. Осмотрев вокруг помещение, Миф начал освобождать пленницу.

– Вам бы подлататься, док, – снимая кляп со рта и убирая его с головы, сказал Миф, – я по вашу, как его, ах да, душу.

Освобождая от остальных оков, парень продолжал:

– Кстати, на всякий случай, – Миф сунул Насте в руки зат и биосенсор с Прыгуна, – первый стреляет на оглушение, второй насмерть, третий растворяет. А это для отслеживания биосигналов. А теперь пошли к шлюзу.

Проинструктировав "принцессу", Миф повёл её, прикрывая щитом. Но как только Эттвуд был поражен Мифом из зета, со стороны полковника прилетел цилиндрический предмет – граната, из которой с шипением повалил серый дым. Сам Нортон, хотя выстрел в него достиг цели, и полковник рухнул, каким-то чудесным образом сумел либо очень быстро оправиться от попадания электрошокового разряда, либо это оружие не подействовало на него. И теперь он скрывался где-то за терминалами, надеясь, что дым скроет его от противника, и он сможет выбраться из рубки.

Настя, получив, наконец, свободу, только и успела вымолвить "Спасибо". За то время, что ей пришлось провести в плену, она успела понять, что помещение, в котором её держат, хорошо укреплено, и она не очень-то верила, что кому-то из её друзей удастся проникнуть сюда. Впрочем, она забыла о Мифе, которому подсказать способ попасть в рубку могла китежанка, чьё сознание находится в его костюме, поэтому, собравшись с мыслями, стала двигаться за своим освободителем к шлюзу, держа в руках наготове Z-пушку, вручённую Мифом.

– Дым! Он бросил дымовую гранату! – забеспокоилась Настя, увидев появляющийся дым, – разве вы не попали в него?

Миф не успел, к сожалению, вовремя откинуть гранату, и первым делом вывел до лестницы Сотникову.

– Кир, в этом костюме есть прибор ночного видения или что-то типа этого? – спросил парень во время отвода. После этого визор немного поменял раскраску в сторону инфракрасного диапазона, а также появился фильтр изображения. Заметив, что рыжий громила ещё в сознании и может представлять угрозу для Насти, Кира незамедлительно предупредила об этом через динамик костюма.

Но «Спаситель» не мог дать Нортону уйти и отправился за ним. Долго выискивать его не пришлось, ибо тепло его тела выдавало его в достаточно прохладной среде. Маскировка помогла второй раз застать его врасплох. Зета теперь не было у парня, а из СтарГана стрелять было опасно даже на самом низком уровне мощности, поэтому было принято решение оглушить его силовыми полями костюма. Сначала полковник подлетел вверх чуть выше его головы, а потом ударился о пол спиной и головой. Обезвредить Нортона Мифу не составило никакого труда. Полковник обладал каким-то устройством, защищающим его от выстрела зета, но на другое оружие это устройство явно не распространялось. Миф начал снимать с него бронежилет и оружие. Найдя неизвестное устройство, которое защитило Нортона, Миф изъял и поместил его к себе на пояс.

Настя была удивлена, что Миф, проводив её до лестницы, которая неизвестно куда ведёт, оставил её одну против, вероятно, всё ещё вооружённого громилы, от которого ничего хорошего ждать не приходится. Либо взятие Нортона имело у парня высший приоритет, либо он чересчур высоко оценивал бойцовские качества девушки, которая, несмотря ни на что, была всего лишь врачом. Во всяком случае, так думала Настя.

Впрочем, не сказать, что Сотникова была такой уж трусихой, поэтому попыталась взять себя в руки. Громила попал в поле её зрения на лестнице и, по всей видимости, ещё только приходил в себя после того, как Миф приложил его своими боевыми приспособлениями. Эттвуд и ещё один вояка были без сознания, а Нортона Миф уже контролировал, поэтому, очевидно, опасность теперь исходила только от этого громилы.

– Господи, прости меня за то, что приходится делать это... – Сотникова, разобравшись, как пользоваться зетом, выстрелила в сторону громилы. Но, на её беду, несколько дезориентированный солдат принял, как он считал, единственное верное решение: отступая к выходу из рубки, который был на первом этаже, он сделал несколько длинных очередей из автомата наугад в затянутый дымом зал. Он и не рассчитывал в кого-либо попасть, просто хотел спугнуть возможного нападавшего.

Автоматные очереди почти застали Настю врасплох: она не очень-то была готова к тому, что контуженный, по её мнению, мужчина попытается отстреляться от противника. Возможно, если бы она больше видела профессиональных военных в боевых условиях, она была бы благоразумнее, хотя она прекрасно знала, что может сама оказаться в боевых условиях там, куда её отправляют.

И всё же грохот автомата оказал своё действие на женское сознание девушки и вызвал защитный инстинкт: она рванулась к правому краю двери, укрываясь за стеной от града пуль, со всей поспешностью, на которую была способна. Но то ли она среагировала слишком поздно, то ли резкости не хватило, но, прежде чем она спряталась за стеной, она почувствовала острую боль в животе, чуть выше пупка, ближе к левой боковой стенке. Болевой шок был отнюдь не поверхностным, и Настя с трудом удержалась на ногах. Первые секунды она просто опиралась на спасительную стену, не обращая уже внимания на доносившиеся оттуда очереди, и осознавала, что с ней произошло. Наконец, она попробовала опустить голову и заметила, что рефлексивно приложила ладонь к левому боку живота, к тому месту, где сейчас чувствовала боль как поверхностью тела, так и внутри.

Когда девушка отодвинула ладонь, худшие опасения подтвердились: ладошка была полита кровью, на одежде тоже было пятно, и зияла дырка. Настя отодвинулась от лестницы, насколько позволяло её самочувствие, и почувствовала головокружение. Как врач, она знала, что это результат кровотечения. Однако кровь была не алого цвета, и не сказать, чтобы текла очень уж обильно.

"Так, спокойно, Сотникова... ты же знаешь, в боку нет крупных сосудов... возьми себя в руки, чёрт побери!" – попыталась собрать волю в кулак Настя, – "кровь не артериальная, значит, пуля не задела артерии... ткани толстого или тонкого кишечника не выпадают из раны... только больно... как больно..."

Зажимая рану ладошкой, Настя присела на пол, опираясь спиной на стену, и ослабевшим голосом позвала:

– Миф!

– Вот чёрт! – всполошился Миф, услышав её зов. Взяв Нортона на плечо, парень побежал за девушкой. Кира выявила огнестрельное ранение. Скинув Нортона, парень вышел на лестницу, сразу увидел цель, и проделал тот же трюк с подкидыванием и ударом об пол с отступающим громилой.

Закинув Нортона снова на плечо, Миф начал мысленно создавать запрос для Киры по поводу транспортировки, как тут же девушка-врач поднялась в воздух в лежачем положении примерно на уровне пояса. Миф понял, что теперь всё у него, и им нужно на транспорт.

В это время Юля, даже находясь относительно далеко от места событий – она продолжала оставаться в палате Гарсима с Тихоновым, доктором Джексоном и Фенрисом – почувствовала боль Насти. И даже угадала, чья эта боль.

– Настя... Ей нужна помощь... – быстро почти шёпотом произнесла Юля, уставившись невидящим взглядом перед собой. Сейчас ей не нужно было зрение в привычном его понимании. Она видела, что там произошло там, словно вспышки в сознании, словно взгляд другого человека на происходящее. Видение возникло лишь на доли секунды. Дым мешал рассмотреть подробности, но было совершенно очевидно то, что Настя сама не выберется. Девчонка побледнела и уцепилась за что-то, стараясь удержаться на ногах. Порой гораздо легче отгородиться, но только не в такой момент, когда собственные чувства берут верх над разумом. А уцепилась она не за что-то, а за кого-то, и в своих грёзах, видимо, не разобрала, кто это. А это был некто иной, как Даниель Джексон – она уцепилась за его куртку.

Собравшиеся моментально среагировали на то, что Юля что-то чувствует. Доктор Джексон поддержал её обеими руками, чтобы она не упала, Юля ощутила его крепкие руки, и уже не пыталась дёргаться, просто инстинктивно прижалась к тому, кто её поддержал. Тихонов же сразу заговорил:

– Что с вами, Юлия Викторовна? Вы что-то чувствуете?

– Настя... – ещё раз повторила девушка, – всё в дыму... боль...  я... я  ощутила её сквозь поток эмоций, что постоянно окружает меня. Это... это всё равно, что на мгновение почувствовать тоже, что чувствует другой человек... увидеть происходящее чужими глазами.

Полковник немедленно вызвал Мифа по каналу связи миротворцев:

– Миф, это Тихонов. Какие новости?

– Какие, какие... Вот такие! Сотникова ранена, Нортон взят в плен. Остальные остались там, – отвечал Миф. Парень направился к шлюзу, а Кира вывела инструкцию по открытию.

– Ясно... – отвечал Тихонов Мифу, – вам нужна ещё хотя бы пара рук, чтобы выполнить задачу. Секунду...

Полковник вызвал Кромверк и осведомился насчёт дверей рубки.

– Порядок, Андрей Юрьевич! – отозвалась Диана, – я могу открыть их, как только прикажете.

– Отлично! – сказал Тихонов, – сержант Петровский, приём!

– Петровский слушает! – отозвался сержант.

– Берите с собой пару своих ребят и немедленно выдвигайтесь в рубку управления! – приказал Тихонов, – ваша задача – взять всех американцев, которых найдёте там. Двери рубки вам откроет Кромверк. Выполнять.

– Есть! – ответил Петровский, – будем там через пару минут.

Петровский взял с собой двоих ВДВ-шников, которые участвовали в операции в пригороде Китежа, и сия небольшая группа захвата выдвинулась к месту событий. Тихонов в свою очередь вновь связался с Мифом:

– Миф, я выслал к рубке группу сержанта Петровского. Мы теперь можем сами открыть двери рубки, поэтому оставшихся приспешников Нортона Петровский берёт на себя. А вы скорее везите Сотникову в ангар, и не упустите Нортона. Мы встретим вас там. Как поняли, приём?

– Мы уже этим занимаемся. Минуту, и мы будем в ангаре... – ответил Миф. Кира в это время уже привела истребитель обратно к стыковочному узлу. Миф упаковал Нортона возле трапа, а Сотникову уложил на сиденья.

– Ничего, ничего "Аптечка", скоро тебя подлатают, – успокаивал Миф.

Настя с трудом успевала соображать, что происходит. То ли маскировка Мифа мешала этому, то ли рана помутнила сознание, но всё происходило так быстро, что Настя не успела сказать, что нужно сделать. К счастью, Миф как-то сам разобрался, что нужно положить девицу в горизонтальное положение. Смысл фразы про "Аптечку" до неё не дошёл, но Сотниковой сейчас и не до шуток было. Она старалась не отключаться, так как, пока находилась в сознании, могла быть полезна. По меньшей мере, проследить, чтобы спасатель не сделал ничего лишнего, стараясь помочь раненой. Настя осторожно положила голову на подлокотник вместо подушки и проговорила:

– Миф, вы, главное, передайте моим, что рана не очень тяжёлая, мои коллеги с ней справятся. Тем более, когда тут есть волшебные биотехнические машины Древних. Жизненно важные органы вроде не задеты, только пуля, возможно, осталась в моём животе... но это ничего, если вы быстро доставите меня к моим людям...

Настя почувствовала усталость и ненадолго замолчала, чтобы немного перевести дух. Рана, хоть и казалась средней степени тяжести, всё же мешала свободно говорить без передышки.

– Док, сидите себе спокойно. Вами займутся, и хорошо, что не я. Волшебство, вот же народ странный, эти Таури...

"О, да! Сказала бы я, кто здесь странный, да не буду. Меня и так уже некстати подстрелили", – иронично подумала Настя, понятия не имевшая, что Миф сказал тем, кто ждёт на основной базе, и сказал ли вообще. Впрочем, для неё главным было, чтобы парень больше ничего не предпринимал, поэтому девушка промолчала и стала ждать, когда неизвестный корабль доберётся до места назначения. И вот, наконец, корабль опустился в ангаре, и Миф понёс её на выход, куда уже спешили знакомые Насте люди.

– Сэр? – обратился Даниель к Тихонову, устав ждать.

– Да, доктор Джексон, похоже, наш доктор ранена. Я так понимаю, поэтому Юлии Викторовне стало плохо. Миф скоро доставит Анастасию Сергеевну сюда.

– Надеюсь, всё обойдётся... – молвил доктор Джексон, – а что Нортон?

– Мифу удалось взять его, – ответил Андрей Юрьевич, – так, товарищи, я иду встречать Мифа. Он везёт Нортона и Анастасию Сергеевну. Фенрис пока может быть свободен, Юлия Викторовна, вы можете остаться с мальчиком, если пожелаете. Доктор Джексон, вам может быть интересно, что скажет Нортон, если, конечно, он вообще что-нибудь скажет...

Даниель кивнул головой и перевёл Фенрису ту часть слов Тихонова, которая относилась к нему. После этого Андрей Юрьевич в сопровождении доктора Джексона покинул палату и направился к телепорту, который перенёс обоих в основной ангар москитного флота. Попутно он дал поручение медицинскому штабу тоже выдвинуться в ангар. Бригаду медиков с носилками возглавляла, разумеется, Лин Чилин, встревоженная новостью о том, что Сотникова ранена. Полковник не стал скрывать это и от Соловьёва, поэтому Игорь Андреевич вместе со всеми спешил в ангар.

Наконец, процессия добралась до места посадки корабля, из которого Миф уже выносил Настю и Нортона.

– Перекладываем её на носилки! – тут же распорядилась Лин, – Аська! Бабочка моя! Ты меня слышишь?

– Куколка! – улыбнулась Настя, – как я рада тебя видеть!

– Ты всех нас перепугала, Бабочка! – Лин ласково погладила девушку по щеке, – мы боялись, что не успеем вытащить тебя.

– Простите меня, ребята, – молвила Настя, – но я ничего не могла сделать. Я не могла себе представить, что американцы могут пойти на такое... они нагло воспользовались тем, что я врач и должна бежать на помощь по первому зову...

– Я тоже, Асенька, – ответила Лин, – мне тоже от них досталось... и если бы не подполковник Громов, у меня была бы ужасная участь.

– Тебя использовали, чтобы надавить на меня, – вставил слово Игорь Андреевич.

– Игорь! – узнала своего возлюбленного девушка.

– Боже, они ещё и били тебя... – покачал головой Соловьёв, обратив внимание на гематому под глазом Насти.

– Как видишь, дорогой, – проговорила Сотникова, взяв Игоря за руку, – они готовы поднять руку на женщину, даже если она врач.

– Они за это заплатят, – проворчал Игорь Андреевич.

– Ладно, обмен впечатлениями позже, – вмешался в разговор Тихонов, – с возвращением, Анастасия Сергеевна! Простите, что так долго, заговорщики заперлись в рубке основательно. Но, к счастью, они всё же недооценили нас... доктор Чилин?

– Ранение не сквозное, полковник, – ответила Лин, которая в это время осмотрела раненую, приподняла её одежду и убедилась, что на спине Насти раны нет, – значит, пуля застряла у неё в животе, и я должна её вытащить. Думаю, эти чудо-машины Древних покажут мне её точное расположение. Кровотечение практически остановилось, но скоро начнётся воспалительный процесс.

– Пуля занесла инфекцию? – осведомился Соловьёв.

– Нет, Док, – сказала Лин, – пуля стерилизуется, когда выходит из ствола, инфекцию обычно заносят клочки одежды, которые попадают в раневой канал вместе с ней. Но эта рана вполне поддаётся лечению, я справлюсь. Могло быть и хуже.

– Действуйте, доктор Чилин, – распорядился Андрей Юрьевич. Лин быстренько отмыла поверхность тела Насти от крови, сделала небольшую антисептическую обработку краёв раны и закрыла канал стерильной повязкой, после чего Сотникову понесли на палубу обеспечения в медицинский отсек. Соловьёв отправился вместе с бригадой. Полковник Тихонов тем временем обратился к Мифу:

– Ну что ж, прекрасная работа, Миф! – поблагодарил парня Тихонов, – вы сделали большое дело, наверно, с нас причитается, как говорят в России.

Однако обмену поклонами пока не суждено было состояться, так как в это время произошли два события. Одно из них было не таким уж экстраординарным и связано непосредственно с результатами спасательной миссии Мифа. Во-первых, сержант Петровский и ещё два бойца достигли рубки управления, двери в которую уже были открыты. Солдаты взяли в плен всех, кого нашли там.

– Андрей Юрьевич, – вызвал полковника Петровский, – докладываю: взяты два американца. Мы обыскали рубку, но Эттвуда так и не обнаружили...

Андрей Юрьевич посчитал, что Эттвуд просто не стал ждать, когда за ним придут, и поспешил скрыться, поэтому отнёсся к этим сведениям сдержанно.

– Ясно, – ответил Андрей Юрьевич, – вы попали в рубку без проблем?

– Да, и нам не пришлось просить открыть двери, они уже были открыты, – доложил Петровский.

– Вот как! Диана Валентиновна, я же сказал открыть двери по команде, а не заранее, – вызвал Кромверк Тихонов.

– Это не я открыла их, Андрей Юрьевич, – отозвалась Диана, – похоже, это сделал Эттвуд...

– Так, всё ясно. Сержант, переводите пленных в тюремный отсек, – распорядился Тихонов.

– Есть, – ответил Петровский и приступил со своими помощниками к выполнению приказа.

– Диана Валентиновна, постарайтесь запереть рубку, если это возможно, пока мы не займём её, – потребовал Андрей Юрьевич. Во-вторых, Кира в это время, в свою очередь, обратилась к Мифу:

– Слушай, Миф. Ты меня слышишь? Или опять спишь? Спишь ведь, да? А, не спишь. Ну, тогда слушай: то устройство, что ты забрал у этого человека, ну то, что защитило его от твоего оружия... я вот сейчас анализирую свои записи... одно из преимуществ кибермозга... хихи… Блин, не охота с ним расставаться, но человеком мне быть интересней. Так вот, я обнаружила, что у того, что за терминалами сидел, такое же было.

На визор вывелась картинка с изображением браслета. Это было устройство, которое, судя по всему, защищало от выстрела зета. Точно такой же браслет был на Эттвуде. Миф посмотрел ещё раз на устройство и подумал, куда может направиться Эттвуд?

– Сэр, – обращаясь к Тихонову, – у меня есть идея! Вот этот браслет, про который я не собирался говорить, защитил Нортона от выстрела из зета, я не учёл, что Эттвуд мог этим тоже пользоваться, потому последний где-то прячется... И, скорее всего, он знает, что дела у него не очень. А потому я должен немедленно отправиться на его поиски.

Второе событие было связано с теми, кто оказался заперт в зале врат. Прибывшие перестали расходовать боеприпасы, осознав тщетность стрельбы по бронированным пластинам защитных механизмов. Есть ли у них план "Б", никто не знал, но затишье явно напрягало. Громов и Фэй по-прежнему оставались в ЦУВе, в то время как Краснов и Смирнов заняли позиции на лестнице по обе стороны от ворот, за которыми на какое-то время образовалась зловещая тишина. Краснов и Смирнов, стоя на стрёме, раздумывали, что делать дальше.

– Что будем делать дальше? – спрашивал Краснов у остальных, – вдруг у пришельцев есть план "Б", а мы тут ждём у моря погоды...

– А где ваш зонд, майор? – осведомился Громов.

– Здесь, – ответил Краснов.

– Моя, как её... нейронаноника подсказывает, что в зал врат можно попасть через туннели для Прыгунов, – сказал Смирнов, – может, запустить туда зонд через потолок по-тихому?

– Давайте тогда уж сразу боевой запустим... – задумчиво сказал Громов, желая иметь возможность ответного огня в случае обнаружения. Получив одобрение Тихонова, подполковник связался с теми, кто находился в ангаре малых кораблей. Ему ответил Люн Чу Вай, обрадовавшийся, что контроль над центром управления вратами возвращён. Константин Николаевич передал распоряжение запустить один из беспилотников Древних через потолочный туннель в зал врат. Выполнять приказ взялся капитан Злотников, пересевший в кресло управления своего транспортника. По его мысленному приказу один из беспилотников направился через туннель в сторону зала врат, чтобы проникнуть туда через потолок помещения.

Запустить боевой зонд, он же беспилотник, не привлекая внимания пришельцев, было решительно невозможным. Одно дело, когда речь идет о зонде миротворца, который был размером с «Кино» – маленький бесшумно парящий шарик под маскировкой, возможно, даже удалось бы запустить в зал врат незаметно. И другое дело – боевой дрон размером с Прыгун, только без пилота. И попасть такой аппарат мог только через специальный люк в потолке, поэтому маскировка в данном вопросе мало помогла. Как только створки люка начали открываться, и беспилотник попал в помещение, по нему тут же открыли огонь. Шиты, правда, держали, медленно, но верно сажаясь.

Картина же в зале была такой: часть солдат противника находились у врат, вероятно готовя для себя укрытие, а другая часть что-то крепила к воротам, вероятно, какое-то взрывное устройство. Артист быстро оценил обстановку по данным беспилотника: шевроны Звёздных врат всё ещё горели ярко-красным светом, а стена позади них всё ещё светилась голубоватым светом, который излучал с обратной стороны горизонт событий. Всё, как на Земле. Значит, входящий туннель ещё не закрылся, но диафрагма на месте. Поведение же незваных гостей было, наверно, предсказуемым: убедившись, что оружием бронезаслонку не пробить, попытаются придумать что-нибудь другое. Например, попробовать взорвать её. Обо всём, разумеется, узнавали и те, кто занял центр управления вратами, и Тихонов.

– Если уж их пушки не в состоянии пробить заслонку, то взрывчатка должна быть очень мощной, чтобы она решила проблему, – предположил Краснов, – они же сами пострадают при взрыве.

– Капитан, возвращайте беспилотник обратно, – распорядился Громов, и аппарат, атакуемый незваными гостями, вернулся в туннель, после чего люк закрылся за ним. Подполковник связался с Люном и приказал всем бойцам отойти от ворот, ведущих в ЦУВ, а капитана Злотникова попросил поставить перед воротами несколько беспилотников в полной боевой готовности. Он вспомнил, что они вооружены лучевыми пушками, кроме щитов, и это в данной ситуации виделось более эффективной и безопасной защитой, чем живые люди, пусть и вооружённые. По приказу Артиста 4 беспилотника построили небольшой полумесяц перед воротами, нацелив на них свои пушки. К слову, ворота со стороны ангара пришлось открыть, иначе от беспилотников не было бы никакого смысла.

Некоторое время ничего не происходило, и Злотников грешным делом подумал, что противник потерял волю к победе и вот-вот попросит начать процесс переговоров о капитуляции, в конце концов, уже и Нортона взяли... но тут прогремел взрыв.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Феникс, Миф | Просмотров: 184 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ