Заголовок
Сегодня Суббота, 23 Сентябрь 2017,

на часах 17:39:45 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Не показалось ли вам странным, что не удалось защитить базу Икар от нападения?

Всего ответов: 751


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Родной мир Гарсима. Разоблачение пришельцев
08 Январь 2017 00:50:08

Погрузившись в мысли, девчонка и сама не заметила, как добралась до палаты Гарсима. В помещении было тихо спокойно – наверное, действовал приглушённый свет – но она всё равно ощущала беспокойство. Девчонка понимала, что даже если что-то произойдёт, то она узнает об этом последней и лишь тогда, когда люди объявятся в палате, а значит, если объявятся американцы, то у неё, возможно, даже не останется времени, чтоб предпринять хоть что-то.

Пройдя к кушетке, девушка взглянула сквозь прозрачную поверхность и, убедившись, что с мальчиком, спящим под стеклянным куполом, всё в порядке, отошла к стене, после чего присела на пол в тени шкафа. Наверно, входящий в комнату её бы даже не заметил, но именно оттуда было хорошо видно, кто входит.

Слёз не было, была лишь боль и пустота. Девушка понимала реакцию Стивенсона и Желтова. Для них она уже была не человеком. На мгновения девушке вспомнились слова учёного о том, что её ДНК изменено настолько, что мало походит на человеческое. Что уж тут можно было сказать? Девчонка и сама понимала, что с фактом не поспоришь, но боль от сознания того, что собственные соотечественники видят в ней чужака, была невыносима.

А ещё она осознавала, что судьба мальчика ей действительно не безразлична. Она ещё не понимала своих чувств, но ощущала, что её что-то связывает с этим странным парнишкой. Самоанализ ничего не дал. Сон девушка, конечно, помнила, но пришла к выводу, что симпатия и желание защитить его вызвано тем, что этот мальчик, так похожий на эльфа, через многое прошёл и мог понять её гораздо лучше людей, что её окружали.

Юля сидела в палате Гарсима. Парень был без сознания: то ли спал, то ли в искусственной коме находился. Саркофаг делал своё дело, но строение Гарсима всё же отличалось от человеческого, а раны его были столь серьёзными, что оборудование китежан оценивало время на восстановление пациента примерно в несколько дней.

Пареньку снился сон. Мозг псионика, наверное, не осознанно усиливал эти видения, и почти любой, даже не очень опытный телепат мог бы увидеть то, что снилось пареньку.

Гарсим сидел на песчаном берегу озера. Солнышко пригревало, было хорошо. Озеро было небольшим, с очень чистой водой, настолько, что можно было увидеть дно водоёма. Оно казалось очень близким, казалось, можно поднять камень с его дна, но Гарсим знал, что это оптическая иллюзия: до дна метра три, если не больше. С одной стороны от озера находилась небольшая рощица, которая больше походила на ухоженный сад, чем на дикий лес, а в отдалении, с другой стороны от озера, стояла роскошная вилла со сложенными из белых камней стенами, с красивыми скульптурами и колоннами, с садами и парками.

Собственно, озеро было частью парка, частью общей картины. Эта вилла принадлежала родителям Гарсима. Она находилась далеко от города, в живописных местах, далеко от городской суеты и политики. Он предпочитал жить тут, нежели в столице. Его родители были важными и знатными Дананн, и из-за своего статуса не могли надолго покидать столицу. А Гарсим мог, пока не достигнет определённого возраста, когда и ему придется участвовать в этих политических играх. Могла покидать столицу и его сестра. Хоть она и была намного старше его, она выпала из политической жизни благодаря своей принадлежности к ордену Ба-эн-Ши – некоего людского аналога рыцарского ордена, только не такого примитивного, как считал сам Гарсим. Звали её Элиссенди.

Элиссенди, кстати, все ещё плавала в озере. Она только недавно прибыла на виллу в отпуск, и старалась всё время отпуска посвятить Гарсиму. У него было ещё двое братьев и две сестры, помимо Эли, но только с ней он был по-настоящему близок.

Наконец, девушке надоело плескаться в воде, и она решила выбраться на берег.

– Что ты, так и будешь лежать, пока не обгоришь? – усмехнулась Элиссенди.

– У меня нет такой любви к плаванию, как у тебя, любезная сестрица, – улыбнулся в ответ Гарсим, – порой мне кажется, что ты вот-вот превратишься в амфибию...

Девушка засмеялась, но идиллия продолжалась недолго. Тучи закрыли солнце, на землю упала тень. Гарсим посмотрел на небо и увидел летящий корабль – серый, вытянутый, явно не дананнского типа. Он летел над кромками деревьев куда-то в сторону человеческих поселений, что расположились на другой стороне леса, в нескольких километрах от виллы.

– Корабль? Здесь, на запретной планете? – удивилась Эли, – сиди тут, никуда не уходи, Гарсим, мне нужно моё снаряжение.

Девушка убежала в дом. Ну, а Гарсим... он был настолько любопытен, что не послушал совета сестры. Быстро одевшись, он побежал через лес, в сторону людских поселений.

Сама того не ожидая, Юля открылась прикосновению чужого разума, но прикосновение к мыслям, воспоминаниям этого мальчика не причинило ей боли. Она просто плыла в потоке его воспоминаний, всколыхнувшихся через сон. Наверно, так было даже легче – собственная боль казалась ей сейчас невыносимой, и чужие воспоминания полностью заглушили её. Сон, тем временем, продолжался.

Гарсим знал этот лес, как свои пять пальцев. Он был тут так часто, что чуть ли не каждое деревце было ему знакомым. Бывал он и в человеческом поселении. Таких было много, от небольших деревень до городков и укреплённых замков. Этим людям разрешили селиться в непосредственной близости от Дананнских земель в качестве некоего буфера, защиты от других людей. Им давали знания, оружие и золото, а они, в свою очередь, в случае чего, выступали против тех, кто решит пойти на мифических Дананн войной.

Этот городок был самым близким к землям Дананн. Он был небольшим, скорей большая деревня, чем город, по крайней мере, по численности населения не больше тысячи человек. Его не окружали высокие стены, и не охраняли большие армии. Люди считали, что рядом с волшебниками Дану они в безопасности, и были правы до сегодняшнего дня.

Гарсим выбежал из леса на пустырь. Город полыхал. Люди метались туда-сюда среди пылающих улиц. Но никто из них не пытался тушить пожары. Они стали частью жестокой охоты, ибо среди всего этого хаоса выделялись люди в более технологичной броне, чем местные, они деловито ходили по улицам и оглушали из своего более современного оружия местных. А недалеко от городка стоял большой, метров сто в длину, сигарообразный корабль. Рампа была его опущена. Туда стаскивали и свозили оглушённых людей.

«Работорговцы», – понял Гарсим. Но откуда они могли взяться, ведь эта планета полностью прикрыта флотом и спутниками Дананн. Эта планета считается запретной, и никто, кроме Дананн, не может приземляться на ней. А всех, кто пытался, неминуемо, сбивали.

Юля сжалась в полутьме. Образы становились всё отчётливей, как и эмоции, захватившие парнишку. Собственное "я" девушки полностью растворилось в этом потоке. Юля словно стала незримым наблюдателем того, что произошло в городе, на планете парнишки. Зарево пожарищ, ужас людей, загнанных в ловушку, работорговцы... Девчонка невольно сжала кулаки. Если бы не риск, что в комнату сунутся американцы, то она сама бы сунулась на планету мальчика, чтоб выяснить подробности, что произошло там, и куда направились эти подонки. Но сейчас она была бессильна что-то предпринять. Её место было здесь, рядом с мальчиком.

Связи с Тихоновым не было и неудивительно: в данных условиях любая связь была небезопасна. Естественно, узнать, найдена ли Анастасия Сергеевна или нет, она тоже не могла. Оружия тоже не было, хотя она и сама считала себя оружием. Девчонка выругалась, понимая, что ей нужен доступ к чертежам города. Девчонка хорошо помнила, скольких сил ей стоило удерживать кислородную сферу. Она сильно сомневалась, что сможет одновременно ещё и сражаться.

Чем больше девушка думала, тем лучше осознавала, что заговорщики действуют слишком поспешно. Прийти так просто в кабинет Тихонова – это не шуточки, а вот они решились. Да и на кой чёрт им нужно было травить нарийцев и одновременно предлагать пост командующего экспедицией Соловьёву? Вероятно, они рассчитывали, что надолго на этом посту Игорь Андреевич не задержится.

Тем временем сон Гарсима обернулся кошмаром. Пылающий город вдруг превратился в лабиринт из дыма, горящих домов и чёрных, как смоль, сущностей. У них были руки и головы, а все остальное тело было бесформенным, словно дым. Их лица были обезображены огнём или пытками. Они взывали к нему, просили помочь, но Гарсим был бессилен, слаб.

Вдруг лабиринт сменился комнатой. Она была металлической, словно на корабле, очень старом корабле, потому что выглядела достаточно обшарпанной. Гарсим был к чему-то привязан и не мог пошевелиться, а перед ним стоял человек. У него были чёрные, как смоль, волосы до плеч и такие же чёрные холодные глаза.

– Любопытный экземпляр, – его голос был таким же холодным, пустым, как и глаза. Когда приходил этот человек, приходила и боль, адская боль, уничтожающая. Человек говорил только "любопытно", когда Гарсим бился в агонии. Вот и сейчас, увидев человека, Гарсим почувствовал боль. Он забился в конвульсиях на своей кушетке.

Ощутив метания парнишки, девушка встала и подошла к капсуле. Она улавливала, проносящиеся в его сознании образы. Жестокость людей, с которыми ему довелось столкнуться, её нисколечко не удивила. В свои двадцать пять Юля многое видела и пока была в вооружённых силах, и уже позже, на гражданке.

– Тише… тише, – прошептала девушка, – его нет здесь, ты в безопасности.

Она сконцентрировалась, направляя эмпатическую волну, пытаясь вселить в парнишку уверенность, но поначалу получалось плохо: было непросто взять контроль над собственными эмоциями. И всё же постепенно она справилась с охватывающей её паникой. Пришлось спрятать в глубину души все свои страхи и сомнения. А ведь они не оставляли её со времён службы.

Псионное воздействие Юли помогло, и паренек успокоился. Он перестал метаться и, похоже, проснулся. Верней его мозг "проснулся", вошёл в стадию контролируемого сна, если так можно было выразится, то есть технически его организм спал, но тренированный многочисленными тренировками мозг псионика мог контролировать свой сон, и первым делом он убрал тёмные образы, оставив приятные образы озера и леса. В таком состоянии Гарсим не мог использовать псионику на других существах, только на себя. Он мог защитить свой разум от кошмаров или псионной атаки другого псионика. Он наверняка даже не знал точно, что происходит с его телом, и кто находится рядом, но воздействие Юли он почувствовал и понял, что она находится рядом. Поэтому он не стал закрывать свой разум, надеясь, что она "придёт к нему".

– Это моя точка равновесия. Мой Нексус... – в пустоту произнёс Гарсим, но эти слава явно предназначались Юле, – любимое озеро, лес, сестра Эли.

Юля даже не была уверена, что у неё что-то получилось, когда серость палаты исчезла, и перед её глазами возникла картина сродни той, что она увидела во время целительного сна. Окружающая её реальность на время растворилась. Было лишь озеро, лес, Гарсим и девушка, сестра парнишки... Оглядываясь по сторонам, Юля вдыхала запах травы, цветов. Это была иллюзия, мир, порождённый сознанием парнишки, но он казался реальным.

Несколько мгновений она разглядывала зелень величавых деревьев, сквозь густые кроны которых проникали редкие лучи света; яркие пятна цветов, растущих на камнях неподалёку от озера; округлые, чуть подёрнутые зеленоватой дымкой камешки в чистейшей воде. Кажется, само озеро и лес находились в горах, по крайней мере, ей так показалось.

Юля улыбнулась. Мальчику явно было легче, и, похоже, её присутствие его больше не пугало. Но, разглядывая лес, озеро и парнишку, она и сама не заметила, что невольно улыбается. В этом месте тревоги девушки немного улеглись, но ей вспомнились горы Кавказа. Несмотря на всю красоту тех удивительных мест, образы из её прошлого вызывали смешанные чувства, а потому она сразу же постаралась запрятать их в глубину сознания, не желая разрушать очарования этого места, и в это мгновение услышала его голос, который отчётливо зазвучал в её голове.

– Здесь красиво, –  тихо произнесла она, поняв, что мальчик обращается к ней. Она говорила, старательно пряча от парнишки возникающие в её сознании образы, а потом вновь посмотрела на Гарсима.

– Мой прадед первый поселился в этой местности, – Гарсим махнул рукой в сторону возвышенности вдали, за подлеском, на которой можно было увидеть белые стены виллы, – а облагораживал озеро и лес уже мой дед. Он убеждён, что мы должны жить в гармонии с природой. «Мы часть природы, мы одно целое с ней, и не должны ставить себя выше неё», – говорил он. И знаешь, он прав... покинув не по своей воле мой дом, я увидел много ужасов: злоба, дисбаланс, хаос... Мне казалось, я попал в ад... Но потом я почувствовал тебя. Мы чем-то похожи. Словно осколки зеркала, разбитого злой судьбой, всё не можем собраться.

Девушка продолжала плескаться в озере, птицы продолжали петь, насекомые стрекотать. Это место было действительно успокаивающем, гармоничным. Озеро не было слишком большим, и при желании его можно было переплыть, не особо напрягаясь. Часть берега была пологой с приятным песочком, часть более скалистой. Правда, и песчаная часть берега, и скалистая выглядели так, будто были созданы искусственно – некий дананнский ландшафтный дизайн.

Возможно, именно поэтому Юля не могла спрятать от Гарсима свои чувства, свою боль. Пыталась, но не могла. Он чувствовал её, чувствовал то, что она стремилась скрыть. Девушка перевела взгляд на Гарсима, но видела его мальчишеское лицо сквозь пелену слёз. Сейчас она не хотела покидать это место, где обрела чуточку покоя, ведь в реальности её ожидала лишь боль и сознание собственной беспомощности. Даже боль от ран была на сравнима с той зияющей пустотой, что образовалась в её душе с того мгновения, как она осознала, что люди в ней видят мутанта.

– Ты поправишься, и я помогу тебе вернуться домой, – девушка замолчала, даже не зная, что ещё сказать, да и нужно ли было что-то говорить? Поэтому она просто попросила:

– Расскажи о своём мире, Гарсим... Какой он? – паренёк улыбнулся и указал рукой на скалистый берег. Уровень берега был рассчитан идеально: усевшись на нагретый солнцем камень, можно было достать ногами до воды. Гарсим уселся на берег, погрузив босые ноги в воду. Где-то на глубине, в кристально чистой воде, плавали рыбки разных размеров и расцветок, будто аквариумные или тропические. Они совершенно не боялись и подплывали очень близко, вероятно, Гарсим любил их подкармливать. Тёплый ветерок гнал лёгкую рябь на поверхности озера. Плеск волн, тонкий аромат цветов, на мгновения показавшийся девушке очень знакомым.

– Наш народ прибыл сюда тысячелетие назад через врата. Мы прибыли на пепелище грандиозного побоища. Развитые цивилизации лежали в руинах. Казалось, они задались вопросом тотального уничтожения всего живого, ибо даже на руинах они умудрялись уничтожать друг друга в бесконечных кровавых схватках. Но как ты, наверное, понимаешь, наше общество не приемлет бессмысленное насилие и агрессию. Тогда мы объявили планету "запретной", "закрытой", дабы мародёры, работорговцы или пираты не могли бы воспользоваться сложившейся ситуацией в свою пользу. И до недавнего времени система работала отлично, отгоняя непрошеных гостей.

Мальчик замолчал на некоторое время, вглядываясь в глубину озера. Видимо, было очень сложно отринуть пережитое и забыть боль. Но потом будто пришел в себя и продолжил:

– Сейчас, тысячу лет спустя, мир преобразился. Мы очистили планету от загрязнений и последствий войны, помогая местному населению восстановиться. Делимся знаниями, обучаем нашим законам и философии. Мы строим величественные и прекрасные города, используя технологии, не загрязняющие планету, стараясь жить в гармонии с природой. Я думаю, тебе бы у нас понравилось. У нас ты могла бы забыть про страхи и сомнения. Познать себя и обучится в полной мере контролировать свой дар.

Юля чувствовала, что может так сидеть до бесконечности, слушая рассказ парнишки, но всё же произнесла:

– Забыть страхи... – девушка уже не пыталась скрыть всплывающие образы. В этом месте любая боль притуплялась, а потому она позволила себе плыть в потоке воспоминаний.

– Должно быть, это удивительное место, если в нём могут спокойно жить такие, как мы – люди, наделённые особым даром.

Плеск воды, в которой резвились цветные рыбки, успокаивал. Девушка долго смотрела на шмыгающую среди камней форель – да, именно эту рыбёшку напомнила ей скользнувшая среди камней рыбка – а потом перевела взгляд на Гарсима. Она вспомнила аромат, который казался каким-то наваждением.

– А знаешь, первый раз я увидела тебя во сне. Возможно, это покажется странным... но я и сама не знаю, как такое могло произойти, – девушка замолчала, вглядываясь в толщу воды. Лёгкий ветерок донёс всё тот же знакомый аромат, пробудив воспоминания о цветущем саде из её сна. Она не знала, как объяснить то, что увидела, но всё же попыталась:

– Я почти не помню того, что произошло с того момента, как я потеряла контроль над беспилотниками. Наверное, рана и воспаление лёгких вызвали горячку, последствием которой стал кошмар, – девчонку передёрнуло: воспоминание об этом кошмаре было не из приятных, но она тут же улыбнулась.

– Да, – улыбнулся Гарсим, – я вдруг почувствовал тебя на столь далеком расстоянии, твою боль, агонию. Ты почти умирала. Я и сам тогда был в не самой лучшей форме, но сил отправить тебе сообщение мне хватило. Оно подстегнуло твой организм к восстановлению, а заодно я указал тебе путь.

 – А потом кошмар внезапно прекратился. Я увидела сад, где цветут деревья, похожие на сакуру, ощутила свежий ветерок, напоенный ароматом цветов. Вот тогда-то там в саду я и увидела тебя. Ты протянул мне бледно-розовый цветок, похожий на те, что осыпались с деревьев, только на его лепестках и в сердцевине горели символы.

– Я подумал, что если там, где ты находишься, есть Звёздные врата, то ты можешь отправиться ко мне домой и сообщить моим близким обо мне. Как ты понимаешь, символы на лепестках, это адрес Звёздных врат, адрес моего дома. Там, если бы ты или твои друзья не нашли меня, тебе бы помогли, а за мной отправили бы спасателей. Что касается сада, – паренёк хитро подмигнул, – он находится в усадьбе. Это второе моё любимое место. Там, в беседке, я часто провожу время за чтением книг или медитацией.

Девчонка замолчала. Воспоминание о саде и окружающий пейзаж напомнили ей место уже из её снов. Наверное, именно так она представляла себе образ из одной книги, слушая песню группы "Полное Затмение". Она сама не заметила, что улыбается, в то время как слова и мелодия песни звучали в её голове: 

За тучи спряталась луна, 
И в тишине, едва слышна, 
Гитары тонкая струна
Тихонько плачет...
Тебя воспеть не хватит слов, 
Мой Амбер, лучший из миров, 
Ведь настоящая любовь 
Всех слов богаче... 

Пронзают шпили шёлк небес, 
Ночной прохладой дышит лес, 
И только моря сонный плеск 
Гитаре вторит. 
Тебе я жизнь отдать готов, 
Мой Амбер, лучший из миров, 
Ведь настоящая любовь 
С ценой не спорит. 

Тебе – последний вздох и взгляд, 
И горечь слез, и тяжесть клятв. 
Пусть раны старые болят – 
Я точно знаю,

Что отыщу дорогу вновь 
В мой Амбер, лучший из миров, 
Ведь настоящая любовь 
Не умирает...
 

Осмыслив слова Гарсима, Юля невольно улыбнулась. Его общество заставило её забыть многие проблемы, и теперь она просто наслаждалась красотой озёрного края: лес с величавыми деревьями и густым ковром папоротников, столь похожий, на описываемые янтарные леса, описанием которых девушка зачитывалась когда-то; сиреневого заката, когда небо на востоке уже окрасилось в сине-сиреневые краски с ярким вкраплением звёзд, а на западе всё ещё видны розово-алые полосы, и озёрной гладью, в которой отражаются краски неба. И лёгкий ветерок, как и раньше, доносил аромат цветов, слышался тихий плеск воды, в которой шмыгали рыбки. В зарослях слышался тихий треск веток – возможно просунулись ночные птицы. Стрекот насекомых стихал.

– Думаю, стоит поискать способ сообщить твоим родным, где ты, – тихо произнесла девушка, гадая, как пояснить парнишке происходящее на базе, чтоб не напугать. Она прекрасно понимала, что волнение ему ни к чему, в особенности сейчас, когда после того, как организм пережил шок от использования той дряни, что блокировала отделы мозга, отвечающие за пси-силы. Уж что-что, а Юля прекрасно знала, что такое психологические травмы. Она и раньше видела ужас в глазах людей, которым довелось пережить плен. Некоторые не могли оправиться даже спустя годы, а этот парнишка был ещё совсем ребёнком. Сказать ему сейчас о проблемах, с которыми столкнулись её друзья, это означало напугать, а этого она совсем не хотела.

Гарсим приободрился. Ему не терпелось вернутся домой и увидеть родные прекрасные сады и озеро своими глазами, а не через псионное воссоздание в своём разуме.

– О! Было бы неплохо. У тебя есть адрес, всё, что нужно сделать – это набрать его и пройти через врата, предварительно послав телепатический сигнал. На той стороне тебя встретит стража врат. Они тебе помогут! Они позовут кого-то из моей семьи.

Когда Гарсим заговорил о семье, на берег таки вышла до того плескавшаяся в озере Элиссенди. Девушка выглядела обеспокоенной. Очевидно, в воде она была в купальнике, но на берег вышла в полном боевом облачении. Она была отражением подсознания парнишки. Юля задумчиво смотрела на сестру Гарсима, напряжённо обдумывая непростую ситуацию. Сказать парнишке о неприятностях на базе, означало лишить его надежды увидеть родной дом и преждевременно напугать, ведь люди Тихонова ещё могли справиться с ситуацией. С другой стороны, если у них ничего не получится, то единственным шансом на спасение парнишки останутся его родные, а значит, послать сигнал было просто необходимо. Вот только сделать она могла это, лишь приблизившись к ЦУВ вплотную. Это тоже было непросто. Вряд ли она могла пройти туда незамеченной, а значит, ей нужна была связь с Тихоновым, и девушка начала напряжённо вспоминать, что она увидела при входе в палату. Для связи можно использовать интерком. Что Юлю смущало, так это то, что она не могла покинуть мальчика, пока он находился в регенерационной капсуле. И нужно было подготовить резервный план на случай, если у Тихонова ситуация вышла из-под контроля.

– Скажи, если мне удастся послать телепатический сигнал, то твои смогут подойти к планете в обход врат? – спрашивая это, Юля пыталась оставаться спокойной, чтобы не взволновать мальчика. Паренёк вдруг оживился, заулыбался. Элиссенди, что мгновение назад была в доспехе с хмурым выражением лица, вдруг снова стала беззаботной и, даже, умиротворённой.

– Ну, конечно! За мной бы послали агента или даже агентов. Они смогли бы миновать все те уродливые и примитивные суда, что висят на орбите, и приземлились бы тут! Они бы помогли бы нам, не оставили бы в беде!

– Я, конечно, не магистр Йода, но попробую, – Юля улыбнулась парнишке, представив мысленно образ маленького зеленокожего инопланетника из фильма "Звёздные войны", которым восхищалась, ещё будучи ребёнком. Почему-то она была уверена, что парнишка уловит картинку и поймёт объяснение. Гарсим улыбнулся, увидев зеленокожего недомерка, которое послала ему девушка.

– Интересная раса! Подобную я ещё не встречал, – похоже Гарсим так и не понял, что это вымышленная раса.

"Жаль, конечно, небезопасно, но придётся подобраться к вратам вплотную, чтоб сделать это", – думала девушка, глядя на озёрную гладь.

– Сомневаюсь, что у меня получится провернуть тоже, что делал этот малыш, но овладевать новыми способностями всё же нужно. Единственное, что меня смущает, так это то, что встретят люди с твоей планеты, когда придут. Им нужна защита от очень опасных существ, которые их могут здесь встретить, – и девушка мысленно передала образы этих существ парнишке, вот только её куда больше волновали американцы с их амбициями, – пока я останусь с тобой, но нужно будет поговорить с Андреем Юрьевичем, чтоб сообщить о произошедшем твоим родным, если они ещё не начали тебя разыскивать. К счастью, интерком я, кажется, здесь видела.

– Сестра меня ищет! В этом я уверен. Она и её орден не останутся в стороне. Скорей всего расследование во всю идёт, значит, они могут выйти на мой след и явиться сюда. Было бы плохо, если они бы пострадали от местной фауны. Поговори с Андреем Юрьевичем, мои сородичи не откажут вам в любой помощи, узнав, что вы спасли и вылечили меня. Особенно важно это сделать, пока меня не отыскали и не наткнулись на чудовищ, тут обитающих!

Услышав слова парнишки, Юля вздрогнула и тихо произнесла:

– Тогда мне стоит поспешить, – девушка поднялась. Прекрасный мир иллюзии исчез, в мгновение она осознала, что вновь находится в палате. Паренёк так и спал в своей капсуле. Сон должен был ему помочь побыстрее восстановиться. Глядя на него, Юля улыбнулась и вышла из палаты. Пройдя пару шагов по коридору, она увидела людей у кабинета главврача, где должен был остаться Тихонов, но всё же подошла к ним и обратилась:

– Извините, пожалуйста, мне нужно поговорить с Андреем Юрьевичем. Есть очень важная информация, касающаяся нашего гостя, – и, как мы уже знаем, через минуту из кабинета выпроводили Желтова, а Юля получила возможность поговорить с лидером экспедиции.

– Ну что, Юлия Викторовна? – обратился Тихонов к девице, – надеюсь, вы хотите рассказать мне что-то более интересное, чем предложение освещать контртеррористическую операцию на весь состав экспедиции?

Насмешка в голосе Тихонова не ускользнула от Юли, но девушка спокойно посмотрела на мужчину и как ни в чём не бывало произнесла:

– При условии, что вас интересует, что родные парнишки живы, наверняка сильно обеспокоены, что с ним, и могут появиться в любой момент здесь, – Юля пожала плечами и спросила, – так вас это интересует?

Девушка замолчала и застыла в ожидании ответа. Тихонов не очень понял смысла вопроса, заданного девицей, но посчитал его ответом на свою иронию.

– Разумеется, меня интересует, если кто-то возымел намерение вломиться в этот город против нашей воли, Юлия Викторовна, – несколько строго ответил полковник, чьё лицо стало несколько суровым, – и если эти родные парнишки уже явились за ним, я хочу знать, что за дела у них с нашими американскими заговорщиками?

Полковник вопрошающе посмотрел на Юлю, словно это она, сговорившись с мальчиком, которому они помогают, привела сюда тех, кто сейчас занимает зал врат и разговаривает с американцами. Девушка снова пожала плечами. То, что родные парнишки могли связаться с американцами, показалось ей нелепым, а вот то, что перешли к радикальным методам, чтоб разыскать его, куда больше походило на правду. И Юля понимала, что если это так, то успокоить их удастся лишь ей.

– Думаю, у меня есть способ выяснить, с кем вы столкнулись. – произнесла она после непродолжительного молчания, – я сильно сомневаюсь, что сестра парня или её люди могли вступить в сделку с людьми вроде Желтова, но вот то, что родные парня перешли к радикальным методам, чтоб разыскать его, возможно. Если это так, то, что вы наблюдаете – это внушение псионика очень высокого уровня. Если хотите, я могу постараться выяснить, с чем мы имеем дело. Псионик услышит меня без слов.

Полковник, наверно, уже не был удивлён, что ему не понадобилось объяснять или показывать, что происходит в зале врат. А вот всё остальное ему было не особенно ясно.

– Я вижу, вы уже стали прямо-таки специалистом по псионике, Юлия Викторовна. И всё же спрашивать, когда успели, нет времени. Но пытаться войти с пришельцами в контакт ещё рано, поскольку совсем не факт, что это пришли за мальчиком. Если я воспроизведу картинку из зала врат, вы сможете показать её мальчику и спросить у него, узнаёт ли он этих пришельцев? – осведомился Тихонов.

– Думаю, это не составит труда. Гарсим должен узнать своих, если мы имеем дело именно с ними. Оружие или форма могут иметь свои отличия, а если это не его родные, но он что-то о них слышал, мы, по крайней мере, узнаем больше. Давайте попробуем. И я бы хотела попросить, чтобы кто-то остался у дверей палаты, пока мы будем решать проблемы. Мальчик всё ещё в целительном сне, а значит, уязвим.

Девушка была натянута, как струна. Она оставила мальчика, но совсем не хотела оставлять его надолго, хотя сейчас это становилось необходимостью.

– Идём к мальчику немедленно, – ответил Тихонов и тут же поспешил с Юлей в палату, где содержался Гарсим. Караульные по его указанию двинулись за ними и встали на пост у палаты мальчика, когда начальник с девицей вошли туда. Войдя в палату и закрыв дверь, полковник немедленно запустил свой зонд, и тот по команде наносистем Тихонова начал прямую трансляцию из зала врат, чтобы Юля могла видеть, что там происходит.

– Действуйте, Юлия Викторовна, – сказал Андрей Юрьевич. Девушка сосредоточилась, вглядываясь в лица тех, кто прибыл, отмечая мельчайшие детали в их поведении, ровно, как и в поведении американцев. Особое внимание она уделила форме пришельцев, их оружию. Здесь была важна каждая деталь. Мужчины, разговаривавшие с американцами, были одеты в серые кожаные одежды, тёмно-серые, практически чёрные. То, что они выглядят, как люди, не вызывало сомнений, но те другие, что появились из врат – их лица были скрыты шлемами, не позволяющими определить точную принадлежность к какой-то расе.

Не смотря на всю напряжённость ситуации, Юля ловила себя на том, что ей самой интересно, кто скрывается за этими масками-шлемами. И всё же ей пришлось присесть, чтобы вновь войти в медитативное состояние и установить контакт с Гарсимом. Едва окружающая её комната растворилась во мраке, девушка позвала паренька:

– Гарсим, мне нужна твоя помощь...

Гарсим ответил не сразу. Его исцеление вошло в ту фазу, когда, даже тренированный ум медленно погружался в неуправляемый сон без сновидений. Наномашины намеренно погружали паренька в это состояние, дабы перейти к следующей части лечения.

– Я здесь.

Мир Гарсима, казалось, засыпал вместе с ним. Листва с деревьев облетела, и желто-оранжевыми кучками лежала на земле. Озеро утратило свои яркие краски прозрачность. Теперь оно было чёрным и мутным. Сестра Гарсима куда-то пропала. Небо тоже затянуло свинцово-серыми тучами. Где-то вдалеке пророкотал гром.

– Мне всё тяжелей удерживать это место, сложней управлять своим сном. Я понимаю, моя нервная система была повреждена, и чтобы восстановить её, нужно заглушить мою мозговую деятельность. Этим-то машина и занимается. У нас мало времени, – предупредил мальчик.

– Гарсим, – девушка вздохнула, подбирая слова, – несколько минут назад через Звёздные врата прошли люди, владеющие технологиями, о которых мы ровным счётом ничего не знаем. На Земле никогда не было ни формы, что мы увидели на них, ни вооружения. Мы не сталкивались ни с чем подобным. Ты что-нибудь знаешь о тех, кто пришёл?

И Юля с неким волнением, присев на пожухшую листву, предоставила парнишке целую серию образов... При этом девушка смогла воспроизвести в памяти даже мельчайшие детали, на которые другой попросту не обратил бы внимания, искренне надеясь, что, если появившиеся люди – это родные Гарсима или их люди, то парнишка, увидев знакомую одежду, сможет узнать их. Но даже если нет, то всё равно они знали бы гораздо больше, чем раньше, что позволило бы отреагировать соответствующим образом.

Сейчас имело значение всё: черты лица тех, чьи лица были открыты; их реакции; костюмы тех, чьи лица скрывались за шлемами. Особое внимание девушка уделила оружию, которое было при появившихся, хотя она не сильно рассчитывала, что парень разбирается в нём. Краснов в это время продолжал наблюдать за пришельцами и передавал видео всем остальным. Первая четвёрка уже договорилась о чём-то с американцами и направилась к центру управления вратами. Из врат же степенно выходили воины. Кто-то нёс на себе какие-то ящики, кто-то был просто вооружён. Отряд примерно в 10 человек отправился к воротам. Занимали позиции, вероятно.

– Готово!!! – вдруг по каналу миротворцев послышался голос радостной Кромверк, – терминал взломан, можно закрывать диафрагму!

Умудренный годами разведчик Тихонов снова оказался в затруднительном положении. Одна его часть встрепенулась, услышав долгожданный ответ Кромверк и требовала закрыть диафрагму немедленно: гости явились без приглашения, а правила безопасности требуют не впускать непрошеных гостей. Доказано 20-летним опытом работы проекта "Звёздные врата". Другая часть говорила: а что, если девчонка права, и поведение американцев – просто воздействие инопланетной технологии? Не обязательно этой мистической псионики, к которой Тихонов пока ещё относился с некоторым скепсисом, но всё же чужой технологии.

Поэтому, если пришельцы всё же друзья мальчика, сложно было оценить перспективы установления дипломатических отношений после того, как кто-то из них погибнет. Но решение надо было принимать быстро, поэтому полковник, хоть и не знал ничего о том, как проходит разговор девицы с мальчиком, и так понял, что времени у них очень мало.

– Юлия Викторовна, мы готовы закрыть диафрагму, прошу поторопиться! – осторожно позвал Юлю Андрей Юрьевич, – долго не разговаривайте, просто выясните, узнаёт ли мальчик наших пришельцев?

Находясь в иллюзионном мире, Юля слышала голос Тихонова, как издалека. Со стороны она выглядела отрешённой от всего, но какая-то часть её внутреннего "я" позволяла ей контролировать эмоции, хотя сердце забилось, как запертая в тесную клетку пичужка. Прервать контакт, не дождавшись ответа, чтоб ответить Андрею Юрьевичу, она не могла, слишком хрупка была связь с парнем, который погружался в глубокий сон под воздействием лечащей аппаратуры, но при таких новостях без ответа оставить его тоже было нельзя.

Девушка гадала, что ей делать, лишь мгновение. Почти интуитивно Юля вспомнила язык глухонемых, систему знаков, используемую спецназом во время операций. Мысленно она всё ещё находилась в мире иллюзии, но имея частичный контроль над трансом, она всё же сложила пальцы в знак "Ждите" и беззвучно одними губами произнесла: "Дайте мне одно мгновение".

Сразу после этого Андрей Юрьевич вспомнил о Фенрисе. Здоровяк, как уже понял Тихонов, после освобождения мальчика из плена работал кем-то вроде опекуна, и он много чего повидал в этой галактике. Поэтому полковник связался по рации с доктором Джексоном и попросил как можно скорее явиться в палату, а также передал всем находящимся на палубе, кто увидит Фенриса, тоже в срочном порядке прислать его в палату.

Пока Фенрис и Даниель спешили в палату на всех парах, Тихонов тоже не терял времени и по каналу миротворцев передал следующее сообщение:

– Громов, Фэй, Смирнов! Приготовиться к взятию центра управления вратами! Майор Краснов покажет, где располагается стража заложников. Вы вчетвером должны использовать эффект неожиданности нападения и все возможности миротворцев, чтобы быстро освободить заложников центра. Диана Валентиновна телепортирует вас в центр управления поближе к страже по моей команде, а потом закроет диафрагму. Как поняли?

Бойцы поняли приказ и быстро начали готовиться к штурму, а Кромверк стала проверять возможность телепортации. Не прошло и минуты после этого приказа, как в палату уже заглянули Фенрис, к счастью, находившийся поблизости, и доктор Джексон, телепортировавшийся из основного ангара. Тихонов пригласил обоих и указал на картинку, транслируемую дроном. По его просьбе Даниель спросил у здоровяка:

– Фенрис, скажите, вы узнаёте этих ребят, которые идут через Звёздные врата?

– Хм... сложно сказать. Такой формы я не встречал. Но чем-то они мне напоминают "Пустотников" – беспринципных наёмников из нашего сектора космоса. Им приписывают разные преступления, в то числе пиратство, убийство, похищение. Однако я не слышал, чтобы они обладали вратами... Обычно они используют корабли-налётчики для своих целей.

Тем временем и Гарсим ответил на вопрос Юли:

– В нашей галактике много человеческих миров с разным уровнем технологий и возможностей, – отвечал Гарсим, – но этих я не узнаю. На них нет отличительных знаков, по которым я смог бы их опознать. И они явно не работают с нашим народом...

Паренёк явно засыпал, и через мгновение мир паренька померк и лопнул, как мыльный пузырь. Сознание оставило его, и он погрузился в искусственную кому.

– Доктор Джексон? – тут же после ответа здоровяка обратился к Даниелю Тихонов, разумеется, пока не знавший языка, на котором говорит Фенрис.

– Ну, Фенрис, пожалуй, подтверждает мои опасения, сэр, – молвил Даниель.

– То есть? – допытывался полковник.

– Если коротко, Фенрис не знает этих ребят, но они похожи на местную космическую мафию, только не обладающую Звёздными вратами. А в нашей галактике есть своя мафия...

Люсианский союз! – догадался Тихонов, и Даниель кивнул головой. Тем временем и Юля очнулась от своего наваждения и прервала сей короткий разговор. Только и успев поблагодарить мальчика, она вышла из транса и сразу перевела взгляд на Тихонова. Ещё мгновение его лицо плыло перед глазами, но постепенно всё пришло в норму.

– Дела плохи, – вздохнула девчонка, – эти люди – не родные Гарсима. Он ничего не знает о них, так что, похоже, у нас серьёзный враг.

Всё ясно, – коротко ответил Тихонов, которому больше ничего не требовалось для принятия решения. Полковник связался с Громовым, Красновым, Фэй, Смирновым и Кромверк по каналу связи миротворцев. Все пятеро доложили о готовности №1.

– Диана Валентиновна, после того, как телепортируете, сначала закрывайте диафрагму, затем ворота из зала врат. Приступайте! – скомандовал полковник.

Громов, Фэй и Смирнов во всеоружии телепортировались в центр управления вратами, и сразу напали на двоих оставшихся там американцев, охранявших операторов, а на вратах появилась металлическая диафрагма, она с некоторым лязгом затворилась, закрывая проход через врата. Ворота из зала врат стали закрываться.

– Ну что ж, господа, кажется, сейчас наверху начнётся большая заварушка, – сказал Андрей Юрьевич собравшимся в палате, ожидая сообщений своих подопечных.

– Сэр, я знаю, что было бы странно просить сейчас за моих соотечественников, – обратился Даниель к полковнику, – но всё же я прошу не убивать их. Если здесь замешан Люсианский союз, то причиной их поведения может быть воздействие инопланетной технологии, с которой мы уже сталкивались не раз.

– Хорошо, доктор Джексон, мы постараемся просто арестовать мятежников, – согласился Тихонов, – если сумеем, конечно... взгляните на тех, кого они привели: кто бы это ни был, они обладают довольно продвинутыми технологиями.

Дрон в это время продолжал прямой эфир из зала врат, и собравшиеся могли видеть, как реагируют находящиеся там на изменение обстановки. А Тихонов добавил:

– Это так же зависит от того, удастся ли Мифу освободить нашего ни в чём не повинного доктора, которого Нортон держит при себе...

Итак, возвращаемся к событиям возле Звёздных врат. Пока суть да дело, из врат уже вышел десяток бойцов в футуристической броне и с оружием. Американские солдаты и четверо незнакомцев в сером вели себя спокойно и даже беспечно. Даже солдаты в центре управления немного расслабились, что их и сгубило. Как раз в такие моменты, когда противник теряет бдительность, начинают работать профессионалы. Краснов спустился по лестнице к воротам, чтобы проконтролировать их. В этот момент всё и началось. В центре управления появились Громов, Фэй и Смирнов. Громов и Фэй очень быстро и профессионально нейтрализовали двоих американцев. Те даже выстрелить не успели. На Звёздных вратах, как мы уже поняли, сомкнулся металлический щит.

Ворота, ведущие в коридор и в ЦУВ, соответственно, не были такими быстрыми, как диафрагма. Они начали закрываться, но стоящие рядом американцы и "делегаты" быстро сориентировались и помчались вперёд. Тут-то и сыграли свою роль Краснов и Смирнов. Используя индивидуальные силовые поля, они преградили путь противнику.

Те солдаты, что успели выйти из врат, тоже не стояли на месте: они тут же открыли огонь по противнику и окнам ЦУВа. Оружие у них не было лучевым, но и пороховые газы оно тоже не использовало. Это было что-то вроде электромагнитной пушки, стреляющее металлическими болванками, некая разновидность пушки Гаусса.

Индивидуальные щиты сдерживали снаряды пушек, правда, Смирнов и Краснов почувствовали, что они начали разряжаться. Однако ворота всё-таки закрылись. Противник не оставлял попыток пробить своим новомодным оружием ворота, но неизвестный сплав Древних сдерживал эти попытки. При этом окну ЦУВа повезло намного меньше. Уже с первых выстрелов оно покрылось сетью трещин, но всё же, сдержали несколько первых залпов. Громов распорядился телепортировать гражданских, когда их накрыла волна осколков. Несколько болванок попали в потолок, не причинив никому вреда. Фей произвела насколько выстрелов в ответ из своего плазменного пистолета в слепую, прежде чем защитные пластины опустились на пустые оконные проёмы: Кромверк, которая все это время наблюдала за происходящим, активировала защиту ЦУВа.

Пока шли все эти действий, сержант Петровский и лейтенант Малена под прикрытием маскировочных полей двух дронов уверенно занимались обезвреживанием установленных американцами взрывных устройств, начав с транспортника, который должен был возглавить Смирнов. Петровский, как и Артист, быстро определил фальшпанель, за которой спрятано взрывное устройство.

– Так, одна из бомб находится здесь, за этой фальшпанелью, – тихо сказал сержант. Злата со всей осторожностью отковырнула ножом панель и стала изучать заряд и детонатор. Под фальшпанелью оказался большой жёлоб, в котором находился цилиндрический сосуд. Сосуд был прозрачным, с зеленовато-синей субстанцией внутри. У основания этого сосуда и была установлена бомба, представлявшая собой пластиковую взрывчатку, запакованную в бумажную упаковку. Сверху был прикреплён детонатор. Небольшая коробочка, две кнопки и антенна, из небольших отверстий в коробочке к пластиду тянулись несколько проводов: красный, чёрный, синий и желтый.

Петровский не был профессиональным сапёром, зато у него уже были наномашины, которые, разумеется, подсказали ему, что сосуд с зеленовато-синей субстанцией внутри – это силовой узел корабля. Его детонация способна практически полностью разрушить транспортник, поэтому, прикрепив бомбу к нему, корабль можно уничтожить совсем небольшим запасом пластида.

– Дерзкий план, – проговорил Петровский, – это как сбить самолёт из рогатки. Взорвав небольшой заряд пластида в этом месте, можно уничтожить весь транспортник. И я думаю, детонатор только снаружи выглядит просто. Его начинка, скорее всего, сложнее, чем кажется. Что скажете, лейтенант?

О том, что детонатор может быть электронным устройством, а не простым радиореле, Петровскому подсказали наномашины, как и Злотникову. Они показали Петровскому и схему устройства, но так как сержант не был специалистом в электронике, для него это была всего лишь красивая картинка.

Злата же видела только чёрный короб и провода, и, не разобрав короб, ей было сложно сказать, откуда и куда идут сигналы. С виду коробочка была стандартным взрывателем, которые американцы частенько использовали, что в Ираке, что в Афганистане. Однако тут были и изменения, явно непредусмотренные в стандартной модели. Схема находилась внутри чёрной коробочки, по краям которой можно было увидеть четыре небольших болта, которые нужно было раскрутить, чтобы её разобрать.

– Черный – смерть, синий – скорее, жёлтый – 3 секунды пожить, а красный – смело режь, – всё тихо напевала Злата, осматривая более детально, как заложена бомба, и само устройство, пытаясь найти лазейки для дезактивации.

– Знаете, – обратилась к своему секьюрити девушка, – у меня подобный случай был: один судак, так сказать, заминировал театр с людьми, так я его друзей поучила уму разуму, прострелянные колена, все дела... Так вот, я его отловила, нашла места закладки бомб с таймерами, привела к первой и закрепила рядом с бомбой наручниками, он был пешкой, заказное минирование, было стрёмно.

Владлена, не теряя смелости, осматривала бомбу и разряжала обстановку.

– Так вот, тот за пару секунд её обезвредил, ибо бомба была реально крутая! Я её прицепила к нему, и повела по остальным, видели бы вы его лицо, когда все 6 на нём висели! Так меня потом долго ругали, но нет же, именно командир команды меня похвалил, было приятно от Кремня такие слова слышать: "Злата, ты молодец", – произнесла девушка грубым пародированным голосом.

Петровский, не пропуская мимо ушей слова Златы, рассмотрел схему, которую ему подсказали его внутренние технические средства, и подивился, как много они могут, хотя схема, как он понял, находится внутри коробки, поэтому как они её "увидели", осталось для него загадкой. Впрочем, Олег действительно был всего лишь солдатом.

– Да, лейтенант, всё это, конечно, забавно, но давайте мы подобный сценарий оставим на крайний случай. Я тут заметил, что некоторые штучки китежан могут даже прочитать схему устройства, я ничего в этом не понимаю, но вам, я думаю, это должно помочь.

Воспользовавшись своим дроном, Петровский по совету наномашин вывел для Владлены голографическую схему, "прочитанную" нейронаноникой. Радости Златы не было предела, но и одновременно появилась некоторая зависть:

– Ого! Я тоже такие плюшечки хочу! Где вы их только берёте? – тихонько восклицала девушка. Вникая в схему, она поняла, что с этим устройством, и как его разминировать, не подорвавшись на нескольких обманках. После осознания она молча принялась за работу.

– На складе выдали, – почти не соврал, а заодно и разрядил обстановку Олег, – под роспись…

Работа спорилась. Злата умело обезвредила бомбу, благодаря изображению схемы теперь она понимала, что к чему и что нужно сделать, что эта штука не детонировала. Пожалуй, Петровский нервничал больше самой девушки. Он не был минёром или электронщиком и не понимал, то ли он показывает вообще по средствам голографии, и то ли делает девушка. Не произойдет ли взрыв в ближайшие минуты? Выдержит ли поле Древних, встроенное в его костюм? Но вскоре заряд уже не представлял из себя опасность. Можно было переходить к следующим устройствам. Владлена определила бомбу в свои подсумки, заряд отдельно, взрыватель отдельно. Похлопав ладонями, сигнализируя об завершении работы, девушка обратилась к спутнику:

– Такс, действуем по тому же плану: вы мне так же показывайте схему взрывателя, а я обезвреживаю. Ясненько? Тогда к следующей, я хочу еще в столовую сегодня успеть...

– Да, мне нравится, когда всё так просто, – задумчиво оценил обстановку Петровский, – просканировали схему детонатора и разобрались, как его обезвредить. На Земле бы всё было так легко... ладно, идём к следующей.

Скрывшись под маскировкой дронов, Петровский и Малена сперва аналогичным образом разминировали освобождённый первый транспортник, а затем направились к взрывному устройству, заложенному в самом ангаре, от которого должны были пострадать нарийцы. Отправляясь за своим секьюрити, Злата тихо прошептала:

– Здесь по-тихому, ОК?

Малена поправила винтовку, которая чуть не спала, и продолжала ход. Технологическое преимущество над стандартными зарядами С4 американского образца воодушевляло девушку, а потому она, хоть и рассчитывала на плохие события, знала, что и против них есть свой джокер в рукаве. Петровский только тихо пробурчал что-то вроде "угу" и остановился там, где, по плану, должна находиться бомба, заложенная в ангаре. Оглянувшись и убедившись, что их никто не видит, сержант окинул взглядом место закладки бомбы.

Следующая бомба была установлена в один из повреждённых Прыгунов. Он был относительно цел, но лежал в плотную к другим разбитым машинам. Взрыв этого Прыгуна мог привести к цепной реакции, в результате которой нарийцев, которых уже, кстати, увели в медотсек, скорей всего, накрыло бы взрывной волной или посекло мелкими осколками. В целом, бомба не отличалась от той, что уже успели разминировать Злата и Петровский, с той лишь разницей, что эту бомбу установили достаточно давно. Петровский просканировал бомбу нейронаноникой и снова показал дроном схему устройства.

– Ну что ж, надеюсь, здесь всё будет так же просто, как и в первый раз. Мне это начинает нравится!

Сержант вспомнил старый американский сериал "Команда А" и решил при удобном случае похвастаться в лицо вражинам в духе полковника Ганнибала Смита: "Люблю, когда план срабатывает!" Злата была сосредоточена на своем задании. Первые нервные минуты закончились, улыбка спала с её лица, но пристальный взгляд давал понять, что сейчас только работа, и ничто больше не интересует. Осмотрев схему и разбирая её, как прошлую, Владлена поняла, что она была установлена куда раньше. Это насторожило девушку, и она решила сообщить Петровскому:

– Командир? Тут, в целом, то же устройство, но она была установлена раньше. Это меня тревожит, так как это означает что всё планировалось задолго, возможно, даже с самого начала работы в ангаре. Скорее всего, они могли еще какой-то козырь оставить, верно?

– Ну, наверно, могли, мне трудно сказать, – пожал плечами Петровский, – вы же сапёр... а вот, наверно, и есть этот козырь!

Разминировать бомбу не казалось той еще проблемой, потому Злата приступила к разминированию, и вскрылся подвох: она лежала на растяжке. Владлена чисто случайно увидела тонкую проволоку привязанную к бомбе. Стоит сдвинуть бомбу или попытаться забрать с собой после разминирования, и тут же сработает ловушка. С досадой посмотрев на очередной сюрприз, Владлена начала разминировать растяжку. Это было не столь проблемно как бомба, ибо растяжки ставить она была намуштрована, как никто другой. Грамотно закрепив своими инструментами элемент натяжного действия, который должна была привести в действие проволока, Владлена отрезала проволоку и обезвредила вторую противопехотную мину. По ангару был раскидан ещё ряд подобных устройств. Проблема была в том, что Петровский был в курсе событий, получая сообщения через нейронанонику. Сержант нервно оглядывался в сторону ворот ведущих в ЦУВ.

– Похоже нам нужно ускорится. Думаю, скоро к нам пожалуют гости.

Владлена посмотрела на Петровского, потом на устраивающих оборону военных, лишь пожала плечами и двинулась к ближайшей бомбе около линии обороны, дабы, если взорвётся, так хотя бы не прямо с тыла. Перейдя к новому месту закладки, она начала изучать бомбу для дальнейшего разминирования. Та отличалась от предыдущей – по всей вероятности, её закладывал другой человек и в другое время. Вроде взрыватель был такой же, но проводов было гораздо больше, чем у предыдущей бомбы. Петровский покряхтел, осмотрев новую бомбу, и пробубнил:

– Во дела... она не такая, как те. Что бы это значило? Она другого типа, или минёр был не один? – лейтенант, осмотрев бомбу, поправила челку и ответила Петровскому:

– Судя по всему, да, их было несколько, и этот зараза опытнее. С вашей техникой оно то быстрее, но всё же время нужно, – и без промедления начала разминирование по полученным чертежам бомбы. В ангаре было установлено ещё несколько таких бомб. Все они были обнаружены Петровским и Златой при помощи отобранного у Ребекки Линдберг плана и успешно обезврежены. Все трофеи были аккуратно собраны Златой, как вещественные доказательства, и после того, как Громов и остальные вернули контроль над центром управления вратами, а также заперли прибывших через врата в зале врат, сержант доложил Тихонову о завершении сапёрных работ.

Владлена обратила внимание, что собралась компания у ворот, и осмотрела ангар на наличие удобных мест. Одна позиция была метрах в тридцати пяти от неё. Но прежде нужно было спросить Петровского о дальнейших планах:

– Командир, я закончила с бомбами! Дальнейшие распоряжения?

Петровский немного подумал, стоит ли задействовать Злату в возможном военном столкновении, или лучше поберечь? Поразмыслив, он ответил:

– Вот что, лейтенант. Давайте, сворачивайте свои инструменты, и найдите себе укрытие. Возможно, нас ждёт бой, когда откроют ворота, ведущие к залу врат. Если наши гости будут шутить, ваша винтовка может понадобиться. А я присоединюсь к остальным солдатам. Владлена кивнула Петровскому и, после сбора инструментов, побежала занимать ранее найденную позицию.

В это время свою работу делал и Миф, который решал задачу всё-таки прорваться в рубку управления, дабы взять Нортона и освободить Сотникову. Разобравшись в центре управления Звёздными вратами с захватчиками и вернув контроль над помещением, Громов после закрытия бронезаслонки, защитившей группу от яростных атак из зала врат, доложил Тихонову, что задача выполнена. По его подсчётам, из врат вышло успело выйти всего 14 человек. Это было не так уж и много для миротворцев, но всё же оружие пришельцев заставило Громова считать, что остальными солдатами, приготовившимися к обороне в ангаре, лучше не рисковать, пока есть возможность просто заблокировать незваных гостей в зале врат.

Диана в свою очередь посчитала нужным сообщить Андрею Юрьевичу, что те, кто сидит в рубке, скорее всего, узнают о том, что она взломала терминалы. Тихонов тоже рассудил, что пришельцев можно пока просто подержать в зале врат, и распорядился переправить нейтрализованных американцев из центра управления в тюремный комплекс, а сам связался с Мифом, от которого теперь зависело многое. Громов, Фэй, Смирнов и Краснов остались на своих местах.

– Миф, это полковник Тихонов, – вызвал Андрей Юрьевич по каналу связи миротворцев, – незваных гостей мы блокировали, теперь всё зависит от вас. Нам нужна заложница, которую удерживает Нортон.

– Андрей Юрьевич, я попробую отвлечь внимание тех, кто засел в рубке? – спросила тем временем Кромверк.

– Попробуйте, – согласился Тихонов. А отвлечь внимание решил помочь поспешивший в штаб миротворцев Игорь Андреевич: как раз в это время транспортник капитана Злотникова вернулся из второго полёта в город, и для начала мы посмотрим, каких результатов добился экипаж в этой миссии, пока на основной базе разбирались с заговорщиками.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Феникс, Миф | Просмотров: 177 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ