Заголовок
Сегодня Пятница, 28 Июль 2017,

на часах 05:42:41 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Какой из трёх сериалов вам больше по душе?

Всего ответов: 1658


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Начало контртеррористической операции
04 Январь 2017 04:44:44

Внимание! Текст содержит сцены насилия!

Закончив разговор со Стивенсоном, Игорь направился к Мифу, который сидел в окружении маленьких хоббитов. И как раз в это время он снова услышал Киру. Дело в том, что она, пока шёл диалог со Стивенсоном, сделала ещё одно открытие. Всё началось с того, что Юля в кабинете главврача немного не дождалась прямого эфира и решила сама «бить лапками». Под "бить лапками" девушка подразумевала использование диадемы, найденной в транспортнике во время его освоения, хотя, возможно, её использование привлечёт внимание всех миротворцев. «К дьяволу! Коли решение принято, то нечего отступать», – решила она и мысленно подключила диадему, которую, к слову, с неё и снять-то не смогли бы, поскольку на ней, кроме диадемы, всё ещё было устройство индивидуального силового поля.

«Для начала нужно найти Игоря Андреевича», – решила Юля и начала искать с помощью системы самого корабля. Она не могла повлиять на системы, но использовать систему диадемы, подключаясь, словно хакер, к общей сети была в состоянии. По сути, именно это она и делала, используя пространственное зрение. Именно с его помощью она рассчитывала засечь костюм миротворца, а заодно и увидеть, что происходит вокруг Игоря. Опираясь на системы Китежа, она "летела", если так можно выразится, вперёд, через палубы, через ангар. Вот она увидела знакомые силуэты – доктора Соловьёва и Стивенсона. Она, конечно же, устремилась в их сторону, но не успела она приблизиться на достаточное расстояние для того, чтобы хоть что-то услышать, как её что-то остановило, будто незримая стена.

– Опа! Не думала, что этими архаическими приборами ещё кто-то пользуется, – услышала голос Юля, а затем увидела немного подсвеченный, будто дух или голографическое изображение, образ красивой рыжеволосой девушки, – а ты, значит, не миротворец, но тоже хочешь быть полезной?

Подобной помехи вроде незримой стены Юля, конечно, не ожидала, но едва услышала насмешливый голос рыжеволосой незнакомки, парировала с ходу:

– Кому-то приходится пользоваться и архаическими приборами, когда есть риск столкновения двух групп миротворцев, при этом одна из этих групп готова держать ни в чём неповинную женщину в заложниках, – сделав упор на последнюю фразу, девушка замолчала и стала внимательно разглядывать незнакомку, пытаясь понять: уж не миротворец ли она? Но, учитывая ситуацию на базе, сказать что-то конкретное было сложно. Рыжеволосая девушка была и впрямь очень красива. Она была хрупкой, как эльф, но не со столь бледной молочно-белой кожей. В зелёных глазах, сверкающих, словно изумруды, горел живой интерес.

– Погоди-ка... всё начинает сходится! Тот парень что-то сказал про захват города! А захватывают его похитители девушки! И похитили... ТЕБЯ! – рассуждала Кира, прохаживаясь туда-сюда в виртуальном пространстве, – ибо ты находишься в окружении других миротворцев! А этот парень – словно влюбленный рыцарь, пытающийся её вызволить, и ты добыла устаревшую технологию, чтобы послать весточку своему спасителю!

Девушка казалась возбуждённой: ещё немного и, казалась, она ринется в атаку. При этом Юля ничего не могла почувствовать: ни эмоций, ни мыслей – ничего, будто эта девушка не существует вовсе.

– О, не волнуйся, дорогая, мы освободим тебя! Уууууу, я им покажу! – грозила виртуальными кулачками Кира, – тебе лучше не привлекать внимание похитителей, я отключу диадему...

С этими словами диадема отключилась, и что бы Юля ни делала, диадема не реагировала на мысленные приказы девушки. Сразу после этого Кира и принялась ставить на уши Соловьёва и Мифа, пользуясь тем, что Стивенсон не может её слышать.

– Мистер Бука, мне стала известна ваша история! Ваша возлюбленная, похищенная злобными беспринципными похитителями, вышла на связь! Она воспользовалась архаичной технологией, чтобы связаться с вами, но ей опасно дальше использовать это устройство, иначе её раскроют! Мы должны поспешить, чтобы освободить её!

– Кира? – отозвался Игорь, – вы знаете, где находится моя возлюбленная? Тогда вы с Мифом должны пойти со мной, хотя мне интересно, какой это архаичной технологией она воспользовалась... не помню что-то, чтобы Настя чего-нибудь трогала из технологий города без разрешения. Впрочем, полагаю, мы всё узнаем на месте. На всякий случай, меня зовут Игорь. И, если вы хотите помочь мне, пожалуйста, попросите Мифа незаметно для мистера Стивенсона и кого бы то ни было последовать за мной, куда бы я ни направлялся, ладно? Я не могу сказать ему это вслух, Стивенсон может услышать, а вас не услышит.

– Всё будет сделано в лучшем виде! – отвечала китежанка, и обратилась к Мифу, – Миф! Тут не только заговор зреет, а настоящее противостояние двух враждующих групп миротворцев! Сейчас, используя старую технологию, вышла на связь девушка и поведала мне об этом. Её похитила и удерживает в плену одна из группировок миротворцев! А этот парень – её возлюбленный, который пытается распутать клубок заговора и спасти свою любовь! Мы должны им помочь! Срочно!

Аккуратно рассадив всех малышей период собой, Миф направил левую руку к шлему, а тот резко вскочил к нему в руку. Не забыв сделать таинственное лицо, парень одел шлем.

– Во, во, во! Стоп, Рыжая! Ты тут о чём вообще петь начала? Теперь уже две группы этих враждующих? – скептически настроился парень, – ты хоть понимаешь, о чем ты сейчас говоришь?

– Миф, не будь таким бесчувственным! Игорь и его девушка в беде! – начала закатывать Кира.

– У-у-у, вы уже и на имена перешли, теперь хоть ясно тут... И ты хочешь, чтобы мы пошли и развалили тут пол-базы? Попрошу, Древняя, что ты имела ввиду?

– Смотри: Игорь пытается, судя по всему, распутать клубок заговора в вашей экспедиции. Я чувствую смятение в нем и беспокойство о девушке, о которой он постоянно думает. А тут появляется девушка, которая воспользовалась устаревшей технологией китежан и сказала, что её держат в заложниках, на фоне разворачивающейся борьбы между двумя группами Миротворцев!!! Понимаешь? Я чувствую две группы миротворцев: одна в ангаре, в кораблях сидит, а другая внизу, в медкомплексе! И, что характерно, оттуда же и шёл сигнал с диадемы! Всё сходится!

Дойдя до Мифа, Игорь Андреевич присел к собравшейся компании и широко улыбнулся в умилении.

– Похоже, вы им понравились, Миф. В этом костюме вы для них, как один из Учителей, то есть Древних и их союзников, которые привели их народ сюда, спасая от атомных бомбардировок Уатов. Мы ведь сказали им, что пришли спасти их, и вот вы теперь тот, кто их защищает. Минутка Славы, если можно так выразиться.

Заметив, что Миф как будто не может ничего ответить, пока не наденет свой шлем, Игорь дружески похлопал детей-нарийцев, одарив каждого из них улыбкой, подтвердил им, что парень в броне, который перед ними, не даст их в обиду, и сказал:

– Миф, мне осталось только кое-куда сбегать, а потом я вернусь сюда, и мы полетим по другим секторам. Проследите, чтобы тут не вышло никаких эксцессов.

С этими словами Игорь поднялся на ноги, не забыв лукаво подмигнуть Мифу, и направился к телепорту, сразу же сказав Кире, что подмигивание значило, что просьба остаться в ангаре была только для отвода глаз, а реальную просьбу Соловьёв по соображениям безопасности просто не мог озвучить: Стивенсон тогда сразу поймёт, что Игорь блефует. Сам археолог ждал, куда ему укажет дорогу Кира, и та провела ему тропу к предполагаемому месту плена. Дрон по команде Игоря следовал за ним под маскировкой и продолжал прямой эфир.

Как только Игорь направился в сторону телепортеров, его тут же догнал Стивенсон:

– Вы не поняли, вам не обязательно идти к нему одному. Мы поможем Вам в переговорах!

"Да... поможете... или мы вам "поможем", – подумал Игорь. Возражать против того, чтобы Стивенсон составил ему компанию, Игорь, увы, не мог, чтобы не вызывать раньше времени подозрений. Миф недовольно посмотрел на археолога, ибо как раз он ему и нужен был, иначе кто должен откапывать такое ископаемое из-под кучи таких же ископаемых? Миф спокойно встал, отошёл к солдатам и шепнул, что будет тут шататься по ангару. Сам же невзрачно удалился под маскировку, и осторожно последовал за парочкой с дроном.

Как только они переместились на нижние палубы, к Стивенсону и Соловьёву присоединились ещё несколько человек. Во-первых, Игорь Андреевич узнал Желтова. Молодой нагловатый парень выглядел так, будто весь мир ему чем-то обязан. Его сопровождала молодая особа. Она была очень привлекательна и красива, обладала той холодной красотой, которой обычно обладают женщины модельной внешности, уставшие от большого внимания мужчин. Да, она больше походила на модель или актрису, на худой конец, на секретаршу, чем на учёного или инженера.

Во-вторых, как бы невзначай к шествию присоединились шесть морских пехотинцев США, которые стояли по разным углам и о чём-то беседовали.

– Он всё ещё в кабинете. А с ним та опасная особа, – сказала женщина сопровождавшая Желтова.

– Ну вот, осталось за малым! – обрадовался Стивенсон.

Посмотрев, где, по мнению Киры, держат Настю, Игорь был очень удивлён, когда понял, что это кабинет главврача, где должен быть Тихонов. После этого ему стало ясно, что за Настю Кира, скорее всего, приняла Юлю, которая, хоть и начала понимать, куда попала, но, видимо, ещё не потеряла страсти действовать самостоятельно. Только Игорь пока не знал, стоит ли прямо сейчас разочаровывать Киру? Но в любом случае следовало предупредить её, чтобы они с Мифом не пытались ничего делать, пока не наступит подходящий момент для этого.

– Кира, только, пожалуйста, не нападайте ни на кого, кто там, в кабинете, пока не наступит подходящий момент, я дам сигнал. Держитесь рядом, под маскировкой, и не давайте никому знать, что вы рядом, – передал китежанке Игорь.

Наверно, в том, что Кира сделала ошибочный вывод, был и плюс, ведь Стивенсон знает, где сейчас Тихонов, и мог бы забеспокоиться, если Игорь пойдёт не в том направлении, хотя сказал, что идёт к начальнику прямо сейчас. Поэтому одной проблемой стало меньше, только Игорь по-прежнему не знал, где они держат Настю. Зато увидел, что Желтов действительно готов поприсутствовать при разговоре. Вместе с какой-то молодой особой, её интересы Соловьёв пока не знал.

"Сказал бы я тебе, что лично поджарю тебя из своего пистолета, если твои прихвостни что-нибудь сделают с Настей, сопляк! Да боюсь раньше времени испортить дело..." – Игорь с трудом удерживал себя, чтобы не показать даже гневного взгляда на Желтова, по которому мальчишка мог догадаться, что Соловьёв блефует. А вот присоединение шестерых морпехов, будто бы случайных прохожих, уже заставило понять, что заговорщики намерены применить силу, если Тихонов не сложит полномочия добровольно. Игорь Андреевич отдал команду дрону показать в прямом эфире всю присоединившуюся компанию.

– А откуда вы знаете, что он всё ещё в кабинете, и кто с ним? – осведомился Игорь, – и эти ребята – это все военные, которые вас поддерживают, или есть у вас на связи ещё кто-нибудь?

– У меня ещё остались друзья, доктор, – несколько высокомерно ответил Желтов, – уж проследить за одним человеком мы в состоянии.

"Скоро и они окажутся за решёткой, скотина тупая", – всё так же мысленно отреагировал на реплику Желтова Игорь.

– И не волнуйтесь, у нас ещё есть силы, чтобы Громов не смог вмешаться, – Стивенсон улыбнулся, – но мы должны быть уверены, что Тихонов не начнет наводить смуту, поэтому мы взяли столько бойцов.

Американские бойцы выглядели невозмутимыми: кепки, разгрузки и неизменные Р-90, которыми вот уже много лет пользовались в экспедициях отряды ЗВ. Они бы и тёмные очки напялили, чтобы выглядеть ещё более по-американски круто, если бы это не выглядело глупо. Сильные и подтянутые, явно не простые солдаты, возможно, даже и из спецназа, в личине обычных морпехов.

Кроме видеосигнала Соловьёв передал сообщение Тихонову, что морпехи, скорее всего, идут, чтобы помочь решить проблему силовым путём, если это понадобится, а Миф следует за ними под маскировкой. Кроме того, Игорь посоветовал обратить внимание на то, что его компания, как минимум, знает, что Тихонов всё ещё в кабинете, и что с ним Юля. Миф пока не очень понимал происходящее и попросил Киру ловить всё, что делают эти подозрительные люди, и продолжал следовать за ними, готовый оглушить всех, кто собрался воевать.

Пока эта делегация следовала в кабинет главврача, Юля по воле Киры осталась без помощи своей диадемы.

– Вот дьявол! – только и смогла выругаться девушка, открывая глаза, – кажется, меня выкинули... Некая леди спутала меня с Анастасией Сергеевной и думает теперь, что я у вас в заложниках. При этом, где наша Анастасия Сергеевна, мне пока выяснить так и не удалось. Готова поспорить, что технологии, что доступны женщине, что меня заблокировала, во много раз превосходят технологии миротворцев. 

– Подождите, какая ещё леди, что значит "заблокировала"? Что вы сейчас делали, Юлия Викторовна? – не понял Андрей Юрьевич. Юля чуть не задохнулась от смеха. Она посмотрела на него, потом на остальных, и лишь затем пояснила:

– Я что тут непонятного? Я только что с помощью диадемы подключилась к системе города, что позволило использовать пространственное зрение во всей полноте. С его помощью я надеялась разыскать Игоря Андреевича и Анастасию Сергеевну, а заодно по шпионить за нашими американскими "друзьями", а тут появилась рыжеволосая леди. В итоге короткого разговора она спутала меня с Анастасией Сергеевной и теперь думает, что меня нужно спасать от вас. Ну, или сделала вид, что спутала. Если так, то наши американские "друзья" не так просты и хорошо подготовились к операции, ведь у них есть то, что значительно превосходит костюм миротворца.

Андрей Юрьевич не понял смеха Юли, поскольку подробностей о том украшении на голове девчонки ещё не знал. Зато у доктора Джексона появилось предположение насчёт того, что это за леди.

– А почему вы думаете, что это кто-то наших, Юлия Викторовна? – осведомился Даниель, – если эта леди вошла с вами в контакт через вашу диадему, то это может быть сознание китежанки, которое находится в костюме Мифа. Он же в ангаре. Когда мы с ним ужинали в столовой, я убедился, что костюм даёт китежанке очень большие возможности, и она даже смогла подать мне голос через мою рацию. Не удивлюсь, если она уже знает, что Игорь – миротворец. Кстати, на каком языке с вами говорила ваша леди?

– Ну, я не знаю, как объяснить это... Она заговорила со мной на русском, без акцента, но она была сильно возбуждена, и удивительно, что даже не перешла в какой-то момент на родной язык. Похоже, я даже не знаю язык этой женщины, – девушка тут же осеклась и замолчала, а потом добавила, – возможно, вы правы, доктор Джексон, и это действительно та самая китежанка, о которой Вы говорите. Как бы там ни было, она уверена, что я у вас в заложниках. А эта диадема даёт возможность использовать пространственное зрение. Ты словно видишь, что происходит в других помещениях.

Юля сняла диадему и показала её Даниелю.

– Тогда, скорее всего, я прав, – ответил Даниель, – это Кира. И раз она забеспокоилась о женщине, взятой в заложники, она и Миф могут помочь.

– Да, я тоже вспоминаю, что Миф говорил про неё во время доклада мне, – добавил Тихонов. В это время шар транслировал, что делегация направляется к кабинету, и Андрей Юрьевич получил сообщение от Соловьёва.

– Ну, господа, вот и начинается действие, – заметил Тихонов, – вот и ваши морпехи, доктор Джексон, видимо, для того, чтобы, как минимум, арестовать меня, если не откажусь от командования добровольно. Видимо, нам придётся воспользоваться нашими щитами, переведите их в активный режим. Прикроем ими и доктора Джексона с Юлией Викторовной, если понадобится.

– Но что же мы будем делать, полковник? – осведомился Смирнов, – я не знаю, сможем ли мы справиться с шестью морпехами, если они применят силу. У нас ведь только щиты и пистолеты миротворцев, вряд ли этого хватит, чтобы их обезвредить.

– Что бы вы делали без оружия гоаулдов, майор, – деловито посмотрел доктор Джексон, доставая Z-пушку, которая, к счастью, осталась у него на поясе, – если вы сможете прикрыть меня щитами, я быстро оглушу всех этой штуковиной. Да и про Мифа с Кирой не забывайте.

– Да, об этом я не подумал, – улыбнулся Смирнов.

– Всё же не забывайте, что нам нужно выяснить, где они держат Анастасию Сергеевну, господа, – напомнил Андрей Юрьевич, – наверняка эта делегация – не все заговорщики, и они, видимо, на постоянной связи, Игорь Андреевич советует обратить внимание, что они знают, что я здесь, и что Юлия Викторовна с нами. Кто знает, что будет с Анастасией Сергеевной, если план этой группы не сработает... будем действовать по обстановке.

Тем временем делегация, судя по всему, уже приближалась к кабинету. Слушая, о чём говорят Джексон, Смирнов и Тихонов, Юля прорабатывала свой план. Когда она услышала о морпехах, то поняла, что они направляются к ним не просто так. Они рассчитывали отстранить Тихонова, а заодно арестовать её. 

Девушка окинула взглядом кабинет главврача. Помещение было небольшим, слишком небольшим, чтоб атаковать, используя силу. Использовать пирокинез в таких условиях было невозможно, но вот от обычного телекинеза проку было немного. 

– В таких условиях, – девушка развела руками, – мне вряд ли удастся использовать пирокинез. Слишком велик риск, что мне не удастся совладать с огненным вихрем, который неминуемо возникнет, если я не смогу контролировать свои эмоции. А вот от психокинеза толку будет немного.

Девушка вздохнула и пояснила:

– Я ещё не в полной мере овладела пси-силой. Я боюсь использовать в замкнутом помещении пирокинез. Может возникнуть огненный вихрь, который выжжет весь воздух.

– Не беспокойтесь на этот счёт, Юлия Викторовна, – ответил Андрей Юрьевич, – в данном случае это не понадобится. При нас личные щиты, зет доктора Джексона и боевая броня Мифа, которого эти ребята не должны видеть. Это серьёзное преимущество, если они рассчитывают только на свои ПП. Так, всё, они уже здесь.

И верно, вся компания уже прошествовала через приёмную. Люди, работающие там, в основном были медработниками и теми, кто помогал переносить вещи: сборные шкафы для медикаментов, сами медикаменты и различные инструменты. Среди работников был и Фенрис, который помогал людям в работе. Заметив Соловьёва, он улыбнулся ему и хотел было помахать рукой, и даже приподнял её, чтобы сделать это, но, видимо, суровые лица военных, а также Желтова со Стивенсоном, остановили этот порыв. Он проводил взглядом проходящую мимо делегацию, оставил свою работу и тихонечко, будто решил навестить кого-то из своих, последовал за ними, на некотором расстоянии.

В ситуации, в которую попал Соловьёв, Фенрис, который хотел помахать ему рукой, показался Игорю даже более своим, чем те, кто его сейчас сопровождал, хотя он ещё не успел толком пообщаться с ним и узнать его поближе. Он сумел как-то мигнуть великану глазами, и даже увидеть краем глаза, что Фенрис тихонько последовал за ними, однако, Игорь не представлял, зачем. Впрочем, его мысли сейчас были заняты другим.

Тем временем Кира сделала всё, что просил Миф. Цели были зафиксированы, оружие учтено, а связь взломана, если так можно выразиться, конечно.

– У них отдельная шифрованная частота. Вон тот, что разговаривал с Игорем, получил команду на старт операции на этой частоте. А отправили приказ с башни управления городом.

Наконец делегация дошла до кабинета главного врача Китежа.

– Все готовы? – спросил Стивенсон, – значит, так. План такой: вы, доктор Соловьёв, выдвигаете наши требования, и, если что-то пойдёт не так, эти ребята помогут нам... Скажем, что Тихонов сопротивлялся и его пришлось арестовать.

– Ну что ж, давайте войдём, господа, – ответил Соловьёв, получив разрешение от Андрея Юрьевича. Игорь открыл дверь в кабинет и вошёл, а за ним вся собравшаяся компания. Но, прежде чем мы послушаем разговор с начальником, посмотрим, что происходит в ангаре, поскольку там тоже есть американские солдаты.

Во-первых, Стивенсон, как это ни странно, угадал насчёт того, чем занимаются те русские военные, которые сейчас ждут вылета в город. А может быть, что-то знал? Дело в том, что Злата от безделья уже скоро должна была побледнеть. Переминаясь на своем месте, она уже опробовала все возможные позы, даже йогой пыталась сесть, и уже по третьему разу пересчитала патроны, все равно "грусть-тоска меня съедает".

"Хэй! А что если устроить мой матч "Злата-Граната"? Из начальства только капитан, он надеюсь поймёт и поддержит. А и пусть!" – махнув рукой подумала девушка. Вскочив на ноги, Злата подбежала к лестнице, что вела к Злотникову, постучав крепко в стену, Влада весело крикнула капитану:

– Товарищ капитан, будьте любезны и снисходительны, спуститесь к нам в трюм? Есть предложение одно.

Все это действие, конечно же, видели все остальные, с явной заинтересованностью: что задумала эта блондинка? Злата подзывала всех к себе. Достав из разгрузки её любимую игрушку – муляж гранаты – Злата убедилась, что это она самая, так как та ничем не отличалась от остальных, кроме ярко жёлтой точки возле чеки. Граната Ф-1, старая добрая лимонка. Артист тоже заскучал в своём пилотском кресле, дожидаясь вылета на задание, и уже подумывал, не вызвать ли Тихонова по каналу связи миротворцев, и не осведомиться ли, когда вылет? И его размышления прервала лейтенант Малена. Благодаря своим новым возможностям, Семён мог видеть, что Злата, видимо, нашла, чем скоротать время.

– Хммм, похоже, эта лейтенант Малена бойкая девушка, и уже что-то придумала, чтобы нас как-то развлечь. Надеюсь, начальство не увидит, – капитан встал с кресла и отправился в трюм.

– Ну, что вы хотите нам предложить, лейтенант? – осведомился Семён. Владлена довольно умело жонглировала лимонкой, тем самым подогревая нервы и интерес к действию. Увидев, что все в сборе, девушка в полёте схватила гранату одной рукой и защебетала правила своей игры, в очередной раз убедившись, что граната – муляж.

– Итак, все на месте? Давайте расскажу, что я хотела предложить: обычно "братья снайпера" это называют "Пинай гранату". Правила просты! Вон те два противоположные кресла возле трапа – это ворота команды номер один, а вон те, что ближе к носу – это команды номер 2. Остальные правила те же, что и в футболе, только вот снаряд – моя граната!

Выдернув чеку, Малена кинула его под ноги слушателям и добавила:

– Игра началась! – Артист более чем положительно относился к футболу, правда, был бы не прочь, чтобы был и настоящий мячик, но раз мячика нету, можно и гранату попинать. Правда, никто не мог сразу понять, что это муляж, поэтому все сразу ловкими отработанными движениями бросились, кто куда. Но раз граната не взорвалась, до всех дошло, что она не настоящая.

– Да, очень смешная шутка, лейтенант!!! – недовольно проворчал сержант Петровский, вошедший в экипаж Злотникова.

– Ладно, ребята, давайте и впрямь сыграем в импровизированный футбол, – решил разрядить обстановку капитан, – давайте первой командой будет наша, а второй – какого-нибудь из соседних транспортников?

– В третьей группе американцы, а в первой Громов, – заметил Петровский.

– Да, американцев чего-то не хочется приглашать, они даже классический футбол называют соккером, а футбол у них свой, – брезгливо сказал Семён, – а вот Громову может не понравиться то, чем мы занимаемся. Порка нам будет гарантирована! Но лучше всё же пригласить Краснова и его ребят.

Обращаться к Краснову по секретному каналу связи миротворцев Артист не стал, поскольку считал нужным пока держать в тайне свою регистрацию, и воспользовался рацией, благо первый транспортник был близко, предложив соседнему экипажу немного размять ноги, только без Громова. В самом предложении ничего такого не было, поэтому Краснов со своими бойцами и Фэй не отказались немного пройтись по ангару. Впрочем, как только Семён их увидел, он сразу позвал их на свой корабль, а потом закрыл двери.

– Итак, ребята, мы решили тут немного сыграть в футбол муляжом гранаты, ваша команда против нашей, идёт? – осведомился Семён.

– Тихонов посадит нас на гауптвахту, – забеспокоилась Фэй.

– Да ну, я думаю, дело ограничится строгим выговором, – заряжал всех оптимизмом Артист, – к тому же я не знаю, сколько нам ещё ждать Игоря Андреевича.

– Ну ладно, давайте, – согласился Краснов, – наши ворота у рампы.

– А мы начинаем с центра поля, – добавил Петровский.

– Я в ворота, – заявил сержант Ю Юн Ли. В ворота команды Краснова, в свою очередь, встал один из его бойцов – сержант Мухин.

– Ну что, поехали! – воскликнул Семён, и отдал первый пас Злате. Когда команда поддержала идею Златы, глаза загорелись азартом. Подумав предложить ставки, Владлена быстро передумала, ибо точно выговор будет. Команды распределились, и вот состоялся первый пинок. Реакция снайпера дала о себе знать, и лейтенант вильнула вокруг соперника, прокатив под ним гранату, и передала пас Петровскому. Петровский сместился на фланг и пропихнул гранату мимо одного из бойцов Краснова, после чего заметил подключение Кольцова и сделал попытку передачи, но она была прервана Фэй. Чжан, завладев гранатой, тут же пропихнула её на Краснова.

Передача прошла, и Краснов вступил в единоборство с Артистом. После небольшого противостояния граната всё же покатилась в сторону ворот Ю Юн Ли, и Краснов устремился за ней. Команда Артиста стала отходить в оборону и сумела прервать разрезающую передачу Краснова – всё же граната была не футбольным мячиком, поэтому филигранные пасы здесь было отдавать сложнее, и изящество уступало место силовой борьбе. После нескольких эпизодов борьбы за спортивный снаряд, его всё же покатили в сторону центра, где им снова могла завладеть Владлена.

– Вперёд, лейтенант, я поддержу! – воскликнул Семён, и тоже пошёл вперёд открываться под передачу.

В третьем транспортнике в это время тоже стало скучно. Все разбежались, кто куда. Катя видела, как некоторые бойцы ушли во второй транспортник и закрылись там. «Наверное, им там весело сейчас», – думалось Кате. Кислов залипал в планшете: то ли играл, то ли читал что-то интересное. В любом случае разговор не клеился. Тогда Денисова снова спустилась в трюм. Но там никого не было. Даже американские вояки ушли и сумку с собой прихватили, как заметила девушка.

В транспортнике капитана Злотникова игра была в самом разгаре. Счёт удалось открыть Петровскому, когда ему надоела силовая борьба, и он, завладев гранатой, поддел её носком сапога и со всей силы запустил в сторону ворот Мухина. Вратарь команды Краснова был немного не готов к тому, что граната подскочит, и не сумел парировать этот удар. После чего Петровский обменялся с партнёрами ударами ладонью.

В этой игре крупного счёта добиться было сложно, поэтому, когда счёт стал всего лишь 2:2, капитан Злотников почувствовал, что наигрался, и решил на сём мирном счёте прекратить увлечение и посмотреть, что там снаружи. Дверь корабля открылась, и команда Краснова удалилась на свой корабль, а Семён отправился посмотреть, чем там занимается экипаж третьего транспортника, тем более, что в него входили американские солдаты. Настроение у него было отличное, поскольку он не только славно попинал гранату, но и успел в единоборствах несколько раз схватить Фэй за талию, имитируя желание взять девушку на руки, что несомненно развеселило обычную строгую и серьёзную Чжан.

Однако, к своему удивлению, Артист нашёл, что на третий транспортник не только до сих пор не вернулись Смирнов, Вонг и Дельгадо, но там и нет никого, кроме Кислова и Денисовой. Так ему сказала Катя, когда он нашёл её в трюме.

– А что эти американские солдатики, которые входят в ваш экипаж? Чем они занимаются, что даже не сказали вам, куда ушли? – осведомился Семён, нахмурив брови.

– Они вообще вели себя очень странно. Шептались тут у рампы, а ещё у них была большая сумка, как они сказали, со взрывчаткой. Я ушла потом наверх, а когда вернулась, их уже не было, – ответила Катя. Артист в этот момент и почувствовал, что нейронаноника мягко, как всегда, подсказала: в одном из узлов, под фальшпанелью, находится посторонний потенциально опасный предмет с электронной начинкой, похожей на взрыватель с приёмником. Наниты также подсказали ему, что если взорвать даже не очень большой заряд в этой области, то вторичный взрыв может уничтожить транспортник почти полностью.

Эта информация заставила Семёна забыть о только что сыгранном футболе, и серьёзно встревожиться, так как это означало, что корабль заминирован. Значит, от тех, кто собрался лететь за остальными нарийцами, Нортон и его приспешники решили просто избавиться. И, наверно, представить их павшими смертью храбрых в бою с чудовищами. Артист по жизни старался быть добродушным человеком, но осознание этого факта его порядком разозлило. Екатерина Павловна могла заметить, что после её ответа лицо Семёна вмиг стало суровым, и он сжал кулаки.

– Вот сволочи! Ну нет, чёрта с два! – чуть ли не прорычал сквозь зубы Злотников, – так, Екатерина Павловна, немедленно зовите Семёна Аркадьича и перебирайтесь на мой корабль. Боюсь, ваши напарнички по команде заминировали ваш корабль.

– Как? Зачем? – раскрыла рот от удивления Катя.

– Долго рассказывать, – ответил Семён, – потом всё объясню. Давайте, скорее забирайте отсюда Семёна Аркадьича и на мой корабль.

Катя, пока ничего не понимая, так как, естественно, не была в курсе заговора, отправилась выполнять приказ Артиста. Кислов тоже ничего не понимал, но получил аналогичный ответ: некогда рассказывать. Поэтому парочке пришлось покорно отправиться на корабль Злотникова. Там, судя по всему, никакой взрывчатки не закладывали, поскольку Артист почувствовал бы это, да и минёров сразу бы обнаружили. Отправив Кислова и Денисову в сие безопасное место, Артист связался с Громовым по каналу связи миротворцев.

Громов был на второй палубе первого транспортника. Он пытался вникнуть в работу и новые возможности нейронаноники в кресле управления беспилотниками, когда почувствовал, что на корабль пришли люди. Он знал, что большая часть его команды ушла с корабля. Да что там большая, почти все. Остался только он сам и Лин Чилин. Томительные минуты ожидания были скучны, и не все из военных умеют ждать, и он не винил их. Но те, кто пришёл, не были из его команды. Это насторожило его, но не сильно. Всё же у русских есть одна черта, которая делает их очень уязвимыми – они не ожидают удара в спину от союзников, даже зная, что союзник весьма коварен и хитёр. Тем более, Громов не получал сообщений по каналу миротворцев и не видел видео с откровениями Стивенсона.

Вся уверенность в нерушимости союзнических договоров рухнула, когда Громов при помощи кресла и нанитов увидел американских солдат с Р-90 на перевес. Их было двое: один высокий и сильный, чернокожий. Второго он узнал, это был тот сержант, которого они не так давно спасали из-под завала – Раймонд Чандлер. Чилин улыбнулась им и тут же получила удар по голове. Потерявшую сознание девушку один из них, тот, что чернокожий, потащил в медотсек. Второй же деловито и весьма профессионально начал устанавливать заряды пластида по кораблю. Громов тут же активировал маскировку и направился вниз, аккуратно ступая, чтобы шум не выдал его.

Чандлер быстро закончил с минированием и хотел было уже уйти, но второй, чернокожий, которым, как нетрудно догадаться был сержант Хьюстон, всё не выходил из медотсека, тогда Чандлеру пришлось пойти за ним. Подполковник медленно приблизился к медотсеку.

– Хьюстон, придурок, ты что творишь? – свистящим шепотом по-английски говорил человек, судя по голосу, Чандлер, – тихо вошли, тихо ушли... пока нас не заметили.

– Жаль терять такую красоту... Она всё равно сдохнет, так я бы насладился её прелестями...

Как раз к этому моменту на борт корабля в приподнятом настроении вернулась наша весёлая компания – Краснов, Фэй и те, кто играл за их команду. А там и капитан Злотников вышел на связь. Громов велел Артисту явиться к нему. Под маскировкой, разумеется. Артист рассудил, что самому лучше не пытаться разминировать, и направился в первый транспортник. А Громов пока решил, что нужно действовать, поскольку бывший "союзничек", судя по всему, мало того, что ударил ни в чём не повинную девушку-врача по голове, так ещё и изнасиловать собрался. По молниеносному приказу на канале связи миротворцев в комнате под маскировкой появились вернувшиеся с футбола Краснов и Фэй.

Громов и его команда застали такую картину: почти двухметровый накачанный Хьюстон навис над маленькой азиаткой, которая лежала на кушетке-кресле без сознания. Её скомканная куртка лежала на полу, а черная майка и лифчик была задраны, обнажив маленькую грудь. Второй американец стоял чуть поодаль.

– Приготовились: будем брать! – прошла команда Громова, как в знаменитом фильме Георгия Данелия. Он оказался за спиной Хьюстона, Краснов и Фэй – за спиной Чандлера. И пока ничего не подозревающий Хьюстон начал раздевать Лин, все трое стали видимыми, и дула автоматов уткнулись в спины обоих злоумышленников.

– Не двигаться, придурок! – не громким, но железным голосом сказал Громов, – оружие на пол, в сторону, живо!

– Ты тоже, приятель! – приказал Краснов Чандлеру, – и без глупостей.

Когда в отсеке появились люди с оружием, казалось, американцы даже не удивились. Они замерли и начали медленно поднимать руки, только вот сдаваться они не намеревались.

– Отпущу скобку, и все мы отправимся на небеса! – громко и чётко сказал Чандлер, зажимая в что-то в правой руке, – так что это вы без глупостей.

Американцы медленно, не опуская рук, повернулись к Громову и остальным. Сержант Чандлер продемонстрировал зажатый в правой руке предмет, чем-то похожий на степлер с кнопкой наверху, у большого пальца. Руки Хьюстона были пусты.

– Я сапёр, подполковник, помнишь? – сержант обращался к Громову, Константин действительно что-то такое припоминал, но оружие не опустил, – а это моя игрушка – пульт дистанционного подрыва. Отпускаю скобку – все взрыватели, что я установил сегодня, делают "бубум", нажимаю на верхнюю кнопку – ваши мелкие друзья нарийцы отправляются к Древним. Дважды нажму – ваш инфантильный дружок Кислов и его сучка-практикантка улетают в стратосферу. Ну а нажму трижды, то мы с вами предстаём перед апостолом Петром...

– Шаг назад! – грозно прорычал Хьюстон. Итак, теперь мы знаем, что американцы, включённые в экипаж транспортника Смирнова, по всей видимости, тоже участники заговора и в это время выполняли свою часть плана, так что подполковник Громов, майор Краснов и капитан Фэй оказались в затруднительном положении. Конечно, их троих, скорее всего, защитили бы от взрыва индивидуальные силовые поля, но вот у Лин Чилин щита, к примеру, не было. А попытка лобовой атаки, то есть отобрать у Чандлера пульт, совсем не гарантировала успех, причём, как могла услышать из их разговора Денисова, эти двое запаслись приборами индивидуального силового поля Древних, возможно, они носители гена, кто знает. Но вернёмся теперь в кабинет главврача, куда вошла делегация, собиравшаяся выдвигать требования.

– О! Вот это у вас делегация, Игорь Андреевич! – начал игру Тихонов, – вероятно, у вас очень серьёзное дело, раз вы привели даже шестерых солдат!

– Думаю, да, Андрей Юрьевич, – отвечал Соловьёв.

– Что ж, присаживайтесь за стол, – пригласил полковник. Даниель, Вонг, Дельгадо, Кромверк и Смирнов начали рассматривать всех, кроме Игоря Андреевича, испытывающими взглядами, в которых не было никакого страха.

– Итак, я вас слушаю, Игорь Андреевич, что вы хотели мне сказать? – предоставил слово назначенному лидеру делегации Андрей Юрьевич.

– Ну... не знаю, с чего начать, – как бы замялся Игорь, – в общем, господа, которые явились со мной, похоже, имеют претензии по поводу того, что экспедицией командуете вы и подполковник Громов. Поэтому они считают, что вас надо заменить гражданским, например, мной. Ну, раз Атлантидой в своё время командовала Элизабет Вейр...

– Довольно смелое заявление, – продолжил игру Тихонов, – особенно учитывая, что с вами пришли не наши солдаты, Игорь Андреевич. И я думаю, что не ошибаюсь в своём предположении, что они здесь на тот случай, если я не откажусь от командования добровольно. Не удивляйтесь моей проницательности, я полковник ГРУ, как вы знаете. Но раз так, то я бы хотел услышать их претензии прямо из их уст. Вам же есть, что сказать мне, мистер Стивенсон? Как и вам, господин Желтов.

Все, кроме морпехов и женщины, которая поддерживала Желтова, уставились на тех, к кому обратился Андрей Юрьевич, ожидая их ответа. Одно дело, когда те беседовали с Соловьёвым, которого им, видимо, бояться нечего, а другое – заявить всё в лицо самому Тихонову, смотря ему в глаза. Конечно, компания пришла с американскими морпехами, но всем, включая самого Игоря Андреевича, было любопытно, насколько осмелели эти наглецы, и что ещё, кроме шестёрки морпехов, придаёт им храбрости. Игорь Андреевич, устранившись таким образом от диалога и повесив всё на инициаторов разговора, обратился к Кире по своему каналу связи:

– Кира! Вы с Мифом тут?

– Да, мы здесь, в сторонке, – ответила Кира.

– Простите, я вынужден Вас разочаровать: эта девушка с диадемой – не моя возлюбленная, – ответил Игорь, – это наша случайная гостья из альтернативной реальности. У неё привычка действовать самостоятельно, когда она посчитает это нужным, вот она и решила как-то помочь мне найти мою девушку. А мою девушку зовут Анастасия Сергеевна Сотникова, она врач, и она пропала. Мы подозреваем, что её взяли в заложники, чтобы надавить на меня. Те, кто пришёл со мной, относятся к той части экспедиции, которая хочет устроить здесь военный переворот, и заняла рубку управления городом. Если командир не сложит свои полномочия добровольно, они намерены арестовать его, а мы не можем этого позволить. И Анастасию Сергеевну нам надо вытащить, поэтому я позвал вас с Мифом сюда.

Слушая разговор, Юля внешне оставалась совершенно невозмутима. Но девушка понимала, что вошедшие так просто не отступятся, и ей ничего хорошего не светит, если их план увенчается успехом. Юля чувствовала злобу и холодный профессионализм, а ещё поверхностные мысли, отрывистые и профессиональные. Юля вдруг осознала, что не в состоянии проникнуть в глубинные мысли или память этих людей. Вся её сила ограничивается лишь поверхностными мыслями. И никто из присутствующих не думал и даже не вспоминал о женщине-враче. Желтов, например, не замедлил ответить на вопрос Тихонова.

– Вы и ваша шавка Громов – палка в колесе, заноза в заднице! – Желтов брызнул слюной, похоже, его переполняла ярость, – вы как были "совками", так ими и остались! Всех пытаетесь уровнять! Принижаете блестящих учёных до уровня серой посредственности! Командуете творческими и умными личностями, будто солдафонами на плацу! Приютили змею на шее, из-за которой в городе творится настоящий ад...

– Довольно! – жёстко обрубил отповедь учёного Стивенсон, – конечно, нам есть, что сказать: сдайте оружие и полномочия, а затем проследуйте в камеру. Если вы сделаете это добровольно, то никто не пострадает, – оскалился Стивенсон, – это всё, что я хочу вам сказать. У вас не так много времени на размышление...

Слушая Желтова, Игорь Андреевич всё больше убеждался, что был излишне дипломатичен в работе с гражданскими. Может быть, этот сопляк и был "творческой и умной личностью", но его моральные устои явно были ниже среднего. Не прочитал Игорь, как следует, его досье, не послушал Громова, что таких лучше сразу отправлять домой, и теперь из-за них проблемы. Государственная измена, деятельность, которую вполне можно и как терроризм квалифицировать, в сотрудничестве с геополитическим соперником России. Дитя 90-х, которое воспитали соответствующим образом.

Прошлого, однако, не воротишь, теперь нужно было думать, что делать с преступниками. Но что-то ничего не придумывалось. Конечно, если эти наглецы полагаются только на Р-90 и своих морпехов, то решить проблему прямо сейчас легко. Но что делать дальше? Менять их на Настю? Игорь не знал, насколько ценны для Нортона те, кто сейчас в кабинете. Андрей Юрьевич же некоторое время только смотрел на дерзких умников испепеляющим взглядом, думая, как ответить. На помощь ему пришёл доктор Джексон:

– А вам не кажется, господа, что ваша деятельность походит больше на терроризм, чем на мирное желание поставить во главе экспедиции гражданского? – осведомился Даниель, – я не ничего не имею против доктора Соловьёва, но, по-моему, аресты и захват заложников для этого – это переходит границы. На моей памяти, ни на Земле, ни на Атлантиде до подобного не доходило. Хотя нет, доходило, но за такими делами обычно стояла... мафия...

– У доктора Джексона как всегда здравый подход к делу, – заметил Тихонов, – это сразу заметил ещё покойный полковник Чехов. В самом деле, товарищи, если вы просто хотите посадить Игоря Андреевича в моё кресло, зачем ваши люди взяли в заложники доктора Сотникову???

– Хочу добавить, господа, – вмешался Смирнов, – что вам не стоит надеяться, что вы сейчас легко арестуете полковника или убьёте кого-нибудь из нас. Эта комната не лишена защитного вооружения, мы знаем, где оно находится, и, уверен, оно превосходит ваши фокусы... если мы умрём, то и вы тоже умрёте.

– Майора Смирнова, как видите, не запугать вашим оружием. Однако, мы можем предложить вам компромисс, – продолжил Тихонов, – ваши люди возвращают нам Анастасию Сергеевну, тогда я уступлю своё место Игорю Андреевичу. Если, конечно, вы не согласны с тем, что вы обыкновенные террористы...

Игорь Андреевич не знал, что сказать. Он только заметил, что Даниель готов в любой момент начать работать зетом, если делегация будет шутить. А тут ещё всем сидевшим в кабинете миротворцам поступило сообщение от Громова:

– Первый и третий транспортники заминированы двумя американцами, входящими в экипаж Смирнова! Возможно, бомба также заложена где-то в ангаре. Минёр – сержант Чандлер, он в данный момент держит пульт дистанционного управления и угрожает привести в действие взрывные устройства. Его приспешник ударил по голове доктора Чилин и хотел изнасиловать её. Мы пока не знаем, что делать... у Чилин нет щита, она может погибнуть при взрыве...

Это сообщение внутренне поубавило смелости у обороняющейся, если можно так выразиться, стороны: похоже, доктор Джексон не ошибался, назвав поведение заговорщиков банальным терроризмом.

– Кира! – в отчаянии позвал китежанку Игорь Андреевич по каналу связи миротворцев, – у нас ещё одна проблема: заговорщики заминировали ангар и два транспортника. В одном из них находятся наши люди и сами минёры. Они угрожают всё взорвать. Вы китежанка – пожалуйста, помогите нам!

Все сидевшие в кабинете миротворцы могли радоваться только тому, что их оппоненты, скорее всего, не могли знать что-либо о сообщении Громова. Поэтому просто ждали ответа заговорщиков на предложение Тихонова. Но Стивенсон только рассмеялся:

– В таком случае вы можете сидеть тут за защитными средствами хоть до скончания века! Я же взамен предложу вам новый компромисс. Раз вы уже знаете о заложниках, то каждая минута вашей непокорности будет стоит вам жизней. Наши люди, когда мы только прибыли сюда, заминировали некоторые объекты в ангаре. А я взял на себя смелость угостить наших дорогих "гостей". Очень скоро у нарийцев начнут болеть животики... а там, кто знает?

– А потом мы взорвём вашего пса Громова! Не говоря уже о вашей Сотниковой, – радовался Желтов. Но в это время заговорила Юля.

– Объект... змея... Господи, как же мало жизнь значит для некоторых! – Юля специально перешла на английский, чтоб люди в комнате могли понять, – мистер Стивенсон, вы совершенно не цените чужие жизни. Захватив в заложники ни в чём не повинную женщину, врача, вы доказали, что вы ничем не лучше людей, которых пытаетесь скинуть. А раз уж так, господа, то не помешало бы Игорю Андреевичу обратиться к прочим людям на базе и объяснить им, что здесь происходит. Это позволит избежать ненужных жертв, а это, мне кажется, и в Ваших интересах тоже.

Девушка подавилась смешком и продолжила:

– К тому же, если вы не дадите ему это сделать, я могу привести свои не менее веские аргументы, раз уж вы начали подобный шантаж. Да, я не могу напасть на вас, поскольку это ни к чему не приведёт, а лишь спровоцирует столкновение, которого я как раз и хочу избежать. Так что, прежде чем вы вцепитесь друг другу в глотки, мне кажется, вам стоит узнать о том, что в моей крови есть антитела, которые способны уничтожить споры, что рассеивает эта тварь, те споры, что превращают человека в чудовище. Должно быть, сейчас вы думаете о том, что я хочу спасти свою задницу, ведь так? Вынуждена разочаровать вас. В моём положении цепляться за жизнь бессмысленно, и я без малейших колебаний пожертвую ей, чтоб спасти жизнь ни в чём неповинной женщины.

Девушка сглотнула и добавила:

– Всё равно то, что, что вы со мной намереваетесь сделать, гораздо хуже смерти. Вы с огромным удовольствием запрёте меня в лаборатории, где будете издеваться так же, как ящеры издевались над несчастным парнишкой, которого привёл доктор Джексон. Так что прошу вас, не откажите мне в такой мелочи, как встреча с Анастасией Сергеевной и оповестите людей, работающих на этой базе о ваших намерениях, иначе я попросту уничтожу себя, а значит, и антитела, которые в силах спасти ваши поганые шкуры. Так что выбирайте, господа! И помните, что, если хоть один человек с любой из сторон сделает хоть один шаг в мою сторону, я попросту сожгу себя. Я не хочу жертв, но любое ваше неосторожное движение может стать роковым.

– Что несёт эта овца... – но Желтов не успел договорить, так как у Мифа лопнуло терпение. Кира уже рассказала ему, кто заложник, получив информацию от Игоря Андреевича, и одобрила его решение действовать. Поля Туата Де Дананн – очень необходимая вещь, как оказалось, и Миф решил воспользоваться этим в полную силу. У спецназа неожиданно заболели руки в запястьях, от этой боли они стали крайне мало подвижны в верхних конечностях, которые зажимались с очень большой силой в этих местах. Это длилось недолго, так как в следующие секунды Р-90, которые уже начали смотреть в силуэты людей, с силой вылетели из рук, изрядно вздёрнув беднягам пальцы и оторвав пластмассовые крепления, которыми оружие прикреплялось к бронежилету. ПП унеслись в сторону стены полковника Тихонова.

Солдаты автоматически понесли руки к пистолетам, но те тоже предательски вылетели из кобур один за другим и дали по рукам своих хозяев, что не могло не привести даже матёрых в недоумение. После этой белиберды неведомая сила, которая была подвластна Мифу, стремительно подкинула солдат к потолку и сильно обогрела по головам, чуть не сломав шеи. Спиной им досталось не менее о тот же потолок, потом просто отпустило. Когда они упали, дополнительно пришёлся удар по головам, отчего те окончательно потеряли сознание. После этого все рации солдат взлетели на стол перед полковником.

И вот, когда гражданские лица заговорщиков начали хоть как-то осознавать происходящее, Желтова и Стивенсона тоже что-то сбило с ног, и они рухнули на стол возле доктора Джексона.

– Даниэль, кри зет! – выйдя из маскировки, Миф указал на злодеев, после чего направился к выходу, но, остановившись прямо перед открытой дверью, он обернулся и сказал:

– В бескрайних океанах грязи можно найти чистую воду, задумайтесь над этим, сэр, – акцентируя внимание на последних словах, Миф адресовал сию фразу непосредственно Тихонову.

– Миф, ещё одна проблема: ангар заминировали, возможно, есть еще заложники. Поторопись! – встревожено передала Кира. Миф исчез для остальных и попросил Киру скрыть все следы его присутствия. Парень на всех парах, которые у него были, направился в ангар. Из заговорщиков на ногах осталась только девушка, которая сопровождала Желтова. До этого она стояла с холодной уверенностью, но теперь в её глазах появилось непонимание и страх. А когда дверь открылась, и Миф исчез, она бросилась бежать. Впрочем, далеко ей убежать не удалось. Через пару мгновений в дверях появился Фенрис, а на его плече извивалась, как змея, и кричала девушка, что только что выскочила из кабинета. Синекожий здоровяк вошел в кабинет, оценил обстановку, присвистнул. Затем закрыл дверь и аккуратно поставил девушку на ноги.

К счастью, когда выяснилось, что Стивенсон ещё и устроил диверсию в стане нарийцев, если он, конечно, не блефует, и после того, как Громов подтвердил минирование ангара, у второй стороны не осталось сомнений, что пора уже арестовывать эту "делегацию", так как они пока явно не готовы к переговорам. Причём подавать сигнал Мифу даже не потребовалось: парень, который всё видел и слышал, по всей видимости, сам понял, что настало время действовать.

Для Тихонова, Соловьёва и Джексона, уже знакомых с Мифом, произошедшее не стало неожиданностью. Они догадывались, что штурмовая броня существенно усилила способности парня. Смирнов был порядком разозлён заявлениями явившейся троицы яйцеголовых, поэтому только обрадовался, что Миф подтвердил его слова о спрятанном в комнате оружии. И только Кромверк, Вонг и Дельгадо смотрели на происходящее с определённым изумлением, так как не были в курсе, что один человек уже и штурмовую броню получил.

– Вы об этом пожалеете! – не унимался Желтов. При приземлении он разбил нос. Кровь сочилась из ноздрей, заливая подбородок и форму. Стивенсон предпочёл молчать, гневно сверкая глазами. Смирнов подскочил к Желтову и прижал его голову к столу.

– Ну нет, сукин сын! Это ты пожалеешь обо всём, что вы тут устроили! Как и все твои приятели... я же вас предупредил: бойтесь оружия, которое здесь спрятано! Так что теперь ваш черёд исповедоваться, куски дерьма! – рычал разъярённый майор, у которого уже явно лопнуло терпение.

– Осторожнее, Олег Яковлевич, не будем убивать их сразу, – вмешался Тихонов, размышлявший над комментарием Мифа, – Юлия Викторовна права в том, что стоит проверить, насколько ценны они для их сообщников.

– Мы ещё будем с ними церемониться, полковник? – не понял Смирнов, – да они же готовы убивать ради того, чтобы добиться своего, они только что это доказали! Какие они нахрен учёные! Они натуральные преступники!

– О, Фенрис! – заметил Даниель, что великан вмешался в дело и поймал беглянку, – вы, как нельзя кстати! Спасибо вам большое за помощь! Давайте-ка сюда эту даму... и проследите, чтобы вон те шестеро ребят не попытались нам помешать.

Фенрис подтолкнул девушку к остальным и занялся контролем лежавших без сознания морпехов. Когда все трое были в сборе, Тихонов заявил:

– Итак, господа, раз вы не захотели принять наши условия, придётся нам действовать жёстче. И если с нашими людьми что-нибудь случится, то я вашей судьбе не завидую... вы можете продолжать смеяться, как вы пытались это делать несколько минут назад, но ваши приспешники помочь вам не смогут, это я вам гарантирую.

– Представляете свою участь, дети козла? – добавил Смирнов, – вы все сдохнете, как собаки, далеко от дома, и никто даже не узнает, что с вами стало...

– Ребята, обыщите их, – приказал Тихонов своим подопечным, – надо узнать, есть ли у них ещё что-нибудь, кроме раций, для связи с их сообщниками. Обращайте внимание на всё, что может быть нам интересно.

Сам Андрей Юрьевич, пока остальные начали обыскивать троицу, контролируемую взведённым зетом доктора Джексона, аккуратно собрал всё, что отобрал Миф, и сложил на стулья в углу комнаты. Пока шёл обыск, Смирнов спрашивал у Тихонова:

– Полковник, а в какие камеры мы их посадим? Мы там в нашей миссии взяли трёх рептилоидов, Док говорил, что это могут быть Никассары, то есть те, у кого зубы острые, как бритва. Может, сэкономим камеры, и пусть эти трое поделят камеры с рептилоидами? А то те, кто не умеет договариваться, вряд ли имеют право на снисхождения... ну, по нашим законам.

– Если им больше нечего сказать нам, кроме угроз взорвать всех ко всем чертям, то почему бы и нет, майор, – с достоинством ответил Тихонов, – к тому же доктор Чилин рассказывала мне про споры. Если кто-нибудь из их сообщников заражён ими, я им тоже не завидую...

Пока идёт обыск первых пленников, вернёмся в ангар и посмотрим, какие действия предпримет Громов и его команда.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Феникс, Миф | Просмотров: 158 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ