Заголовок
Сегодня Воскресенье, 24 Сентябрь 2017,

на часах 22:20:59 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Не показалось ли вам странным, что не удалось защитить базу Икар от нападения?

Всего ответов: 751


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Заговор
01 Январь 2017 23:58:04

Юля внимательно слушала рассказ доктора Джексона о Мифе, его разговор с Соловьёвым, а перед глазами девчонки стояли её друзья, улыбающееся лицо Димки. Конечно, Джексон был прав, и девушка прекрасно понимала это, но было и ещё кое-что. Возможно, этого не мог понять Громов, а может, и понимал, потому и был столь суровым, но не мог понять весельчак, славный весельчак, которого друзья называли Мифом. Став частью команды, ты в какой-то момент понимаешь, что окружающие тебя люди больше, чем просто друзья, и ты не хочешь терять друзей, а когда теряешь, то это ложиться грузом вины на твои плечи.

Прошли годы, но девушка так и не смогла смериться со смертью Димки. В её случае всё осложнялось тем, что их связывало нечто большее, чем просто дружба, и из-за этого она уже не могла более работать в группе. Друзья знали об их отношениях и, возможно, винили её в гибели друга. Этого девушка выяснять не стала. Она ушла из группы и исчезла для друзей. Возможно, они её искали, но к тому моменту она сменила фамилию, взяв девичью фамилию матери.

- Не будьте столь суровы к нему, Константин Николаевич, - вмешалась девушка в разговор, - он молод. Со временем он осознает, что команда - это нечто большее, чем просто друзья. Тогда он поймёт и причины, почему ему отказали вначале.

Она внимательно посмотрела на Громова, словно хотела сказать: "Подожди, он ещё не знает тяжесть потерь, он ещё не держал на руках умирающего друга. И, Дай Бог, чтоб он этого никогда не узнал".

 Потом коснулась плеча парня:

- Успокойся, парень. У тебя ещё есть шанс войти в команду. И не злись на них. Они не со злобы отказали тебе, понимали, что команда - это друзья, даже больше, чем просто друзья, а бою ты полностью полагаешься на друга, который прикрывает твою спину. Порой кажется, что действовать самому, ни на кого не полагаясь, легче, но так тебе никогда не стать частью команды, ведь от твоих действий может зависеть их жизнь, да и твоя тоже. Думаешь, им нужна твоя геройская смерть? Думаешь, они хотят терять друзей? Поверь, нет. Если хочешь стать частью их команды, научись им доверять.

С этими словами она отпустила плечо парня и вновь поравнялась с Громовым. Она понимала, что для того, чтоб стать частью команды нужно доверие, взаимное доверие, и у этого парня куда больше шансов влиться в команду, чем у неё, ведь она совершенно случайно оказалась и в этом городе, и на базе, к тому же доставила всем немало проблем. Девушка с горечью вздохнула. Она понимала, что доверься она им чуточку раньше, возможно между ними возникло бы доверие, но тогда она была словно загнанный зверёк.

Константин, как прошедший через огонь и воду ФСБ-шник не просто для проформы поддержал генерала О'Нилла, который вообще-то не особенно понравился ему при встрече с ним на базе Звёздных врат. Он и в самом деле прекрасно ощущал разницу, когда партнёры понимают друг друга с полуслова и идеально дополняют, и когда один человек в силу своего характера или ещё чего-то не вписывается в команду, сколь бы крут он ни был. Поэтому дело тут было не в суровости, он ничего не имел против способностей Мифа. Тут было другое.

- Надеюсь, что осознает, но хотелось бы, чтобы осознание не наступило тогда, когда кто-то погибнет, и будет уже поздно. Речь о том, что мы здесь не на пикнике, и каждый должен уже сейчас понимать, зачем он здесь, и с кем работает. И это вещи, которые я два раза не повторяю. Игорь Андреевич помнит, что я ответил во время сборов одному из гражданских, который забубнил мне "мы же не в армии", верно? - закончил свой ответ обращением к Соловьёву Громов.

- Да, вы сказали: "Что ж, Желтов. Мы действительно не в армии, поэтому вы можете спокойно выспаться, а когда проснётесь, я попрошу вас собрать вещи и вернуться домой", - отозвался Игорь. Громов лишь выразительно посмотрел на Юлю, как бы говоря, что в этой цитате изложена вся суть его позиции.

Миф сторонился и шёл хвостом, пытаясь понять, что это за девушка, уж не та ли, что пару часов назад лежала больная в том доме? Но когда Даниель начал говорить о Мифе при всех, в открытую, обида увеличилась, потом ещё и Громов подключился.

- Миф, я буквально на минуту отойду, там у беспилотников проблема, и к тому же нужно обновить протоколы костюма, - молвила Кира, и одна из пиктограмм на визоре изменилась.

От услышанного Мифа наполнили чувства ярости, злости, понимания, что тебя никто не понимает, только критика. Ему казалось, что они все сговорились, все, специально промывают кости прямо перед ним. Сжав кулаки, он решил взять себя в руки. Прикрыв глаза, он начал читать старовинную молитву своего народа, на родном языке, в уме, под шаг:

"Терпение ясный ум,
Все воздастся тебе за долю,
Будь всеми, будь вся,
Семья от ныне все Я,
Вся жизнь, весь путь
Пусть врата тебя приведут,
Во жизнь ясную свою,
Секреты народа я сберегу".

Во время молитвы он не замечал никого, и не слышал, только на дорогу и посматривал. Миф успокоился и частично забыл последние минуты. К тому времени они уже подходили к месту. Компания поднялась в центр управления вратами, где их встретил капитан Злотников.

- Капитан, мы отправляемся обратно в город, готовьтесь к отлёту, - сразу приказал Громов, - как только мы закончим эту процедуру регистрации миротворцев, мы вернёмся в ангар.

- Ээээ, товарищ подполковник, - забормотал Семён, - я вообще-то уже хотел это сделать, но, похоже, эта процедура отключена...

- Как это? А кто её отключил? - не понял Громов.

- Вероятно, Диана Валентиновна, - развёл руками Артист.

- Кромверк? И на кой чёрт она это сделала?? - проворчал Громов.

- Я не знаю, - ответил Семён, - это вопросы к ней.

Громов про себя выругался: эти учёные и инженеры, оказывается, не всегда считают нужным сообщать, что и зачем делают. Но тратить время на разговоры с Кромверк ему уже не хотелось, да и не очень он пока понимал, почему нужно проходить эту процедуру прямо сейчас, поэтому решил оставить это на потом.

- Ладно, разберёмся с этим потом. Возвращаемся в ангар и вылетаем немедленно. Краснов, Фэй, приём!

Те отозвались, и Громов отправил их вместе с боевой группой садиться в транспортник. По его распоряжению Сотникова и Чилин тоже отправились на корабль. Отдав все распоряжения, Громов обратился к своей компании:

- Всё, возвращаемся на корабль и вылетаем немедленно, - Даниель и Игорь направились вслед за ним. Артист направился в свой транспортник.

Тем временем после открытия нижних палуб, которые были вполне пригодны для проживания, палаточный городок в ангаре стал сворачиваться. Это походило на переселение народа. Сумки, ящики, коробки - всё транспортировали вниз. До этого, само собой, на нижнюю палубу отправили разведчиков. Но уже по сканерам было видно, что внизу безопасно. Вторая палуба вниз от основного ангара была палубой обеспечения. Здесь был большой склад миротворцев со всякими «ништяками». В частности, здесь располагался один из штабов миротворцев - внушительный комплекс комнат с залом для брифингов, залами для тренировок и многочисленными кабинетами. Правда, многочисленные устройства работали только при наличии нейронаноники.

Тут же был и жилой комплекс с уютными каютами, столовой и кухней, соответственно, а также большим медицинским отсеком. Многие были рады сменить палатки на настоящие кровати и прочие удобства. Но медицинский отсек обживали в первую очередь. Он начинался с большой приёмной с удобными диванчиками и многочисленными голографическими терминалами. Тут не было регистратуры или что-то в этом роде, каждый больной мог обратиться за помощью напрямую к врачу или вообще самостоятельно зарезервировать для себя палату с лечебными креслами-кушетками. При этом Китежане всё же не оставляли абсолютно всё на кресла и органеллы: это заведение предполагало наличие живых, настоящих врачей.

С противоположной стороны от входа в приёмную, за большими дверями располагался длинный широкий коридор с операционными и палатами для больных. Очевидно, что если кресло-кушетка не помогала, и требовалась настоящая операция, такую операцию проводили в специально оборудованных помещениях. Также были помещения непонятного назначения с большими прозрачными бочками, куда, очевидно, помещали человекоподобных существ...

Практически весь медицинский состав, за исключением тех, кто участвовал в операции, переезжал сюда. Шкафы, коробки с медикаментами и инструментами - работа кипела. Но, кроме переезда, у персонала появилась ещё и работа, как говорится, по профилю. Во-первых, это был Гарсим. Его тут же положили в одну из палат. Сотникова и Чилин по рации, как могли, объяснили, как работать с новым оборудованием, так что с запуском процедуры лечения проблем не возникло.

Во-вторых, Кавагути Харуна и пара ребят с гравитационными носилками привезли сюда и своих пациентов. Неизвестный здоровяк с 4 руками, которого нашли на рухнувшем корабле придавленным мебелью, не сопротивлялся, но смотрел на всё диким взглядом, не зная, как реагировать: то ли он в плену, то ли нет, ему же никто ничего не объяснял. Читари же всё еще была без сознания, но выглядела уже лучше, что было несколько странно, ведь никаких процедур лечения над ней ещё не проводилось. Впрочем, ей тоже выделили палату и запустили эту самую процедуру.

Рэй, кстати, наотрез отказалась куда-либо идти, когда увидела Читари и здоровяка. Все попытки увести её в каюту для отдыха не увенчались успехом, и в конечном итоге ей разрешили остаться со своей подругой. Она обменялась несколькими фразами со здоровяком и отправилась в палату к Читари. В палате, кроме кушетки, были и обычные стулья.

Фенрис было ушёл в предложенную ему каюту, но вскоре гигант вернулся. Видать, тоже волновался за судьбу друзей: всё-таки, кроме Гарсима, Читари тоже была его подругой. Но и просто так сидеть в палате или в приёмной он не смог, и тогда он решил помочь экспедиции с переездом. Поначалу все шарахались от двухметрового, крепко сложенного парня с острыми, как у акулы, зубами, однако Фенрис умел к себе располагать, несмотря на свой угрожающий вид и языковой барьер.

На этой же палубе были и камеры, достаточно надёжные и полностью экранированные, и даже если зеленомордые попробуют воспользоваться своими острыми когтями, то ничего у них не получится, поэтому туда можно было посадить таких опасных существ, как те ящероподобные. Их предварительно раздели, проверили на наличие жучков и прочих имплантов, способных выследить их, если что, после чего посадили каждого в отдельную камеру.

Всем процессом руководил Тихонов лично, и за этим занятием его застала Кромверк.

- Андрей Юрьевич, можно Вас на пару слов, это очень важно.

- А, Диана Валентиновна, рад Вас видеть. Что у Вас за дело? – осведомился полковник.

- Не здесь... Лучше без лишних ушей.

- Что ж, тогда пройдемте в кабинет главного врача, он сейчас пустует, как раз.

Во время разговора корабли подготовились к вылету, и экипажи уже собирались отправляться, но диспетчер приказал остановить их.

- Подполковник Громов, доктор Соловьёв, срочно прибыть в медотсек, к полковнику Тихонову!

- Ну что там ещё??? - уже недовольно пробурчал Игорь Андреевич, который уже следовал в кабину пилотов, - я чувствую, мы сегодня так и не вылетим никуда...

- Приказ есть приказ, Игорь Андреевич, придётся подчиняться, - ответил Константин Николаевич.

- Ладно. Даниель, подождёшь нас тут? - спросил Игорь.

- Конечно, - ответил доктор Джексон, - как раз поговорю пока с Мифом наедине.

- Да, думаю, вам есть о чём поговорить без нас, - согласился Соловьёв и направился с Громовым к выходу. Константин Николаевич велел всем, включая Юлю, оставаться пока на корабле, назначив Краснова старшим. Соловьёв о том же попросил Учибу и сопровождавшего его нарийца, которые должны были помогать вести переговоры. Поскольку диспетчер вызвал только Громова и Соловьёва, Игорь Андреевич и Константин Николаевич решили больше никого с собой не брать и удалились в медицинский отсек.

Соловьёв и Громов телепортировались в медотсек и проследовали в кабинет главного врача, где, как им сказали, находится Тихонов, попутно заметив, что отсек выглядит внутри, как настоящая земная больница, только обслуживание получше.

- Прибыли, Андрей Юрьевич, что случилось? - осведомился Громов.

- Дело чрезвычайно серьёзное, иначе не стал бы вас дергать с задания, - ответил Тихонов, - Диана Валентиновна, прошу Вас.

Кроме самого Тихонова в кабинете была ещё и Кромверк. И выглядела она достаточно серьёзно.

- Вы наверняка уже знаете о технологии Китежан под названием нейронаноника. Это импланты, которые позволяют напрямую управлять устройствами Древних. А также, наверное, вы в курсе, что сейчас зарегистрироваться, как миротворец, и получить эти импланты невозможно.

- По моему приказу, - уточнил Тихонов, - а всё почему, Диана Валентиновна?

- Потому что мы не уверены в надёжности некоторых членов экспедиции. В частности, в надёжности полковника Нортона, его людей и лейтенанта Айвена Эттвуда. Лейтенант был свидетелем моей регистрации, но тогда он вряд ли понял, что произошло, - одежда, в которой была Кромверк, вдруг изменилась, и теперь девушка стояла в облегающим костюме, в том, который она надела, пока шла калибровка систем шаттла, - мы отправились на разведку к мародёрам и, похоже, он сумел раскусить меня. Как только мы прибыли, и командир ушёл на доклад, Эттвуд тут же помчался к Нортону.

- Мне известно, что полковник Нортон имеет приказ: в случае чего отстранить меня и Вас, Константин Николаевич, от занимаемой должности, чтобы занять наше место в управлении экспедицией. Он искал любой косяк, любую возможность, чтобы это совершить. Он недоволен тем, что мы сунулись спасать нарийцев, ему не нравится, что мы сотрудничаем с потенциально опасной пришелицей из параллельного мира, которую лучше бы "изучать", как он выражается, "под микрокосмом", чем вводить её в команду. И вот нейронаноника - самый лучший вариант, чтобы подвинуть нас. Завладев ею, он и его люди смогут управлять городом и механизмами по своему усмотрению, минуя нас. Сейчас Нортон, как он думает, незаметно стягивает самых верных людей в рубку управления городом, в самую важную, стратегическую точку, - комментировал Тихонов.

- Мне удалось подслушать и подсмотреть, что там творится, - продолжила Кромверк, - Нортон настроен очень серьёзно. Он приказал Эттвуду обойти запрет на регистрацию, чтобы его верные люди могли пройти её сами. А если это не получится... - девушка посмотрела на Тихонова - тот кивнул, тогда она вытянула правую руку вперёд ладонью вверх, и на ней появилась миниатюрная голограмма полковника Нортона:

- Действовать нужно крайне аккуратно, - сказала голограмма, - если у нас не получится захватить власть по-тихому, мы должны будем перейти к плану "Б": дискредитировать власть Тихонова, убедив учёных и прочих в несостоятельности его командования. Китайцы пойдут за сильным, это факт. И найдите слабые места Громова и Соловьёва, чтобы мы могли надавить и на них...

- К сожалению, мне пришлось уйти на этом моменте, они почти обнаружили меня, - завершила Диана, когда голограмма «закончила».

- В общем, поэтому я вас и вызвал, - Тихонов был хмур, - мы можем оставить нарийцев в беде, но и Нортона без присмотра оставить не можем. Я не знаю, кто ещё ему подчиняется, но я хотел бы, чтобы вы и те, кому вы больше всего доверяете, прошли регистрацию миротворцев и получили нейронанонику.

Если Константин Николаевич мог ожидать такую подлость со стороны американской части экспедиции, то Игорь Андреевич этой новостью был ошарашен. Он догадывался, что Нортон брезгливо смотрит на остальных, но от Эттвуда такого всё же не ожидал. Он догадывался, что у Айвена особого выбора не было, так как тот должен был безоговорочно подчиняться Нортону, но всё же сделал для себя вывод, что Эттвуду больше доверять не следует. По своей воле или не по своей Айвен не может быть полностью на стороне русских.

Некоторое время Соловьёв не мог прийти в себя и смотрел на Тихонова и Кромверк широко раскрытыми глазами.

"Какие же всё-таки эти американцы сволочные", - сердито подумал про себя Игорь, - "мы же, смерть Христова, делаем здесь общее дело! Чёрт бы их побрал с их проклятой политикой..."

- Понимаю, Игорь Андреевич, вы не ожидали такого, но, как видите, американцы не были бы американцами, если бы не попытались и здесь отодвинуть нас, - молвил Андрей Юрьевич, читая на лице эмоции Соловьёва.

- Полковник... я не знаю, что и сказать... - замямлил Игорь, - я совершенно об этом не подумал. Но если дело обстоит столь серьёзно, то я готов зарегистрироваться, если только Диана Валентиновна скажет, как это сделать.

- Думаю, капитан Злотников тоже должен это сделать, - добавил Громов, - я уверен, что он наш человек, и эта задача будет ему по душе. Можно было бы подключить к этому Юлию Викторовну, если она будет на нашей стороне, конечно.

- Если она хочет стать членом команды, это было бы отличным шансом для неё, - заметил Игорь Андреевич, - а стоит ли рассказывать об этом Мифу? Он мог бы помочь нам, но мне кажется, мы его немного обидели.

- Да и мне докладывали, что ему не очень нравится исполнять наши приказы, поэтому тут смотрите сами, можно ли ему доверять, - ответил Андрей Юрьевич.

- На мой взгляд, для этого сначала надо наладить с ним отношения, - полагал Соловьёв, - а это зависит ещё и от Даниеля. Хотя те, кто на нашей стороне, наверно, заслужат более лояльное отношение.

- Диана Валентиновна, а Миротворцем может быть только носитель гена Древних? - осведомился Громов.

- Нет, любой из вас, в том числе и вы, Константин Николаевич, - ответила Диана.

- О! Тогда это облегчает дело! - воскликнул Константин, - тогда привлечём к этому Краснова с Фэй, Петровского. Смирнов, думаю, тоже годится. Насчёт остальных ещё подумаю.

- А вы что скажете, Игорь Андреевич? - спросил Тихонов.

- Я, честно говоря, из гражданских уверен только в Насте Сотниковой, - признался Игорь Андреевич, - увы, я не настолько хорошо знаю свою часть экспедиции, чтобы смело судить о них. Возможно, позже смогу подключить ещё кого-нибудь.

- Надеюсь, и предложенных пока хватит, - молвил Андрей Юрьевич, - итак, вы двое, Краснов, Фэй, Злотников, Петровский, Смирнов и Сотникова. Я вызову всех.

- Ладно, Диана Валентиновна, что мы должны сделать, чтобы зарегистрироваться? - обратился к Кромверк Громов.

- Зарегистрироваться можно с особых терминалов, такие есть в центрах управлениях и тут. Андрей Юрьевич уже зарегистрировался, остались только вы, - объясняла Кромверк, - нужно прикоснуться к терминалу и подождать, пока тот снимет с вас биометрические данные, и введёт в организм наниты. После этого я провожу вас на склад, чтобы вы смогли взять ваши наборы миротворцев.

Тихонов связался с диспетчером и приказал вызвать остальных. Громов же первым подошёл к терминалу, прикоснулся к нему и застыл на некоторое время.

- Странно, я чувствую только небольшое онемение в пальцах, - когда он отошёл от терминала, он сжимал и разжимал правую руку.

- Это нормальное состояние, скоро пройдёт.

- Я вызвал всех, кроме Мифа и Юлии Викторовны, с ними Вам лучше побеседовать отдельно, - сказал Тихонов Громову и Соловьёву. К этому моменту к кабинету стали подтягиваться вызванные Тихоновым люди. Краснов, Фэй, Злотников, Петровский, Смирнов пришли незамедлительно. Они были несколько удивлены этим вызовом прямо в разгар операции. Не было только Сотниковой. Она по какой-то причине так и не явилась. Тихонов, теперь уже с Громовым, обрисовали всю ситуацию ещё раз, только быстрей, как военные с военными.

Артист тоже был несколько озадачен новостью, которую сообщило начальство. Ему казалось, что только среди американских министров обороны может быть типичный шпак, а теперь оказывается, и сами военные могут повести какую-то свою игру. И раз это действительно так, то Семён был полностью согласен, что вражин надо разочаровать.

- Готов поручиться за капитана Чжу Вонга и лейтенанта Амелию Дельгадо. Это отличные ребята, с которыми я хотел бы продолжить работу, - вступился в свою очередь за своих людей Смирнов.

- Что скажите по Вонгу, капитан? – обратился Тихонов к Фэй.

- Ручаюсь за него, полковник, - отвечала Чжан Фэй, - но Дельгадо американка...

- Не все американцы разделяют идеи Нортона, товарищ полковник. Тем более, она вызвалась пилотировать третий транспортник, который возьмут взамен утраченного, - Смирнов был непреклонен.

- Я не замечала, чтобы она связывалась с Нортоном, - сказала Кромверк.

- Что ж, тогда добро, - согласился Тихонов.

- Кто следующий? - спросил Артист.

- Игорь Андреевич, прошу вас, - позвал Андрей Юрьевич, обратив внимание, что процесс застопорился. Соловьёв робко подошёл к терминалу.

- Не бойтесь, Игорь Андреевич, это немного неприятно, но не страшно, - подбадривала Диана, - смелее.

Игорь прикоснулся пальцами к клавишам терминала и почувствовал словно удар статическим электричеством, после чего какая-то неведомая сила заставила его просто уставиться в экран, на котором последовательно появлялись знакомые надписи:

+Внимание: незарегистрированный пользователь+
+Синхронизация+
+Сканирование+
+Синхронизация завершена+
+Сканирование завершено+
+Доступ подтверждён+
+Зарегистрировать нового пользователя?+
+да/нет+

В процессе синхронизации он чувствовал покалывания, не все из которых были приятными, но, когда появилось предложение зарегистрировать пользователя, к пальцам вернулась способность двигаться.

- Вот и всё, Игорь Андреевич, нажмите "Да", - сказала Диана, и Игорь завершил процесс регистрации, - поздравляю вас, вы теперь тоже Миротворец!

- Да, наверно, это круто, - согласился Игорь, пытаясь понять, что теперь с ним будет.

- Капитан Злотников, прошу вас, - вызвал следующего Тихонов, и Семён повторил с собой то же самое.

- Я теперь стану Суперменом или Человеком-Пауком? - отшутился Артист.

- Ну, что-то от них вы, наверно, почерпнёте, - рассмеялась Диана. За Артистом настала очередь Смирнова, затем Краснова, затем Фэй, затем Петровского. Регистрация всех прошла без проблем. Остались только Вонг и Дельгадо, которых Тихонов вызвал по рекомендации Олега Яковлевича, они были уже на пути сюда. А Игорь Андреевич в это время обратил внимание на отсутствие Сотниковой.

- Ребята, а где же Настя? Разве её не вызвали? - в недоумении спросил Игорь.

- Звали, но она не явилась. Может, занята, нужно проверить, - задумчиво сказал Громов. Игорю показалось странным, что Настя не явилась. Чем это таким она занята, что даже неизвестно, почему не явилась? Она же должна была направиться на корабль вместе с Лин. Он решил после облачения в амуницию миротворца поискать её сам. В медотсеке её, очевидно, не было, иначе она бы уже явилась. Тут ожило радио:

- Доктор Соловьёв, срочно прибыть в ангар к нашим гостям. Нужна ваша помощь. Повторяю...

- Так. Все, кто уже зарегистрировался, берите снаряжение миротворцев и расходитесь по местам. Готовьтесь к вылету. А вы, Игорь Андреевич, узнайте, что там случилось с нами нарийцами, и не забудьте про Мифа и Юлию. А я пока пообщаюсь с вновь прибывшими, - распорядился Тихонов.

- Есть, - ответил Игорь Андреевич, как и все остальные, при этом задумавшись также, кто звал его к нарийцам и зачем? После того, что рассказала Диана, ему всё стало казаться очень подозрительным, словно какой-то тяжёлый груз лёг на душу. Немного не в своей тарелке от свалившейся беды Соловьёв двинулся за остальными, которых Диана повела на склад.

К кабинету подтянулись Вонг и Дельгадо. Смирнов и Тихонов, отошли в сторонку, чтобы переговорить с ними. Кромверк же отправилась показывать путь к складам, где можно взять снаряжение. Ей это всё уже было известно. Склад находился в штабе миротворцев. Компания увидела скромные двери, над которыми располагался какой-то герб, который, очевидно, и был гербом миротворцев. Сейчас, когда палуба была запитана, Диане уже не понадобились фальшпанели и прочие обходные технические средства, чтобы открыть её, поэтому компания вошла в помещение обычным путём и оказалась знакомом Кромверк просторном зале с множеством рабочих мест и терминалов.

- Мы находимся в центральном управлении миротворцев, - сказала Диана, словно проводя новоиспечённым миротворцам экскурсию по их новому месту работы, - при помощи нейронаноники, которую вы все получили, вам достаточно только установить соединение, и вы получите информацию, которая вам нужна. Но это мы опробуем позже. Сейчас вам нужно получить вашу новую амуницию. Идёмте со мной.

Кромверк уже знала, что одна из дверей ведёт в оружейную, и провела компанию туда.

- Теперь, чтобы получить свои комплекты, каждому из вас нужно приложить ладонь к сканеру. Кто первый?

- Давайте я, - предложил Артист.

- Прошу вас, капитан, - указала Диана на сканер. Семён приложил ладонь, и из стены выдвинулся специальный контейнер, такой же, какой был у Дианы, размером с обычный дипломат. Когда Артист открыл его, из стены так же выдвинулась столешница и вешалка, а также открылась комната очистки.

- В этой комнате вы можете переодеться в вашу новую амуницию, а теперь давайте посмотрим, что в неё входит, - Кромверк стала показывать вещи из чемоданчика, предложенного Артисту, - итак, первый лоток: облегающее нижнее бельё, гигиенический гель для тела. А этот золотистый комбинезон во втором лотке - это и есть сама форма. Очень лёгкая и тоже плотно прилегающая к коже. Длина рукавов регулируется так, чтобы, при желании, они могли заменить вам и перчатки. Специальные носки одеваются отдельно от комбинезона. Цвет комбинезона можно менять по своему желанию, и даже цвет отдельных элементов.

- А разрисовать его под нашу одежду? - задал Игорь вопрос, который на самом деле показался ему глупым.

- Для этого у костюма есть особенность, о ней я обязательно скажу, - ответила Диана и продолжила, - и, наконец, сапоги, которые подойдут к вашим ногам, какими бы они ни были. Они могут помочь даже в состоянии невесомости, поскольку имеют магнитные захваты, которыми вы можете прикрепиться к металлической поверхности. А в третьем лотке лежит всё вспомогательное оборудование. Вот эта кругляшка, похожая на часовую батарейку - это складной шлем, который вам нужно закрепить за ухом. По вашему желанию он сам раскроется при помощи нанитов, то есть кругляшка автоматически превратится в настоящий герметичный шлем, который сможет защитить вас даже от радиации и низкой температуры открытого космоса.

- Почувствую себя настоящим спецназовцем! - воскликнул Артист, восхищённый этой экипировкой солдата будущего.

- Возможно, однако перед вами всё же стандартная амуниция, а есть ещё и усиленная штурмовая броня, которая в большей степени годится для военных операций, - прокомментировал Диана, - идём далее. Это складной плазменный пистолет, который будет вашим оружием. Сейчас он просто сложен, но раскрывается не сложнее зета. Кобуру для пистолета и прочие вещи можно прикрепить к вот этому набедренному ремню. И, наконец, фляга для пойла и дрон для разведки. Он обладает искусственным интеллектом, может создавать голограммы и становиться невидимым. Фляга же может не просто хранить пойло, а ещё и нагревать, остужать и обеззараживать его, то есть вы можете прямо в ней и приготовить что-нибудь получше простой воды.

- Какова её вместимость? - осведомился Громов.

- Около литра, - ответила Диана.

- А что там с разрисовкой? - напомнил Игорь Андреевич.

- Программное и аппаратное обеспечение костюма способно создать натуральную голографическую проекцию любой одежды поверх костюма, какую вы захотите, Игорь Андреевич, так же, как это сделала я, и до поры до времени никто не знал, что я уже давно в костюме миротворца, - улыбнулась Кромверк.

- Да, вы ловко водили нас за нос, Диана Валентиновна, - оценил Соловьёв, - тогда и я тоже попрошу костюм представить, что я в чём был, в том и остался.

- Когда вы наденете ваши костюмы, нейронаноника будет подсказывать вам ответы на возникающие вопросы, поскольку костюм будет очень плотно интегрирован с вами при помощи биотехнических технологий Древних и их союзников, - добавила Диана, - костюм также имеет 2 источника энергии. Они весьма компактны. Первый служит для нормального функционирования костюма и может быть поддержан специальным биогенератором нейронаноники, а второй питает ваш личный щит. В отличие от лантийских устройств индивидуального силового поля его мощность можно регулировать, чтобы он не потреблял лишнюю энергию без необходимости, и его источник энергии можно перезарядить. Техническое обеспечение для управления щитом тоже имеется в костюме. Вопросы есть?

- Вы же сказали, когда они возникнут, нам всё подскажет нейронаноника, - продолжал шутить Артист.

- И то верно, капитан, - улыбнулась Диана, - в таком случае приступайте! А я пойду обратно к полковнику Тихонову, если я вам понадоблюсь, зовите.

Кромверк удалилась обратно к Тихонову, а новые миротворцы начали получать свои индивидуальные комплекты и облачаться в новые костюмы. На это ушло не более 5 минут, и каждый чувствовал то, через что уже прошла Диана. Все сошлись на том, что лучше пока не палить свои новые костюмы, и спрятали их под голограммами той одежды, которая должна была пока остаться здесь, в этой раздевалке. Когда все, в том числе и Фэй, которой пришлось стать единственной женщиной в этой компании, приняли свой первоначальный облик, скрывая и снаряжение на набедренных ремнях, Краснов осведомился:

- Куда теперь?

- Тихонов велел нам расходиться по местам и готовиться к вылету, значит, возвращаемся на свои корабли, - ответил Громов.

- Но, насколько я понял, мы все сейчас летим в город, получается, Тихонов и Кромверк остаются здесь единственными миротворцами? - заметил Петровский.

- Выходит, что так, - задумчиво молвил Громов, - мне тоже это не очень нравится, боюсь представить, до чего дойдут Нортон и его люди, чтобы добиться своего. Но, раз Тихонов отправил нас снова на нашу миссию, надеюсь, они с Кромверк знают, что делать. Идём.

Компания двинулась в ангар. По пути Игорь Андреевич осведомился у Краснова насчёт Даниеля. Тот ответил, что доктор Джексон отправился в столовую с Мифом, поэтому, вероятно, где-то поблизости. Игорь решил зайти за ними, но сначала позвать Юлю. Очутившись в ангаре, Краснов, Фэй, Петровский, Громов и Соловьёв последовали в свой транспортник, Злотников в свой, соответственно. Соловьёв заметил, что экипаж явно заждался начальства, в том числе и Учиба со своим помощником. Да и Юля, видимо, тоже. Даниеля и Мифа не было, видимо, ещё трапезничают.

Игорь вспомнил, что его кто-то звал к нарийцам, и позвал с собой Учибу с его помощником, сообщив Громову, что отправляется туда, куда его звали. Попутно обратился к Юле:

- Юля, вы мне нужны. У меня очень важное дело, если вы не против, давайте проследуем на нижнюю палубу.

Юля, пока Соловьёв и Громов отсутствовали, занималась рисованием. Благодаря исключительным способностям к рисованию, её наброски получились неплохо. В художественной школе у девушки всегда были хорошие отметки. Если незнающий человек взглянул бы на них, то мог бы решить, что их делал Вальехо, но это девчонку совсем не волновало. Она рисовала, коротая время, в своё удовольствие, воспроизводя то, что увидела в сознании парнишки. Когда ушли ещё Краснов и девушка Фэй, то девчонка и вовсе скисла. Все разошлись, кто куда, а она так и сидела в транспортнике. Происходящее ей не нравилось. Невольно всплывал вопрос: может ли она им доверять? И тут девушка терялась в догадках.

В транспортнике кроме Юли остались бойцы Краснова, Лин Чилин, ну и Учиба со своим помощником, собственно. Каждый из них знал не больше, чем Юля: должны были вылетать, и тут Громова и Соловьёва зачем-то позвали к начальству, а через некоторое время вызвали и Краснова с Фэй, и Злотникова из второй группы, а потом и Дельгадо тоже отправилась к начальству. Всем было интересно, что такого произошло, что капитанов снимают с важного задания, но никто ничего не знал о причинах отлучки.

Итак, когда удалившиеся вернулись, и Игорь Андреевич обратился к девчонке, Юля ощутила сильный всплеск эмоций: мужчина беспокоился о ком-то, возможно даже нервничал, но девушка не подала виду, что ощутила это, хотя и увидела образ молодой женщины-врача, которая помогла ей. Сомнений не оставалось, что-то произошло, и Игорь Андреевич вызывал её не просто так.

Юля кивнула и мгновенно поднялась, после чего отложила блокнот с карандашом, которые так и держала в руках. Оставив их на сидении в транспортнике, девушка вышла вслед за Соловьёвым, ожидая серьёзного разговора и искренне надеясь, что это не ловушка. Всё же ей совсем не хотелось прибегать к агрессивной стороне своей силы, если дело дойдёт. По пути на нижнюю палубу девушка настороженно вглядывалась в лица людей, всех, кого встречала по пути, и лишь когда они оказались на месте, застыла в нерешительности, а потом повернулась к Игорю.

- Я правильно понимаю, Вы хотели обсудить что-то серьёзное, Игорь Андреевич? - поинтересовалась она, старательно изучая лицо мужчины, - я Вас слушаю.

Игорь в самом деле не пошёл сразу выяснять, что там с нарийцами, а сначала телепортировался вместе с Юлей, Учибой и его помощником на 4-ю палубу, где только что был, уединился с ними в палате медотсека, где никого не было, и попросил Учибу немного подождать, когда он скажет пару слов девушке.

- Ну, я полагаю, раз Вы можете чувствовать окружающих людей, Вы догадываетесь, что у нас проблемы, Юля, - начал Игорь Андреевич, - и, похоже, у нас действительно проблемы. Только на этот раз внутренние. Отчасти связанные с Вами, и, возможно, нам понадобится Ваша помощь.

На этом Соловьёв остановился, ожидая, как Юля отреагирует на эту новость. При этом понимая, что Юля, вероятно, и без объяснений прочитает в его голове, что кто-то в экспедиции хочет использовать дело, идущее к включению Юли в команду, против Игоря Андреевича и его начальства.

Несколько секунд девушка молча разглядывала лицо Игоря Андреевича, в очередной раз отмечая, что он очень похож на доктора Джексона, а заодно и то, что молодой учёный сильно взволнован. Даже не будь у неё эмпатии, сомнительно, что ему удалось бы скрыть волнение, слишком сильной была эмоциональная связь между ним и девушкой-врачом, к тому же ещё до того, как Игорь заговорил, она уже ожидала чего-то подобного. Девушка практически не сомневалась, что заговорщики спланировали всё это давно и ждали лишь удобного случая, чтоб дать ход событиям.

Но, если Соловьёв был взволнован, то по её собственному лицу чувства прочесть было достаточно сложно. Память возвращалась к девушке урывками, но всё же возвращалась, а потому то, что Игорь ей рассказал, Юлю нисколечко её не смутило. Она видела многое, в том числе и заговоры, которые, судя по всему, в былые времена были неотъемлемой частью её жизни. Нет, всё это её не смущало. Куда больше её смущало то, что разговор может быть подслушан, а значит, будет потерян эффект неожиданности. Девушка быстро осмотрелась по сторонам, стараясь, чтоб её движения выглядели естественно, и убеждаясь, что поблизости нет никого, кто услышал бы их разговор... по крайней мере, в пределах видимости, задала вопрос:

- Возможно или всё же понадобится? - Юля чуть приподняла бровь, и говорила она негромко, чтоб при всём желании подслушать их разговор было невозможно, - и насколько далеко всё успело зайти?

Девушка выразительно посмотрела на Соловьёва, словно говоря ему: "Ну, выкладывай уже... нечего темнить. Только тихо, нас могут подслушивать".

- Это зависит от того, на чьей стороне вы будете, - тихо ответил Игорь Андреевич, - в двух словах, американская часть экспедиции пытается отстранить Тихонова и Громова от управления и намерена использовать любой повод, чтобы дискредитировать их, в том числе и меня. В нашей реальности между Россией и США в силу некоторых обстоятельств есть соглашение о равноправном доступе ко всему, что как-то связано со Звёздными вратами, но американцы всё равно стараются форсировать то, что работают над всем преимущественно они, и, значит, у них больше прав на результаты работы. Тем более, что до некоторых пор мы, русские, действительно предпочитали просто пользоваться результатами их работы, помогая финансово. Но когда я и подполковник Громов без всякого их участия открыли этот город и заявили о приоритетном праве России на него, видимо, это их очень сильно уязвило.

И вот теперь, по словам моего заместителя по гражданской части экспедиции, полковник Нортон и верные ему люди пытаются установить контроль над городом из рубки управления, чтобы отстранить нас от командования. В качестве повода для дискредитации нашей власти используют в том числе и вас, то есть то, что мы начали доверять вам. И попутно они ищут слабые места Громова, чтобы надавить на него, и меня... меня...

Игорь Андреевич побледнел. Он как раз тут вспомнил, что куда-то пропала Настя! Ему почему-то показалось, что это как-то связано с тем, что рассказала Кромверк, и он похолодел.

- О, Боже! Настя - моё слабое место... - пробормотал Игорь.

Юля несколько секунд молча смотрела на Игоря. Всё, что он ей рассказал, она подозревала и раньше, а потому новости её врасплох не застали, однако последующая его реакция учёного убедила девушку, что ловушки нет... по крайней мере её стоит ожидать от кого угодно, но только не от Игоря, Тихонова или Громова.

"От Анастасии Сергеевны, по-видимому, тоже... Но что делать?» - напряжённо думала девушка, - «по-видимому, она находится в руках этих подонков, и если он бросится сейчас на её поиски, то прямиком угодит в расставленную ловушку. Он не сможет помочь ей и сам станет заложником. Тогда придётся вытаскивать не одного, а сразу двоих. Вот дерьмо!"

- Игорь Андреевич, - ощутив боль Игоря, девушка с трудом подавила желание шагнуть к нему и чисто по-дружески сжать плечо - я всё понимаю, и время не терпит, но нужно переговорить с Константином Николаевичем, прежде чем хоть что-то предпринять. Если Анастасия Сергеевна у них, её нужно вытаскивать, но искать её в одиночку - это безумие. Если вы не против, то есть идея, как уточнить, где она, и не вызвать подозрений.

- Константин Николаевич и так всё уже знает, Юля, - ответил Игорь Андреевич, - ну, кроме моих подозрений насчёт того, почему Настя не явилась сюда, хотя мы её позвали... И на самом деле мы уже кое-что предприняли, что, как мы считаем, даст нам определённое преимущество. Но, я думаю, узнать об этом вам лучше от самого полковника Тихонова, он здесь, поблизости. Андрей Юрьевич, это Соловьёв, приём.

- Слушаю, Тихонов, - отозвался полковник.

- Андрей Юрьевич, я пришлю к вам Юлию Викторовну? - спросил Соловьёв.

- Да, присылайте, Игорь Андреевич, я на месте.

- Идёмте, Юля, - Игорь повёл её в кабинет главного врача, где находился Тихонов, - скажете ему, что я рассказал вам о заговоре. Думаю, он скажет вам, что делать.

Даниель в этот промежуток времени решил немного поговорить с Мифом наедине. Он отыскал Мифа и осторожно обратился к нему:

- Поговорим?

- Ну говорите. Чего лишний раз переспрашивать то? И если вы знаете где здесь столовая или что-то вроде этого, то я был бы признателен, - оглядываясь ответил Миф.

Предложение Мифа понравилось Даниелю: он действительно уже давно не ел, и посчитал, что настало время немного подкрепиться.

- Да, конечно, давайте перекусим, - согласился Док. Предварительно он спросил разрешения у Краснова, посчитав нужным предупредить его о небольшой отлучке. Компанию больше составить было некому, поскольку остальные, пока шла эта суматоха с встречей команды Смирнова и возвращением Громова со спасательной операции, уже успели подкрепиться и не были голодны. Краснов разрешил сходить в столовую, но ненадолго, так как не знал, когда вернутся Громов и Соловьёв.

Даниель с Мифом отправились на поиски столовой, и заметили, что её уже перебазировали как раз на ту палубу, где располагался медицинский отсек. По просьбе доктора Джексона туда и телепортировали его вместе с Мифом. Проследовав за Джексоном, Миф понял, что и сам так мог, но с заминками на пунктах где были люди, которые не знали о его костюме. А вот когда его телепортировали то ему стало не по себе.

"Челнак! Мои органы! Лишь бы все на месте осталось!"

- Трусишка, - захихикала Кира, - твои органы на месте, и ничего с ними не случится. С телепортом у нас проблем не было, а вот с такими, как ты, были. Они требовали, чтобы были коридоры и лифты, так как боялись телепортов.

Даниель нашёл столовую очень удобной: настоящие столики, за которыми можно спокойно посидеть, как на Земле. Мифа смутило то, что и Древние оказались теми же Таури, с теми же армейскими столовыми. Пара человек, что сидели и трапезничали, немного вздёрнулись от прибывшего солдата, как и, собственно, повара. Даниель хоть и снимал напряжение своим присутствием, но всё же. В ассортименте было не густо, но наесться можно. Доктор Джексон давно не ел спагетти и с удовольствием взял себе порцию, добавив 3 сосиски с кетчупом и стакан компота из сухофруктов. Миф наложил себе гречки, салата, 8 сосисок, и попросил литр чая. Повар немного возмутился от такого закидона и дал ему стандартную армейскую 250-милилитровую кружку чая, и то холодного. Парня нисколько не смутило это, потому взял что дали. Присаживаясь за свободный столик с Мифом и приступая к ужину, Даниель заговорил:

- Итак, Миф. Как вам ваша работа здесь? Вижу, доктор Соловьёв её уже оценил, и ваши дела идут в гору! Особенно ваш новый костюм впечатляет. Поделитесь впечатлениями.

Миф оторвался от трапезы и посмотрел на собеседника уже немного замыленными глазами. Миф жевал то, что было во рту, Даниель ждал, но парень всё ещё жевал, и когда тот уже думал переспросить, Миф положил вилку и одел шлем.

- Ну и к чему это всё? Вы, Таури, особо ничем не отличаетесь. А что этот Соловьёв вам всем так? Новая шишка что ли? Костюм как костюм, много слов, да и только, - быстро ответил Миф, чем вовлёк в недоумение Киру.

- Что? Неплохого ты мнения! Прямо аж конкретно всё так! - возмущалась Кира. Миф опять снял шлем и положил его на стол, продолжив трапезу.

- Да, можете считать, что новая шишка, если так угодно, - спокойно отвечал доктор Джексон, - во всяком случае, благодаря ему мы здесь, и, учитывая грандиозность сего города, я думаю, это стоит уважения. Особенно если вы всё ещё хотите быть в первых рядах. Правда, из ЗВ-1 здесь только я, но в этом я проблемы не вижу. Скорее наоборот.

Даниель деловито зачерпнул порцию спагетти и заел сосиской, выразительно глядя на Мифа. Было сразу видно, кто и как проголодался: парень ел, не отрывая взгляда от тарелки. Снова дожёвывая свою порцию, Миф надел шлем.

- Тогда ясно чего он такой шишкавистый, нет, стоп, шишковитый, ну вы поняли, -тяжело проглотив, Миф вдохнул воздуха.

"Хммм, только так, я уже видел результаты твоего присутствия, дела только в гору!" - подумал Миф, вглядываясь через визор в глаза Даниеля. Снова сняв шлем, парень буквально проглотил остаток сухомятки и приступил к самому главному - чаю.  Миф откинулся назад. Держа чашку двумя руками, он медленно начал хлебать напиток. Даниель обратил внимание, что Миф всякий раз, чтобы что-то сказать, надевает шлем, а потом снова снимает его, чтобы есть. Причина этого была ему непонятна.

- Вас это коробит? Кстати, почему вы всегда говорите только в шлеме? Он помогает вам говорить? - осведомился Даниель. Миф уже приловчился надевать шлем, а потому уже одной рукой накинул на голову этот высокотехнологичный шлем.

- Да. Вы проницательны. В ходе прошлой миссии, не спрашивайте, как, у меня онемел язык, а костюм оснащён некой системой, которая помогает мне говорить. И кстати, у вас есть часы? На них которое время? А то у вас, Таури, ещё и время разное. Разрозненное у вас всё, что только можно. Я не знаю, сколько времени сейчас, и вот это как вы выразились, реально коробит.

Доктора Джексона не особенно удивило, что у Мифа онемел язык, и не такое видел в своей работе, тем более, он не знал, чем там занимался Миф. Удивительно было скорее то, что он попал в точку, хотя его предположение было скорее саркастическим, что называется, первым, что пришло в голову.

- Спасибо за комплимент, - улыбнулся Даниель, - ну раз шишковитость Соловьёва вас не коробит, то это определённо прогресс, значит, вы на верном пути. И часы у меня, конечно, есть.

Даниель посмотрел на левую руку. "Время" всегда было при нём и показывало, что на Земле уже вечер. Точнее, в Колорадо. И прежде чем сказать, сколько времени, Даниель прокомментировал необычное замечание Мифа о разном времени.

- Удивительно, неужели вам за проведённые у нас годы так и не объяснили, почему у нас разрозненное время? Это исключительно просто: планета вращается вокруг своей оси, и люди живут на большей части суши. Понятное дело, люди, живущие на разных сторонах планеты, не могут жить по одному и тому же времени. Если биоритмом человека определено, что обед должен быть днём, нельзя просто взять и объявить полдень, когда на дворе глубокая ночь. Поэтому время подстроено под движение дня и ночи по планете, и мы называем это часовыми поясами. Поэтому мои часы показывают время того пояса, в котором находится Шайенн, и там сейчас половина шестого вечера.

"Они что себе специально жизнь усложняют? Нет чтоб единое время сделать", - подумал Миф, и потянулся за шлемом после глотка чая. Когда он надел шлем, парня ожидал сюрприз: рядом с Даниелем сидела прекраснейшая по его беглому мнению девушка. У неё были рыжие волосы, зелёные глаза, прекрасный овал лица и проникающий до души весёлый взгляд, она отреагировала щедрой улыбкой. Девушка была в зелёном кожаном комбинезоне, чем-то напоминающем стандартную униформу КЗВ, открытый китель показывал, что под ним расстёгнутая на три пуговицы чёрная кофта, которая показывала меленький медальончик. Внешность её была примерно такой:

- Чел-нак, кри!!! - парень от неожиданности смял кружку в руке, как пластмассовый стаканчик, и откинул его в сторону, а сам перелетел через стул. Парень быстро спохватился, поднялся и встал в стойку, пистолет разложился и ожидал, пока оператор возьмёт его. Девушка встала посмотреть, что не так с Мифом, поправила волосы рукой с чётко выраженной мимикой удивления. Заметив, что парень был готов стрелять, она сказала:

- Миф, ты чего? Это я, Кира, дурашка.

- Кира? - обескураженно спросил Миф.

- Да, я. И что бы ты сейчас ни говорил, то знай, что.… о-го-го, сколько эмоций, а мыслей-то! - заинтересовано запела Кира, её мимика поражала своим обилием парня, - ладно, забираю свои слова обратно, в твоей голове есть, что читать, только нужна пища для размышлений! - уже с хитрой улыбкой отвечала Кира.

- Но ведь ты же говорила, что там тебе нужно что-то специальное, чтоб тело создать!? - не понимал парень. Кира случайно прошла рукой сквозь чашку Даниеля, чем и раскрыла, что это голограмма, чертовски круто проработанная голограмма! Своей подпрыгивающей походкой она обошла Даниеля и подошла к Мифу ближе.

- Стоп, кажется, я сейчас забыла подвинуть чашку? - с дико удивлёнными глазами посмотрела Кира на Мифа, потом на чашку, - а, точно! Забыла! А и пусть, ты бы всё равно быстрее кого-либо догадался бы, что я голограмма. И хватит, в конце концов, меня рассматривать! Я не модель на подиуме!

Миф тем временем выровнялся и наконец-то спрятал пистолет. Да, он рассматривал её, причем как человек, который явно давно не видел красивых девушек. Тем временем кружка, которая сделала пару рикошетов, попалась к повару в руки, и он немного отвлёкся от происходящего, так как только что увидел, что кружка, которая еще с десяток лет прослужила бы, смялась словно бумажка. Даниель же не понял причин неожиданного испуга Мифа, и даже бросил вилку в недоумении. Конечно, он не мог понять, от кого пытается защищаться пистолетом этот парень, если рядом с Даниелем никого нет. Зато повару явно не понравилось то, что Миф сделал с кружкой, и он раздражённо обратился к археологу:

- Доктор Джексон, у вашего собеседника истерика? Может, ему врача позвать?

- Или костюм создаёт ему некоторые проблемы, - предположил Даниель, - иначе я не представляю, что я такого сказал... Миф! Что с вами происходит??

- Кружку можете записать на счет Зоны 51, - ответил Миф, помахав ладонью повару, - всё почти нормально, если бы не шутки Древней-китежанки Киры, которая вместе со мной сидит в этом костюме.

Миф произнес имя с акцентом на безобидное личико девушки, чья голограмма всё ещё стояла рядом с ним.

- Просто крайне неожиданно, если вы одели шлем, а тут откуда ни возьмись человек! - Миф провёл в сторону Киры руку, и рука остановилась при прохождении сквозь голограмму. Миф изумленно посмотрел на напарницу, и попытался повторить это ещё раз, двумя руками. Взяв девушку за плечи, он увидел, что одежда проминалась под руками, а он, в свою очередь, чувствовал, что под руками что-то есть.

- Хватит меня лапать! Ты же уже давно понял, что это поля Дананн! - возмутилась Кира. Миф поправил стул и сел на него. Взявшись за голову парень, невольно сказал:

- Ну и свела же меня судьба. Простите ещё раз! - вскрикнул повару Миф. Даниелю всё же хотелось прекратить это безобразие, пока пострадала только одна кружка, поэтому он решил, раз это действительно шутки китежанки, чьё сознание находится в костюме, обратиться сначала к ней, наверняка она может его слышать:

- Кира, если вы меня слышите, не могли бы вы немного умерить свои шутки, пока ваш новый друг Миф не испортил чего-нибудь побольше, чем кружка, или, не дай Бог, не нанёс кому-нибудь увечий? Понимаю, что вам хочется повеселиться, но, боюсь, на некоторые шутки Миф слишком уж рьяно реагирует, а этот костюм всё же не игрушка, да и мы не в детском саду...

Повару же то ли не хватило извинений Мифа, то ли парень принёс их как-то несерьёзно или даже грубо, учитывая, что во второй раз он зачем-то повысил на повара голос, как будто бедный сотрудник пищеблока и является виноватым в том, что Миф смял кружку, из которой пил. Обиженно махнув рукой, повар, не проронив не слова, удалился заниматься своей работой. Даниель же в это время управился со своим ужином, доедая последнюю сосиску и запивая компотом, пока и эта кружка не стала жертвой игр Мифа и Киры.

Кира всё слышала и видела прекрасно, и стыд проявился на её лице. В это же мгновение её образ моргнул, и она появилась в маленьком окне, как потоковая трансляция. Девушка была немного в полуобороте, и волос стало больше.

- Простите пожалуйста, я не ожидала такого. - послышался звонкий женский голосок в гарнитуре у Даниеля на языке Древних.

- О, значит, вы можете говорить со мной напрямую, это хорошо, - оценил находчивость девушки доктор Джексон. Миф не смог долго на неё злится и заметил, что та теперь спряталась в окошко.

- Вот и хорошо. Даниель, пойдёмте уже от сюда, а то ей скучно уже, - у Мифа на удивление тоже была нотка стыда в речи, но он держался, как подобает, устранил бардак наведённый им, отнёс поднос в соответствующее место и ожидал Даниеля, пока тот не отведёт его обратно.

- Чет возьми, Кира? Да что с тобой случилось?

- Ну, прости, не думала, что ты такой пугливый. Думала показать, как выглядела... ну, точнее, как я помню, а я плохо помню, как я выглядела. - вздохнула девушка.

- Ладно, просто в следующий раз подумай, прежде чем такое натворить. Хорошо?

Даниель доел сосиски и выпил компот, почувствовав себя сытым после такого прекрасного ужина, который был возможен только потому, что шёл только первый день работы в Китеже, после чего тоже отнёс свой поднос, а потом лично извинился перед поваром за поведение Мифа и пообещал, что такого больше не повторится. Повар всё-таки принял извинения, поэтому доктору Джексону удалось упредить жалобу начальству.

- Ну что ж, пойдёмте обратно, и старайтесь в дальнейшем быть потише, ребята. Сейчас я всё уладил, но пообещал, что такого больше не будет, - сказал Даниель и отправился с Мифом обратно в ангар.

Тем временем, отправив Юлю к Тихонову, Игорь Андреевич спросил у Учибы насчёт того, что там случилось у нарийцев? Но шаман только развёл руками, мол, он со своим помощником ждал Игоря на летающей машине, поэтому не знает, что там случилось. Тогда Игорь Андреевич решил подойти к вопросу по-другому, но сначала решил поговорить с Даниелем, которого как раз повстречал вместе с Мифом, идущего из столовой.

- Даниель! Нам нужно кое о чём поговорить наедине, - сказал Игорь Андреевич.

- Прямо сейчас? Разве мы не летим в город? - осведомился Даниель.

- Пока нет, есть одна проблема, - многозначительно сказал Игорь. Доктор Джексон немного нахмурился и ответил:

- Ну ладно, давай поговорим. Миф, мы чуть позже к вам присоединимся.

Миф кивнул и направился дальше один. Игорь и Даниель отправились в медотсек и уединились поблизости от кабинета главного врача. Доктор Джексон осведомился, о чём Игорь хотел поговорить?

- Это может показаться тебе странным, но, похоже, ваши военные во главе с полковником Нортоном решили устроить заговор, цель которого - отстранить Тихонова и Громова от командования, да и меня в общем-то тоже, - сказал Игорь Андреевич.

- Не понимаю, - изумился Даниель, - а что они делают?

- Дело в том, что Кромверк в диспетчерской башне зарегистрировала себя в качестве Миротворца и получила нейронанонику, разработанную Древними и их союзниками, с помощью которой можно получить приоритет в управлении городом по сравнению с теми, кто ей не обладает. Это было ещё до того, как ты отправился к мародёрам, но она никому не сказала об этом. Однако лейтенант Эттвуд догадался, поскольку был свидетелем процедуры, и доложил Нортону, она говорит, что видела, как он после вашего возвращения помчался к своему начальнику. И Нортон решил использовать это, чтобы завладеть городом. Она говорит, что он стягивает своих людей в рубку и ищет способ обойти запрет на регистрацию, который ввела Кромверк, и если это не сработает, он готов использовать любой повод для дискредитации Тихонова, Громова и меня. И готов даже надавить, если понадобится, чтобы отстранить от командования.

- И какие у него поводы? - допытывался Даниель.

- Ну, например, то, что я рвусь спасать нарийцев, то, что мы доверяем Юле, подозреваю, что даже ваша миссия и доверие вашим новым инопланетным друзьям может быть использовано против нас, - ответил Игорь Андреевич.

- Ты прав, всё это выглядит очень уж странно, - хмурился доктор Джексон, - не подумай, что я не доверяю тебе, Игорь, но последнее - камень и в мой огород, потому что вся миссия Смирнова проходила при моём непосредственном участии, и это я решил, что Фенрис, Гарсим, Рэй - наши друзья... поверь, сколько я работал в проекте "Звёздные врата", Пентагон никогда не ставил под сомнение мою компетентность. По крайней мере, с тех пор, как я стал незаменимым членом ЗВ-1.

- Ни одного случая? - переспросил Игорь.

- Скорее это мою команду и генерала Хаммонда пыталось дискредитировать наше агентство информации, за которым стоял сенатор Кинси, и один раз, когда они угрожали Хаммонду, к нам присылали какого-то генерала Бауэра, который в итоге оказался их человеком. Пентагон же всегда был на нашей стороне, - вспоминал доктор Джексон.

- А вдруг Нортон тоже работает на агентство информации, разве такое невозможно? - предположил Игорь.

- Теоретически да, хотя удивительно, если Джек и генерал Лэндри ничего не знают об этом, - задумчиво ответил Даниель, - но в любом случае, если дело действительно обстоит так, мне нужны доказательства, что наши военные готовят заговор. Я не против поддержать вас и помочь раскрыть, кто стоит за Нортоном, но и не хотел бы попасть в глупое положение, при всём моём уважении к тебе, Игорь.

- Может быть, Кромверк их предоставит? - предложил Соловьёв, - информация ведь поступила от неё. Она сейчас должна быть у Тихонова. Зайдёшь к ним?

- Зайду, - согласился Даниель, и Игорь его тоже проводил к полковнику. Поговорив со всеми, с кем собирался, Соловьёв попросил Учибу и его помощника забраться к нему на спину и не издавать ни единого звука, а потом телепортировался обратно в ангар, попутно активировав маскировку с помощью своего нового костюма. Таким образом, когда он очутился в ангаре, он, уже невидимый, вместе с сидевшими на его спине двумя нарийцами направился в расположение эвакуированных из пригорода нарийцев, на всякий случай взяв на изготовку плазменный пистолет.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Феникс, Миф | Просмотров: 178 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ