Заголовок
Сегодня Воскресенье, 23 Июль 2017,

на часах 21:34:42 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Кто самый лучший мужчина для Сэм?

Всего ответов: 1067


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Тяжёлые истребители и транспортники
27 Декабрь 2016 01:39:35

Продолжая обсуждать возможности Прыгуна, Юля задумчиво посмотрела на панель управления, потом на Громова, словно задаваясь вопросом, могут ли её способности быть как-то связаны с геном, ведь прибор включился, едва она встала на круглую платформу... но открыто спросить так и не решилась.

– Мне кажется, если удастся найти носителей гена среди военных, им будет гораздо легче овладеть оружием, – всё же добавила девушка после небольшого раздумья, – у вас же есть способы выявления гена?

– Самый простой способ – проверить реакцию техники Древних, которая управляется им. Сесть в кресло или, например, попробовать вывести на экран тактическую карту на этой панели, – указал Ковалёв на панель управления Прыгуна. Девушка закусила губу.

– А могу ли я более подробно изучить данные о ДНК-манипуляторе, что был обнаружен в другой реальности?

– А зачем вам это? – осведомился Игорь Андреевич. Щёки девушки вспыхнули румянцем.

– Просто хочу выяснить, связаны ли мои необычные способности с геном АТД, – Юля замолчала. Для неё это были всего лишь догадки, которые бы явно не помешало проверить, но она только теперь поняла, что о её необычных способностях этих людей никто не предупредил. 

– Если вы о генном манипуляторе Древних, то, насколько мне известно, он может совершать манипуляции и над теми, у кого нет гена АТД, – отвечал Ковалёв, – а какие необычные способности вы имеете в виду?

– Юлия Викторовна обладает телекинезом, – пояснил Соловьёв.

– Ого! – воскликнул Слава, – ну, если вы это получили с помощью манипулятора, то я не думаю, что они связаны с геном...

К чёрту! Девушка прошла к панели управления. Слава пожал плечами. Тактическую карту, говорите? Она представила голографический монитор... карту... Тут же выругалась, осознав, что не уточнила, какую именно карту желает видеть: галактика, планета, уточнение района. Увидев перед собой сносное подобие топографической карты, Юля улыбнулась. Теперь она пыталась уточнить детали, ведь они всё-таки находились внутри огромного города-корабля. На то, чтобы возникло трёхмерное изображение города, потребовались мгновения. Выведенная на экран карта позволила сделать вывод, что Юля всё же геном обладает. Откуда, Слава, конечно, не знал, но не стал спрашивать.

– Кажется, мы находимся вот здесь, – произнесла она, указывая на участок в трёхмерном изображении, – сейчас попытаюсь увеличить его. Вот так...

Район города в трёхмерном изображении был увеличен. Стали чётко видны проходы и телепорты.

– Совершенно верно, вы подумали о том, где вы находитесь, и панель вам подсказывает, что мы находимся в кормовой части корабля, – прокомментировал Ковалёв, – значит, у вас тоже есть ген Древних.

– А чем вооружён Прыгун? – осведомился Игорь Андреевич.

– Здесь есть несколько стандартных дронов, – рассказывал Слава, – типовое оружие Древних, попросту говоря сверхманевренные управляемые энергоснаряды, способные пробивать самые мощные силовые поля и броню. Их можно сравнить с очень совершенными ракетами.

– Предел мечтаний военных, – задумчиво молвил Громов.

– Верно, Константин Николаевич, – согласился Слава, – будь наши земные ракеты такими сверхманевренными, можно сказать, с самого старта, тогда не стоило бы даже трудиться над системами ПРО: это была бы совершенно пустая трата времени!

– И эти снаряды легко справятся с нашими насекомыми? – вернул к теме Игорь Андреевич.

– Думаю, да, поскольку даже суперсолдаты Анубиса не могли ничего поделать с ними, – ответил Ковалёв, – есть только одна проблема: в Прыгунах снарядов мало, а воспроизводить их мы пока не можем. То есть это не возобновляемые боеприпасы для нас. С тяжёлыми истребителями другое дело.

– Значит, следующий корабль, который мы посмотрим, – это истребитель, – рассудил Громов, – но сначала давайте посмотрим, как у Юлии Викторовны с пилотированием.

– Да, пожалуй, это интересно, – поднял брови Игорь Андреевич, после чего пересел в кресло второго пилота и любезно указал Юле на кресло, в котором только что сидел. Дважды повторять не пришлось. Юля мгновенно заняла место пилота и, положив руки на штурвал, сконцентрировалась, стремясь поднять аппарат над полом, и – о, чудо! – Прыгун поднялся над полом на высоту примерно метра.

Не дожидаясь реакции учёного, девушка сразу отдала следующий приказ... Вперёд... Лёгкий транспорт Древних стремительно рванул, так что уже в следующую секунду девушке пришлось притормозить его немного, но, чтобы не вмазаться в стену ангара, ей пришлось сделать петлю в воздухе. Полностью сконцентрировавшись на приборах и пилотировании, девушка не обращала внимание на лица пассажиров, хотя смутно догадывалась, какой она может быть. С шлюзами – люками в полу ангара – проблем не было. Прыгун и прочие системы полностью подчинялись её приказам. Убедившись в этом, после пары крутых виражей девушка мягко посадила аппарат и повернулась к пассажирам.

– Кажется, всё не так уж и плохо.

– Ну что ж, раз мы убедились, кто что умеет, то давайте познакомимся с другими кораблями, – предложил Игорь.

– Идёмте, я покажу вам тяжёлый истребитель, – сказал Слава. Все четверо поднялись с кресел, покинули Прыгун и отправились изучать следующий корабль москитного флота.

– А вот и тяжелый истребитель. Он больше Прыгуна раза в два. У него есть рампа-трап на корме, как и у Прыгуна, но есть и шлюзовой вход с левого борта.

Группа подошла к одному из истребителей. Его кормовая рампа была открыта. Пассажирский отсек был явно больше, чем у Прыгуна, с сидениями по бокам.

– Мы полагаем, – продолжал Слава, – что эта машина, кроме боя в космосе, выполняла функцию и небольшого воздушного транспорта, перевозя небольшой отряд спецназа. Обратите внимание: сидушки явно сделаны для человека в боевом костюме, вроде тех, что мы нашли в ангаре. А на потолке и по бокам от кресел различные крепления, возможно, для дополнительного оружия или снаряжения. Кабина пилота и этот отсек разделены шлюзом с выходом на левый борт. Это значит, что и в космос можно было выходить.

Ученый быстрым шагом прошелся вдоль салона и открыл двери, ведущие в шлюз, а затем вторые двери, ведущие в рубку.

– Тут всё по старинке: четыре кресла – слева пилот, справа штурман. Пилот, кстати, управляет нейтронными орудиями. Они вынесены вперёд на крыльях. Штурман же, может управлять и снарядами. Но мы думаем, что обычно этим занимается кто-то из тех, кто сидит позади, чтобы точнее управлять. Их тут больше, конечно, чем на Прыгуне, но всё равно не много, и этим небольшим запасом нужно распорядится грамотно. Обратите внимание: тут нет наборного устройства, что логично, но есть голографический проектор перед второй парой кресел. Мы думаем, сюда выводится тактическая информация, чтобы проще было управлять десантом и снарядами.

Игорь Андреевич с любопытством осматривал тяжёлый истребитель. Он выглядел грозно по сравнению с Прыгуном. Отрадно было то, что кресла в кабине пилотов были такими, как в Прыгуне, поскольку в составе десанта в боевом костюме Игорь пока себя не видел. Правда, пилотировать его Соловьёву почему-то показалось более опасным делом, как будто здесь уже требовался первоклассный лётчик ВКС. Наверно, потому что подсознательно Игорь сравнивал этот корабль с боевым самолётом, летать на котором – задача соответствующих людей, а не историков-археологов. Тем более, что управлять орудиями тоже предстояло тому, кто за штурвалом. Поэтому первоначально Игорь Андреевич только слегка хмурился, и Слава, заметив это, сказал:

– Не бойтесь, Игорь Андреевич, он тоже управляется посредством нейронного интерфейса, поэтому теоретически летать на нём не сложнее, чем на Прыгуне. Прошу Вас, садитесь, – Игорь робко сел в кресло пилота и взялся за мягкие ручки штурвала, – представьте, что вы в компьютерной игре и вам нужно медленно полетать на нём.

Повинуясь мысленным командам Соловьёва, истребитель поднялся с пола и медленно полетел по ангару. Остальные расселись по креслам, и Слава указал в нижнюю часть экрана на лобовом окне, где было что-то похожее на фронтальный вид корабля, который накладывался на простую горизонтальную линию.

– Смотрите, он показывает вам что-то вроде горизонта. Поскольку корабль имеет какие-никакие крылья, то вам может быть полезно знать, в каком положении он находится по отношению к поверхности, над которой вы летите, и сейчас вы даёте крен на левое крыло.

Игорь Андреевич попробовал мысленно выровнять корабль, при этом инстинктивно наклоняясь в правую сторону, пока экран не показал, что истребитель летит ровно. При повороте влево, чтобы лечь на обратный курс, корабль снова наклонился.

– А это нормальное явление, в духе обыкновенного самолёта, – комментировал Слава, – их повороты обычно сопровождаются креном на соответствующее крыло. Разумеется, в открытом космосе следить за горизонтом необязательно, так как там положение истребителя в пространстве неважно, а искусственная гравитация управляется достаточно эффективно, чтобы не создавать вам неудобств даже когда истребитель поворачивается вокруг своей оси на 180 градусов.

– А мы можем вылететь за пределы города, чтобы опробовать оружие? – осведомился Игорь Андреевич. Юля, сидевшая в заднем кресле, оторвалась от голографического монитора и посмотрела на Соловьёва:

– Желаете опробовать сами, или нужна моя помощь?

Соловьёв подумал, что если Юлю пустить за штурвал и дать вылететь за пределы города, то она чего-нибудь натворит. Он не был уверен, что она серьёзно относится к необходимости пока прятаться от мародёров, которые орудуют на этой планете и в космосе. Тем более, если ещё позволить ей воспользоваться оружием... Поэтому Игорь вежливо, но тоном, не допускающим возражений, ответил:

– Спасибо, но пока в этом необходимости.

Слава только пожал плечами, и многозначительно перевел взгляд на Громова.

– Хм... не хотелось бы вылетать на дело в неоправданной машине, – отвечал Громов и тут же вызвал высокое начальство, обрисовывая просьбу.

– Что ж, добро, – в свою очередь отвечал Андрей Юрьевич, – только давайте тише воды, ниже радаров. Не хватало ещё, что бы нас местные мародеры заметили. Отстрелялись и сразу назад. Времени всё меньше и меньше. Конец связи.

Игорь Андреевич был удовлетворён ответом Тихонова, который тоже подумал о мародёрах и укрепил уверенность Соловьёва в том, что в этом деле Юлю за штурвал лучше не пускать.

– Ну что ж, давайте попробуем, – взялся за штурвал Игорь, – что я должен делать, куда лететь?

– Корабли взлетают из сектора двумя способами: самостоятельно с взлётно-посадочной палубы, которая находится над ангаром, или при помощи катапульт, которые сразу придают кораблю первоначальное ускорение. Думаю, сейчас лучше воспользоваться первым способом, хоть полоса и не очень пригодна для взлёта и посадки…

– Это почему? – спросил Громов.

– Дело в том, что эта палуба, само собой, является самой верхней палубой сектора, и сверху закрывается куполообразной заслонкой, ну, как и городские сектора, – объяснял Слава, – она открывается во время взлёта и посадки москитного флота. И, судя по всему, после того, как город покинули, она так и осталась открыта.

– И? – допытывался Игорь.

– Вероятно, пока работал щит города, он закрывал палубу, но сейчас щита уже давно нет, а ещё и ледяной свод пещеры обрушился на город…

– Ясно, её ещё подметать надо, – понял Громов, – так и что, мы сможем взлететь-то?

– Теперь, когда ангар запитан, специальные лифты, поднимающие корабли на эту полосу, работают, и мы можем подняться туда, – ответил Слава.

– Действуйте! – одобрил Константин.

– Игорь Андреевич, вон один из лифтов, давайте сядем туда, – указал Славик на одну из площадок, – этот мультизадачный лифт, судя по его площади, способен работать со всеми 6 классами кораблей. Когда мы сядем на него, контрольная панель корабля должна послать сигнал подъёма.

Соловьёв опустил истребитель на указанную площадку и мысленно попросил поднять корабль на взлётную полосу. Вскоре площадка послушно начала поднимать корабль вверх через просветы в подпалубах ангара, пока не достигла потолка, в котором открылся специальный люк, и истребитель очутился посреди занесённого снегом и льдом пространства. На одном краю палубы возвышалась диспетчерская башня, на другом другая крупная постройка, которая, очевидно, была рубкой всего Китежа.

– Да, пожалуй, обычному самолёту будет затруднительно взлететь с такой полосы, – пробурчал Громов.

– К счастью, кораблям Древних не нужна твёрдая площадка для разгона, – комментировал Ковалёв, – наверно, её назначение не совсем такое, как у взлётно-посадочных палуб земных авианосцев. В общем, сейчас нам ничто не мешает вылететь из этого котлована.

– Давайте сделаем это, – согласился Громов.

Стараясь держать корабль ровно, Соловьёв вывел крылатую машину в воздушное пространство.

– Вау! – воскликнул Соловьёв, которому ещё не доводилось подниматься высоко над городом, – вот это зрелище! Город просто огромен и как будто лежит в ледяной пещере!

– Вероятно, она образовалась, потому что море, в которое упал город, замёрзло до самого дна раньше, чем сели МНТ, поддерживавшие купол силового поля, вот и образовался такой ледяной свод. Как я и говорил, он уже частично обрушился, и мы можем вылететь на поверхность, – комментировал Ковалёв, – испытывать пушки лучше там, так будет безопаснее для города.

Игорь направил корабль почти вертикально к разлому, и вскоре истребитель вылетел на поверхность. Все пассажиры могли увидеть, что вокруг далеко, на сколько мог объять глаз, простирается ровная и безжизненная ледяная пустыня. Настоящий ледниковый период. Да и небо над головой было не таким уж приветливым. Истребитель пролетел около километра от разлома, и Слава сказал:

– Ну, теперь можно опробовать орудия. Поднимитесь повыше, чтобы нас не задело при попадании зарядов. Попробуем выстрелить.

– А как я буду целиться? – осведомился Игорь Андреевич, и тут же у него на экране появилась карта с четырьмя жирными точками.

– Вот эти точки будут вам для прицеливания. Сейчас целиться не в кого, поэтому вы можете, например, пальнуть просто в ледник. Как я уже говорил, нейтронные заряды, которыми они стреляют, довольно мощные, но недостаток пушек в том, что они стреляют только прямо перед собой, поэтому для выстрела по поверхности попытайтесь перейти на пикирование.

Игорь Андреевич поднял истребитель на высоту примерно полтора километра и начал пикирование, после чего мысленно запросил выстрел из пушек. На команду отозвались все четыре пушки, которые испустили в покровный ледник четыре мощных зелёных луча, похожие на лучи спутников Древних, защищавших Атлантиду в Пегасе, которые стали быстро пробивать лёд, позволяя убедиться в том, что они обладают серьёзной разрушительной силой и вполне могут быть применены против незащищённого силовым полем противника.

– А можно стрелять только одной из четырёх пушек, или только всеми сразу? – осведомился Игорь, прекратив стрелять.

– Можно и одной, но это сложнее, вы должны сосредотачивать внимание на том прицеле, который вам нужен, – отвечал Слава. Игорю всё-таки удалось сделать выстрел только из крайней пушки правого крыла.

– Ну что ж, полагаю, оружие работает, можно возвращаться, – полагал Соловьёв.

– Работает, но мне кажется, что нейтронные пушки не очень подходят для боя в городе, – веско молвил Ковалёв, – они, как вы могли заметить, не являются высокоточным оружием, в отличие от дронов, и более эффективны в бою на открытом пространстве, чем посреди своих городских улиц, где вы можете нанести ими ущерб своим же постройкам, случайно попав в них.

– Пожалуй, вы правы, – согласился Громов, – будем учитывать этот фактор. Ладно, у нас не так много времени на развлечения, летим назад, – подтвердил Громов. Через несколько минут истребитель снова очутился на взлётно-посадочной палубе, и тот же лифт вернул его обратно в ангар.

– Если с транспортником ничего сложного нет, то мы можем с ним ознакомиться по ходу, – полагал Игорь Андреевич, – а сколько у нас пилотов, которые могут привести корабли в пригород? Кроме меня и Юлии Викторовны, разумеется.

– И как скоро мы отправимся? Учитывая скорость, с которой размножаются эти твари, времени у нас не так-то много... – добавила девушка, услышав вопрос Соловьёва. Она всё ещё сожалела, что нет ни времени, ни возможности как следует изучить всю работу, проделанную Древними, когда они работали над созданием истребителя. Возможно, если бы она оказалась в пилотском кресле, то разобралась бы со всей системой, но увы...

– Мы надеялись, что в Андромеде мы тоже найдём какие-либо летательные аппараты, – отвечал Громов, – потому отдельная группа из двадцати человек ещё до начала основной подготовки, прошла курсы по пилотированию на Прыгунах – несколько учёных, медиков, и несколько перспективных бойцов. Профессиональных военных пилотов у нас всего человек семь, не больше. И то двое из них, если я не ошибаюсь, на задании Тихонова, на одном из шаттлов Древних улетели.

Группа тем временем вышла из тяжёлого истребителя. Громов все посматривал на часы. Он не торопил, но и не замедлялся. Будто точно рассчитал время, которое у них осталось. Ковалёв тем временем повел их к последнему на сегодня экспонату. Это был транспортник – большой корабль, больше тяжёлого истребителя и гораздо больше Прыгунов.

– А вот это ещё одна рабочая лошадка китежанского общества, – рассказывал Ковалёв, – транспортник. Тут всё по старинке: вход с кормы, там открывающаяся рампа-трап, за которой идёт довольно-таки вместительный грузовой отсек. Этот корабль может перевозить тонны разного груза. За грузовым отсеком рубка управления, достаточно классическая: четыре места, всё так же. Но тут есть и вторая палуба. Там расположен небольшой медицинский отсек, каюты экипажа на семь человек, небольшая кают-компания и система управления огнём. Это вон та надстройка.

Ученый указал на небольшую кабину, что располагалась чуть выше и позади рубки. Слава довёл всех до рампы.

– Мы думаем, что отдельная надстройка с системами управления огнём перекачивала сюда с ракетного катера. Это вон та машина. Они чем-то похоже. Только у катера вся полезная площадь забита снарядами Древних, а тут снарядов не очень много, и чем вызвана установка отдельного кресла для управления дронами, мы не понимаем... Хотя у одного из наших есть теория, что оттуда можно управлять не только снарядами, но и дронами-истребителями.

Всё осмотрев и оценив подход Древних к построению москитного флота, Игорь Андреевич осведомился:

– Слава, а как вы думаете, мы можем на всех этих кораблях облететь все сектора города, которые под большими куполами?

– Конечно, – ответил Ковалёв, – главное, чтобы была возможность преодолеть, если можно так выразиться, переборки между секторами. Это можно сделать тремя способами: подключить автономный генератор, но для этого его надо таскать с собой и выйти из корабля, чтобы его подключить.

– Сложновато, – сморщил нос Соловьёв.

– Можно запитать нужные вам ворота, если такая опция есть в схеме распределения энергии. Или, на худой конец, просто пробить их оружием вашего корабля, – завершил Слава.

– Думаю, нам больше подошёл бы второй способ, – вставил слово Громов, – пусть наши ребята как можно скорее разберутся с этим вопросом.

– В таком случае, я думаю, стоит задействовать всех имеющихся в нашем распоряжении пилотов, чтобы облететь все сектора города и поскорее забрать оттуда нарийцев, которые ещё живы, – предложил Игорь Андреевич, – у нас очень мало времени. Мы возьмём с собой Учибу и его друзей, которые ходили с нами на переговоры с Гааной, и начнём эвакуацию нарийцев. Если им не хватит места здесь, мы можем начать их отправку на планету, которую подобрали мы с доктором Джексоном. Я готов повести один из транспортников. А если с его помощью можно пилотировать дроны-истребители...

Игорь вспомнил начало экскурсии: Ковалёв что-то говорил о том, что они тоже вооружены нейтронными орудиями, только те высокоточные.

– Слава, кажется, вы говорили, что у дронов-истребителей высокоточные орудия...

– Вы правы, Игорь Андреевич, поскольку беспилотник намного более маневренный, чем тяжёлый истребитель, для него не является такой большой проблемой, что пушки стреляют только прямо перед собой. К тому же можно стрелять и короткими пучками, что уменьшает потенциальный ущерб, поэтому беспилотник вполне можно применять в городе, – подтвердил Слава.

– Это же превосходно! – воскликнул Соловьёв, – значит, мы можем вести их за собой в качестве прикрытия, которое, я уверен, нам понадобится.

– Если сумеете разобраться с их управлением, то да, – кивнул Слава, поглядывая на кресло, – но помните, что неповреждённых беспилотников осталось мало после битвы.

– Займитесь этим вопросом, Игорь Андреевич, – распорядился Громов, – а мы с Фэй идём собирать пилотов и займёмся воротами. Заставьте эти жестянки летать, и мы немедленно начинаем операцию. Начнём с пригорода.

Громов и Фэй удалились, и Игорь Андреевич, оставшись в кабине с Юлей и Славой, посмотрел на кресло.

– Думаю, я займу место за штурвалом. А проверить теорию об управлении беспилотниками может Юля, – Игорь улыбнулся и посмотрел на свою напарницу, – если вы сможете решить эту задачу, вы полетите со мной.

Взгляд Соловьёва выражал, что сесть в кресло и определить, каково его назначение, он предлагает именно девушке.

– Проверять, как я понимаю, придётся уже в деле? – девушка внимательно посмотрела на кресло, – стоило бы проверить принцип работы самого кресла.

– У нас пока нет времени изучать его, Юля, – возразил Игорь Андреевич, – сейчас главное понять, можно ли с его помощью повести за собой беспилотные истребители?

– Пока вы пробовали истребитель, я кое-что нашла, подключившись к системам Древних. Последняя разработка этих ребят – сенсорная диадема. Она позволяет получить доступ к пространственному зрению. Фактически это новый уровень в их разработках. К сожалению, у меня не было возможности выяснить, была ли она на истребителе.

Поскольку большего она всё равно пояснить не могла, девушка лишь пожала плечами и подошла к креслу, на несколько мгновений задумалась, а потом села. Мгновенно отодвинулась панель у подлокотника. Девушка чуть улыбнулась и вытащила диадему, невольно отмечая, что вещица очень красива. Одновременно, уже надевая её, она вспомнила, что диадема настраивается лишь на одного владельца. То же самое говорилось и о индивидуальном щите, который по логике должен был защитить пилота, в случае, если что-то пойдёт не так. Девушка достала и его.

– Игорь Андреевич, посмотрите, есть ли такая же панель на втором кресле... – Девушка почти интуитивно коснулась крупного эллипсоидного кристалла огранки "кобшон", который сиял голубоватым светом в диадеме на уровне третьего глаза. Второй похожий кристалл – он же щит – сиял, как брошь, на её груди.

– Обязательно посмотрю, когда вы закончите, – кивнул Игорь.

Очевидно, вторая часть системы была вмонтирована в кресло, поскольку едва прошла настройка, девушка словно получила доступ к новым ощущениям. Пространство словно раскрылось перед ней. Теперь она могла чётко ощутить не только пространство ангара, но и то, что находилось далеко за его пределами.

– Ух ты ж! – только и смогла произнести она, обращаясь не то к Игорю Андреевичу, не то к Славе, к учёному, который напряжённо следил за ними, – если бы вы это видели!

Одновременно с этим возникали голографические мониторы, пояснения... пояснения... пояснения... Девушка полностью погрузилась в их изучение.

– Это же потрясающе! – она повернулась к Соловьёву, – думаю, я смогу управлять этой системой.

Восторг девушки приободрил Соловьёва. Игорь посчитал, что из Юли выйдет прекрасный ассистент в предстоящей миссии. Особенно пикантно было, что ассистировать будет женщина, пусть она и гость из параллельного мира. Из её ответа Соловьёв сделал вывод, что ответ на интересующий вопрос положительный.

– Отлично, Юля, значит, вы полетите со мной. Я поведу корабль, а вы будете обеспечивать прикрытие с помощью этого кресла, – отвечал Игорь, – можете пока ещё потренироваться, а я поищу то, что вы сказали.

Игорь Андреевич вернулся в кабину пилотов, сел в кресло и подумал о том, что нашла Юля. Панель подлокотника так же отодвинулась, но в импровизированном бардачке нашлось только устройство индивидуального силового поля Древних, которое Игорь прикрепил к себе.

"Что ж, видимо, в данном случае в этой диадеме для пилота особой необходимости нет, раз он только ведёт корабль", – предположил Игорь Андреевич.

Слава, оставшийся рядом с Юлей, продолжавшей восседать в кресле, предложил ей:

– Давайте испытаем управление беспилотниками. Попробуйте вызвать два дрона к лобовому окну этого корабля. Если они прилетят, Игорь Андреевич увидит их.

Пространственное зрение давало совсем иной уровень восприятия. Девушка это поняла из объяснений, но другое дело ощутить всё вживую. Пространство вокруг транспортника раскрылось, словно кресло управления находилось не в нём, а снаружи. Мысленный приказ запустил беспилотники, вначале два, а потом ещё три. 

Про себя девушка тут же отметила, что большее количество дронов-беспилотников удержать под контролем сложно – она итак удерживала их не без труда – но основной задачей было не только вызвать их, но и заставить двигаться по нужной траектории. Эта задача была несколько сложнее, но столь же необходимая, ведь нужно было учитывать, что беспилотники могут понадобиться не только для наведения снарядов, но и для поиска людей. 

– Похоже, их использовали не только, как оружие, – заметила девушка, разглядывая беспилотники, в то время, как на голографическом мониторе выявилось изображение с камеры одного из беспилотников, – это может быть весьма удобно, если нужно будет отследить тварей или найти людей. 

– В таком случае беспилотники будут вам очень полезны в вашей миссии, – сказал Слава. Игорь Андреевич увидел за окном активные дроны.

– Впечатляет, – сказал Игорь самому себе, – похоже, Юлия Викторовна уже разобралась с креслом.

Вернув три из пяти дронов на место, девушка вплотную занялась оставшимися двумя. Она стремилась заставить их двигаться по сложным траекториям. 

– Ну, что же… система управления ими ясна…

Соловьёв встал и вернулся в кабину управления оружием.

– Ну, раз мы разобрались с управлением, то, я полагаю, можно приступать к операции, – заявил Игорь Андреевич, – ждём подполковника.

– Можно, – девчонка кивнула и прикрыла глаза, стремясь передохнуть несколько мгновений в ожидании подполковника. Но даже закрыв глаза, девушка не смогла отбросить тревожных мыслей. Совершенно очевидно, что её целью будет работа по управлению дронами и оружием, а значит предстояло, как следует, подготовиться. Больше всего её смущало то, что заражённые могут оказаться среди тех, кого им удастся эвакуировать.

"Смогу ли я справиться, если что-то пойдёт не так?" – напряжённо думала девчонка, – "хватит ли сил?.."

Юля прекрасно осознавала, что она ещё не окрепла после болезни, да и спавшая температура ещё не означала выздоровление, но там были люди, которым требовалась помощь. Про себя она тут же отметила, что неплохо было бы для начала изучить тот сектор города, куда предстояло лететь. Ещё, вспоминая о способах размножения тварей, она задумывалась над тем, можно ли выявить живого заражённого человека и помочь ему. Увы на последний вопрос ответов у неё не было, а потому после некоторого раздумья она вновь обратилась к Соловьёву.

– С какого района начнём поиски? – спросила она, – я бы хотела бы изучить этот сектор, пока ещё есть время.

Игорь Андреевич не очень понял, зачем Юле изучать этот сектор, если рулить всё равно ему? Хочет что-нибудь выведать? Впрочем, ей ещё беспилотники вести за транспортником, возможно, она имела в виду это.

– Начинаем, разумеется, с пригорода, где мы оставили наших людей. Вы не волнуйтесь, я там уже более-менее освоился и приведу корабль, куда нужно. Хотя, пока мы ждём Константина Николаевича, можете изучить, если это кресло позволяет сделать это.

Отвлекаясь от Юли, не слезавшей с кресла, Соловьёв обратился к Ковалёву:

– А что это за артефакт, который я нашёл в кресле пилота?

– Это похоже на прибор индивидуального силового поля Древних, – ответил Слава, – он тоже управляется мыслью. Щит очень совершенный и способен выдержать практически любое внешнее воздействие. Разумеется, при включенном щите вы не сможете, например, принимать пищу, поэтому нельзя, чтобы у вас были проблемы с его отключением, иначе вы попадёте в ловушку.

– Спасибо за предостережение, – несколько сконфуженно поблагодарил Игорь Андреевич, понимая, что щитом тоже надо уметь пользоваться.

Минут через 7 вернулись Громов и Фэй в полном снаряжении бойцов спецназа. На голове Константина Николаевича в этот раз был даже грозный шлем, и видны были только глаза за большим визором – похоже, Тихонов распорядился подготовиться к операции основательно, учитывая, что насекомые имеют тенденцию становиться умнее. Краснов и ещё ряд бойцов тоже собирались лететь в авангарде, готовые вместе с Громовым и Фэй прикрывать посадку эвакуируемых в транспортник.

– Минутная готовность, – скомандовал Константин Николаевич, – Игорь Андреевич, доложите обстановку.

– Я готов пилотировать этот корабль, а Юлия Викторовна разобралась с креслом и сможет повести за нами беспилотники. Предлагаю возложить управление оружием на неё, управление ведётся из кабины с креслом, да и я думаю, она справится лучше. Она также нашла какую-то диадему, которая помогает оператору работать.

– При вас также будет маскировка, она доступна любому кораблю, – добавил Слава, – а Игорь Андреевич нашёл прибор индивидуального силового поля Древних.

– Отлично, Игорь Андреевич, пусть этот щит будет вам вместо амуниции спецназа, которой вам недостаёт, – ответил Громов, – всё, все по местам, мы отправляемся немедленно! Краснов!

– Готовность №1, – отрапортовал Краснов, уже расположившийся со своими бойцами в грузовом отсеке.

– Слава, отправляйтесь к своим людям, ваша задача обеспечить нам открытие ворот, когда нужно, Юлия Викторовна, приготовьтесь вести за нами 5 дронов. Возьмите гарнитуру для связи, будем держать связь через неё.

Соловьёв, Громов и Фэй удалились в кабину пилотов. Игорь Андреевич сел в кресло пилота и закрыл дверь кабины.

– Выводите нас, – распорядился Громов. По команде Игоря Андреевича трап поднялся и плотно закрыл дверь в грузовой отсек. В пригород вели большие ворота, располагавшиеся на противоположном от зала врат конце ангара. Это был, собственно, парадный вход в первый городской сектор, к нему Игорь Андреевич и повёл свой корабль, а за ним приготовились лететь другие корабли. Прежде всего Игорь Андреевич захотел узнать, не ждут ли их враги за воротами? Экран показал, что жизненные формы находятся на приличном удалении от них.

– Вероятно, они не ждут, что мы вернёмся через эти ворота, – предположил Соловьёв, и активировал маскировку корабля, после чего радировал девушке в кабине с креслом, – Юля, думаю, беспилотники тоже было бы неплохо замаскировать. Ну что, открываем ворота?

Услышав голос Игоря, девушка кивнула, но потом всё же произнесла:

– Действуй, – и выпустила беспилотники, одновременно скрыв их маскировкой.

– Открывайте, Игорь Андреевич, – подтвердил Громов.

Продолжение следует.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Феникс | Просмотров: 158 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ