Заголовок
Сегодня Суббота, 22 Июль 2017,

на часах 17:56:52 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Как вы думаете, асгарды справедливо назвали нас Пятой расой галактики?

Всего ответов: 931


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1

Актёр



Китеж-град. Спасатели, вперёд!
18 Декабрь 2016 23:09:08

Когда Смирнов и доктор Джексон вернулись на свой шаттл, настало время отправляться обратно.

– Приготовиться к отлёту! – скомандовал Олег Яковлевич.

– Сэр, нам только что переслали массив данных, – отрапортовала Дельгадо, – похоже на какие-то прайс-листы.

– Это, наверно, то, что мы просили. Нас, кажется, ждут торговые отношения, так что всё пригодится, – прокомментировал Даниель.

– Там всё, что нам нужно? – осведомился Олег Яковлевич.

– Да, трансфер завершён, – подтвердила Дельгадо, – они и сами подтвердили, что это всё. Разрешают вылет.

– Отправляемся, – приказал Смирнов. Шаттл медленно поднялся со своего места и направился к выходу из ангара. Пока Вонг с азартом выводил корабль в космическое пространство, Даниель обратился к Дельгадо.

– Амелия, я тут записал на диктофон наш разговор с агентом. Я пока ещё не большой специалист по их языку, мы можем с помощью этой записи поработать над переводом слов агента, чтобы не допустить неточностей?

– Конечно, Док! – Дельгадо, как всегда, была мила с Даниелем, – пока вы с кэпом гуляли, мы с Кромверк по-тихому просканировали их: системы, материалы, типы и источники энергии... В общем, всё. Она заперлась в комнате, у медотсека, и занялась изучением полученных данных. Так что Вы можете занять её место.

Кресло справа и позади Дельгадо действительно пустовало. Доктор Джексон одобрительно кивнул Амелии и уселся в кресло Кромверк. Правда, ему пришлось самому искать нужные слова, поскольку он не мог просто взять и загрузить запись с диктофона и включить распознавание речи.

За окном, тем временем, двигались серые стены тоннеля, пока не сменились чернотой космоса. Бледно подмигивали далёкие звезды, небольшие корабли разного тоннажа суетились, словно муравьи, у большого корабля. Впрочем, корабль землян был таким же муравьём, как и все остальные. Как только Вонг увёл корабль чуть подальше, в тоннель тут же залетел другой. В общем, царила такая же рабочая суета, как и внутри большого корабля.

– Напоминает Нью-Йорк в час пик, – заметил Вонг.

– Да-а, – протянула Амелия, – только тут все двигаются буквально во всех направлениях... и вверх, и вниз...

– Кстати, вас никто не домогался, пока нас не было? – Смирнов занял своё место позади обоих пилотов и тоже наблюдал за трафиком космических кораблей.

– Нас пытались просканировать, – бодро отвечала Дельгадо, – но как-то без энтузиазма. Попробовали разок, а когда не получилось, больше и не пытались.

– Мы, если честно, думали, что это вам какой-нибудь зонд имплантируют... – встрял Вонг.

– Или похитят, – тут же подхватила Дельгадо.

– Или женят... Эта девушка так Вам улыбалась, даже отсюда видно было!

Даниель слышал разговоры Вонга и Дельгадо, но не на всё реагировал. Ему важно было ничего не упустить из того, что сказала Лала. Правда, на некоторые шутки всё же отвлекался.

– Да, похоже, мы понравились этой девушке, думаю, нам повезло, что работать пришлось не с каким-нибудь чудищем. Но нам не собирались ничего имплантировать или похищать, а вот женить... мне бы показалось странным, если бы Лала, едва увидев меня, собралась за меня замуж, хотя её доброжелательность впечатляет. Заставляет считать, что эти ребята всё же получше Люсианского союза будут. В общем, Лала просто провела нам экскурсию по кораблю и рассказала, что да как здесь.

– А Эттвуд вообще себе места не находил, всё планировал как вас спасать, если вы вовремя не придёте! – продолжали шутить Вонг и Дельгадо. Смирнов рассмеялся, представив себе красного от напряжения Эттвуда. Доктор Джексон тоже улыбнулся. В рубке управления опять воцарилась шуточная и позитивная атмосфера, пока за обзорным окном в голубовато-белом сеянии не показалась планета.

– Ну что, Док, куда теперь? На базу или слетаем на город, тот, что на планете?

– Ну, давайте заглянем в город, только сначала сделаем вид, что улетели, я ведь сказал, что мы возвращаемся к своим воеводам, – отвечал Даниель, бросив короткий взгляд на планету и снова занявшись своей аудиозаписью.

– И то верно, – кивнул Смирнов, – так, ребятки, делам вид, что мы улетели. А затем возвращаемся. Посмотрим, что у них там на планете творится.

– Поняла, – лицо Дельгадо тут же стало серьёзным, впрочем, как и лицо Вонга.

Девушка сосредоточено готовилась к смене маскировки. Сейчас корабль Древних маскировался под другой корабль, который мало чем отличался от десятков кораблей такого же тоннажа. Незачем местным знать, что это корабль куда более совершенен, чем их корабли. А когда корабль отошёл на достаточное расстояние от сборщика, Дельгадо тут же сменила маскировку на полностью скрывающую от обнаружения корабль, не забыв при этом имитировать импульс перехода в гиперпространство.

– У меня такое ощущение, что тот корабль следовал за нами. А когда мы "прыгнули", он остановился, – Вонг указал на точку, изображённую на мониторе куда выводились данные радара.

– Провожающие? – улыбнулся Смирнов, – какие они, однако, осторожные...

– Или слишком любопытные, – заговорила Кромверк, появившись в кабине управления. Пока Вонг и Дельгадо работали над тем, чтобы спрятать корабль, Даниель продолжал заниматься своим, как говорится, подкастом. У него была своя работа. Однако, когда Вонг сказал, что какой-то корабль следовал за ними, доктор Джексон насторожился:

– Хмм, это не входит в мой план... – нахмурился Даниель, – возможно, они всё-таки хотят узнать, кто мы такие.

– По моим наблюдениям, технологии гиперпрыжков у местных цивилизаций не такие совершенные, как у Древних, – Кромверк стояла у входа в отсек, сложив руки на груди, – их гипердвигатели не такие мощные, и едва ли способны пересечь космическую пустоту между галактиками.

– Неудивительно, а с другой стороны зачем им лететь в другую галактику, о которой они ничего не знают? – комментировал Даниель, не отрываясь от своего экрана, – Сэм, я имею в виду генерала Картер, говорила, что галактика столь огромна по нашим меркам, что даже звёзды, у которых мы были, лишь некоторые можно увидеть с Земли. Это если говорить о Млечном Пути. Не думаю, что Андромеда существенно отличается в этом плане.

– Но есть ещё один нюанс, – продолжала Диана, – при переходе гипердвигатели оставляют некий радиоактивный инверсионный след, благодаря которому можно вычислить направление прыжка. Гиперпереход жрёт очень много энергии, и обычно стараются совершить минимум прыжков до точки назначения, от звезды к звезде...

– Черт! При имитации прыжка этого нюанса я не учла! – пробормотала Амелия.

– Спалились... – Смирнов несколько помрачнел.

– Спокойно, – самодовольно улыбнулась Кромверк, – что бы вы без меня делали? Мне удалось взломать их системы и подделать след. Для них это будет выглядеть, как сбой в системе навигации. Мол, не сразу сканеры обнаружили след...

– Но, когда они прибудут к звезде, они не обнаружат второго следа... – не унималась Дельгадо. Кромверк подошла к креслу капитана корабля встав по правое плечо от него:

– Ещё одной загадкой больше... Только и всего.

Само собой, Диана Валентиновна Кромверк, по прозвищу "Скай", не стала упоминать, что взлом был осуществлён благодаря имплантам миротворцев. Слишком примитивные системы ничего не могли противопоставить ей, и Скай могла хозяйничать в системах, как у себя дома, закинув в системы множество червей-подпрограмм, которые, в свою очередь, будут заставлять команду гоняться за тенью, пока те не поймут, что их надули.

– Они совершили прыжок, – сказал Вонг. Маленькая точка на радаре исчезла.

– Что ж... Век живи, век учись. Спасибо, Диана, – поблагодарил девушку Смирнов.

Этот диалог экипажа привёл доктора Джексона в такое недоумение, что он даже оторвался от своего подкаста: подготовка этой русской девушки с нерусской фамилией превосходила все ожидания! Ладно ещё, если она настолько хорошо знает природу гиперпространства и гиперпрыжков, что говорит вещи, неизвестные Даниелю, пусть он и всего лишь археолог. Может быть, она тоже читала работы Сэм или докторов Маккея и Зеленки на досуге. Но как она так быстро разобралась с компьютерными системами мародёров, что уже знает технические характеристики всех применяемых мародёрами гипердвигателей, и даже сумела легко и непринуждённо взломать чужие компьютеры и профессионально отправить шпионов по ложному следу, доктору Джексону было не очень понятно. А Смирнов, по всей видимости, очень уверен в своих людях, раз его совершенно это не удивило. Либо он знал что-то, что неизвестно Даниелю.

Однако доктор Джексон пока промолчал на этот счёт, поскольку вслух поставить под сомнение способности русских представителей экспедиции могло их обидеть, и Даниель посчитал правильным не наступать на старые грабли. Поэтому он продолжил работать с подкастом, усваивая всё, что рассказала Лала об этой конфедерации.

Корабль тем временем двинулся к планете на безопасном расстоянии от кораблей мародеров. Вонг уверенно вёл шаттл в атмосферу.

– Вонг, сначала к Китежу, – распорядился Смирнов, – мы долго отсутствовали, сообщим по радиосвязи, что всё идёт по плану, и скоро вернёмся.

– Есть, сэр, – отвечал Чжу, и корабль устремился к ледяному разлому, под которым покоился город Древних. Когда шаттл приближался к городу, Амелия сказала:

– Кажется, там, возле повреждённого купола, что-то горит!

– Тогда немедленно летим туда! – приказал Смирнов. Спускаясь к куполам Китежа, команда заметила, что внизу, вероятно, кто-то из экспедиции: им удалось выбраться за пределы внешнего корпуса. Вызвав людей по радиосвязи, Смирнов узнал, что это была группа Громова, как раз в тот момент, когда сжигала найденные на базе охотников Гааны тела нарийцев, превращающиеся в новых чудовищ. Как мы помним, насекомое, которое находилось там, в тёмных помещениях, пострадало при попытке напасть на группу Громова и было вынуждено выскочить из этой ледяной пещеры и пуститься наутёк, и команда шаттла по просьбе Игоря Андреевич бросилась в погоню.

Итак, шаттл летел по следам чудовища, которое вырвалось из города. Пульт управления оружием был интуитивно понятен человеку: небольшой экранчик для наведения на цель, на котором можно было видеть движущиеся объекты, тем более живые, сенсорная кнопка огня. Разумеется, пушки можно поворачивать, но только вверх или вниз, для наведения на цель. По умолчанию они были слегка повёрнуты в сходящемся направлении, и экран показывал, куда они в данный момент целятся. Пока они не были наведены, они смотрели вперёд по курсу корабля. Эттвуд попробовал выстрелить из них, и два пучка энергии жёлтого цвета понеслись вдаль, как и все энергетические заряды.

– Оружие работает! – констатировал Эттвуд.

– Кажется, я что-то вижу внизу, – заметил Вонг, когда шаттл уже выбрался из котлована на открытый простор. Вонг немного снизился, чтобы рассмотреть получше.

– Наверно, это и есть чудовище... Господи, какое ужасное! – брезгливо воскликнула Дельгадо. Чудовище действительно передвигалось по ледяной пустыне и старалось слиться с покровом, но его выдавали крылья и лапы.

– Атакуем его! – скомандовал Смирнов.

– Вижу цель на экране, – докладывал Эттвуд, наводя на чудовище пушки шаттла, – поймал, она на прицеле!

– Огонь на поражение! – последовала команда Смирнова. На чудовище посыпался град энергетических зарядов, который быстро лишил его крыльев. Оно пыталось увернуться в сторону, но Эттвуд не позволял ему сделать этого. В конце концов чудовище окончательно потеряло лапы, дико взвыло, а после следующей порции снарядов и дух вон. Почти сожжённая огнём пушек тварь затихла.

– Цель уничтожена, – констатировал Вонг.

– Отличная работа, лейтенант! – сказал Смирнов, – всё, возвращаемся назад, к городу.

Майор наслаждался тем, как выглядит мостик в боевом режиме. Голографические мониторы заполнили практически все пространство перед Дельгадо, закрыв, тем самым, её часть обзорного окна: результаты сканирования, диаграммы, отображение десятков работающих систем, в том числе систем маскировки; изображение с видеокамер, что располагались где-то на корпусе корабля и могли передавать изображение с высоким разрешением, с возможностью использования различных фильтров и дополнительных возможностей типа инфракрасного видения. Девушка постоянно получала оперативную информацию и прекрасно ей распоряжалась.

Капитан Чжу Вонг мягко и аккуратно вёл машину, выполняя маневры с удивительной точностью, что было иной раз важнее умения нарезать бочки, мёртвые петли и другие элементы высшего пилотажа. Его часть обзорного окна была свободна, лишь необходимые для любого пилота данные мягко светились голографическими мониторами у руля управления.

Взаимодействие Вонга и Дельгадо впечатляло, они были, словно близнецы, способные чувствовать друг друга. Или это корабль так способствует взаимодействию, считывает их пожелания и мысли и корректирует всё, как надо?

"В любом случае", – подумал Олег, – "если за мной официально закрепят этот корабль, не отпущу этих двоих ни под каким предлогом".

Майор перевёл взгляд на Эттвуда. Парень быстро справился с корабельным вооружением и без промаха поразил цель, он мог бы оказаться весьма полезным членом команды... однако Олегу он показался несколько консервативным. Айвен не мог понять и принять того, что Китежане более эффективно и эффектно распорядились своими технологиями и знаниями, нежели Лантийцы. Он понимал и принимал "спички", изобретённые Лантийцами, но "зажигалка" Китежан уже вызывала в нем трепет и негодования: мол, как эта волшебная штука работает?! Это магия! Волшебство! Всё это выглядело достаточно странным, ведь Эттвуд любил всякого рода гаджеты и прекрасно разбирался в технологиях Древних. В общем, у Смирнова ещё оставались сомнения на его счёт.

А вот Диана Кромверк, наоборот, радовала очень. Она прекрасно разбиралась в технологиях, была, словно рыба в воде, и давала важные, полезные, а главное, своевременные советы, благодаря чему эффективность поднималась в разы.

"Решено", – думал Смирнов, – "пост главного инженера корабля достанется ей".

Даниель Джексон был бы приятным дополнением к команде, но он был слишком важной персоной, что бы Смирнов мог его заграбастать к себе...

– Сэр! Я получаю сигнал бедствия! – вырвала из раздумий Смирнова Амелия, – Какой-то корабль потерпел крушение примерно в пятидесяти километрах от Китежа!

Кромверк тут же подскочила к креслу Дельгадо:

– Чёрт! Это слишком близко к Китежу! Если мы не заглушим эту передачу, город обнаружат!

– Что нам нужно делать, Диана? – Смирнов аж соскочил со своего кресла.

– Нужно лететь к нему и глушить сигнал!

Вонг, не дожидаясь приказа командира, тут же направил шаттл по сигналу. Белая пустошь развернулась на десятки, а то и на сотни километров вокруг. Белые утёсы и горы, каньоны и расщелины, и, конечно же, ровная, как стол, белая ледяная равнина. Белую идиллию нарушала только широкая борозда, оставленная упавшим кораблем, он большой серой тушей лежал на льду, а из его хвоста чадил чёрный жирный дым.

Доктор Джексон, как и Соловьёв, рассчитывал, что можно будет спокойно и методично решить все проблемы с теми, кого довелось повстречать сразу, как только экспедиция прибыла в Китеж. Но теперь, похоже, всё было под угрозой срыва. Сначала в городе откуда-то взялось неизвестное чудовище, и, судя по ответу Игоря, пока Даниель со Смирновым и компанией занимались мародёрами, в городе произошло немало интересного. А тут ещё и незнакомый корабль упал поблизости от Китежа, и Даниелю это тоже не понравилось.

– Ребята, будьте осторожны! – предостерёг доктор Джексон, – в моей практике уже бывали такие случаи...

– О чём вы, Док? – осведомился Смирнов.

– Мне почему-то вспомнилось моё знакомство с Валой Мал Доран, – нахмурился Даниель, – когда мы ещё не нашли МНТ для экспедиции Атлантиса, мы пытались слетать туда на "Прометее". Тогда корабль возглавил сам генерал Хаммонд, а в команду вошёл я, опять же благодаря ему. И пока мы летели по нашей галактике, мы тоже получили сигнал бедствия с дрейфующего в космосе Алкеша, а там была Вала. Стыдно признаться, но, когда мы участливо остановились, чтобы помочь, ей удалось нейтрализовать команду, отправить её на Алкеш, и даже угнать "Прометей". Если бы не я, то не знаю, чем бы это кончилось, но мой полёт на Атлантис она сорвала...

– Предупреждены, Док, значит вооружены, – отвечал Смирнов, – так говорит народная мудрость. Думаю, мы не будем соваться туда сломя голову. Что там у нас?

– Сигнал заглушен, – докладывала Кромверк, – постараюсь с ним что-нибудь сделать.

– Собираю данные, – продолжила Дельгадо, – но предварительно мало похоже на засаду или ловушку. Вывожу данные на тактический гололит.

Перед креслом капитана, в котором сидел Смирнов, была расположена своя панель с голографическими интерфейсами, но чуть дальше этого интерфейса располагалась другая панель, круглая, чуть выдающаяся из пола. О назначении её можно было только догадываться. Однако тайна оказалась достаточно простой. Гололит, в отличии от голографического интерфейса, выдавал объёмную картинку со всеми возможными подробностями, во всей красе, как говорится.

Этот тактический гололит засветился, и в воздухе, прямо позади кресел пилота и штурмана, то есть кресел Дельгадо и Вонга, и перед креслом Смирнова, появилось изображение корабля, что лежал сейчас в ледяной пустыне. Гололит передавал изображение с удивительной точностью: ледяные барханы, борозда, обломки обшивки, раскиданные повсюду, и сам космический корабль. Он имел вытянутую сигарообразную форму с куцыми крыльями у кормы, как у американского шаттла. На грязно-серой обшивке виднелись многочисленные повреждения, и большинство из них явно были сделаны каким-то оружием. Хвост, она же корма, была повреждена больше всего. Одна из двух основных дюз была вырвана из корпуса, и оттуда валил дым. Впрочем, дым уже не был таким чёрным и смолянистым, и постепенно сходил на нет.

– Компьютер выдает, что...

– Амелия, мы же не в сериале из шестидесятых, – перебила Дельгадо Кромверк, – эта система больше похожа на Тактический Искусственный Интеллект, чем на просто компьютер...

– Хорошо-хорошо, – несколько недовольно отвечала Амелия, так как майор никак не отреагировал на поведение Кромверк, – ТИИ выдает результаты.

– А мне, значит, не нужно говорить "выводи на экран"? – усмехнулся капитан корабля.

– Не обязательно, – улыбнулась "Ди", – сейчас на гололите всё отобразится.

– Итак, – начала Амелия, развернув своё кресло лицом к гололиту, – у нас тут не один, а целых два корабля.

– Два? – удивился Олег, – а где второй?

– Частично размазан по борозде, частично разбросан по местности, но большая его часть под этим, я бы сказала, большим кораблем... ТИИ классифицирует большой корабль, как сборщик. Длинна 80 метров... ну, сейчас несколько меньше, три палубы... по крайней мере ТИИ предполагает, что их три. Вооружение – лазерные резаки и твердотельные пушки. Мощная броня, защитных полей нет. Тут всё понятно, типичный сборщик мусора, таких полно на орбите. Мы, кстати, с многими такими сталкивались уже.

– Это понятно, а что со вторым?

– А вот это уже интересней. Второй корабль классифицируется ТИИ как боевой шаттл или пехотный бот. Около 20 метров в длину, точнее сложно сказать, с мощными пушками и специальным люком для проникновения на другой корабль. Способен нести 10-15 человек.

– Значит, мелкий корабль присосался к сборщику и высадил десант, но что-то пошло не так, и оба корабля вошли в атмосферу и упали... и только чудо не позволило им сгореть в атмосфере? – догадывался Смирнов.

– Похоже на то, – согласилась латиноамериканка.

– Что скажете, Док? В Вашей практике нечто подобное было? – осведомился Смирнов.

Доктор Джексон напряг свою память, но подобная абордажная атака с помощью сравнительно малого десантного корабля что-то не находилась среди того, что ему приходилось видеть. Наверно, у него всё-таки было недостаточно опыта наблюдения космических баталий.

– Пожалуй, нет, сэр, – покачал головой Даниель, созерцая гололит, – у известных мне рас и народов я такого, кажется, не встречал. Хотя, возможно, у меня просто не такой большой опыт в вопросе баталий, хоть я и работал в ЗВ-1. Разве что Люсианский союз мог прибегать к подобной абордажной атаке, да репликаторы, когда достигли пика развития, захватывали корабли подобным образом, только в более совершенной форме: они стреляли в корабль снарядом из своих блоков так, что он пробивал даже силовые поля асгардов, а внутри снаряд превращался в репликаторов второго поколения, которые и выполняли функцию десанта.

Так что же мы будем делать с этими кораблями? Не можем же мы вечно висеть над ними и глушить их сигнал. Кстати, Лала говорила, что у них надёжная система безопасности...

– Может у них и хорошая система безопасности, – отвечала Кромверк, – но теперь ей придется постараться, чтобы найти эту "иголку" в стогу сена, размером с планету. А если ещё и...

Но никто так и не узнал, что хотела сказать или предложить Диана, её перебила Амелия:

– Сканеры распознали сигналы выживших... Всего восемь сигнатур!

– Вот и ответ на ваш вопрос, Док... – нахмурился Смирнов, – даже если все восемь выживших "Мал Доран", я не могу бросить их в беде. Из-за нас к ним даже помощь не придёт...

Все выжидающе смотрели на Смирнова, кроме Вонга: он следил за управлением. Кто-то с одобрением, мол, правильно, нельзя бросать кого-либо в беде, кто-то, наоборот, с укоризной, мол, наши в городе важней, чем эти. Но никто не решался озвучит свои мысли, ожидая приказаний.

– Значит так, – начал раздавать приказы майор, – лейтенант Эттвуд, с остальными бойцами – нечего им штаны просиживать – высадишься на том корабле, проведёшь разведку и поможешь выжившим эвакуироваться.

– Вчетвером? – удивился Айвен. Это только легендарные ЗВ-1 могли всего вчетвером дел по всей галактике наворотить, а он, Эттвуд, солдат простой, и проводить такие операции такими силами не привык.

– А кому сейчас легко? – задал встречный вопрос Смирнов.

– А если проблемы возникнут?

– Воспользуйтесь зетами, у нас есть несколько на корабле... Диана, у нас есть что-то похожее на Кино?

– Да-а, – с некоторым колебанием ответила девушка, – один или два...

– Отлично. Передайте лейтенанту, я думаю, это облегчит ему жизнь... После чего займите его место за пушками. Лейтенант Харуна! – Олег воспользовался внутрикорабельной связью.

– Да, майор? – тут же ответила японка.

– Приготовьтесь принимать раненых.

– Есть, – ответила как всегда лаконичная и собранная Кавагути.

– Док, не хотите тряхнуть стариной и присоединиться к отряду Эттвуда? – тут же Смирнов обратился к пилоту, – Вонг, давай поближе и пониже... но аккуратней.

Шаттл пошел на снижение, а где-то в кают-компании отряд готовился к высадке. Доктор Джексон на некоторое время задумался над ситуацией. С одной стороны, не успела экспедиция освоиться в Китеже и решить важные проблемы, как уже надо спасать неизвестно чей корабль, и неизвестно зачем. С другой стороны, Даниель сам осознал, что невозможно висеть над местом крушения вечно, чтобы глушить их сигнал, дабы он не привлёк внимания нежелательных гостей. Да и Даниель тоже был не из тех людей, которые в подобной ситуации на первый план выдвинут вопрос: а оно нам надо, спасать корабль, который может оказаться ловушкой по типу той, благодаря которой был сорван его первый полёт на Атлантис?

Поэтому доктор Джексон решил, что стоит попробовать, если, конечно, быть предельно осторожными. Да и Дельгадо явных признаков ловушки пока не увидела, хотя системы корабля, конечно, не могли дать ответ на вопрос, кто те восемь существ на рухнувшем судне, и что у них на уме. Правда, Даниеля немного смутило предложение Смирнова тряхнуть стариной: обычно на подобные миссии доктор Джексон ходил основательно снаряжённым, поскольку Джек уже давно убедил его в том, что снаряжение в таких случаях должно соответствовать солдату. Даже если ты всего лишь археолог, всегда нужно быть готовым к тому, что придётся защищаться. А миссия, в которую они направились на этом шаттле, изначально была просто разведкой, поэтому Даниель полагал, что в амуниции бойца ЗВ нет особой необходимости, и сейчас его одежда была представлена, в основном, повседневной формой. Поэтому доктор Джексон ответил так:

– В общем-то я не против, если дадите мне пару зетов, поскольку я не брал с собой ничего, кроме пистолета.

– Как скажете, Док, – кивнул головой Смирнов. Даниель взял две из припасённых экипажем Z-пушек себе, мало волнуясь о том, хватит ли их остальным, полагая, что солдаты и так вооружены лучше, чем он, и отправился на высадку. Для выхода решили воспользоваться шлюзом левого борта. Выдвигать трап в такой ситуации было достаточно опасным и не оправданным. Задраили переборки между шлюзом и кают-компанией, и между шлюзом и рубкой. Солдаты быстро проверили оружие. А когда давление выровнялось, внешняя переборка быстро скользнула в сторону. Холодный ветер тут же ворвался в шлюз. Привыкшие к теплу люди аж съёжились от этого.

– Надеюсь, это не займёт много времени, – выразил надежду доктор Джексон, когда ощутил, как холодно снаружи, и обратился к Эттвуду, – лейтенант, запускайте зонд, прежде чем мы войдём туда, нужно хорошенько убедиться, что это не западня.

– Само собой, Док... – отвечал Эттвуд.

Мастерство Вонга, помноженное на антигравитационные двигатели Древних, которые были великолепно сконструированы, позволило кораблю зависнуть в воздухе, как вертолёт, только корабль практически не мотало.

– Попробую использовать щиты корабля, чтобы облегчить вам задачу, – сказала Амелия по радио, и буквально через мгновение ветер пропал совсем. Можно было разглядеть, как снег, падающий с неба, и тот, что ветер срывает с упавшего корабля и земли останавливает какая-то невидимая сила. Щит Древних с левого борта перестал обтекать корабль и теперь, как мыльный пузырь, раздулся, охватывая и небольшую часть упавшего судна, к которому, к слову, шаттл подлетел уж слишком близко. Достаточно было одного шага, чтобы попасть на корпус упавшего корабля. На сером корпусе корабля были множественные повреждения, но корпус, в целом, выдержал падение, не развалился и не сгорел. Однако дверь, ведущая в воздушный шлюз упавшего корабля, была в плачевном состоянии и едва держалась.

Операция началась. Двое бойцов встали на одно колено и, вооружившись "зетами", прикрывали третьего, который, обвязавшись альпинисткой страховкой, перешагнул на повреждённое судно. Открыть повреждённую дверь не составило труда. Вторая дверь уцелела и была заперта. Пришлось немного повозится с замком, ибо та не желала открываться без необходимых процедур. Однако советы Кромверк и знания бойца помогли обойти эти процедуры, и дверь открылась.

Изнутри пахло горелой проводкой и плотью, перегретым металлом. Впрочем, запах быстро ослаб, хоть снаружи и не было ветра, а потом и вообще перестал чувствоваться. К первому бойцу присоединился второй, а Айвен, наконец, запустил дрон. Устройство, похожее на "кино", отправилось на разведку. Эттвуд, вооружённый планшетом Кромверк, вывел на экран изображение, чтобы он и доктор Джексон могли оценить ситуацию.

За дверью оказался небольшой коридорчик, который выходил в почти круглое помещение. Тускло горело аварийное освещение, но его вполне хватало, чтобы ориентироваться в помещениях. На корабле уныло выла сирена – дрон передавал и звук тоже. Округлая комната служила, судя по всему, залом совещаний или чем-то в таком духе. Но сейчас тут царила полнейшая разруха. Мебель, что не была закреплена, разлетелась по всему помещению и лежала, где попало. В стенах красовались дырки от пуль и опалины от лучевого оружия. На полу лежало несколько существ. Двое были одеты в серые облегающие комбинезоны. На них можно было увидеть такую же эмблему, что и на корабле, поэтому можно было угадать в них членов команды. Ещё четверо лежали в некотором отдалении. Они были вооружены серьёзней и экипированы лучше. Одеты они были в боевую версию скафандров, похожих на скафандры из известной земной игры Mass Effect. На их скафандрах были другие эмблемы. Что эти эмблемы означали, никто не знал. Сложно было также понять, что послужило гибелью этих бойцов, то ли пули, то ли жёсткая посадка.

– А вот и первый выживший, – сказала Амелия.

В этом же помещении, придавленный столом, сидел... или сидело существо гуманоидного типа с серой грубой кожей, плоским носом, но с четырьмя ноздрями, и зелеными глазами. Существо было явно мужского пола. Оно было достаточно высоким, с четырьмя руками. Вторая пара рук была намного меньше и располагалась ниже первой пары рук. Эта пара рук несла скорее вспомогательный характер, чем какую-то функциональность. Впрочем, верхняя пара рук была развита как надо, а судя по мышечной массе, существо было ещё и очень сильно. Существо было одето в скафандр с эмблемой корабля. Оно было явно ранено и уже успело ослабнуть, раз не могло выбраться из-под стола.

– Второй выживший находится немного дальше, – продолжала вещать Амелия. Дрон тут же сместился дальше, в сторону кормы. Из круглого помещения было два выхода, один вёл в сторону кормы, в машинное отделение, второй в сторону носа, в рубку управления кораблем. От круглого помещения до кормы вёл длинный коридор с несколькими помещениями справа и слева. В одном из таких помещений, в туалете, затаился второй выживший, верней, выжившая. Дрон был замаскирован и мог подлететь достаточно близко.

Это была человеческая девушка лет семнадцати, может, больше. На лице застыла маска ужаса, в глазах – страх. Верхняя часть серого комбинезона, такого же, как и у других членов экипажа, была завязана за рукава на талии, а сверху была одета цветастая майка и изрядно поношенная куртка цвета хаки. Короткие волосы были покрашены в зелёный цвет. Она с виду была очень похожа на персонажа сериала "Тёмная материя" и нервно сжимала в руках пистолет, который явно дрожал в неумелых руках испуганной девушки. Она явно не получила серьёзных повреждений и выглядела гораздо лучше существа, придавленного столом.

Она что-то крикнула, существо с серой кожей ответило. Доктор Джексон не понял слов девушки и существа, однако, они были весьма знакомы ему. Будто эти двое использовали какой-то жаргон на основе того языка, на котором ему доводилось говорить с Лалой. Девушка вышла из туалета и подошла к существу. Нервно кусая губы от страха, неумело держа пистолет и целясь в сторону шлюза, она присела на корточки, пытаясь одновременно держать под прицелом коридор, ведущий к шлюзу, и помочь существу.

– Хм... Что скажете, Док? – спросил Эттвуд. Даниель, разумеется, пока остался у дверей шаттла, чтобы лично посмотреть, что "видит" дрон, и внимательно смотрел в планшет.

– К сожалению, эти существа мне не знакомы, – покачал головой доктор Джексон, – и, увы, не понимаю, что они говорят. Похоже на тот язык, с которым мне пришлось работать, когда мы были на корабле мародёров, но не могу разобрать. Полагаю, эти двое – члены экипажа корабля, наверно, на них напали те, что лежат там, в скафандрах. Может, им удалось отбиться, но корабль был выведен из строя и рухнул. Интересно, а где остальные 6 существ? Если эта девушка в кого-то целится, они могут быть нападавшими.

– Наверное так и было, – отвечал Эттвуд, – в любом случае, придётся и нападавших выручать.

– Сканеры показывают, – голос Амелии казался сосредоточенным, в нём уже не слышались весёлые нотки беззаботной молодой девушки, или нотки нагловатой, отравленной "исключительностью" своей нации американки, – четверо зафиксированы на последних палубах, до них Вам ещё долго добираться. А вот ещё двое замечены в рубке управления.

– Проверим-ка, прежде чем лезть туда, – лейтенант направил дрон в сторону рубки. В коридоре, кроме искрящейся проводки, ничего интересного не было. Рубка внезапно оказалась двухэтажной, и нижняя её часть была похожа на кабину управления обычного авиалайнера, того же Боинга, например. Два места, куча мониторов, две лестницы по обоим бокам. На втором этаже было лишь одно место и тоже обставлено мониторами.

Сейчас рубка была в очень плачевном состоянии. Основной удар при приземлении пришёлся на нос корабля, несущие конструкции, конечно, выдержали, но это мало помогло тем, кто был в рубке в это время. На первом этаже была настоящая каша из человеческих тел. Двое были в комбинезонах команды корабля, двое в скафандрах. Видимо, нападавшие стояли на втором этаже рубки во время опасных маневров, и их с силой бросило прямо в лобовое окно, которое, кстати, с честью выдержало это испытание: оно только треснуло, и всё. Но вот тем, кто сидел ниже, в комбинезонах команды, не очень повезло: удар был очень сильным, а если прибавить ещё то, что на их головы упали ещё два тела в тяжелых скафандрах... В общем, вся эта картина выглядела не очень. Правда, тела в скафандрах тоже были не в лучшей форме, они больше напоминали изломанных кукол.

– Тот, что справа, в скафандре, – вещала Амелия, – ещё жив... Так, а где ещё один? Среди этих тел его нет. Айвен, вернись на второй этаж.

Кресло на втором этаже рубки было повреждено. Оно выскочило из крепления и накрыло ещё одного члена команды, поэтому дрон сначала пролетел мимо, не заметив его. Дрон подлетел ближе. Четвёртый выживший оказался женщиной. Когда кресло вылетело из креплений, она сильно приложилась о приборную панель. Лицо припухло, губы были разбиты в кровь, из носа тоже сочилась кровь, несколько порезов на лице и голове тоже кровоточили. В общем, её лицо было словно в красной маске. Она тоже была без сознания.

– Нет, эта галактика явно не такая, как наша, – бубнил себе под нос Даниель, созерцая боевые скафандры, – здесь любят все эти боевые костюмы. В городе мы видели останки в мощной боевой амуниции, и эти ребята тоже используют какую-то броню. Это вам не гоаулды, которые не очень-то пеклись о боевых костюмах Джаффа, а для себя использовали индивидуальные силовые поля! И всё же этим ребятам, похоже, здорово досталось при падении!

– Нужно спешить, – вмешался Смирнов, – эти двое, судя по всему, не протянут долго. Поэтому, Док, попробуйте переговорить с теми двумя. Используйте тот язык, на котором вы говорили с делегацией на корабле. Если не поможет, оглушите их зетами и тащите на корабль. У нас мало времени!

Эттвуд отдал команду дрону, что бы тот вернулся в круглую комнату, после чего перешагнул с шаттла на поверхность корабля. Третий боец поступил точно так же.

– Слышали команду? Зэты к бою, – впрочем, у первых двух бойцов уже давно зеты были в руках и были готовы к бою, – Док, ваш выход. Под пули не подставляйтесь. Мы вас прикроем.

Эттвуд в левой руке держал планшет, в правой зет. Он посмотрел на изображение. Девушка безуспешно пыталась вытащить своего приятеля из-под стола и едва не рыдала от бессилия.

Доктор Джексон не очень понимал, как это "не подставляться под пули"? Точнее, под чьи пули? Но, видимо, кроме Даниеля здесь работать было некому, вряд ли эти солдаты смогут наладить контакт с теми бедолагами, что застряли внутри корабля. Но, на всякий случай, Даниель всё же предварительно взвёл одну из двух своих Z-пушек и спустился на потерпевший крушение корабль, после чего проник внутрь и осторожно подобрался к входу в помещение, придержав рукой двигавшихся за ним бойцов. Он осторожно заглянул в комнату и увидел, что девочка всё ещё пытается помочь существу, придавленному столом. Вспоминая кадры с дрона, он надеялся, что она не попадёт в него с первой попытки, и осторожно просунул в помещение голову, пока пряча Z-пушку.

Сначала Даниель стал тихонько свистеть, чтобы привлечь внимание девочки. Та услышала незнакомый звук и стала осматриваться. Тут доктор Джексон и попробовал сказать на языке, на котором говорил с Лалой:

– Привет! Мы здесь. Мы поймали ваш сигнал и пришли помочь вам.

Девушка, несмотря на то, что слышала посторонний звук, услышав голос, вскрикнула и на четвереньках отползла за стенку в укрытие... Потом, видимо, сообразила, что что-то потеряла. Вернулась, так же на четвереньках, забрала пистолет, и уползла за угол... Через несколько мгновений до неё дошло, что её могли уже несколько раз убить за это время. Она наморщила лоб, пытаясь понять сказанные слова, после чего крикнула на том же языке, только с некоторым акцентом. Даниель разобрал слова. Их значения были:

– Не убивайте меня, я очень прошу! – крикнула она, – я сделаю всё, что вы скажете!

Её спутник, видимо, уже серьёзно ослаб, и не понимал, что происходит. Доктор Джексон чуть было не усмехнулся, когда заметил, что девочка забыла взять пистолет и вернулась за ним, чтобы потом снова спрятаться. По меньшей мере это означало, что она не представляет опасности для новоиспечённых спасателей. Опасаться, как он полагал, стоит только тех, до кого дрон ещё не долетел, следовательно, в каком они состоянии, пока неизвестно.

– Так, ребята, думаю, эти двое не опасны для нас, – сказал Даниель прикрывавшим его бойцам во главе с Эттвудом, – сейчас я отвечу этой девочке, и мы спокойно войдём туда. Не угрожайте им оружием, они и так, похоже, напуганы, но смотрите, чтобы из других помещений никто не напал на нас, пока мы будем заниматься этими.

– Разумеется, Док, – кивнул Эттвуд.

– Мы не причиним вам вреда, – крикнул Даниель, – если вы не причините вреда нам.

С этими словами Даниель вошёл в помещение и осторожно направился туда, где спряталась девочка. Бойцы тоже вошли в помещение и быстро установили периметр. Доктор Джексон подошёл к потерпевшей и постарался сделать приветливое лицо.

– Даниель, – сказал археолог, указав на себя, а потом на девочку, – а вас как зовут?

Девушка во все глаза смотрела на Даниеля. Её лицо выражало неподдельный страх. Она прижимала к груди пистолет, будто тот был амулетом или её чем-то, что мог бы защитить её. Но когда в помещение вошли остальные солдаты, грозные и явно профессиональные, девушка как бы опомнилась и отбросила пистолет от себя.

– Рэй Ри, – ответила девочка доктору Джексону, при этом с опаской наблюдая за военными.

– Этот, похоже, отключился, Док, – сказал Эттвуд, подойдя к здоровяку, – сканеры дрона показывают, что его жизненные функции.... хреново выглядят. Давайте вытаскивать его отсюда.

Пока Эттвуд и ещё один боец прикрывали, двое других убрали стол, который придавил инопланетянина. Но доктора Джексона сейчас больше интересовало, кто эти бедолаги, и что с ними делать?

– Очень хорошо, Рэй, – сказал девочке Даниель. Он хотел продолжить с ней разговор, но его снова отвлёк Эттвуд.

– Чёрт. Сомневаюсь, что мы управимся с этой тушей, не ослабив наши позиции тут... – пожаловался Эттвуд по рации.

– Понял. Мы с Кавагути выдвигаемся к Вам, – ответил Смирнов. Рэй смотрела на солдат в странной одежде, и, на всякий случай, когда те заговорили между собой, подняла руки: мало ли, что у них на уме...

– Вы планетники? – осторожно спросила она у человека, который единственный мог с ней говорить на её языке.

– Эмм, – замялся Даниель, предположив, что Рэй имеет в виду, что они те, кто работает на планете, – да, вроде того. А вы? Расскажите, что у вас тут произошло, и как вы тут оказались?

В этот момент в отсек вошли ещё двое – Смирнов и Харуна. Девушка тут же стала работать с раненым пришельцем, хотя наверняка не понимала его анатомию.

– Док, Вы с Эттвудом постойте тут, посмотрите за всем, а мы принесём тех двоих из рубки, а то, пока возимся, они ласты склеят. А вот тем, что на нижних палубах придётся подождать своей очереди, а то как говорится – за двумя зайцами погонишься, лесник по морде даст.

Доктор Джексон оставил разбираться с придавленным столом и другими раненными Смирнову и Харуне, и снова превратился во внимание, так как Рэй начала рассказывать:

– Мы получили контракт на разработку сектора 2-15, – голос девушки еще дрожал от страха, но Даниель, в принципе, мог разобрать её слова и, даже, понять их, – по пути к месту разработки мы подобрали пару пассажиров с другого корабля... А потом наши системы взломали. Мы и понять ничего не успели, как потеряли один из двигателей. Я была в машинном отделении, начался пожар, я хотела помочь... я бы смогла...

На глазах у девушки стали наворачиваться слезы. Она вытерла их тыльной стороной ладони.

– Но меня отправили сюда, привязали к противоперегрузочному креслу... А потом появились эти, – она кивнула на тела, лежавшие на полу, – началась стрельба, неразбериха. Было очень страшно. А потом мы, наверное, слишком близко оказались у планеты, начались сильные перегрузки... стало очень сильно трясти. Я отключилась.

К тому моменту солдаты во главе со Смирновым принесли выживших. Трое бойцов несли инопланетянина в скафандре, очевидно, он был достаточно тяжёлым, чтобы аккуратно нести его вдвоем. Трое же вполне себе справлялись с этой задачей. Смирнову же, в силу его должностного положения, досталась самая приятная ноша... Ну, верней, была бы приятной, будь это другие обстоятельства, и будь девушка в сознании.

– Ох, Читари, – Рэй на четвереньках бросилась к девушке, которую Смирнов очень аккуратно положил на пол. Рэй хотела была коснуться залитого кровью лица или волос женщины, но в последний момент остановила себя, очевидно, боясь ухудшить самочувствие подруги. Лицо и светлые волосы были залиты кровью, отчего они казались рыжими. Даниель мог заметить слегка вытянутые и заострённые уши.

В общих чертах доктор Джексон разобрал, что тут произошло: случайные пассажиры, которых, как он понял из слов Рэй, было всего лишь двое, оказались не очень хорошими парнями, раз вслед за ними появились некие боевики. Во всяком случае для хозяев корабля. Правда, из её слов получалось, что боевики не столько собирались завладеть кораблём или угнать его, сколько вывести его из строя.

"Иначе на кой чёрт им понадобилось выводить из строя двигатель? Какой дурак будет ломать мотор машины, которой собирается завладеть?" – размышлял Даниель, пока Рэй кидалась к девушке, которую принёс на себе Смирнов. Ещё из ответа Рэй следовало, что она некто иная как инженер машинного отделения, которую спасло от увечий противоперегрузочное кресло. Видно, и здесь прежде всего заботятся о младших, особенно тех, кто не очень похож на взрослых. И ещё было очевидно, что девушка с заострёнными ушами, которую принёс Смирнов, тоже член команды, раз Рэй узнала её и назвала по имени. Даниель осторожно взял Рэй за плечо и сказал:

– Рэй, мы попробуем помочь вашим друзьям, если это в наших силах. Кстати, на вашем корабле есть какие-нибудь системы для лечения?

– У нас нет автоматических систем лечения, – отвечала девушка, – это слишком дорого...

– Жаль, – дипломатично ответил доктор Джексон, – значит, нам придётся заняться вами. Ещё было бы неплохо, если бы в бортовом компьютере были записи всего произошедшего, это может помочь выяснить, кто на вас напал, и покарать их за нарушение порядка на территории корпорации.

Раз девочка приняла спасителей за тех, кто работает на планете, Даниель решил использовать это, чтобы выдать себя за представителя самих мародёров. Рэй внимательно слушала и кивала на слова Даниеля, продолжая сидеть на коленях возле окровавленной головы Читари. Как бы в подтверждение слов Джексона женщиной занялась доктор Харуна, профессионально обрабатывая раны пострадавшей. Двое из бойцов взяли специальные носилки, принесённые с собой с шаттла Древних, и укладывали на них 4-рукого инопланетянина. Носилки эти обладали чем-то вроде антигравитационного двигателя, с помощью которого даже очень тяжёлое существо можно было перенести без проблем, чем солдаты и занялись. На очереди была Читари. Третьего решили оставить на потом, он как-никак был в скафандре агрессора.

– Бортовой компьютер находится в специальной комнате за рубкой управления... Я могу проводить, – девушка поднялась на ноги, её подругу стали перекладывать на другие носилки.

– Да, проводите, пожалуйста, – согласился Даниель, и обратился к Смирнову на своём языке, – майор, Рэй проводит меня к бортовому компьютеру, нам будет полезно знать подробности того, что тут было. Чёрный ящик никогда не бывал лишним.

– ОК, Док, – кивнул Смирнов, – ступайте, а мы пока закончим эвакуацию. Лейтенант Эттвуд, вы пойдёте с доктором Джексоном. Долго не задерживайтесь там, если есть возможность, просто заберите этот чёрный ящик с собой, мы потом изучим бортовой журнал, иначе на базе забеспокоятся о нашем отсутствии. И не забудьте, что трансляция любых сигналов с этого корабля должна быть прекращена!

Эттвуд и Даниель кивнули Смирнову и отправились с Рэй к бортовому компьютеру.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos | Просмотров: 144 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ