Заголовок
Сегодня Воскресенье, 24 Сентябрь 2017,

на часах 22:19:44 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Какой корабль из ЗВ-1 вам больше всего нравится?

Всего ответов: 1746


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0




Китеж-град. Дипломатия Игоря Соловьёва
08 Декабрь 2016 04:06:57

Вернувшись в пригород, Игорь Андреевич разыскал среди обитателей Учибу. Шаман отозвался на своё имя, и Соловьёв обратился к своему приятелю:

– Ну что, Учиба, продолжим наши беседы? Мы хотели бы больше узнать о том, как вы здесь живёте, посмотреть ваши жилища и... познакомиться с теми, кого вы называете неверными.

Учиба немного скептически отнёсся к словам Соловьёва по поводу "знакомства" с неверными, но от рассказа не уклонился. Дело в том, что в их племени предпочитали короткий разговор с неверными: стрела в голову или копьё в печень. Съесть своего врага, в особенности при дефиците нормального мяса, считалось почётным! Считалось, что сила врага переходит к победителю вместе с его плотью: нужно же было как-то оправдать каннибализм.

Неверные как раз закрепились хорошо, прямо у «белых ворот". Белыми воротами называли переход, за которым находился повреждённый купол. У повреждённого купола несколько родов и племён добывали лёд и снег, то есть воду. Самую жизненно необходимую субстанцию для остальных племён, которые за воду платили хорошую плату шкурами, едой и инструментом.

Но неверные не добывают воду, хоть и живут там. Они охотятся за животными за пределами города. Неслыханное кощунство! Им удалось вывести ездовое животное, что-то вроде помеси лисы, волка и ездовой собаки, скажем, сибирской лайки. Несколько таких животных впрягали в дьявольское изобретение, которое могло катиться по снегу – сани, что позволяло им уехать достаточно далеко в белую пустыню, из которой они привозили большие туши животных. Жир, кости, мясо, шкура – всё шло нарасхват. Они богатели, усилили свое влияние и пополнили свои ряды нарийцами из других кланов, так как те уже не способны были прокормить себя, а неверные могли.

И вот не так давно вождь неверных Гаана пожелал завладеть этими землями и всеми её обитателями. И не сделал это только потому, что большая часть его воинов-охотников умчалась в белую пустыню за новой добычей. Но когда те вернутся, войны не избежать.

Учиба показывал жилища нарийцев во время своего рассказа. Нарийцы действительно вели своё существование, казалось, сразу в двух эпохах – в раннем средневековье и каменном веке. Их ремёсла были примитивными, и большую часть утвари они делали из подручных материалов: обломков стекла, металла, керамики и остального. Одежду делали из местного аналога льна или хлопка, шерсти и кожи, само собой.

А вот общинный уклад был вполне себе средневековый. Племенем правил вождь, он пользовался огромной, ничем не ограниченной властью. Ниже стояли главы родов – что-то типа феодалов, графов, да баронов. Дальше были воины, они же охотники. Причем воинами-охотниками могли быть так же и женщины. Ремесленников было не много, и обычно эту нишу занимали почётные охотники, которые уже вышли на пенсию и уже не могли держать копьё или натянуть лук. Зато могли собрать из осколков металла нож... Всю грязную работу выполняли, как не трудно догадаться, рабы. Причем рабство тут было примерно таким же, как в Римской республике, где некоторые рабы могли даже есть за одним столом со своим хозяином.

Особняком стояли шаманы – они хранили знания учителей и племени. Они были одновременно мудрецами, певцами, шутами и учителями. Письменности не было, поэтому приходилось многое заучивать наизусть.

Жило это племя в строениях, примыкающих к парку. Те, кому не досталось уютное место под крышей, жили прямо на улице. Часто спали на голой земле или на дорожном покрытии. Под открытым небом жили, в основном, рабы. Однако стоит учесть, что погода тут была одна и та же круглый год, как и температура, что ночью, что днём.

Учиба показал поля, теплицы и загоны для "скота". Людей всё это время сопровождала небольшая делегация во главе с Учибой, разумеется. Остальные хоть и проявляли огромный интерес, но всё же больше не создавали ажиотаж, предпочитая работать. Кто не работает, тот, как говорится, не ест.

Игорь Андреевич очень внимательно слушал рассказ Учибы. Чем дальше он слушал, тем больше ему казалось, что у нарийцев здесь целая цивилизация, пусть и на низком уровне развития: племена, вожди, феодалы, рабы, охота, ремёсла, скотоводство. Имеет место, правда, и каннибализм, но таких просто так отсюда однозначно не выгонишь! Скорее это инопланетные гости могут показаться здесь банальными захватчиками, если попытаются заявить или дать понять, что хотели бы забрать город себе.

Более того, эти человечки даже выбрались за пределы города и стали набирать богатство за счёт результатов своей охоты! И, как понял Игорь Андреевич из рассказа Учибы, те, кого называют неверными, собираются проявить агрессию против своих сородичей. Поэтому вопросы у Игоря, конечно, возникали, и он их задавал.

– А как ваши сородичи сумели выбраться за пределы города? Как они смогли отправиться далеко по ледяной пустыне, если город лежит на дне огромной ямы, и ледяные глыбы нависают над ним, подобно своду ледяной пещеры? Встречали они кого-нибудь на своём пути, кроме животных?

Учиба некоторое время смотрел на Игоря Андреевича, удивлённо и непонимающе хлопая глазами. Поначалу ему казалось, что большой человек просто смеётся над ним. Шутит. Но видя, что человек серьёзен, Учиба попытался ответить:

– Неверные не рассказывают нам ничего. Они даже шаманам других племен, что нарушают древние уговоры, ничего не рассказывают. Держат всё в секрете. У нас только слухи... больше похожие на выдумки. Ходят такие слухи, что они наткнулись на сеть тоннелей во льду. И только особо доверенные Гааны знают истинную дорогу наверх! Они, говорят, специально петляют по тоннелям и пещерам, чтобы запутать неподготовленных. Но это всего лишь слухи. Об остальном я тоже не ведаю.

Игорь Андреевич, конечно, не смеялся над Учибой, ему действительно было непонятно, как эти человечки сумели выбраться из города и отправиться в санные поездки по ледяной пустыне?

"Туннели? Откуда они могли тут взяться, если море, в которое упал город, замёрзло после ухода Древних на Землю? Неужели и это работа тех китежан, которые остались здесь?" – размышлял Соловьёв.

– А сколько всего куполов, под которыми живут ваши племена, включая неверных? – спрашивал Игорь.

– Купола? О! Твёрдое небо? Под всеми небесами живет сей народ, – Учиба кивал, но при этом он и понятия не имел, сколько вообще этих самых куполов. Но под всеми теми, где он побывал, жили нарийцы. А значит, под всеми.

– Небеса дарованы нам учителями! Но второе небо очень высоко, мы так и не придумали, как до него дотянуться... – шаман явно расстроился, завершив свой ответ. А Игоря Андреевича определённо смущал факт, что нарийцы уже заселили все жилые сектора города. По его мнению, всё же было лучше жить отдельно от этих человечков, от которых, исходя из рассказов об усобицах, всего можно было ожидать.

– Любо, – дипломатично кивнул Учибе Игорь, – значит, ваши неверные находятся за теми "белыми воротами" и никого к себе не пускают?

Игорь Андреевич остановился посреди улицы города и вопросительно покосился в сторону ворот, которые, как он понял из рассказа Учибы, ведут в другой сектор или округ, после чего посмотрел на Учибу.

– Неа, – покачал головой Учиба, – за "белыми воротами" холодно, аж жуть. Племена, что воду добывают, и племя Гааны живут перед воротами, в домах Учителей. Гаана, говорят, подчинил и другие племена, что живут у ворот, своей воле. Они никому другому не дают воду добывать, благодаря воинам Гааны, а за это часть вещей от торговли водой идут племени Гааны.

Сейчас ещё торговля идет, но придёт день, когда Гаана сам будет решать, кому продавать воду, а кому нет. Если нам перестанут продавать воду, урожай погибнет. Мы все погибнем. Но мы нужны ему живыми. Он хочет наших воинов в своё племя. Говорят, он хочет идти войной в плодородные земли! А для этого ему нужны воины... Много воинов.

Но наши старейшины и вождь не хотят войны. И если вы действительно наследники Учителей, вы должны нам помочь!

– Да, мы наследники Учителей, – подтвердил Игорь Андреевич, – и мы поможем вам. Только ты сказал что-то о плодородных землях. Что ты имеешь в виду? Гаана нашёл плодородные земли за пределами города? Там же ледяная пустыня!

– О, нет-нет, – принялся Учиба терпеливо объяснять пришельцу, – плодородные земли – это где есть земля... Понимаешь? То, что дает урожай. У нас земли не много.

Учиба показал на бывший парк.

– Но в других местах, под другими твёрдыми небесами, земли много. Учителя такие места называли "оранжереи".

– А, ты про оранжереи, – небрежно протянул Игорь Андреевич, – понял, понял. Искусственно созданный почвенный покров в городе, наверно, это ведь ещё и корабль, а не только дома, улицы и переулки... впрочем, ваш народ вряд ли знает, что это такое.

По всему выходило, что Древние построили город-корабль максимально пригодным для длительного существования при любых условиях за его пределами, чем за прошедшие века воспользовались нарийцы, поэтому бедственным можно было считать положение лишь части народа, которая по-прежнему верила в возвращение Древних.

Процессия достигла края деревни. Там, где за парком начинались улицы города, можно было увидеть стены, которые перекрывали улицу, сложенные из различного хлама и металлолома.

– Сомневаюсь, что эти стены выдержат натиск врага, – грустно проговорил Учиба. – но с ними у нас хотя бы есть надежда.

– Да, не очень надёжная защита, не так ли, Константин Николаевич? – осведомился у Громова Игорь Андреевич.

– Для современного оружия – защита никакая, – отвечал на вопрос Соловьёва Константин Николаевич, – но местные, возможно, могли бы попробовать отбиться. Как я понимаю, осадного оружия, они ещё не изобрели...

– Как знать, что они там изобрели, подполковник, – задумчиво молвил Игорь Андреевич.

– Я примерно этого и ожидал. Хитросплетения разных племён вокруг оставшихся ресурсов. И нас очень старательно втягивают в грядущие разборки.

– В общем, суть вопроса ясна, – продолжил Игорь, – нарийцы занимают практически все жилые сектора города, у них здесь целая цивилизация с сочетанием рабовладельческого и феодального строя. Там можно жить, как в настоящем городе, не задумываясь о том, что это ещё и космический корабль, и те, кто угрожает Учибе и его друзьям, даже смогли выбраться за пределы города по каким-то ледяным тоннелям, которые могли создать те Древние, которые какое-то время оставались тут. Думаю, теперь дело за теми, кто владеет большей частью жилых секторов. Правда, их, как я понял, гораздо больше, чем друзей Учибы.

Громов хмуро посмотрел на Игоря Андреевича.

– Что будем делать? Попытаемся дипломатией устранить разногласия?

– Попробовать решить проблему миром стоит, мы должны доказать, что мы потомки Древних. Во всяком случае мы лучше вооружены, если что.

Соловьёв присел на корточки и выразительно посмотрел в глаза Учибе.

– Учиба! Мы понимаем, что это может быть плохая мысль... но мы должны попробовать поговорить с вашими врагами. Может быть, они перестали чтить Учителей, потому что те долго-долго не возвращались, вот они и мнят, что все сказы о них – ложь. Кажется, пришло время изменить эти убеждения. Ты проводишь нас к ним?

Учиба аж рот открыл от удивления. Идти в стан врага... Просто так?

– Наш вождь будет недовольным таким решением, – быстро, но тихо заговорил Учиба, осматриваясь по сторонам, – без его разрешения и благословения у нас не будет "голоса племени"! А без голоса племени нас в лучшем случае примут как шаманов.

Шаман опасливо смотрел в сторону деревушки: не подслушивает ли кто их разговор?

– А, да... – рассеянно ответил Игорь Андреевич, – прости. Нет, конечно, мы не пойдём к ним самовольно, но и решать проблему силой не очень-то хотим, поэтому хочет этого ваш вождь, или нет, но мы попытаемся поговорить с вашими супостатами.

– Вы, конечно, можете пойти, как потомки Учителей, но как враги это воспримут? Я бы не рассчитывал на трепет и благоговения. Они могут серьёзно испугаться и атаковать нас... Если, конечно, вы не продемонстрируете им что-нибудь, что доказывало бы вашу связь с Учителями!

– Мне нравится твоя мысль явить что-нибудь, что доказывает это. Не исключаю, что у нас есть такая возможность. Пойдём к вашему вождю.

Друзья двинулись за Учибой, собираясь повторить своё предложение вождю этого племени. Соловьёва в самом деле заинтересовала эта мысль: может быть, те, кто в этот момент усердно работает в занятых экспедицией помещениях, уже нашли что-нибудь кроме кнопки включения основного генератора? Об этом Игорь Андреевич шепнул Громову:

– Что скажете о предложении Учибы, подполковник? Мы можем отсюда связаться с начальством, чтобы узнать, не нашли ли какие-нибудь артефакты, которые можно взять сюда для демонстрации... ммм... силы Древних?

– Я бы не стал торопить события, – отвечал Громов, – мы тут всего ничего и уже пытаемся решать за целый народ. Я уверен, что и у местного вождя рыльце в пушку... И как бы не получилось так, что тот же Гаана будет рассказывать нам, что местный вождь – зло во плоти... Хотя поговорить с другими вождями всё же стоит, чтобы составить общую картину происходящего, но пока с минимальным "волшебством" Древних. Сделаем, как персонаж одной книжки: будем говорить, что мы потомки, мы могущественны, но на фокусы не размениваемся... В общем, сначала составим план. Поговорим с начальством, а уже потом фокусы, наследие и всё такое. Не забывайте, где-то над нами висят мародёры, как бы наши фокусы нам же боком не вышли!

Тем временем вся делегация добралась до дома вождя. Того самого, где наши герои уже были. Вождя не было на месте, но, когда женщины, что были в доме, узнали зачем пришли высокие люди, тут же послали за ним. Он явился несколько позже. А пока люди сидели в ожидании, им принесли воды и "лёгкие закуски".

Наконец вождь степенно вошел в свою обитель, поприветствовал людей и уселся на своё место. По пути к обители вождя Игорь Андреевич выяснил у Учибы, что вождя зовут Дагосска. Соловьёв принял предложение Громова не спешить с демонстрацией силы Древних, хотя Учиба уже дал понять, что считает решение просто пойти и поговорить с Гааной слишком опасным.

Когда Дагосска вошёл и уселся на своё место, гости почтенно встали и поклонились вождю, после чего снова уселись на свои места, и вождь осведомился, о чём гости хотят поговорить с ним.

– Дагосска, – обратился Игорь Андреевич к вождю, – Учиба пробаял нам, как вы здесь живёте. Признаюсь, мы познали много интересного. Но мы хотим поглаголить с вашими супостатами и попробовать добиться мира без войны. Поэтому мы просим вашего соизволения, чтобы Учиба проводил нас к ним. Мы готовы пособить вам, но не хотим начинать войну, не попытавшись войти в контакт с теми, кто вам угрожает.

Дагосска нахмурился. Эти странные потомки полумифических Древних собираются говорить с врагом вместо того, чтобы сражаться с ним... С другой стороны, они всё равно могут быть полезными, даже если просто будут говорить, а не действовать.

– О чём же вы собираетесь с ним разговаривать? Гаана очень опасен. Если он почувствует опасность с вашей стороны, он, скорей всего, нападёт на вас... Да и что вы хотите решить разговорами? Мне вот интересно. У него есть воины, рабы, вода... а у нас почти ничего нет. Вы сможете убедить его не захватывать нас? Столь слабый и лакомый кусочек?

– Ну, мы пока не очень поняли, чем так опасен Гаана, великий вождь, – отвечал Игорь Андреевич, – во всяком случае, для нас.

Соловьёв многозначительно посмотрел сначала на Дагосску, а потом на своих спутников. Он, правда, хоть и был знаком с военным делом не понаслышке, но пока всё же не очень-то верил, что для прекрасно обученных для решения военных задач Громова и Фей представляет опасность этот примитивный народ маленьких человечков.

– Разве что соратников Гааны намного больше, чем нас, насколько я понял, – добавил всё же Игорь Андреевич, – но опыт наших предков говорит о том, что численное превосходство на войне далеко не гарантия успеха, почтенный Дагосска. Существует ещё такое понятие, которое мы называем "стратегическое мышление". Но прежде чем мы его используем, мы всё же хотим поговорить с Гааной. Мы не исключаем возможности убедить неверных, что Учителя действительно были, и это они много-много лет назад спасли ваш народ от гибели, привели сюда, но потом сами были вынуждены оставить это место, так как проиграли войну с гораздо более опасными врагами, чем Гаана.

Соловьёв сделал паузу, глубоко задумавшись, и продолжал:

– Мы пришли сюда из того места, куда ушли ваши Учителя, и там тоже имеет место вера в того, кто якобы обещал вернуться и вернуть к жизни усопших, но не все придерживаются такой веры, да и данное обещание пока не сбылось. Вы тоже живёте здесь так долго, что многие из вас могли утратить веру в возвращение Учителей, ведь они же не приходят. Зато пришли мы, и может быть, это как-то изменит положение.

Дагосска задумчиво жевал нижнюю губу. Взвешивая свое решение. Учиба тоже принялся объяснять необходимость этого шага вождю, активно жестикулируя при этом.

Наконец, Дагосска сдался. У него не было доводов, чтобы отговорить людей от такого шага, но всё же предупредил их, если гадкий Гаана нападет на них, причинит вред, то он не виноват.

– Хорошо, – кивнул Дагосска, – я дам вам провожатых и моё слово. И если он хотя бы откажется от своей затеи – поработить нас – я уже буду спокоен. Когда вы намереваетесь отправиться к ним?

Громов, после перевода слов вождя, шепнул Соловьёву на ухо:

– Если всё же собираемся идти, то лучше сделать это сейчас, пока у них мало людей.

Игорь Андреевич не имел ничего против того, чтобы отправиться прямо сейчас и одобрительно кивнул Громову.

– Благодарим Вас, почтенный Дагосска! – поклонился Соловьёв вождю, – мы намереваемся отправиться прямо сейчас, пока время подходящее. Заверяю, что мы не собираемся возлагать на Вас ответственность за действия Гааны и прекрасно понимаем, на что идём.

Делегация, для местных, по крайней мере, выглядела внушительной. Во-первых, к племени Гааны собрался Учиба и два его ученика. Шаманы считались нейтральной силой и пользовались большим уважением у многим. Даже те, кто уже не верил в Учителей, относились к ним достаточно дружелюбно. Во-вторых, Дагосска отправил своего посла, кто мог говорить от его имени, что для местных считается очень значительным. В довесок к послу пошли ещё десять отборных, лучших воинов.

После непродолжительных сборов, взяв всё необходимое, делегация отправилась в путь. Для низкорослых нарийцев этот путь был достаточно сложным и даже тяжёлым. Тёмные улочки города-призрака были заполнены мусором, встречались даже настоящие завалы. Люди преодолевали их с лёгкостью, а вот нарийцам было сложней. Впрочем, Громов и остальные решили не оставаться в стороне и помогали им преодолевать препятствия.

Наконец, через пару часов группа вышла к окраине города, что находилась недалеко от больших массивных ворот, ведущих в следующий отсек. У ворот раскинулся небольшой посёлок с забором и приземистыми домишками. Но встретили их раньше. Между двумя башнями Древних расположился аванпост, где из мусора выстроили массивные баррикады, а из окон второго и третьего этажа башен на них смотрели обеспокоенные лица нарийцев из племени Гааны. У некоторых из них были луки и метательные копья.

Несмотря на то, что город был вполне обитаемым, он всё же выглядел весьма заброшенным. Во всяком случае для Соловьёва. Конечно, сложно было рассчитывать, что нарийцы разберутся хотя бы, как включить свет, но громоздившиеся горы мусора, преодолевать которые сопровождающим группу Игоря Андреевича нарийцам было затруднительно, явно не прибавляли городу величия. Но археолог надеялся, что в скором времени экспедиция сможет вернуть город к жизни, поэтому он терпеливо подавал руку Учибе и его спутникам, получая свои порции благодарности.

Ворота в следующий сектор впечатляли. На Земле города, как известно, уже давно не имели городских стен с воротами, поэтому настоящих нынешнее поколение никогда не видело, а Китеж такую возможность предоставил, и это привело Игоря Андреевича в умиление. Посёлок нарийцев из племени Гааны не показался Соловьёву каким-то грозным укреплением. Остановиться вынудила застава между двумя башнями. Процессия остановилась, и Игорь Андреевич решил взять слово.

– Мы не причиним вам вреда! – громко заявил Соловьёв, обращаясь к встречавшим на языке нарийцев, – мы пришли к вам с миром и хотим поговорить с вами!

Нарийцы Гааны какое-то время что-то обсуждали за баррикадами. В окнах все ещё можно было видеть напуганные и обескураженные лица. Казалось, все обитатели поста собрались, чтобы получше рассмотреть пришельцев. Также было много оружия: похоже, они всерьёз опасались, что высокие и большие пришельцы нападут на них.

Учиба и посланник встали рядом с Соловьёвым. Учиба поднял вверх свой посох, а посланник булаву, которая подтверждала его полномочия говорить от лица племени.

Наконец, за баррикадой о чём-то договорились и, отодвинув внушительный лист металла, к группе вышел нариец. Он был пожилого возраста, с кучей морщин и седыми волосами. Переговорщик был явно сильно напуган: он дрожал как осенний лист, а лицо его было белым как мел. И чем ближе он подходил, тем хуже выглядел. Казалось, он готов был в любую секунду сбежать обратно.

Пожилой нариец во все глаза рассматривал Соловьёва, и его явно пугали внушительные габариты человека. Игорь Андреевич заметил это, впрочем, и Учиба поначалу страшно боялся.

– Племя Гааны великого, – проговорил переговорщик, борясь со страхом и нервами, – готово говорить.

Соловьёв присел на корточки и посмотрел на переговорщика, раздумывая, с чего же начать. Наконец, решил начать с приветствия.

– Приветствую тебя, достойный сын племени Гааны великого, – молвил Игорь Андреевич, – я Игорь, а тебя как величать?

В карманах имелись новые шоколадные батончики, и Соловьёв и на этот раз решил предложить его нарийцу, откусив кусочек и изображая, какая вкусная еда. Пожилой нариец принял еду немного опасливо и нехотя, понюхал её, откусил кусочек.

– Меня величать Сарабой, – уже уплетая за обе щеки шоколад, отвечал нариец, – я воин этой крепости, на службе у великого Гааны!

– Мы пришли говорить с ним! – вмешался в разговор посланник.

– Что ж, тогда идёмте, – Сараба уже более уверенно пошел в сторону ворот, крича, что бы открыли ворота и пропустили посланников. Переговорная процессия прошла через ворота. На процессию вышли поглазеть, казалось, все. Большая толпа снова окружила людей. Правда, теперь в кольце были и Учиба с посланником и сопровождением. Игорь Андреевич рассматривал окруживших гостей человечков. В общем-то, так же их встречали и соплеменники Учибы, поэтому тут не было ничего необычного. Пришельцы с Земли для них в такую же диковинку, как и для Учибы. Поэтому он думал в основном о том, с чего начать разговор с Гааной, к которому Сараба, судя по всему, и вёл гостей. Конечно, нужно было говорить правду, но как Гаана её воспримет, учитывая то, что рассказывал Учиба?

Поход до городка у ворот не занял много времени, и процессия дошла до туда без препятствий, если не считать множество любопытных коротышек. У самого большого из домой их уже встречали... Что-то вроде почётного караула и сам, судя по всему, вождь. Он выглядел достаточно крепким для нарийца, хмурым и, наверное, даже грозным. Его, похоже, не пугал рост людей, и он готов был вступить в бой даже с ними, если это потребуется.

– Кто вы и с чем пожаловали? – спросил Гаана, грозно, как ему казалось, нахмурив брови. Хотя из рассказов Учибы можно было такое предположить, Игорь Андреевич был немного удивлён, что Гаана не испугался пришельцев. Переглянувшись с Громовым, Соловьёв, стараясь не робеть, отвечал:

– Мы потомки тех, кто построил это место, великий Гаана. И мы пришли из тех краёв, куда ушли строители города после битвы с очень опасными врагами, которые всё ещё могут существовать. Мы знаем, что немногие из вашего народа сохранили веру в возвращение тех, кто когда-то спас вас от гибели и привёл сюда, но теперь мы здесь и хотим обменяться с вашим народом знаниями и культурой. Однако мы узнали, что вы здесь живёте не очень мирно, и мы бы хотели поговорить об этом, великий вождь.

– Живём не очень мирно? Так ты это называешь? Я бы сказал, мы тут не живём, мы выживаем... С каждым годом плодородных земель всё меньше и меньше. Голодные племена снимаются с места и уходят в поисках лучшей жизни... Они идут ко мне, ибо только я знаю правду. Знаю, как выжить. Вот, что я тебе скажу, странное высокое существо: возможно ты и вправду потомок Учителей, только нам не нужна твоя, как ты там сказал? Культура... и Знания нам твои не нужны, если, только, они не помогут прокормить десятки голодных ртов... Нам нужны земли, полные дичи, рыбы... земли, где мы могли бы выращивать урожай.

Игорь Андреевич ожидал более резкого ответа от Гааны, но, видимо, высокий рост гостей дал о себе знать и убедил вождя, что Соловьёв и его спутники, как минимум, не нарийцы, которые решили прибегнуть к хитрости, что уже хорошо. Поэтому с первого взгляда дело не показалось таким уж безнадёжным, впрочем, беседа только началась, так что радоваться было рано.

– Да, я так это называю, великий вождь, ибо, как по мне, так свобода слова – это когда называешь вещи своими именами! – с достоинством отвечал Игорь Андреевич, – и я прекрасно понимаю, что иногда избавиться от лишних сородичей выглядит единственным способом выжить... Народ другого племени рассказал, что на протяжении многих веков никто не приходил сюда, чтобы помочь вам.

Игорь Андреевич покосился на Учибу, и тот одобрительно кивнул головой.

– Я не собирался убивать своих сородичей, – отвечал Гаана, – я собирался объединить все рода и племена под одним знаменем, чтобы мы сообща нашли способ обеспечить всех едой! – вождь театральным жестом показал на своих соратников, коих собралось достаточно большое количество.

– Ну, исходя из того, что мы узнали, когда пришли сюда, – задумчиво продолжал Игорь, – я не уверен, что всё так уж плохо... а что касается плодородных земель... мы не удивлены, что вы их не нашли. Вряд ли они тут имеются, в этой ледяной пустыне. А мы можем их найти для вас, если ваша проблема в этом. И вообще я более чем уверен, что нам есть, чем помочь вам и избавить вас от необходимости воевать друг с другом за плодородные земли.

Соловьёв многозначительно посмотрел на Гаану, ожидая его ответа. Глаза археолога излучали абсолютную уверенность в своих словах.

– Коли ты говоришь, что сможешь найти нам плодородные земли и избавишь нас от возможности воевать, тогда скажи, как ты это намереваешься сделать? Скажи это перед всеми, что бы каждый услышал твои слова! – ответил Гаана.

Игорь Андреевич оглядел тех, на кого показал Гаана. Ответ вождя его вполне удовлетворял, и Соловьёв, одобрительно кивнув Гаане, прежде чем удовлетворить просьбу, присел на корточки и тихо сказал Учибе:

– Видишь, друг мой, есть и другой путь решения проблем, и, наверно, не всё так, как думали в вашем племени.

Не дожидаясь ответа Учибы и просто улыбнувшись шаману, Игорь вновь встал во весь рост и приготовился сказать речь. Предварительно он шепнул Громову:

– Ну что ж, мы должны это пообещать, подполковник, пока это единственное, что мы можем предложить им. Жаль, микрофона тут нет.

Повернувшись к соратникам Гааны, Соловьёв начал свою речь громким голосом.

– Дорогие соратники Гааны великого! Когда мы пришли сюда, мы узнали, что ваши племена ещё помнят сказы предков. По словам Учибы, сказы бают, что ваши Учителя ушли через озеро стоячей воды, сотканное из чистого света. Так вот мы пришли именно через это озеро, как и обещали вашему народу те Учителя, которые какое-то время оставались здесь! Это озеро – ворота, которые могут привести вас в мир, полный жизни, тепла и света! Там вы сможете найти много плодородных земель и дичи, и вам уже не нужно будет беспокоиться о выживании. Мы поможем попасть туда всем, кто хочет обрести новый дом, вы сможете взять с собой всю домашнюю утварь. Ваши Учителя собирались сделать это много веков назад, но нападение страшного врага помешало им довести дело до конца. Так давайте же сделаем это сейчас!

Но если кто-то очень хочет остаться с нами, мы не будем настаивать на вашем уходе. Итак, кто хочет отправиться в новый дом, поднимите руки!

Речь Соловьёва вызвала некое оживление. Нарийцы начали гудеть. Сначала тихо, перешептываясь, затем всё громче и громче, едва не срываясь на крик, споря друг с другом. Одни утверждали, что легенды не врут и большие люди могут их действительно отправить в плодородные земли, другие настаивали, что пришельцы лгут, и такой силы у них нет. Наконец, Гаана призвал всех к порядку, и, когда они утихомирились, взял ответную речь:

– Для начала не мешало бы удостовериться в правдивости твоих слов, пришелец. Мы должны увидеть и озеро, и плодородные земли. Если вы покажете тем, кому мы доверяем, и озеро, и земли, и они скажут, что вы не лжёте, вот тогда и будем собирать старейшин и племена, чтобы решить, как быть дальше. А пока у нас нет ничего, кроме ваших слов!

Игорь Андреевич поклонился Гаане и молвил:

– От имени себя и своих спутников я благодарю за то, что вы нас выслушали. Озеро мы можем показать сразу, а вот плодородные земли – нам понадобится время, чтобы найти вам подходящие.

Соловьёв понимал, что немного рискует, не зная наверняка, удастся ли найти нарийцам подходящую планету, но выбора не было. Археолог решил сначала посовещаться с Громовым.

– Константин Николаевич, мы сразу возьмём с собой их представителей, или попросим подождать, когда наши люди найдут для них планету?

– Они явно нам не доверяют. Нужно ковать железо, пока горячо, а то упустим момент... Покажем им врата... и планету, куда наших учёных отправляли, когда думали, что Китеж взорвётся. Если я правильно понял, она безлюдная, с нормальным климатом и атмосферой...

Нарийцы сидели в ожидании, не понимая, о чём говорят большие люди. Игорь Андреевич поразмыслил над ответом Громова и понял, что подполковник прав: мало ли, что нарийцы натворят, пока друзья будут ходить к своим с докладом.

– Хорошо, покажем им всё сейчас, – ответил Соловьёв, и повернулся к Гаане, – великий вождь, мы готовы взять с собой ваших представителей, чтобы показать вам сверкающее озеро и плодородные земли прямо сейчас. Мы просим вас выбрать тех, кто пойдёт с нами.

За сим Игорь Андреевич снова вежливо поклонился Гаане, ожидая ответа. Гаана некоторое время общался со своими старейшинами, те что-то живо обсуждали. Учиба несколько нервничал. Вдруг кто-то подбежал к Гаане и начал что-то быстро и взволнованно объяснять. Лицо вождя помрачнело.

– Что-то случилось, – прошептал Учиба, – что-то нехорошее.

Гаана начал выкрикивать команды, охотники племени засуетились, засобирались, хватали оружие.

– Потомки... – обратился Гаана к людям, – мы обязательно воспользуемся вашим приглашением, но не сейчас. Мы пришлём к вам наших старейшин.

Охотники побежали в сторону загонов для ездовых животных. Игоря Андреевича озадачило неожиданное волнение в стане нарийцев. Что такого могло произойти во время переговоров? Не могло же племя Дагосски устроить какую-нибудь заварушку под прикрытием! Но если нет, то что же тогда так встревожило нарийцев? Может, кто-нибудь напал?

– Учиба, ты можешь как-нибудь выяснить, что там у них случилось? – осведомился у шамана Соловьёв после ответа Гааны, – я не думаю, что Гаана разрешит нам вмешаться, но нам хотелось бы знать, что произошло. Может быть, мы сможем помочь.

Учиба кивнул и двинулся в сторону охотников. Охотники хоть и торопились, но явно собирались достаточно скрупулёзно, проверяя каждую мелочь из своего снаряжения: луки со стрелами, метательные копья, арканы. Погонщики подготавливали животных, запрягали их в сани.

Вот, наконец, вернулся и Учиба. Он осторожно отвёл людей в сторонку, чтобы их разговор никто из племени Гааны не услышал.

– Кто-то напал на охотников Гааны... Там, в ледяных пустошах! – Учиба озирался по сторонам, – только воинам Гааны позволено ходить в ледяные пустоши. Только он знает их секреты. Воины говорят, они направили обоз для тех, кто остался в пустошах. Тех, кто обрабатывал шкуры и туши пойманных зверей. Но из разлома, где должны были быть их сородичи, вырвалось чудовище! Оно набросилось на воинов и, прежде чем те успели выхватить свои копья, оно убило четверых! Только молодой Ганник спасся.

Он перерезал упряжь и запрыгнул на своего ездового бонто... Чудовище погналось за ним, и ранило бонто... Но Ганник успел спрыгнуть и спрятаться. А когда чудовище ушло, он тут же прибежал сюда! – Учиба опять опасливо оглянулся и зашептал, – Гаана считает пустоши своими, он не позволит нам помочь ему! Но и то, что рассказал Ганник очень страшно! Оно было больше бонто, у него было два раза по две ноги и два раза по две руки... но они были гибкими и крепкими, и без пальцев. Огромная пасть, с жвалами-полумесяцами, которые с лёгкостью перекусили охотника! Гаана накликал беду!

Соловьёв выслушал донесение Учибы. Происшествие явно не входило в планы. Игорь, конечно, уже насмотрелся в ангаре малых кораблей на останки врагов Древних, и прочитал, что они из себя представляли... и, может быть, до сих пор представляют, но уже как-то настроился, что в этом городе никого, кроме нарийцев, нет! Да и Гаана не показался таким воинственным, как рассказывало племя Учибы, во всяком случае, с ним можно договориться, по мнению Соловьёва. Но теперь, похоже, появилась реальная опасность, о которой они ничего не знают. Но почему именно сейчас? Когда в город явилась экспедиция с Земли.

"Совпадение? Не думаю", – пробежала в голове Игоря Андреевича известная фраза одного популярного российского журналиста и телеведущего. Когда Игорь переварил в голове рассказ Учибы, он попытался успокоить шамана:

– Благодарю тебя, друг мой. Успокойся, сила и знания Учителей должны помочь нам разобраться с этим чудовищем.

После этого Соловьёв обратился к Громову.

– Константин Николаевич, похоже, у нас проблемы. Учиба говорит, что где-то там, – Игорь посмотрел в сторону этих "ледяных пустошей", – вероятно, в повреждённом секторе города появилось какое-то чудовище, которое напало на охотников Гааны. Судя по всему, это не гуманоид, и оно очень опасно. И я понятия не имею, откуда оно взялось, и почему именно сейчас, но, похоже, оно может напасть и на нас. Что будем делать?

– Скверно, – отозвался Громов, – для нарийцев любой волк средних размеров может показаться большим чудовищем. И сейчас из-за этого могут накрыться все наши достижения в переговорах... С другой стороны, мы ничего не знаем про местную флору и фауну... Что там за чудовища такие бегают? Насколько они опасны?

Громов задумчиво смотрел на быстрые и суматошные сборы:

– Слушай, Учиба вроде всякие лазейки знает местные. Он может нам помочь улизнуть из лагеря незамеченными? Скажем, что хотим передохнуть с дороги. А сами улизнем по-тихому и посмотрим, что они там такое нашли? Авантюра, конечно. Но если это действительно чудовище, мы сразу в глазах местных героями станем.

Игорю Андреевичу понравилось предложение Громова. Подполковник словно прочитал его мысли!

– Да-да, подполковник, я как раз подумал об этом. К тому же что-то я сомневаюсь, что нарийцы справятся с чудовищем сами. Мне кажется, они не были бы так напуганы, если бы сталкивались с этим представителем фауны раньше. А если мы поможем разобраться с ним, мы докажем им воочию, что у нас есть сила Древних!

Одобрительный кивок Громова говорил о том, что подполковник согласен с археологом, и Игорь Андреевич снова обратился к Учибе:

– Учиба, друг мой. Я понял тебя: Гаана отринет нашу помощь. Но то, что ты пробаял, заставляет меня мыслить, что твои собратья отродясь не видали такого создания, которое напало на охотников Гааны. А потому мы не уверены, что подданные Гааны справятся с ним сами. Вспомни сказы предков: Учителей заставили уйти страшные враги... не будем повторять их ошибок! Мы хотели бы попробовать найти это чудовище и устранить его. Тайком от Гааны, разумеется. Если нам это удастся, у вашего народа не останется сомнений в том, что мы потомки Учителей и пришли, чтобы помочь вам. Ты пособишь нам незаметно ретироваться из лагеря? Например, под предлогом отдыха.

Учиба утвердительно кивнул. Сказал, что-то вроде "ждите" и убежал. Через некоторое время всей делегации выделили дом, который очевидно принадлежал когда-то Древним. С мебелью нормального размера. Делегация начала располагаться.

– Так, идём вчетвером. Я, Учиба, Фэй и, собственно, Игорь Андреевич. Остальным создавать "эффект присутствия". За вратами холодно, поэтому если кто захватил с собой тёплые вещи, самое время одеться, – начал раздавать распоряжения Громов, – всё лишнее оставляем тут. Берем только самое необходимое. Если мы быстро не найдём чудовище – замёрзнем нафиг, поэтому лучше передвигаться налегке.

Учиба раздобыл, конечно, кое-что из тёплой одежды, но она была невероятно мала для людей, но, распоров её, можно было засунуть под основную одежду куски тёплого меха. Сверху можно было закутаться в тёплые пледы или что-то на них похожее. Форменная куртка Соловьёва с золотыми двуглавыми орлами явно не подходила для походов в зимних условиях, поэтому ему оставалось только укутаться всем, что принёс Учиба. Подобие тёплых пледов пришлось весьма кстати, а кусками меха Игорь укрыл руки вместо перчаток и уши – эти части тела у него обычно больше всего страдали от мороза. Шевелюра должна была защитить голову от холода, а обувь вполне подходила для зимних условий. Протектор подошв только мог быть и более мощным, поэтому нужно было соблюдать осторожность при передвижении по снегу или льду.

Все сборы не продлились долго, и вскоре небольшой отряд уже скрытно скользил по улицам в сторону ворот, отделяющих две области одного большого города. Люди Гааны уже выступили – у загонов и в помещениях не было видно охотников. Учиба привел группу к одному из технических тоннелей наподобие тех, что были у зала врат. Группе удалось добраться до него, не привлекая ненужного внимания.

– Вот тут можно выбраться наружу! – сказал он и пополз по лестнице наверх. Следом за ним поползла более ловкая Чжан Фэй, а Громов замыкал группу. Игорь Андреевич двигался между ними. После лестницы последовал короткий переход, а потом снова лестница, но уже вниз. Дверь мягко отворилась, и холодный резкий ветер тут же устремился через технический проход.

Снаружи бесновалась настоящая метель. Серые тучи стали ещё темней, резкий ветер бил прямо в лицо, вдобавок, снег добавлял проблем с видимостью, постоянно намереваясь попасть в глаза. Тёмный город, словно призрак, встретил людей молчанием и запустением...

– Да, ребята, похоже, тот сектор уже не подходит для размещения... – заметил Соловьёв сопровождавшим его бойцам, когда резкий холодный ветер ударил в лицо, – видимо, повреждения столь серьёзны, что обстановка там практически не отличается от того, что происходит за пределами города.

– Ну, что ж, двинули, – сказал Громов. Группа двинулась в этот мёртвый и безмолвный сектор. Соловьёв с некоторой опаской ждал, что их там ожидает: раньше ему не приходилось бороться с живыми инопланетными врагами. Всё когда-то бывает впервые. Впрочем, он верил в профессионализм Громова и Фэй.

Возможно, пойти "посмотреть" на чудовище было плохой идеей. Без нужной одежды и снаряжения люди очень быстро продрогли. От холода текли слёзы и сопли, носом сложно было дышать вообще. Они хоть и шли по проторенной нарийцами дороге, но снег быстро наметал препятствия, и одежда уже успела вымокнуть.

Когда группа двинулась по мёртвому и безмолвному городу, посреди которого только свистел холодный ветер, Соловьёв порадовался, что приспособил к себе всё, что принёс Учиба: здесь была настоящая зима. Снег и ветер, как будто этот сектор города и не имел никакого купола! Вдобавок ещё и темно. Игорь начал сомневаться в правильности затеи, поскольку в таких условиях искать неизвестное чудовище, которое может напасть из любого закоулка, затруднительно. Не слишком ли смело они поступили, даже не став возвращаться за специальным снаряжением, которое могло найтись среди принесённых экспедицией вещей?

Легче всего, если, конечно, так можно было сказать, было Громову. Настоящий сибиряк, привыкший к настоящим сибирским морозам, выглядел невозмутимым и непоколебимым. Хоть его лицо и руки тоже было изрядно покрасневшими. Он шёл впереди, проделывая колею в сугробах. Иногда останавливался, чтобы посмотреть через бинокль с ночным видением, что же делают нарийцы.

Сначала идти было просто, накатанная колея это позволяла. Но потом снега стало больше, он ссыпался с неба, заметая колею. Сначала по щиколотку, а потом и по колено. Снег, само собой, попал в берцы, успел подтаять, и носки промокли. Ветер так же никуда не делся. Казалось, он стал только злей, правда, кожа уже несколько онемела.

Хуже всего пришлось Чжан Фэй. Женщина была замыкающей. Она и так выглядела слишком маленькой и щуплой для спецназовца, теперь, когда часть одежды промокла, как и волосы из-за постоянно сыплющего с неба снега, она стала похожа на маленького мокрого и замёрзшего мышонка. Однако, при этом она была очень выносливой и не жаловалась, хоть и было видно, что она очень замёрзла и не очень хотела бы продолжать идти дальше. Игорь временами оборачивался: Чжан явно пришлось тяжеловато, и ему было немного больно смотреть на неё. Как-никак девушка, хоть и боец. Чжан понимала, о чём думает Соловьёв, и старалась его ободрить:

– Ничего, Док, я держусь, всё будет хорошо!

Зато, когда сугробы стали ощутимой преградой даже для людей, Учиба стал валиться на снег. Игорь осведомился о его самочувствии, и шаман признался, что больше не может идти: сугробы становились слишком большими для него. Они и людей-то стали утомлять, а маленький Учиба стал и вовсе тонуть в них. Поэтому кому-то, а эта честь, очевидно, выпала Соловьёву, пришлось нести Учибу. К счастью, он был довольно лёгким, поэтому Соловьёв услужливо взял его на руки.

– Не могу понять, что они там делают... Подойти ближе или, – Громов посмотрел на свой маленький отряд, – возвращаемся?

Они уже минуты три наблюдали за нарийцами с безопасного и довольно солидного расстояния. Сани остановились, и маленькие нарийцы стали что-то освещать фонарями и факелами... Место нападения, наверное. Соловьёв тоже пока не представлял, как найти это чудовище, и не знал, что делать дальше. Было ясно только, что передвигаться становится тяжелее.

В этот момент, когда внимание подполковника было направлено на нарийцев, среди мёртвого города, пустых улиц и домов, в полной темноте загорелось какое-то свечение, похожее на отблеск огня, но не костра, а что-то близкое к факелу. Оно горело некоторое время, после чего, задрожав, потухло, снова обращая во тьму мёртвый город.

– Подполковник, кажется, я что-то вижу вон там! – указал в ту сторону Игорь. Громов посмотрел туда в бинокль.

– Странно, – ответил Константин Николаевич, – по-моему, там кто-то есть и подаёт нам сигнал. Интересно, кто ещё здесь может быть, кроме нарийцев? Но вряд ли это то чудовище.

– Давайте посмотрим, кто это? – предложил Соловьёв.

– Ну что ж, идём, – согласился Громов, убирая бинокль и проверяя, на месте ли оружие.

Компания двинулась туда, откуда шёл свет, и вскоре наткнулась на потрясающую находку: на снегу сидела явно замёрзшая, чуть живая девушка. Да, она выглядела, как самый обыкновенный человек. Непонятно только, кто она и как тут оказалась? Соловьёв пригляделся к ней и понял, что она ему не знакома.

– Вот так находка! – озадаченно молвил археолог, – она явно не из нашей экспедиции. Среди гражданских я такую не припоминаю, да и одета она явно не по нашей форме. Но, похоже, она очень замёрзла.

Итак, поиски чудовища вывели группу Громова на неизвестно откуда-то взявшуюся здесь девушку. Но что это за девушка, и как она сюда попала, мы узнаем после того, как посмотрим, какие успехи у команды Смирнова, отправившейся в более обширную разведывательную миссию на спасательном шаттле.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos | Просмотров: 148 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ