Заголовок
Сегодня Четверг, 27 Июль 2017,

на часах 05:50:09 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Какой корабль из ЗВ-1 вам больше всего нравится?

Всего ответов: 1744


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Приступаем к исследованию!
28 Ноябрь 2016 18:46:41

Доктор Джексон предположил, что план эвакуации, который теперь можно было отменить, нажав предложенную кнопку, и является причиной того, что ворота заперты, а второе смотровое окно закрыто бронезаслонкой. Следовательно, если его отменить, можно будет, например, поднять заслонку и увидеть, что там. Однако сообщение о каких-то штурмовых шлюпках могло означать, что за этими воротами могут ждать враги.

– В таком случае, решение об этом лучше оставить военным, – полагал Игорь Андреевич.

– Думаю, да, – согласился доктор Джексон, и посмотрел окно диагностики систем города, – здесь говорится, что все МНТ посажены. Их тоже три модуля, как на Атлантиде, но они сели. А плазмогенератор, о котором говорилось в сообщении о самоуничтожении, видимо, не батарейка, как МНТ, и если его настроить, то можно запитать город им.

– И мы по-прежнему перед фактом, что отсюда только два пути: к Звёздным вратам, или по ту сторону окна, за ворота, – добавил Игорь Андреевич. Тем временем, погрузившись в свои мысли о дальнейших действиях, Диана спустилась в коридор, проверить, нет ли изменений там. Ничего не изменилось, вторые ворота оставались закрытыми, что значит, что они все еще изолированы тут. Выхода она не видела, надо было что-то решать. Вернувшись в зал, она обратилась к остальным:

– Мы всё ещё заперты тут. Выбор у нас не велик, поэтому надо что-то делать дальше. А предложений у нас тоже не много. Отключаем план эвакуации и перенастраиваем генератор? Лично я, уже свою долю славы получила за попытку уничтожения города, так что пусть решает кто-то другой, – последнее она отметила с явным сарказмом.

Лейтенант Эттвуд был рядом, и Соловьёв для импровизированного военного совета позвал ещё Громова и Тихонова. Игорь Андреевич доложил обстановку тем, кто ещё не услышал выводов, и сказал:

– Ну, товарищи офицеры мировых держав, поскольку там нас могут ждать враги, решайте, как мы поступим?

– А своих китайских друзей чего не пригласили? – не удержался от сарказма Эттвуд.

– Это не в моей компетенции, лейтенант, – уклончиво ответил Игорь Андреевич, не став говорить прямо, что подчиняется российским военным, а не китайским, при всём уважении ко вторым.

– Думаю, вариантов немного, – вернулся к делу Айвен, – нам всё равно нужно попасть за ворота. Не будем же мы тут сидеть все время. Насчет "обнаруженных шлюпок", как мне кажется, особо не стоит волноваться. Это же было много лет назад. Вряд ли какие-то враги сидели бы здесь тысячелетиями. Но хотелось бы узнать, что это за враги.

Тихонов поднялся в центр управления мрачнее тучи. Его, как и всех, угнетала неизвестность. Но ему вместо того, чтобы действовать, пришлось успокаивать людей. Его брови сошлись к переносице, образовав между ними глубокую морщину. Громов тут же к нему подошёл и быстро доложил о том, что тут происходило. Впрочем, полковник и сам это прекрасно знал, тот же Громов постоянно держал его в курсе.

Пока Тихонов переговаривался с Громовым, в комнату вошел полковник Нортон в сопровождении двоих бойцов. Он строго посмотрел на Айвена, собравшуюся команду и осведомился:

– Что тут происходит? Что за тревога? Лейтенант, доложите.

– После подключения энергии включилась система самоуничтожения, сэр, – сообщил Эттвуд, вытянувшись перед полковником по стойке "смирно", – но проблема уже решена, тревога и самоуничтожение отменено, сэр.

– Отлично, продолжайте изучение объекта, лейтенант, – кивнул Нортон и шагнул к командирам экспедиции, заняв место Эттвуда среди них, – предлагаю обсудить дальнейшие шаги. У нас с собой есть сварочные аппараты, мы можем вскрыть ворота. Если они бронированные, на это может уйти время, но, думаю, никто пока никуда не торопится, господа.

Он вопросительно посмотрел на Тихонова, Громова, Соловьева и Джексона. Нортон старательно соблюдал субординацию, но иногда... Впрочем, это, наверное, у американцев национальное – они везде чувствовали себя и вели как дома. Может поэтому во многих странах их не очень любят, как знать. Предложение полковника Нортона не очень понравилось Соловьёву, как, впрочем, и доктору Джексону.

"Он напоминает мне Джека", – подумал Даниель, – "у этого тоже всё предельно просто, хорошо, что хоть пластид поставить не предложил".

Тихонов подошел к обзорному окну, которое было закрыто бронепластинами с той стороны, и постучал костяшкой указательный пальца по стеклу.

– Интересно, а почему до нас никто этого не сделал? – вопрос был риторическим, он и не ожидал, что Нортон или кто-то другой на него бы ответил, – а что у нас с этим самым плазмогенератором? Станислав Васильевич?

Тихонов относился к тому типу людей, которые знали всех своих подчиненных по именам, отчествам и фамилиям, естественно, даже если их было не одна сотня человек. Тот вздрогнул, наверное, не ожидал, что его начнут спрашивать, все как-то шлюпками, да воротами были озадачены.

– Генератор находится в режиме ожидания. В режиме перегрузки и в режиме ожидания он не может снабжать энергией город.

– Значить энергия есть только в этой секции?

– Да. А МНТ, похоже, полностью разрядились.

– Так может есть смысл запитать город для начала? – Тихонов вернулся к офицерам и докторам, с которыми и проходило небольшое совещание. Доктор Джексон посмотрел на Соловьёва, и по его нахмуренным бровям Игорь Андреевич понял, что сварочные аппараты – не лучшая идея. А вот насчёт врагов Игорь думал так: если они захватили город, то уже разобрались бы с его системами, и давно контролировали бы Звёздные врата. Но это только предположение. Не дожидаясь комментариев Тихонова и Громова, Соловьёв ответил по-английски:

– Полковник, лейтенант Эттвуд не упомянул, что экран показывает обнаружение каких-то штурмовых шлюпок, которые могут быть причиной объявленного плана эвакуации. Мы полагаем, что это и есть причина запертых ворот. Конечно, уже прошло много времени, и мы пока не знаем, почему система до сих пор даёт эти сигналы. Непонятно также, кто остановил самоуничтожение, если оно не состоялось из-за удаления источников питания. Но мне кажется, лучше сначала попробовать поискать в имеющихся терминалах какую-нибудь информацию, если речь идёт о врагах обитателей города. Насколько мне известно, на Атлантиде удалось узнать, почему Древние покинули город, можно поискать такую информацию и здесь. А если мы сейчас отменим план эвакуации, сварочные аппараты нам могут и не понадобиться. Мы можем пока не открывать ворота, а попробовать поднять бронезаслонку и увидеть отсюда, что находится за воротами. Но по мне у ворот стоит быть в боевой готовности. На всякий случай.

Полковник Нортон бросил недовольный взгляд на Эттвуда из-за того, что тот ему, оказывается, не все доложил. Придётся на досуге сделать лейтенанту внушение о важности всех деталей в докладах начальству.

– Мои люди всегда в полной боевой готовности, – уверил он русских, приподняв одну бровь, – и С4 у нас с собой столько, что хватит разнести весь этот сектор в пыль. Если нужно поднять бронезаслонку, то сделайте это. Для чего мы тащили сюда всю эту толпу яйцеголовых? Пусть работают.

– Давайте пока ничего взрывать не будем, полковник, – строго проговорил Тихонов, этот Нортон с каждым новым предложением нравился всё меньше и меньше, – Краснов, Фэй, боевые группы к воротам.

Отдав распоряжение по радио, Тихонов посмотрел на ученых – Соловьёва с Джексоном: интересно, что они скажут по этому поводу? Доктор Джексон, хоть и был американцем, на этот раз разделял мнение русского полковника, так как в прошлом такого негативного настроя уже наслушался от генерала О'Нилла. Соловьёв одобрительно кивнул, когда Тихонов приказал боевым группам занять позиции у ворот. Он тем более не собирался ничего взрывать, едва они пришли в город, и позволил себе вставить слово.

– Согласен, сейчас нет никакой нужды что-то взрывать. Проще было не заниматься отменой самоуничтожения.

Тем временем лейтенант Эттвуд, вытесненный из круга "генералитета", вздохнул, подобрал свой рюкзак и оружие, кинув их к стене, чтобы люди не спотыкались. Увидел Диану и подошел к ней.

– Вы программист, как я знаю. Нам не миновать открывать ворота. Поможете разобраться с их управлением? И надо бы поискать какие-то контрольные системы, чтобы узнать, не опасна ли среда за воротами. Пока начальство совещается, мы делом займемся.

Почувствовав себя крайне лишней в кругу «больших начальников» Диана несказанно обрадовалась предложению.

– Хорошая идея, пусть большие боссы болтают сами. Знать бы ещё, какой терминал за что отвечает? Не думаю, что у них одинаковое назначение, впрочем, нам это еще предстоит узнать, – Диана задумчиво провела взглядом по терминалам, которые, все как один, показывали одно и то же.

– У нас тут скафандров нет, и попасть в отравленную или безвоздушную среду не хотелось бы, – продолжал Эттвуд, – потому что бежать некуда. Я хорошо знаю язык Древних, вы – спец по интеллектуальной технике. Может, вдвоем мы сможем разобраться с возможными проблемами, и обезопасим людей? Глядишь, сможем найти и какую-то информацию о врагах здешних обитателей. Наверно, должно быть хоть какое-то упоминание о них в базах данных. Не факт, что эти враги еще живы, а не вымерли давно, но узнать, кто заставил Древних отсюда эвакуироваться, да еще систему самоуничтожения активировать, думаю, стоит.

– Это если они органические. Тогда да, мы ничего не найдём, даже костей за такое время уже могло не остаться. Но если мы имеем дело с машинами, то такое долгое время они вполне могли прожить в режиме ожидания. Или подпитываясь от МНТ, что хоть как-то объясняет их разрядку, – прокомментировала Диана.

– Кстати, меня смущает тот факт, что система самоуничтожения не сработала в прошлом, а была дезактивирована посредством выключения энергии. Получается, что какие-то враги китежан смогли остановить разрушение города, и добрались до упомянутого плазмогенератора. А Древние были не дураками, и уж системы самоуничтожения должны были бы поставить на автономное питание. Почему же питание было отключено? Вот это интересно. Да много еще что непонятно и любопытно. Давайте попробуем объединить усилия и поискать всю эту информацию. Можно привлечь и еще кого-то из вашей ученой братии.

Диана была согласна, что Древние далеко не дураки, такую систему они бы продумывали досконально. Или же они тут столкнулись с врагом, который значительно превзошел их в техническом плане, или этот город имеет гораздо более примитивные механизмы, чем на Атлантиде. Тогда Китеж можно было бы спокойно назвать прототипом Атлантиды. Но наверняка без доступа к базе сказать было нельзя.

– Да, меня тоже беспокоит, как так получилось, что такая важная система так просто вышла из строя. Конечно, мы точно не знаем, что произошло на самом деле. Но это все равно очень странно. Мне хочется верить, что это просто какая-то альфа-версия ПО, которая дала такой сбой, – Диана тяжело вздохнула и продолжила, – но что-то не припомню, что бы древние делали альфа-версии своих технологий.

Еще раз, пробежавшись взглядом по терминалам, она задумчиво посмотрела на лейтенанта. Ей очень хотелось, чтобы он сам выбрал, к какому терминалу первому походить с целью активации, так как она все еще была не в себе, после чудес с подключением генераторов.

– Так, думаю, те терминалы, что совсем рядом с наборным устройством, трогать нет смысла, там скорей всего системы, относящиеся к путешествиям через врата. А вот другие интереснее будут, – Диана подошла к одному из терминалов и приготовилась что-то делать, – ну что ж, приступим.

Они с Эттвудом пристально изучили клавиатуру терминала. Эттвуд подсказал ей, необходимую последовательность клавиш, которая активировала полную диагностику на Атлантиде. Диана опасливо нажала эти символы и стала ждать результата. Но оказалось, что диагностика всего города невозможна, так как он был обесточен. Информация, которая поступала на дисплеи, судя по всему, устарела много тысячелетий назад, и данные транслировались из внутреннего сервера этого отсека, в то время как остальные базы данных и сервера были отключены. Однако появилась возможность открыть ворота или поднять щит с обзорного окна, для этого нужно лишь отключить План Эвакуации. Айвен посмотрел на большой голографический экран, так и перегораживавший комнату.

– Пароли вводили прямо на той голограмме, – произнес он, – попробую-ка я вот что...

Он отошел от пульта и приблизился к большому голографическому экрану, обогнув начальство. Протянул руку и коснулся строчки "+ Внимание – объявлен план эвакуации: немедленно покинуть город +". Вернее, касаться там было нечего, Айвен просто ввел руку в светящуюся плоскость в нужном месте. Не особо он верил, что так можно отключить план эвакуации, но вдруг... Однако при касании ничего не изменилось. Соловьёв, совещавшийся в это время с офицерами, обратил на это внимание.

– Это что ещё значит? – не понял Игорь Андреевич и посмотрел на Даниеля.

– Может быть, для этих операций нужен ген Древних? – предположил доктор Джексон.

– Как же я тогда вводил коды отмены самоуничтожения? – задумался Игорь Андреевич, – ну ка...

Игорь подошёл к экрану и тоже попробовал нажать кнопку отмены эвакуации. После его касания надпись пропала. На терминале, за которым работала Диана появились новые возможности. В частности, теперь она могла открыть ворота или поднять щит с обзорного окна.

– Сработало! – воскликнул Игорь Андреевич и бросил взгляд в сторону Дианы, ожидая, что теперь она сможет поднять бронезаслонку. Айвен облегченно улыбнулся, кивнул учёному, как будто благодарил его, и вернулся к Диане.

– Ген АТД, – сказал он ей, – у меня его нет. А прививать отказался перед экспедицией. Не хочу, чтобы такие эксперименты отразились на моем будущем потомстве. Я еще хочу отцом стать когда-нибудь. Не доверяю я в этом плане ученым. Гарантий-то на будущее никто из них не дает. Давайте посмотрим, что теперь у нас на консоли изменилось. Главное – проверка среды за воротами, чтобы никакую опасность снаружи не запустить внутрь.

Тут же он подумал о том, что его слова прозвучали бестактно по отношению к Диане, у которой ген точно был, раз она могла пользоваться консолью.

– Простите, я, кажется, не то сказал, – виновато посмотрел на нее Айвен, – я не хотел вас как-то обидеть. Язык мой – враг мой. Ладно, давайте посмотрим, что можно сделать. И стоит, наверное, посмотреть, что это тут за плазмогенератор, как он работает. И нет ли проблем с ним. А то запустим, а его рванет, не дай Бог.

– А я вот прошла терапию. И не жалею. Даже если будут последствия, оно того стоит, – Диана улыбнулась, – да и к тому же проблемы с продолжением рода меня как-то не волнуют. Не представляю себя матерью.

Тихонов тем временем нахмурился ещё больше: ученые и полковник Нортон проигнорировали его вопрос по поводу генератора, они вообще старательно обходили эту тему, что полковник начал беспокоится, уж не нет ли какого-то воздействия на их умы? Последний так вообще то порезать единственное, что отделяет всех от возможной опасности, предлагает, то взорвать всё к чертям. Каким образом американцы добились таких блестящих успехов с такими-то офицерами? Или всех самых дееспособных уже не осталось – раскидали по объектам, и остались только такие вот "Нортоны"?

– Я повторю вопрос нашим светлым умам: есть смысл запитать город для начала? Какими опасностями это грозит? – он требовательно смотрел на Джексона, ветерана, можно сказать, ЗВ-1 и Соловьёва, – или, раз мы отключили план эвакуации, сначала произвести разведку? И, – он перевел взгляд строгих глаз на Нортона, – без моего прямого приказа ничего не резать, ничего не взрывать!

Нортон метнул недобрый взгляд на Тихонова. "Ещё ты мне указывать будешь", – подумал полковник, что и отразилось в его взгляде. Но спорить благоразумно не стал. Пока ещё этой экспедицией командовали русские. Пока ещё... В случае чего, Нортон не собирался советоваться с Тихоновым, и был намерен принимать решения сам. Но сейчас только коротко кивнул.

– Мои парни готовы пойти в разведку, если ворота откроют, – сказал он.

– А чаем, надеюсь, они запаслись? – спросил Громов хитро улыбаясь, так как знал, что некоторые из тех, что играли в Джаффа на той скале, в конечном итоге отправились с экспедицией. И Нортон это знал. Громов просто не мог удержаться от шпильки в его адрес. Громов приготовился к вспышке гнева или чего-то похожего, хотя Нортон не был в курсе поражения в учебной операции, поэтому шутку не понял, и решил, что Громов использует какую-то русскую идиому, которую американцу не понять. Он связался с командиром боевого отряда и начал давать ему указания, в которых тот, вообще-то, не нуждался. Но сам Нортон нуждался в подтверждении собственной значимости в этом чуждом ему мирке, где по какому-то недоразумению все еще командовали всем русские. Отдавая пространные и подробные приказы, полковник создавал у самого себя иллюзию активной деятельности. Два солдата, пришедшие с ним, стояли поодаль и только иногда шевелили своими головами в шлемах, следя за окружающими. Своим грозным видом и впечатляющими габаритами среди гражданских они символизировали скорую победу демократии в любой отдельно взятой галактике. Даниель тем временем решил разрядить обстановку и ответить-таки на вопрос Тихонова:

– Ну, я не могу сказать, какими опасностями это грозит здесь, полковник, пока мы не знаем, что находится по ту сторону стены, – отвечал доктор Джексон, указывая на закрытое окно, – на Атлантиде с подобным не сталкивались, но раз мы отключили самоуничтожение и отменили план эвакуации, полагаю, опасностей быть не должно.

– Давайте поднимем бронезаслонку, – предложил Игорь Андреевич, – Диана Валентиновна, полагаю, уже разобралась, как это сделать, и с сообщениями тоже.

– Да, могу, но для начала я хочу кое-что проверить. Возможно, получится получить данные о состоянии города, на момент отбытия Древних отсюда, – ответила Кромверк. Вспоминая работу с виртуальными интерфейсами, имитирующими работу систем древних, она нажала несколько символов, которые должны были вывести информацию о последнем сканировании города.

Тихонов наконец-то получил ответ на свой вопрос. И стал размышлять как поступить дальше. Он даже не обратил внимание ни на выпад Громова, ни на красноречивые взгляды Нортона, но Громов увидел. Громов вообще старался быть как бы и в стороне, и при этом принимать участие в сложившейся ситуации. Американских военных в экспедиции было очень мало, русских и китайцев было во много раз больше. Вдобавок сюда на всех парах летел "Князь Владимир", который вёз остатки оборудования, ученых и, конечно же, военных. И Громов искренне не мог понять, на что этот самый Нортон рассчитывает? Впрочем, американцы всегда умели устроить какую-нибудь каверзу...

– Да, – согласился Тихонов, поразмышляв над комментариями Соловьёва, Джексона и Кромверк, – нужно сначала узнать, что там за обзорным окном. Открывать заслонку нужно так, чтобы потом, в случае чего, можно было быстро закрыть её обратно...

Андрей Юрьевич подошёл к Диане, которая в силу природного скепсиса не испытывала такой радости от прибытия сюда, как, например, доктор Джексон и Соловьёв. Полковник собирался посмотреть информацию о сканировании города, попутно обратившись к Соловьёву и доктору Джексону:

– Игорь Андреевич, мистер Джексон, не могли бы вы проверить адреса врат? Так. На всякий случай.

– Хорошо, полковник, – ответил Игорь Андреевич, оставляя Диане и Эттвуду разобраться с генератором, бронезаслонкой и прочими проверками, которые нужно было сделать. И пока археологи занимались терминалами возле наборного устройства, остальные смотрели результаты сканирования.

На экране появилось изображение Китежа. Возможно, когда-то он выглядел, как его описывали в легенде, или он выглядел как Атлантида... Но сейчас он выглядел по-другому. Он был похож на наконечник стрелы. Длинной примерно около двадцати километров, с длинным вытянутым носом и неким удлинением на корме.

Сам город находился где-то посередине, между кормой и носом, прикрытый многочисленными прозрачными полусферами, под которыми раскинулись многочисленные улицы, башни, парки, скверы и даже небольшое озеро. Можно было сделать вывод, что эта ветвь древних больше предпочитала кочевой образ жизни, укрепив свой город таким образом, чтобы большую часть времени летать среди звезд, меньше надеясь на суперщиты города, и больше на его прочную структуру. При этом, некоторые районы города, правда не все, могли отстыковываться (вылетать из-под дна) от основного города-носителя, и, как Атлантида, приземляться на поверхность планет. Правда такой модуль-район по размеру будет несколько меньше Атлантиды.

Последнее сканирование города показывало многочисленные живые сигналы, несколько тысяч по всему кораблю. Однако по этим сигналам нельзя было определить расу или пол, свой или чужой. В городе было несколько пробоин, которые были изолированы переборками, однако, судя по всему, эти отсеки были затоплены. Кроме всего прочего, было указано, куда прицепились к поверхности города штурмовые шлюпки. Больше ничего узнать Диане не удалось.

Тихонов, Громов, даже Нортон были ошарашены увиденным. Итак, город не был похож на Атлантиду... Он больше напоминал космический корабль эпических размеров, чем город. Однако целые улицы, с домами, башнями, широкими проспектами, садами, скверами и, даже, водоемами указывали на то, что это сооружение, все же, город. Летающий, чертовски прочный, но всё же город.

Тихонов оценивал повреждения и ситуацию, а Громов размышлял о том, какого это быть космическим кочевником... Ты вроде и кочуешь, от звезды к звезде, а может и не кочуешь, зависнув над какой ни будь планетой, но при этом ты живешь не в бедной кибитке или шатре, а в настоящем, полноценном городе!

Диана повернулась к остальным, морально готовясь к длинной и заумной речи. Она пыталась продумать каждую мелочь своих высказываний, чтобы не получился несвязный поток слов. Это было сложно, но собрав все свои мысли воедино, она начала:

– Разрешите мне высказать мои предположения, – естественно она не собиралась ожидать разрешения, но соблюдала учтивость, – на данный момент мы имеем вот что. По городу отсутствует энергия, а последнее сканирование фиксирует несколько пробоин и достаточно большое количество признаков жизни по всему периметру города. Определить их принадлежность, не представляется возможным. Так же есть места стыковки загадочных шлюпок к корпусу. Переходим к главным вопросам, которые меня сейчас наиболее беспокоят. Загадочные шлюпки и их отношение к множеству жизненных сигналов последнего сканирования. Конечно, есть вероятность, что это сигналы древних, но я бы на такую удачу не рассчитывала, особенно учитывая наличие этих самых шлюпок. Какая-то их часть, весьма вероятно, принадлежит вторгнувшимся. В связи с этим, возникает вопрос, живы ли они до сих пор, находятся ли в стазисе, или давно уже покинули город? И не включить ли нам генератор для проведения сканирования. Хотелось бы ответить: да, конечно, но тут у меня есть большие сомнения. Во-первых, перезапуск реактора может повлечь за собой перегрузку всех систем, а как следствие, открытие всех зон города. В таком случае есть большой риск затопления города. Во-вторых, это, несомненно, возможность пробуждения захватчиков города от подачи энергии. Это менее вероятно, но все же значимо. В свою очередь, если мы не запускаем генератор и открываем ворота, наши бойцы столкнуться с неизвестностью. Я не представляю, есть ли за границами этого зала воздух. Хотелось бы верить, что да. Дальнейшие выводы, делайте сами, я изложила свои подозрения. Думаю, пора открывать заслонку и посмотреть, что там дальше.

Диана тяжело выдохнула после столь длительного монолога и нажала пару кнопок для открытия заслонки. Монолог вывел Тихонова из размышлений, полковник внимательно её выслушал и был солидарен с её точкой зрения. Он тоже понимал, что сейчас включать генератор не безопасно. Вообще сейчас нужно себя вести очень осторожно и тихо. То, что произошло в этом отсеке, вполне вероятно, осталось незаметным для остального города и, возможных, обитателей его.

– Да, – кивнул Андрей Юрьевич, – повременим пока с генераторами. Давайте начнем тогда с заслонки.

Тем временем Игорь и Даниель сели за терминалы, которые примыкали к наборному устройству. На экранах появилась программа управления Звёздными вратами. Оба оператора внимательно рассмотрели её. Программа позволяла провести полную диагностику портала, и пока не показывала серьёзных отклонений. Большинство данных предназначались для специалистов по физике врат, поэтому друзья подробно их изучать не стали, отметили только, что проблем не обозначено. Цепи питания от панелей, куда были установлены наквадах-реакторы, судя по всему, шли также к вратам, поэтому в данный момент портал и наборное устройство получали достаточно энергии, чтобы набрать какой-нибудь адрес.

Отдельным элементом интерфейса программы была команда Clasus, которую друзья перевели как "Блок" или "Закрыть". Доктор Джексон предположил, что речь идёт о чём-то вроде диафрагмы.

– Попробуем воспользоваться этой командой? – предложил Игорь Андреевич, которому захотелось увидеть, как выглядит эта диафрагма.

– Рискнём, – согласился Даниель. Доктор Джексон послал эту команду, и друзья посмотрели в обзорное окно. Из кольца врат сверху и снизу выдвинулись, подобно растущим лунам, две половины прочного щита, которые плотно сомкнулись по экватору кольца.

– Отлично, это похоже на то, что на Земле, – заметил Игорь Андреевич, – предлагаю тогда называть так же диафрагмой. Ну что бы это напоминало нам о доме.

– Пусть будет так, – кивнул доктор Джексон, – если она такая же механическая, как на Земле, значит, не должна поглощать много энергии, это хорошо.

– Момент кончился? – осведомился Игорь, собираясь переходить к следующей части интерфейса.

– Да, – улыбнулся Даниель, увидев на экране обратную команду и, прикинувшись командиром базы Звёздных врат, бодро скомандовал, – открыть диафрагму!

Когда пластины раздвинулись, друзья перешли к самому главному – базе данных адресов врат. Программа предлагала звёздную карту галактики и полный список адресов, в котором угадывались все планеты этой галактики, освоенные основателями Китежа. Часть адресов была помечена как недействующая. Колокольчик в центре наборной панели действительно служил исходной точкой и, судя по всему, не зависел от того, где находится город. Видимо, наборное устройство самостоятельно решало проблему перемещений в другие точки галактики.

Кроме этого оператору предлагался список последних 100 набранных адресов, организованный по принципу стековой памяти компьютера, то есть самый первый адрес в списке являлся последним набранным. Он, в отличие от остальных адресов, состоял из 7 символов и выглядел так:

– Похоже, это адрес Земли, – констатировал доктор Джексон. Эттвуд, которому было интересно всё, тоже всмотрелся в него с любопытством и попытался запомнить, используя визуальные ассоциации. «Петля, крюк, жук-рогач, жонглер, брызги фонтана, седло на червяке, CNN без NN», – думал он, закрепляя в памяти образы глифов и их порядок. Адрес дома всегда нужно знать. До кучи Айвен занёс адрес и в свой планшет.

– Всё сходится, Древние набрали код дома и покинули свой город, как лантийцы, – согласился Игорь Андреевич.

– Но мы его набрать, судя по всему, не можем, – с сожалением заметил Даниель, так как программа могла "отвечать", достаточно ли энергии для набора адреса, – этого можно было ожидать, наквадах-реакторы никогда не давали достаточно энергии для межгалактического звонка. Тем более, что реакторы сейчас питают не только врата. Может быть, нам поможет этот загадочный плазмогенератор, если это не полностью автономные помещения.

– Зато мы можем набирать остальные адреса в галактике, – констатировал Соловьёв.

– И идти исследовать новые планеты? – догадался доктор Джексон, к чему клонит коллега.

– Верно, – улыбнулся Игорь Андреевич. Друзья решили на секунду оторваться от изучения базы данных адресов и посмотреть, каких успехов добились остальные исследователи? Поэтому они тоже перешли к противоположному окну, чтобы увидеть, что прячет от гостей бронезаслонка. Они слышали краем уха доклад Дианы, но не были специалистами по реакторам, они только считали, что раз город всё-таки находится под водой, значит, теоретически существует опасность затопления, как на Атлантиде, и если все 3 модуля нулевой точки так же посажены, то надежда, получается, только на плазмогенератор. Поэтому друзья пока не понимали, каким образом его включение может способствовать затоплению, и что в таком случае вообще удерживает воду, но считали, что Диане в данном случае виднее. Правда, они и представить себе не могли, что город такой огромный! И явно больше Атлантиды по размерам. Уж не подобие ли "Судьбы"?

У археологов также пока не было объяснений, откуда в городе признаки жизни, но живые существа вполне могли быть в стазисе, раз за минувшие века никто так и не добрался до Звёздных врат и не смог поднять бронезаслонку. Впрочем, друзья полагали, что поднять заслонку можно только отсюда, а разрушить практически невозможно, поэтому у тех, кто остался по ту сторону, не осталось шансов завладеть вратами. И, когда тяжёлая бронированная металлическая штора по команде Кромверк с легким шипением поднялась вверх, Игорь и Даниель, как и остальные, с интересом посмотрели в окно.

За обзорным окном царил мрак. Свет, льющийся из окна, не мог его разогнать. Военные, Тихонов, Громов и несколько других, включили фонарики и посветили в окно. Но луч света утонул в океане тьмы... Где-то вдалеке можно было различить, что он во что-то уперся, но различить от сюда было достаточно сложно. Тогда лучи от фонариков поползли в разные стороны, выхватывая из тьмы то, что веками лежало там, за бронированной шторкой и воротами.

Помещение было очень большим. Этажа четыре в высоту, то есть от обзорного окна центра управления, до потолка было еще где-то два этажа. Ширина метров пятьсот, может меньше, может больше, и в длину с километр – считали на глазок. В помещении было множество многофункциональных лифтов, примерно такие, какие устанавливали на авианосцы, потому что на этих самых лифтах находились разные летательные аппараты. Тут были как классические Прыгуны, так и аппараты других конструкций. Некоторые были некой измененной версией того же Прыгуна – нечто среднее между "прыгуном" и "Кадьяк" из Масс Эффекта. Другие походили на истребителей с хищным профилем.

Пол был усеян телами. Верней, доспехами или скафандрами, или чем-то средним между доспехами или скафандрами. Их было много: десятки, сотни... Со второго этажа, из обзорного окна, трудно было понять, как они выглядят.

– Вот это да! Это помещение огромно! – бормотал доктор Джексон, – никогда не видел ничего подобного!

– Может быть, это какая-нибудь площадь города, как Красная Площадь в Москве? Центральная, – решил проявить ассоциативное мышление Игорь Андреевич.

– Хм, я конечно не много площадей видела, – сморщила нос Диана, – но ни на одной из них не было кораблей. И лифтов тоже. Мне это больше напоминает ангар или какое-то промежуточное помещение между ангаром и посадочной полосой. Или еще чем-то.

– Нет. Это явно не площадь, – проговорил Громов, водя фонариком во все стороны, подолгу останавливая свет на аппаратах и телах, – я, пожалуй, соглашусь с Кромверк. Это помещение больше на ангар похоже. Нет никаких других строений, кроме лифтов и летательных аппаратов.

– Что же там произошло? – не понимал Даниель, созерцая тела, которыми был усеян пол, – может быть, бой, в ходе которого Древние заперлись здесь, отключили отсюда источники энергии, а потом ушли через врата, оставив помещения в таком состоянии? Но ведь без подачи энергии к вратам они не могли набрать Землю.

Что делать дальше, друзья тем более не представляли, поэтому с некоторым недоумением посмотрели на остальных.

– Если у древних был с собой МНТ, то они могли активировать врата на Землю отсюда, напрямую подключив его к вратам. Для этого необязательно полное энергообеспечение города. Или же, – Диана задумалась на секунду, – они могли постепенно отключать системы, оставив только жизненно необходимые. Создать программу, которая бы отключила подачу энергии на врата, когда они уйдут. Это лишь предположения, но согласитесь, весьма реальные. У нас сейчас тут больше вопросов, чем ответов. И найти их мы вряд ли сможем без активации генератора. Но пока я бы этого не делала.

– Кажется, там была знатная бойня, – произнес Эттвуд, прилипнув к окну, – судя по характеру преломления света от наших фонарей и поглощению его средой, это помещение затоплено. Мне так кажется. Значит, и за воротами может быть вода. Насколько я помню, десяток аквалангов у нас в багаже есть. Но ворота тогда мы всё равно открыть не сможем, ведь тут люди.

– Если помещение затоплено, вряд ли мы сможем откачать оттуда воду, не подняв город на поверхность. А если оно ещё и центральное... только разве мы не должны были увидеть что-нибудь, плавающее в воде? – осведомился Игорь, – по-моему, там всё лежит на полу.

– Если мы на большой глубине, то давлением всё к полу и должно было прибить, – ответил Айвен, – и баламутить воду было нечему, как я вижу. Но, повторяю, гипотеза о том, что за окном вода, это только предположение. По поглощению света фонарей сужу, только поэтому.

– А тут я, пожалуй, соглашусь с Игорем Андреевичем... – высказался снова Громов, – тела и прочее просто лежат, и ничего не плавает. Вдобавок эрозии и коррозии не наблюдается.

Айвен повернулся к Диане.

– Я, кстати, тут подумал насчет каких-то технических тоннелей или люков. По идее, в таком помещении как зал управления вратами, должны быть что-то такое, вентиляционные шахты, например. Или тоннели для магистральных энергетических сетей. То есть какой-то условный малый аварийный выход из этого помещения. Чтобы ворота пока не открывать. Потому что нельзя их открывать пока. Давайте поищем план зала управления со всеми коммуникациями, вдруг что-то найдем. Если нет на плане, можно применить приборы для определения пустот – УЗ-генераторы, охлаждаемые тепловизоры, дефектоскопы. У нас все это есть в научном багаже. Эти приборы смогут определить различия в значениях диэлектрической проницаемости среды и пустоты, и различия в значениях теплопроводности воздуха и сплошной среды.

Подумав, Айвен еще добавил, обращаясь к Диане:

– Если получится получить какие-то данные, неплохо бы поискать информацию, в воде ли мы находимся, и на какой глубине. А то если глубина больше 100 метров, то и в аквалангах работать будет затруднительно. А тяжелых подводных скафандров у нас нет. Кстати, бронезаслонки на окнах, может, не зря были опущены, и там высокое давление. Может, от греха подальше опустим их снова? Видео, думаю, все уже записали на камеры.

Игорь Андреевич изумлённо посмотрел на Эттвуда, а потом на доктора Джексона, как бы давая понять, что не перестаёт удивляться, какой он образованный, этот наполовину русский военный. Похоже, он разбирается не только в языке Древних и системе адресов врат, но у него ещё и хорошие знания физики, раз он понимает такие отнюдь не избитые понятия, как преломление света, УЗ-генераторы, тепловизоры, дефектоскопы, диэлектрическая проницаемость, теплопроводность. Ему бы работать среди гражданских учёных, а не военным, выполняющим приказы непонятно на что рассчитывающего полковника Нортона, который, не задумываясь, взорвал бы здесь всё, если бы можно было. А Громов вообще считал, что Эттвуд – самое лучшее и единственное приобретение из всего американского контингента. Диана тем временем перевела взгляд с завораживающего вида зала на голоэкран терминала.

– Хмм, идея интересная, – заметила Диана, хотя половину определений всякой аппаратуры она не поняла, – не знаю, насколько это реально, у нас есть доступ лишь к малой части информации, а для чего именно предназначался этот центр я, пока понять не могу.

Диана задумалась, как лучше это сделать. Самый простой способ – попробовать взаимодействовать с голографическим изображением Китежа. Вполне возможно, древние предусмотрели более детальную информацию о сканировании, поэтому она, недолго думая, прикоснулась к той части города, где они сейчас находились. При этой операции увеличились кормовая часть города с тремя вытянутыми, словно капли, полусферами. Отсек с вратами находился в центральной.

– Похоже, мы находимся в кормовой части, в центральной... эээ... соте, – догадался Игорь Андреевич.

– Наверно, это сектор для базирования малых кораблей, которые мы можем увидеть за окном. Прыгуны Древних могут проходить через Звёздные врата, наверно, поэтому зал врат разместили поближе к ним, – добавил Даниель, – и отсюда есть технические ходы. К тому же, раз там базируются Прыгуны, значит, должна быть возможность попасть в зал врат с их помощью, минуя эти ворота. На Атлантиде Прыгуны могут вылетать прямо к вратам через специальные магистрали.

– В том зале воды точно нет, если я правильно понимаю данные о сканировании. Правда, им уже несколько тысяч лет, если не десятков тысяч, – обратилась Диана к Эттвуду, заканчивая махинации с фильтрами, – бронезаслонка, скорей всего, была типичным пунктом при объявлении плана эвакуации. Скорее она защищала от снарядов или выстрелов. Не думаю, что стекло, которое за ней, рассчитано на поглощение большой энергии.

Диана на секунду задумалась: а что, если там вообще нет стекла, и это просто обзорная площадка без какой-либо защиты.

– Стоп, а кто-нибудь вообще проверил, есть ли там стекло или мы сейчас просто открыли заслонку и ничто больше не преграждает проникновению чего-либо сюда, – немного озабоченно спросила Диана у остальных, хоть звучало это немного и глупо.

– Если это не стекло, то энергетический экран, который должен от чего-то питаться. Проще использовать прозрачные сверхпрочные материалы, их не надо в розетку включать. Но проверить стоит, – сказал Эттвуд и протянул руку, положив руку на "стекло", чтобы проверить оно ли это.

Тихонов находился ближе к Кромверк и наблюдал за её работой. Ему нравились инициативные молодые люди, которым не нужно постоянно указывать, что делать. Этот Эттвуд и Кромверк отлично сработались. Андрей Юрьевич слушал их разговоры не вмешиваясь, а сам тем временем размышлял, пытаясь понять в каком они положении. Насколько опасно оно.

– Успокойтесь, Диана, – сказал Тихонов, – не так давно, в споре с полковником Нортоном, я стучал пальцами по окну, за которым была заслонка. Это определенно стекло. Причем весьма толстое. Наверно, бронированное. А еще я тоже не уверен насчет затопления этого отсека. Но рисковать лучше не стоит. Если мы откроем ворота там внизу, а нас затопит – это будет не самым лучшим вариантом. Для начала осмотримся и поймем, что нам окружает.

Доктора Джексона вообще не напугало возможное отсутствие стекла на обзорном окне. Что-то ему подсказывало, что Древние не стали бы отгораживать комнату управления, просто опуская бронезаслонку. Поэтому не видел здесь поводов для беспокойства. Но раз открывать ворота или запускать плазмогенератор пока было опасно, нужно придумать, что же делать дальше? Об этом же думал Игорь Андреевич. Не оставаться же в этих стенах до тех пор, пока не прилетит "Князь Владимир", который, как Соловьёву было известно, уже взял курс на Андромеду и сейчас летит сюда в гиперпространстве.

– Ладно, тогда не будем пока открывать ворота, – согласился Даниель, – давайте проверим версию лейтенанта Эттвуда об аварийных ходах отсюда. Думаю, такое возможно, в известных мне кораблях было полно технических ходов, через которые можно обходить главные помещения, если очень постараться. Я и сам по таким перемещался.

Диана нажала несколько кнопок, которые как она понимала, отвечали за фильтры вывода изображений. Более детальная развертка отсеков, в которых находилась экспедиция, показала, что эти отсеки – действительно, ангары, предназначенные для ремонта, хранения и управления москитным флотом Китежа. Эти отсеки были хорошо защищены. Они имели автономную систему жизнеобеспечения. Однако энергию эти отсеки получали из плазмогенератора или МНТ. И только этот отсек был в известной степени автономным за счет дополнительных, переносных генераторов.

Технические лазы действительно были, но обычно они были скрыты за прочными фальшпанелями, открыть которые можно было только с терминала или имея специальный ключ. Кроме того, изучая более подробную карту отсеков, Диана узнала, что прямо над центром управления вратами, несколькими этажами выше, находится специальная башня контроля, надстройка, с которой осуществлялся мониторинг и, собственно, контроль полетов москитного флота. Попасть туда можно было через один из технических лазов. Был еще лифт-телепорт, который телепортировал людей из центра управления в башню контроля и обратно, но он сейчас по известной причине не работал. Вдобавок, похоже, он работал несколько по другим принципам, нежели лифт-телепорт в Атлантиде. Пока не понятно, по каким.

– Есть план. Отсюда есть два технических туннеля, которые я даже могу открыть отсюда. Один из них ведет вниз в этот, назовем его пока, ангар. А второй… – Диана еще раз проверила полученные данные и продолжила, – а вот это уже интересно! Судя по всему, там находится что-то похожее на зал управления этим самым ангаром. Он находится несколькими уровнями выше. Еще тут есть телепорт, правда он не активен. Не могу пока сказать почему, возможно поломка механическая, а я тут уже не помощник. Да и связан он только с залом выше, насколько я могу судить.

– Но ходы помогут нам безопасно проникнуть туда? – Игорь указал на ангар за окном.

– Не знаю, что вы подразумеваете под «безопасностью», но уже час пребывания здесь показывает, что даже самые с виду безобидные манипуляции тут могут быть опасными. А что тогда говорить, про проникновение в изолированные отсеки. В ангаре энергии нет. Подать её отсюда мы не сможем. Эта система изолирована. Можно конечно подняться в тот зал, попробовать изучить те системы, если конечно там есть энергия. Но без активных датчиков внутри самого ангара, которые, насколько я могу судить, связаны с центральной энергосистемой, никаких новых данных мы не получим. Касательно общего состояния атмосферы за этим стеклом. Возможно, мы получим доступ к описанию тех технологий, даже можем найти список кораблей, которые там стоят. Но повторюсь, это никак нам не подскажет, безопасно ли внизу. Хотя, возможно даст информацию о том, кто вторгся сюда. Ради этого туда стоит сходить.

Судя по всему, первичный план военных о прибытии сюда и скорейшем размещении, как на Атлантиде, с треском провалился. Диана не знала, на что рассчитывали русские, но судя по тому, что говорил Эттвуд, можно было предположить, что американцы рассчитывали именно на такой ход событий. Впрочем, она бы тоже не отказалась, что бы экспедиция началась с увеселительной прогулки по обширным залам и красивым видом на океан. Люди бы общались, выбирали себе комнаты в обширных жилых отсеках и развлекались бы изучением баз данных древних и новых технологий. Но реальность сейчас была такова, что делом были заняты единицы, а большинство рабочего состава ученых и военных просто не знали, куда себя деть. Диане казалось логичным, что их надо было чем-то занять. Поэтому она решила обратиться к Тихонову и Соловьёву с предложением отправить кого-то организовывать временный лагерь.

– Андрей Юрьевич, Игорь Андреевич, я думаю, следует организовать временный лагерь для отдыха, еды и сна. Уже сейчас понятно, что мы задержимся в этом зале, на какое-то время. Возможно даже куда большее, чем нам бы хотелось, – Диана сделала паузу, после чего продолжила, – здесь не может работать много людей, поэтому остальным приходится просто бездействовать. Пусть проведут это время хоть с какой-то пользой. Установят палатки, шатры. Отсортируют оборудование, привезённое сюда. Займутся делом, короче.

Игорь Андреевич и доктор Джексон выслушали отчёт Дианы Валентиновны, и чем дальше они слушали, тем больше понимали, что она не может сказать, помогут ли выявленные технические ходы продвинуться дальше, и что вообще даст попытка пролезть через них в другие помещения: плазменный генератор включать нельзя, энергию отсюда подать в другие помещения нельзя, определить, где ещё в соседних отсеках безопасно находиться, не представляется возможным, ворота лучше не открывать.

Вывод: экспедиция застряла в этих отсеках. Это определённо не тот результат, которого ждал Игорь Андреевич. Он, конечно, предполагал, что если город тоже под водой, и его жители тоже были вынуждены покинуть его, то первым делом нужно будет обеспечить безопасность экспедиции, но не думал, что люди окажутся запертыми, фактически, прямо в зале врат. Информация, кто вторгся сюда интересна, но Игорю уже не казалась первоочередной. "Князь Владимир", конечно, с межгалактическим гипердвигателем асгардов, но вряд ли прилетит сюда через пару часов.

– Неужели мы ничего больше не можем сделать? – шепнул Даниелю Соловьёв.

– Не знаю, Игорь, – с сожалением ответил доктор Джексон, – думаю, у нас только 2 пути: поискать в терминалах что-нибудь, что мы упустили, или рискнуть и пробраться в те помещения, о которых мы ничего не знаем кроме того, что там находятся малые корабли и много убитых.

– И поискать хоть что-нибудь, что работает, – завершил Игорь Андреевич. Хоть он и старался не пропускать трапезы, сейчас ему не особенно хотелось устраиваться отдыхать и кушать. Поэтому на предложение Кромверк он ответил так:

– Мне кажется, в отведённом нам пространстве не особенно много места, чтобы раскидывать лагерь для такого количества людей, Диана. Вряд ли зал врат был предназначен для этого. Хорошо, если системы жизнеобеспечения этих помещений работают на наших наквадах-реакторах, а то ведь они изолированы, и мы получили бы ещё одну проблему. Впрочем, я не возражаю, если остальные пока устроятся, где есть место, но я бы с доктором Джексоном и лейтенантом Эттвудом остался здесь, вдруг мы втроём найдём в терминалах ещё что-нибудь полезное.

– Есть и третий вариант, – вспомнил вдруг Даниель, – мы с Игорем посмотрели программу управления Звёздными вратами – думаю, они работают, и наших реакторов хватит, чтобы набрать какой-нибудь адрес из базы данных и попробовать сходить на какую-нибудь планету. Правда, я не знаю, что искать там, но у нас есть зонд, который мы сюда прислали месяц назад, мы можем с его помощью проверить какой-нибудь адрес. Врата защищены диафрагмой по типу нашей земной, так что мы можем при необходимости закрываться от непрошеных гостей.

Доктору Джексону тоже как-то не хотелось заниматься сортировкой оборудования, когда экспедиция не может продвинуться дальше зала врат и комнаты управления. Диана же не понимала, о чем он вообще думает. Перспектива ухода людей на другую планету ей абсолютно не нравилась. Понятное дело, что после освоения города она не исключала возможности мобильных баз на других планетах, но лично она предпочла бы оставаться в городе.

– Вы не поняли, что я имею в виду, Игорь Андреевич, – немного небрежно бросила Диана Соловьёву с Джексоном, – даже если в ближайшие дни мы сумеем убедиться в безопасности включения генератора, запустим диагностику, поймем, что мы тут одни, то судя по размеру этого города и нашему количеству, уйдет минимум неделя на обследование потенциально небезопасных зон, не говоря уже об уборке всех этих тел и настройки основных систем города. До того момента, нецелесообразно будет расходиться далеко. А всем этим людям, надо где-то спать и есть. Эвакуация на другую планету, мне не кажется, слишком удачной идеей и я считаю это крайней мерой. Данные по планетам могут оказаться весьма устаревшими. Кто знает, что на них произошло за последние тысячи лет. Мы же ничего не знаем, о населении этой галактики. К тому же, неплохо бы узнать локальный адрес Китежа, что бы в случае чего люди знали, как им вернуться.

В это время вмешался Тихонов. Полковник выслушал всех учёных. Повертел мысль и так, и этак, и принял решение.

– Доктор Джексон, доктор Соловьёв, не могли бы вы посмотреть в базе данных адресов подходящую для "базы альфа" планетку? Без опасных диких животных, желательно вообще не населённую. Без всяких опасных сюрпризов. Прежде чем двигаться дальше, я хотел бы обезопасить хотя бы часть людей. Зонд и разведгруппа, под командованием Люн Чу Вай, в вашем распоряжении. Краснов, – полковник кивнул ученым, мол, можете действовать, и вызвал по рации командира основных сил, – разверните полевой лагерь в зале врат и подготовьте ученых к переправке на другую планету... Да. Отправь с ними несколько бойцов, пусть развернут там лагерь и ждут пока мы тут со всем закончим.

Громов, подготовь несколько групп – одна пойдет в этот ангар, другая на вверх, посмотрим, что там есть. Диана Валентиновна, – Тихонов подошел к Кромверк, – готовьтесь к самому наихудшему варианту... Если мы откроем панель, и оттуда хлынет вода, нужно будет сразу её закрыть.

– Мои ребята готовы, сэр! – опять запел старую песенку полковник Нортон, – вы не можете нас игнорировать!

– А никто и не собирался Вас игнорировать... Пусть ваши люди сосредоточатся у ворот, если в ангаре безопасно, я хочу, чтобы они вошли туда в составе второго эшелона, – он подмигнул Кромверк, прежде чем обернуться к Нортону.

– Я настаиваю на участие моих людей в прохождении через технические тоннели!

"Настаивает он... Заставить бы его жирный зад пролазить по узким лазам, задница сразу же застрянет" – подумал Тихонов, но тут его взгляд наткнулся на лейтенанта Эттавуда.

– Что ж, я не против. Лейтенант Эттвуд вы включены в одну из групп, группу можете выбрать сами. Но, думаю, больше пользы вы принесете, если пойдете в центр управления... ангаром.

– Но...

– Никаких «но»! Все получили приказы! Выполнять! – Тихонов не повышал голоса, однако в его голос превратился в сталь. Холодную сталь. Попробуешь перечить, и твоя голова слетит с плеч.

Впрочем, все уже занимались своим делом и только Нортон стоял, выпучив глаза. Однако очень скоро полковник пришел в себя, осознав в каком он положении находится. Он отдал воинское приветствие, наградил Эттвуда гневным взглядом и вышел из центра управлением врат, к своим людям.

Игорю Андреевичу же показалось, что Диана начинает паниковать, поэтому, пока Тихонов раздавал другие команды и ставил на место Нортона, Игорь решил попытаться успокоить её.

– Диана Валентиновна, успокойтесь, мы никуда не уходим, – молвил Соловьёв спокойным тоном, как Андрей Васильевич Тимченко, командир легендарного "Экипажа", – нас готовили к тому, что нам придётся побороться за свои жизни, раз пришли сюда, не имея понятия, что нас здесь ожидает. Доктор Джексон вовсе не сказал, что все должны немедленно покинуть город, речь пока идёт о разведке. Адрес города есть в базе данных, с этим порядок. У нас есть зонд, и мы можем предварительно послать туда разведгруппу майора Люна. В случае успеха туда и перебазируем персонал, который вы называете второстепенным. Всё будет хорошо, люди Люна хорошо подготовлены и справятся с задачей. А мы с доктором Джексоном вас здесь не оставим.

Диана поняла, что и правда её немного понесло. Хотя идея ей все равно не нравилась, но все уже было решено, поэтому она решила не продолжать дискуссию.

– Прошу прощения, я вас немного не так поняла, – без особого энтузиазма извинилась она. Ласково погладив девушку по щёчке, чтобы она не сомневалась в искренности его обещания, и выразительно посмотрев ей в глаза, Игорь Андреевич добавил к своим словам:

– И, к счастью, Диана, мы с вами не на "Судьбе", и доктора Раша среди нас нет, – Соловьёв многозначительно улыбнулся, надеясь, что Диана не станет изображать этого чудаковатого доктора, что на "Судьбе" не особенно старается найти способ помочь людям, которым там не место. Но последнее действие чуть снова не вывело её из себя. Она вообще не любила, когда её трогают, особенно малознакомые люди. А их с Соловьёвым отношения были исключительно профессионального характера, и подобные контакты в данном случае она считала недопустимыми. Она уже открыла рот, чтобы высказать все, что она думает об этом и самым, с её точки зрения, уместным способом убедить так больше не делать, но решив, что крик на весь зал управления, ничем не поможет, а может даже повлечет за собой другие успокоительные контакты, поспешно закрыла рот. Поразмыслив несколько секунд, она все же ответила:

– Знаете, спорный вопрос, недостаток или преимущество, что среди нас нет доктора Раша, – Диана была весьма впечатлена работами Николаса Раша, – при всем его не самом лучшем характере, отрицать его профессионализм и обширный багаж знаний и навыков, просто глупо. Хотя трудный характер у ученых не редкость. Его навыки, могли бы быть весьма кстати здесь. Но увы, у вас я вместо него. Хуже это или лучше, решайте сами.

Но Игорь Андреевич и доктор Джексон уже занялись выполнением данного им распоряжения, оставив Диану заниматься своим делом. Диана вернулась к терминалу, чтобы проверить, сумеет ли она, в случае чего, закрыть фальшпанели за которыми скрывался проход в технические лазы. Убедившись в этом, но все же искренне надеясь, что в этом не будет необходимости, она стала ждать сигнала об открытии. Она пока не знала, будет ли сидеть здесь, пока все остальные разойдутся, или отправится с группой в зал управления ангаром. Впрочем, ей и здесь было неплохо.

Продолжение следует.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Иван, Совесть | Просмотров: 158 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ