Заголовок
Сегодня Суббота, 23 Сентябрь 2017,

на часах 17:39:01 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Кто самая сексуальная героиня сериала???

Всего ответов: 1956


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Аз весьма мудр, устои творя родовые во времени!
27 Ноябрь 2016 17:29:06

Мечтая обрести удел иной,
Преодолев отчаяние и страх,
Они блуждали в бездне ледяной,
Чтоб родину найти в чужих мирах.

Зал врат ещё одного города Древних, укутанного туманом времени, был вытянутой прямоугольной комнатой, чем-то напоминающей зал врат в Шайенне, с высоким потолком. Звёздные врата стояли на возвышенности с пандусом. На другом конце комнаты были ворота, достаточно большие, чтобы через них мог проехать легковой автомобиль или Прыгун со сложенными крыльями. Над воротами располагался центр управления вратами, обзорное окно которого выходило в зал врат. На полу, перед пандусом и на потолке, находились створки по типу тех, что были на Атлантиде, через которые Прыгуны могли попасть в зал врат. Пол, стены и потолок, были сделаны из очень прочного материала.

Центр управления Звёздными вратами – просторный зал, но по размеру всё же меньше чем зал врат, но такой же вытянутой прямоугольной формы. Планировка комнаты была достаточно симметричной. Возле двух коротких стен комнаты располагались лестничные пролеты, что вели на этаж ниже, в широкий коридор, который находился перед залом врат. За одной стеной коридора был расположен зал врат, ворота в который были открыты. В противоположной стене коридора тоже имелись ворота, но они были закрыты.

Возле двух длинных стен центра управления, который был, соответственно, вторым этажом, располагались панели управления с обзорными окнами, одно из которых выходило в зал врат. Это окно было открыто, и можно было наблюдать зал врат и, собственно, Звёздные врата. Наборное устройство было перед этим окном и выполнено в виде больших шестиугольных кнопок, словно пчелиные соты. Справа и слева от наборного устройства было ещё несколько рабочих мест.

С противоположной от наборного устройства стороны комнаты находилось второе обзорное окно, и оно было закрыто опущенным металлическим щитом. При этом само окно выглядело целым. Здесь тоже было несколько рабочих мест, о предназначении которых пока можно было только догадываться.

Именно такую картину мог увидеть любой странник, который прибыл бы сюда через Звёздные врата.

Но в зале врат веками стояла мёртвая тишина, и ничто не нарушало вечный покой и безмолвие этого давно покинутого города Древних. И вот настало время Пятой расе галактики Млечный путь – потомкам великой расы сверхлюдей – найти и оживить этот старый город! В один прекрасный день нашего времени Звёздные врата загудели и начали своё величественное вращение, их шевроны вспыхнули ярко-красным светом, засветились символы их внутреннего кольца, и энергетическая вспышка ярко озарила тёмную комнату.

Из голубой пелены врат выплыл только МАЛП, который получил данные об окружающей обстановке, объехал зал врат и направился через открытую дверь дальше, обследовал соседний коридор и даже заехал на второй этаж в пункт управления. Потом врата закрылись: видимо, людям, робко "постучавшимся" в город предков, увиденного зондом было достаточно.

Это было знаковое событие для этих безжизненных помещений, которым тысячи лет. Но они никак не "отреагировали" на зонд, словно "чувствовали", что это всего лишь робототехника, и все события должны были начаться, когда придут живые существа, которые вернут город к жизни, как в своё время экспедиция Атлантиса вернула к жизни город Древних, которые жили в южной полярной области. Поэтому, когда врата закрылись, помещения вновь погрузились во тьму, укутанные туманом времени.

А спустя месяц Звёздные врата вновь начали вращаться. На этот раз уже чтобы принять международную экспедицию с Земли. Поэтому теперь из глубины туннеля вынырнула уже не мобильная исследовательская лаборатория, а один за другим стали появляться люди. И тогда уже началась совсем другая история.

Пятеро бойцов в чёрной форме, в шлемах с забралом, вооруженные бесшумным оружием спецназа, прошли через врата первыми. Они спустились с пандуса, сбросили тяжелые, набитые доверху рюкзаки, и, держа оружие наготове, отправились в зал управления вратами. Света в помещениях не было, пришлось включить фонари. Следующая команда должна была занять позицию у ворот в конце коридора.

Громов впервые воочию увидел зал управления. Солдаты рассредоточились по залу, по двое у каждой из лестниц. Сам же Константин встал у наборного устройства, наблюдая за тем, как остальная часть экспедиции проходила через врата.

Сначала появился второй отряд, который уже занял позиции у ворот, потом появился еще один отряд, во главе с Тихоновым. Тихонов и Громов обменялись небольшим радиообменом. Тихонов остался в зале врат, в то время как Громов остался ждать специалистов из гражданских ученых в центре управления.

Далее в зал прибытия прошел боевой отряд американцев со штабной группой КЗВ в арьергарде. Бойцы в камуфляже "ScorpionW2" и футуристичных шлемах HEaDS-UP, электронной начинке которых позавидовали бы и многие современные компьютеры, были обвешаны вспомогательным оборудованием и оружием, как киборги из комиксов. Но подвижности их бронежилеты не снижали. Уж что-что, а снаряжение американцы делали по уму. Хотя сейчас были, безусловно, тяжелее более облегченной экипировки русских. К тому же несли объемные металлические ящики с аппаратурой и припасами.

Сбросив ящики справа от врат, группа тут же грамотно заняла позиции на второй линии обороны. Голосов и команд слышно в шлемах не было, а на них самих во лбу были укреплены мощные светодиодные фонари. Айвен по инструкции занял позицию в прикрытии старших офицеров, но тут же получил команду от Нортона приступить к осмотру. Поэтому закинул винтовку за спину и приступил к своей работе – обходу доступной территории и съемки всего подряд на камеру шлема. Сняв врата, Эттвуд прошелся по контролируемой территории и особенно тщательно снял наборное устройство. Такое он видел впервые. Не удержался и коснулся его тактической перчаткой, но не кнопок с символами, а обрамляющего их декоративного бортика. Он не хотел тут невзначай включить что-то. Хотя полагал, что и не удастся включить, так как у него гена АТД не было. 

– Надо же, совершенно незнакомые символы, – пробормотал он и тут же услышал требование командира боевой команды прекратить пустые разговоры в эфире.

Двое бойцов американской команды оперативно установили в нескольких точках помещения автономные цилиндрические светильники на аккумуляторах, и тогда все смогли получше рассмотреть окружающее пространство. Эттвуд тут же принялся снимать стены, потолок, плиты пола, лестницы, чтобы потом из этих кадров начать составлять трехмерный план Китежа. Но несколько раз еще оглядывался на наборное устройство, которое ему тут было интересно более всего. Русские и китайцы в оцеплении недовольно посматривали на бесцеремонного американца, который вертелся повсюду, крутя головой. Камера в шлеме послушно фиксировала все вокруг, и Айвену сейчас не было дела до недовольства кого бы то ни было. У него был приказ, и он его выполнял. А тем временем из голубой пелены Звёздных врат продолжали выплывать остальные члены экспедиции Китежа.

Диана Кромверк прошла в зал врат вместе со своей группой и тут же порадовалась, что она не завтракала. Ощущения прохода через врата было сложно описать, но оно явно нехорошо влияло на желудок. После материализации было ощущение, что все органы подошли вплотную к горлу. Многие из прибывших учёных, испытывали явный дискомфорт после перехода. Слегка позеленевшая Диана отметила про себя, что лучше бы их подготовили к этому, чем несколько недель гоняли по пустыне. Сейчас об этом уже не было смысла думать, но факт оставался фактом. В ходе тренировок, никто даже не задумывался, что многие из этих ученых впервые пройдут через врата. А о трудностях первого прохода было известно давно.

Открывшийся перед нею вид был весьма впечатляющим. В большом просторном зале, благодаря освещению, поставленному военными, можно было заметить замысловатые узоры на стенах и изящные колонны, уходящие во тьму, и видимо подпирающие потолок. Заканчивался зал обширной аркой, которая закрывалась массивными воротами.

Всех очень беспокоило отсутствие энергии, ведь на Атлантиде по прибытии экспедиции почти сразу активировались все системы, и был включен свет и вентиляция. Тут же такого не произошло, что заставляло ученых нервничать. Надо было заняться поиском панелей управления, чтобы запустить хотя бы диагностику и определить, насколько тут все плохо. Если повезёт, то запустят отсюда основные системы и образуют штаб. Но ученые предпочитали таращиться по сторонам и ждать пока их пнут в нужную сторону.

Положив казённое оборудование в общую зону, Диана стала ожидать прибытия Соловьёва с доктором Джексоном, чтобы начать хоть какие-то действия. Правда, долго ждать ей не дали. К ней подошел один из военных, который сообщил о нахождении чего-то похожего на зал управления и потребовал, что бы она отправилась за ним.

– Конечно. Как только прибудет Игорь Андреевич вместе с доктором Джексоном, направьте их туда же. Думаю, их помощь нам может пригодиться, – обратилась Диана к военному тоном, который не терпел возражений.

Военный кивнул и приставил одного из своих подчиненных наблюдать за дальнейшим прибытием и направить доктора Соловьёва с доктором Джексоном в зал управления, после чего последовал через зал к арке. По пути он остановился и взял еще нескольких учёных, которым предстояло разобраться с назначением различных терминалов в центре управления и попытаться наладить энергообеспечение.

Покинув зал с вратами, они оказались в коридоре, из которого две лестницы вели на второй этаж, в центр управления Звёздными вратами. Непривычный внешний вид наборного устройства привлек особое внимание ученых. Да и сам дизайн пульта был отличен от тех, что видели в Пегасе и Млечном Пути. Если для историков это могло стать предметом многочасовой дискуссии, то для Дианы это был просто красивый пульт. К тому же, скорей всего, не работающий, так как подачи энергии не было. Диане не терпелось попробовать активировать какой-нибудь из терминалов, но здравый смысл одержал вверх. Поэтому она обратилась к остальным ученым:

– Так, никому просто так кнопки не жать, рубильники не опускать, пока не будете точно уверены, что они делают. Ищите возможные разъемы, для подключения нашего оборудования и первичной диагностики. Если архитектура этих консолей такая же, как на Атлантиде, то есть шанс что ранее разработанные адаптеры нам помогут. Если нет, будем искать другой путь. Всем понятно?

Ученые послушно кивнули и разошлись по залу, исследуя найденное. Диана и сама приступила к изучению ближайшего терминала, искренне надеясь, что в скором времени прибудет Соловьёв с Джексоном, и работа ускориться. Айвен, пока все ждали последних двух членов экспедиции, закончил съемку доступных помещений и вернулся в зал с консолями и наборным устройством. Увидел там Диану и группу ученых, и занялся осмотром терминалов.

Рабочих терминалов в центре управления оказалось пять, не считая самого наборного устройства. Два терминала были со стороны наборного устройства, по правую и левую сторону от него. Три других на противоположной стороне, там, где обзорное окно было закрыто металлической шторкой.

Терминал представлял из себя клавиатуру, которая была очень похожа на те, что были установлены на Атлантиде в зале врат. Перед клавиатурой, на некотором расстоянии от неё, располагался некий длинный выступ, около 45 сантиметров в длину и 5 сантиметров в ширину, скорей всего, это был голографический проектор, который выполнял роль монитора во время работы. Справа и слева от клавиатуры имелись несколько разъемов. Возможно эти разъемы служили для подключения неких запоминающих устройств, типа флэш карты. Но на 100 процентов, сложно было утверждать. Айвен снял в подробностях терминалы, прошелся пальцами в перчатках по выступу над клавиатурой, осмотрел разъемы на пульте. Тип гнезд был незнаком ему, и даже закралось сомнение в том, что это все делали Древние. Ведь логично было бы предположить, что оборудование на разных объектах должно быть похожим. Но тут похожими были только врата и наборное устройство. В общем, с унификацией аппаратуры у Древних, по-видимому, было сложно...

На самой столешнице, на которой были установлены терминалы, имелись еще несколько разъёмов. Эти разъёмы были стандартными и часто встречались в той же Атлантиде. Айвен, который зафиксировал на камеру все, снял шлем, оставив на ухе только гарнитуру связи с американским отрядом, и повесил его на ранец сзади за специальную петлю. Но перчаток пока снимать не стал, аккуратно касаясь ими консолей и столов.

– Пыли нет, – сказал он Диане, подойдя к ней, – нигде. Если тут долго никого не было, хоть какая-то пыль должна быть. Но ее нет, будто тут недавно кто-то уборкой занимался.

– Пыли может не быть, потому что эти помещения герметичны, ей просто неоткуда взяться. Тут нет растений, горшков. А материал, из которого сделано все остальное, судя по всему не подвержен окислению и разрушению от времени, – отвечала Диана.

–  Энергии нет, но воздух не спертый, вполне нормальной влажности, судя по ощущениям. Значит, есть система естественной вентиляции, – продолжал Эттвуд. Диана внимательно посветила фонариком на ближайшие стены, в поисках вентиляционных решеток.

– Да, вы правы, вентиляция тут определенно есть. И судя по всему, весьма хорошая. Это еще одна причина, почему отсутствует пыль. Хорошие фильтры.

– Если есть вентиляция, то помещение уже не герметично, – заметил Айвен, – может, это место не такое уж безлюдное? – предположил Айвен.

– Хм, сомневаюсь, что тут кто-то есть. При отправлении зонда, насколько я поняла, было проведено сканирование и признаков жизни не было обнаружено. Так что, скорее тут работает армия роботов-уборщиков. Если найдете таких, забейте мне один, возьму себе домой, а то у меня вечный бардак, – пошутила Диана.

– Если я найду хоть одного робота-уборщика, то сдам его на изучение. Но второго с удовольствием вручу вам. А кто-то из ваших брал уже пробы воздуха? Не хотелось бы столкнуться с невидимыми системами безопасности в виде каких-то опасных газовых примесей.

– Насчет анализов не знаю, это вам к Сотниковой, она тут медик, заведующий лабораторными исследованиями. Вроде. Я этим точно не занималась, – ответила Кромверк, дружелюбно улыбнувшись и давая понять, что последнее выражение шутка и никаких роботов она забирать домой не собирается. Эттвуд вспомнил Сотникову – девушку, с которой Соловьев «романил». И поискал ее глазами в мельтешащей кутерьме вокруг. Увидел, подошел и попросил взять пробы воздуха на всякий случай.

Один из ученых обнаружил фальшпанель, но не решился её открывать, сообщив при этом о своей находке остальным. Фальшпанель была расположена в стене у самого пола, со стороны лестницы, в шагах пяти от самой лестницы. После осмотра обнаружилась еще одна фальшпанель, которая располагалась в противоположной стене симметрично первой найденной.

Пока первые прибывшие проводили разведку ближайших помещений, члены экспедиции всё прибывали и прибывали, то и дело возникая из голубой пелены Звёздных врат. Когда зал врат уже был наводнён прибывшими и практически завален принесённым оборудованием, контролирующие прибытие попросили немного расчистить проход и направили часть людей дальше, чтобы не создавать столпотворение. И вот уже двое из последней группы вынырнули из глубины пространственно-временного туннеля, соединяющего помещение с домом. Военный, которого оставили ждать прибытия первооткрывателя города и первопроходца Звёздных врат, выпрямился перед пандусом и выжидающе вглядывался в самую глубину удивительной бездны.

Некоторое время голубая пелена Звёздных врат спокойно колебалась, ослепительно сверкая, как водная гладь на ярком солнышке. Полковник Тихонов начинал беспокоиться, что доктор Джексон и доктор Соловьёв никак не появляются, но туннель по-прежнему был стабилен. Наконец, археологи всё же выскочили из глубины туннеля. Доктор Джексон вполне твёрдо стоял на ногах, так как туннель хоть и был межгалактическим, но всё же не как на "Судьбу". Зато Игорь Андреевич, которого он держал за руку, сразу повалился на пандус, покрытый инеем, и чуть не повалил с собой Даниеля. Он как будто чувствовал, как летит со страшной скоростью неведомо куда среди звёзд и галактик, и этот удивительный туннель закончился ярким светом, и перед глазами явилось незнакомое помещение, в котором уже находилась экспедиция. Военный, ожидавший последних членов, бросился на помощь.

– Ничего, доктор Соловьёв, это эффект декомпрессии от первого прохода через врата, вам скоро станет лучше. Давайте, я вам помогу.

– Откуда вы знаете о декомпрессии? – осведомился доктор Джексон, помогая военному поднять Игоря с пандуса.

– Слышал когда-то из работ генерала Картер, – пояснил солдат.

Игорь Андреевич постепенно пришёл в себя после того, как хотелось остаться лежать на пандусе, пока не станет лучше, ибо он чувствовал себя, как будто тяжело больной. Эффект первого прохода через врата действительно прошёл сравнительно быстро, и Игорь, подхватывая вещи, посмотрел на Звёздные врата.

– Боже, какая красота! Красные шевроны, светящиеся символы! Это... великолепно! – восхитился Соловьёв. Тем временем полковник Тихонов, тоже ожидавший последних членов экспедиции, поднёс рацию ко рту и провозгласил:

– Генерал Лэндри, это полковник Тихонов. Экспедиция в полном составе прибыла в пункт назначения и приветствует вас из Затерянного города Древних Китежа!

– Поздравляю вас, полковник! – донёсся из родной галактики ответ, – ловите последнюю посылку!

Через некоторое время на пандус выкатились 5 бутылок шампанского, пойманные Игорем и Даниелем, после чего светящийся круг растаял в воздухе, и шевроны погасли вместе с символами. Совсем темно, к счастью, не стало, опять же благодаря автономным светильникам, поэтому можно было разобрать, куда они попали. Полковник Тихонов забрал бутылки шампанского и сказал, что об их открытии пока думать рано: сначала нужно обследовать город, оценить обстановку и хотя бы разобраться, как включить свет?

– Да, я как-то не рассчитывал, что тут не будет света... – озадаченно молвил доктор Джексон, откладывая вещи и осматривая помещение, в которое они попали.

– На Атлантиде было иначе? – осведомился Игорь Андреевич.

– Да, там всё включилось автоматически, когда люди пришли туда. Я думал, что и здесь будет так же, когда мы придём. Может быть, город обесточен?

– Думаю, вам стоит подняться на второй этаж, доктора, – вмешался военный, которого оставила у врат Диана, – там что-то вроде зала управления, может быть, там вы сможете что-то найти.

Игорь и Даниель двинулись за солдатом и поднялись на второй этаж. В комнате управления уже находились и Громов, и Эттвуд, и Диана.

– Вот и мы, господа! – воскликнул Игорь Андреевич, – с прибытием всех! Похоже, этот город не отреагировал на наше прибытие, обидно. Неужто мы не те, кому он оставлен?

Диана вообще подозревала, что город «понятия не имеет», что его искали и уж тем более кто. Поэтому, со свойственной ей деликатностью, она отшутилась:

– Нет, видимо у него просто сели батарейки, вот он и не приветствует нас фейерверками и торжественной активацией всех нужных и не нужных систем. Найдем, как подключить генераторы, сразу будет все как положено, – с улыбкой обратилась она к двум учёным и вернулась к изучению.

– А много ли среди наших людей тех, кто является носителем гена АТД? – спросил Айвен, – может, мало, поэтому и не отреагировал. Думаю, нам предстоит это выяснить, как и многое другое.

– Можно подумать, среди экспедиции Атлантиса было много людей с этим геном, – обиженно пробурчал Игорь Андреевич, – мне кажется, что проблема в отсутствии питания.

Как обычно, засыпая всех вопросами ни о чём, Игорь Андреевич осмотрел помещение. Похоже, другие пути из него действительно были закрыты, следовательно, экспедиция попала в замкнутое пространство. Соловьёв был очень озадачен этим и не очень понимал, что делать дальше. Нужны были хоть какие-то тексты, чтобы понять, что делать. Доктор Джексон между тем смотрел на пульт управления.

– Ну я полагаю, что мы должны как-то включить эти контрольные системы, может быть, наквадах-реакторы помогут? – предположил Игорь Андреевич.

– Возможно, тогда мы определим, как попасть в другие помещения, установим контроль над вратами, – добавил Даниель, – любопытное наборное устройство, как пчелиные соты. Правильный шестиугольник. В Прыгунах были треугольные клавиши, если мне не изменяет память. А символы здесь в том же стиле, что и на Земле. Рискну предположить, что вот этот центральный – точка отсчёта. Он похож на колокольчик.

– Колокольчик... колокол... так-так-так-так-так, – Игорь Андреевич сбегал к своему чемодану и вернулся с книгой, позаимствовав у одного из сотрудников фонарь, – да, конечно! Смотрите, в преданиях о Китеже также говорится, что в тихую погоду иногда можно услышать из-под вод Светлояра пение людей и колокольный звон! Думаю, в этом есть смысл, и этот колокол – символ города!

– Ну, уже что-то, – улыбнулся Даниель, – но всё же нам надо подать энергию на эти системы.

– Вы сказали про колокол, Игорь Андреевич, – отозвался Айвен, – колокольный звон... Мне лично этот символ больше напоминает звонок на рецепции. Может, так оно и есть? И, кстати, не хотелось бы столкнуться с акустическим оружием, о котором мне подумалось при слове "колокол".

Эттвуд улыбнулся. Вообще он сейчас смотрелся странно и несколько забавно в своей военной экипировке среди гражданских, с горящим взором и разинутым ртом. Ибо трепетом перед таинственным Китежем был полон и он. Соловьёв ещё раз посмотрел на центральный символ и сказал:

– Звонок на рецепции? Слишком просто. Колокол – это нечто более значимое, философское. Знаете поговорку "По ком звонит колокол"? Шучу-шучу. Надеюсь, что это просто символ города, а не акустического оружия.

Игорь Андреевич понимал, что философские размышления о бытии, смысле жизни и т.д. интересны скорее доктору Джексону, чем Айвену, поэтому развивать тему не стал. Всё равно, чтобы получить ответы, нужно было запустить эти терминалы, определить, подключено ли питание к вратам, так как без питания нажимать клавиши наборного устройства всё равно бесполезно, и даже вручную адрес не наберёшь. Поэтому Игорь Андреевич обратился к Диане:

– Где там наши ребята с наквадах-реакторами? Давайте попробуем подключить их.

– Вы куда-то спешите, Игорь Андреевич? Мы пока не знаем, куда именно их тут подключать. Если подключим неправильно, есть шанс просто спалить тут всю систему к чертям, и тогда наша экспедиция окажется на редкость короткой, – скептически заметила Диана, так как в таких делах лучше триста раз все проверить.

– Вы не боитесь, что, как только вы подключите энергию, тут активируются системы защиты от несанкционированного вторжения? – спросил Эттвуд у Соловьева. – может, сперва хотя бы выход из этого сектора найти, а потом уже что-то подключать? Я бы не рисковал.

Соловьёву ответить было нечего, и он предоставил решать вопрос знатокам. На этот вопрос ответил один из военных:

– Простите, лейтенант, не думаю, что у нас есть выбор. Кроме зала врат, отсюда нашли только один выход – за вот этот щит, – офицер указал на закрытое бронезаслонкой окно, – но ворота туда внизу заперты, и никаких механизмов, чтобы их открыть, мы пока не нашли. Не думаю, что мы их откроем, ничего не запуская.

Один из ученых подошел к Кромверк, сообщая, что нашли что-то подозрительное, и требуется немедленное её присутствие для разбора. Диана чертыхнулась и пошла следом за ним. Они ей показали те самые фальшпанели, которые, по их заявлениям, были полые внутри. Постучав по одной из таких панелей, она действительно услышала глухой стук, означающий наличие под этой панелью какой-то ниши. Пожав плечами, она достала перочинный ножик и попробовала отковырнуть панель. Та поддалась на удивление легко. Посветив туда фонариком, она обнаружила там несколько разъемов, судя по всему, как раз подходящих для локального источника энергии.

– Открывайте вторую, это просто, – обратилась она к ученым, которые все еще стояли рядом, – и отправьте кого-нибудь за электриком, пусть приносят наквадах-генераторы, у нас есть шанс подключить тут все.

За второй панелью открылась такая же картина. Диана смутно разбиралась в механике, но кое-что знала. Но нужна была консультация специалиста. Через несколько минут в зал внесли наквадах-генератор, пришёл и ответственный по их настройке и подключению. Он ей и нужен был. Станислав Васильевич, кажется, так его звали.

– У меня есть плохое предчувствие, что данные панели позволяют запустить энергосистему этого зала, при параллельном подключении двух источников питания. Вы сможете подключить к ним два генератора? – высказала она Станиславу свою идею.

Тот нахмурился, взял у неё фонарик, посветил в открывшиеся ниши и на пару минут задумался.

– Да, эти разъемы очень похожи на ту, что были на Атлантиде. Но я не знаю точного потребления энергии этим пунктом, для верности, я бы поставил сюда два генератора, – высказал он свой вердикт.

– Хорошо, сейчас распоряжусь, что бы принесли еще один. Вам что-то еще нужно?

Станислав отрицательно покачал головой и снял свой рюкзак. Там у него оказались инструменты, адаптеры и различные приспособления, названий которых Диана не знала.

– Принести ещё один генератор. Если повезёт, мы через несколько минут сможем запустить энергию в этот зал, – обратилась она к одному из ученых.

В скором времени уже два генератора находились в зале управления, и оба были подключены к загадочным разъемам Древних. Диана искренне надеялась, что они все верно поняли и что проблем не будет. Станислав закончил последнюю настройку и подошел к ней и сообщил:

– Все готово, осталось только включить генераторы.

– Хорошая работа! Я сообщу всем, – Диана посчитала важным похвалить подчиненного и обратилась ко всем остальным, – сейчас мы попробуем включить генераторы и тем самым направить энергию от них в этот зал. Если мы всё правильно сделали, то уже через минуту тут все заработает. Но опять-таки, не спешите жать все подряд.

Диана морально подготовилась к возможному провалу, или и того хуже, активации защитной системы древних, которая их тут похоронит. Сделав глубокий вдох, она дала сигнал Станиславу на включение генераторов. Прозвучал тихий щелчок и генераторы засветились. Все присутствующие в комнате замерли в оцепенении ожидая реакции.

Некоторое время ничего не происходило. И когда люди уже готовы были разочароваться, в центре управлении загорелся мягкий свет. В коридоре и в зале врат так же загорелся мягкий свет. Ступеньки лестниц стали подсвечиваться. Терминалы один за другим начали работать. Сначала начинали мягко светиться клавиши, а через пару секунд проекторы проецировали голографические мониторы. На мониторах появлялись отчеты о диагностики системы. А когда диагностика закончилась, в середине комнаты возникла проекция ещё одного экрана. Этот голографический экран был достаточно большим, он начинался почти у самого потолка и заканчивался почти у самого пола, шириной практически во всю комнату, фактически поделив её на две половины: ту, где были три терминала, и ту, где наборное устройство. На экране было множество тактических данных, по большей части показывая в каком состоянии находится город. Эттвуд не успевал головой крутить, глядя на оживающий контрольный пост Древних.

– Отличная работа, ребята! – обрадовался Игорь Андреевич, когда включился свет, начали подсвечиваться ступеньки и появились голографические мониторы.

– Боюсь, нам рано радоваться, Игорь, – озабоченно посмотрел Даниель на большой экран, выдвинувшийся посреди комнаты, отрывая Соловьёва от рассматривая свечения клавиш. Первые надписи, на которые нужно было обратить внимание, очевидно, были красными, с них доктор Джексон и начал читать.

На экране красным горели несколько надписей на языке древних, надписи появлялись по очереди:

+ Внимание – повреждение корпуса: отсек 7, 9, 17, 40 +

+ Внимание – обнаружены штурмовые шлюпки: количество 120 +

+ Внимание – объявлен план эвакуации: немедленно покинуть город +

+ Внимание – запущен протокол самоуничтожения: перегрузка основного плазмогенератора +

– Здесь говорится о повреждениях корпуса, наверно, город не очень-то цел. Какие-то штурмовые шлюпки, 120 штук. План эвакуации! О-о! Это обратный отсчёт: включилась система самоуничтожения! Будет перегружен основной плазмогенератор... – читал Даниель.

Когда появилась последняя строчка на экране, тут же загорелись красные огни и включилась сирена, по звуку, чем-то, похожая на звук сирены с Атлантиды. А на экране ниже последней строчки появился обратный отсчет:

+ 29:59 (29 минут, 59 секунд) +

+ Для отмены введите код отмены +

При нажатии на последнее сообщение появилось следующее изображение:

И надпись: Ас Весьма Мудр Устои Творя Родовые во Времени.

Когда заработала сирена, люди начали беспокоится. И если солдаты вели себя достаточно стойко, то гражданские были на грани паники. Их можно было понять, они только прибыли, наслушавшись много помпезных речей, а теперь звучит сирена, которая не предвещает ничего хорошего. В глазах был испуг. И чем дольше звучала сирена, тем больше в сердцах людей возрастала тревога. Тренинги как-то быстро позабылись. Как оказалось, пожертвовать своей жизнью не очень просто.

Тихонов вызвал по рации Громова, чтобы прояснить ситуацию. Громов, как мог, рассказал, что происходит в центре управления. Тихонов хотел было подняться в центр управления, но увидел настроение людей, и что Краснов с Люном и Фэй не справляются. Тогда Андрей Юрьевич приказал Громову держать его в курсе событий, а сам приступил к созданию временной базы. Нужно было чем-то занять людей, чтобы отвлечь от пагубных мыслей и этой чертовой сирены.

Громов же наблюдал за всем, что происходило в центре управления, ему, очевидно, не хватало знаний, чтобы решить эту загадку, поэтому он решил не вмешиваться в ход рассуждений учёных. Зато Диана не выдержала и выругалась бравым русским матом. Хорошо, что из-за сирены, никто этого не услышал. Или сделали вид, что не услышали, так как были проблемы поважнее. Недолго думая, она обратилась к Станиславу:

– Какого чёрта? Это наша вина или как? – девушка была слегка раздражена, ведь в случае чего, всю ответственность повесят на неё.

– Непохоже. Судя по этим данным, интеграция прошла успешно, показатели энергии стабильны. Вот посмотрите, – ответил Станислав, передавая Диане планшет, – к тому же, от такого вмешательства вряд ли бы сработала система самоуничтожения, скорее, блокировка всего этажа. Хотя это тут и так есть.

– Да, вероятнее всего… Постой, что?! Ты сказал самоуничтожение? – в голосе девушки звучало явное удивление.

– Ну да, вы еще не видели терминалы? – немного ошарашено заметил ученый куда-то в пустоту, так как после этих слов Диана уже бежала к терминалам.

Фраза, которую предлагалось ввести, Даниелю была незнакома, как и буквы на картинке. Зато их узнал Игорь Андреевич.

– Это старославянский! Ас Весьма Мудр Устои Творя Родовые во Времени... длинноватая фраза для кода отмены... но это должно что-нибудь значить.

– Я тоже не думаю, что Древние просто написали код отмены явным образом, и всё, это слишком просто, я с таким никогда не встречался, – согласился Даниель, – здесь какая-то загадка.

– Так, у нас 29 минут, бегу за своими книгами, – притащив свои книги через пару минут, Игорь Андреевич стал торопливо изучать всё, что есть о старославянских буквах, – эээ... думай-думай, Соловей! Ас весьма мудр... вот! Итак, буквы славянского алфавита были не просто буквами, а ещё и словами. Например, слово "Ас" соответствует букве "а". Если я прав, каждое слово фразы соответствует букве на панели.

– Можете их расшифровать? – спросил Даниель.

– Попытаюсь, хотя не все слова точно соответствуют буквам, – отвечал Соловьёв, не отрываясь от книги, – да, думаю, я прав! Здесь говорится, что если записать все буквы старославянского алфавита в квадрат 7х7, как тот, что мы видим, можно при горизонтальном, вертикальном и диагональном прочтении получить цельные тексты и убедиться, что он был своеобразным посланием потомкам. Нужно просто абстрагироваться от букв, и мыслить образами, которые они передают. Попробуем так и сделать. Итак, первая буква "а", значит, идём от левого верхнего края. "Буки" не подходит, значит, не по горизонтали. "Ж" – жизнь, живёте... нет, тоже не то. Значит, по диагонали: "зело"... вот оно! Зело – это значит "очень, весьма". "М" – мыслить, это близко к "мудр", значит, направление правильное. "Ас весьма мудр...", пока всё верно. Устои – да, вот эта буква подходит, центральная. Твёрдый знак – есть значение "творение". Насчёт этого знака не уверен, что "Родовые" соответствует ему, но он вписывается в ход мыслей. А это, кажется, "ижа", и это мельчайшая мера времени, то есть изображает его течение. Итак, главная диагональ сверху вниз.

– Стоит попробовать, – кивнул доктор Джексон. Игорь Андреевич набрал буквы на дисплее в выделенной последовательности и уставился в табло обратного отсчёта, на котором шла уже 10-я минута отсчёта, ожидая, что будет. Пока Игорь Андреевич вводил код отмены, Даниель старался устранить панику среди остальных гражданских, которой, как ему показалось, подвергся даже Эттвуд, который вроде бы был военным.

– Господа, сохраняйте спокойствие! У нас ещё есть время на решение проблемы. Поверьте, в моей практике бывали случаи, когда ответ нужен был практически мгновенно, не говоря уже о "Судьбе", где люди попадали в более сложные ситуации и выбирались. Мы обязательно решим эту задачу!

Когда слово лидера проекта "Звёздные врата" немного возымело эффект, доктор Джексон посмотрел на результат ввода пароля.

– Вряд ли все так просто, – сказал Эттвуд, который не оставил это происшествие без внимания и тоже догадался, что это славянская азбука, а фраза – это буквы по главной диагонали матрицы, – никогда к головоломке не приписывают внизу ответ. Полагаю, предложенная фраза – только подсказка. А дело в диагонали! Эта фраза пишется по диагонали буквицы с верхнего левого угла к правому нижнему! Если набрать фразу, идущую по другой диагонали, то получится… косой крест – перечеркивание! То есть, отмена! Теперь осталось только определить фразу, которая пойдет по другой диагонали. Если, конечно я прав в своих рассуждениях.

Эттвуд тоже замер в ожидании результата. Буквы, а вернее, клетки с буквами, загорались зеленым цветом, когда доктор к ним прикасался. Когда последняя буква была нажата, на дисплее появилась новая строка:

+ Код отмены принят +

Однако изображение поля с выделенными зеленым клетками с буквами не исчезло, теперь под ним красным появилась новая надпись:

+ Введите код подтверждения отмены +

Обратный отсчет продолжался.

+ 9:59 (9 минут, 59 секунд) +

«Бездумно, как же бездумно мы действуем», – с досадой подумал Айвен, увидев, чем закончился ввод пароля.

– Вы догадывались, что это будет не так просто? – с некоторой растерянностью спросил Соловьёв.

– Пожалуй, – нахмурившись, ответил Даниель, – только не думал, что нам ещё срежут несколько минут. Хотя в пещере Авалона было и похуже... Лейтенант Эттвуд, подойдите сюда.

Игорь Андреевич тоже краем уха слышал, что Айвен выдвинул какую-то другую версию пароля, и спросил:

– Айван, вы там что-то искали по другой диагонали. Думаете, нужно набрать вторую диагональ, чтобы получился крест отмены?

«И этот тоже меня уже Айваном зовет. Хотя, вроде, американец. Русские транслитерации имен заразны. Скоро точно начнут просто Иваном звать», – как-то невпопад подумалось Эттвуду. Соловьёв же чувствовал, что в мысли Эттвуда есть какой-то смысл, и раз потребовался второй код, стоило попробовать, но Игорь Андреевич надеялся, что пока он работал с главной диагональю матрицы, Айвен расшифровал побочную и может что-нибудь сказать по поводу текста, так как бормотания на эту тему почти не разобрал.

– Все равно идей лучше я пока не слышала. Надо что-то делать, если есть другие предложения, давайте обсудим. Пока что идея лейтенанта самая здравая, – вмешалась в разговор ученых и лейтенанта Диана.

– Да, я так решил, – кивнул Айвен, – но сейчас уже ни в чем не уверен. Вы не боитесь, что после ввода моей версии пароля система безопасности Китежа не потребует отпечатка руки или сканирования сетчатки глаза известного ей оператора из далекого прошлого? Я этого уже откровенно побаиваюсь.

– Надеюсь, что идентификация отпечатков не потребуется, ведь мы же всё равно не Древние, и зачем тогда упоминания о Китеже остались в нашей истории и на том путеводном камне, если нам нельзя приходить сюда? – отвечал Соловьёв.

– Ладно, я хотел исходно ввести набор букв из второй диагонали, которая образует крест с уже имеющейся у нас, – продолжал Айвен, – однако, не знаю, в каком порядке вводить буквы – то ли слева направо, то ли наоборот и сверху вниз. Учитывая, что первый пароль подошел и имел смысловое значение, то, видимо, нужно начинать все же снизу-вверх, с буквы «Ёта», которая означает «познание». Потом уже Юнь, Ша, Оук и так далее по диагонали. Тогда выстраивается верная смысловая фраза. Но я не исключаю, что и в обратном направлении – справа-налево, сверху-вниз – может тоже что-то со смыслом получиться. Вот смотрите.

И Эттвуд показал Джексону и Соловьеву схему, которую составил на своем планшете. Зеленым там была показана уже набранная диагональ букв, а красным – еще не проверенная.

– Если этот пароль окажется неверным, – произнес Эттвуд, – могут быть большие проблемы… Думаю, вы это понимаете.

Он посмотрел на ученых в поисках поддержки. Сам, хоть вида не показывал, но отчаянно боялся ошибиться сейчас. Он невольно окинул взглядом кучу людей вокруг – все блестящие специалисты, лучшие в своих областях. Не считая военных. И их жизни сейчас зависели от заявлений Айвена. Такой ответственности лейтенант сроду еще не нес, и страшно нервничал. 

– Набираем? – спросил он, собираясь с духом.

– Ладно, всё равно других версий у меня нет, но и ничего указывающего на другой вариант я тоже не вижу, – ответил Соловьёв, – попробуем этот вариант, у нас еще есть время. Итак, есмь – инить – онъ – оук – ша – юнь – ёта... давайте, что у вас там с расшифровками.

Часики между тем тикали себе, но Соловьёв надеялся, что времени хватит: всё равно других версий, чтобы их проверить, никто не имел, Диана, судя по всему, тоже, зато Эттвуда в случае успеха можно будет считать отличным генератором идей. Смотря то в свою книгу, то в планшет лейтенанта, Игорь Андреевич стал быстренько подбирать толкование фразы.

– Итак, попробуем сверху вниз. Есмь – существование, инить – община, онъ – что-то отделённое от земного... есть община самостоятельная... или божественная... Оук – устои, ша – тишина, покой, простор, ширь, пространство, юнь – движение вне основного потока... соприкосновение... осевое спиральное движение саморегулируемой энергии... непрерывность эволюционных процессов. Ёта – познание, этапы формирования эволюции жизни. Так-так-так, кажется, здесь всё-таки есть смысл! По-моему, это может звучать так: "Есть Общие Божественные Устои, Распространённые на Непрерывный процесс Познания". Думаю, на древних славян похоже! Обратный вариант, мне кажется, ничего не значит. Набираем! Господи, помоги!

Игорь Андреевич хотел перекреститься, но подумал, что это будет выглядеть не очень хорошо, ведь он должен быть уверен в себе, чтобы не посеять панику среди остальных. Набравшись смелости, Игорь набрал вторую диагональ также сверху вниз и мысленно попросил Всевышнего, чтобы это сработало, поскольку на этот раз квадраты с буквами не загорались. Мысли прервало урчание в животе Эттвуда, и Соловьёв с некоторым изумлением посмотрел на лейтенанта, у которого уши покраснели. Эттвуд с утра ничего не ел из-за необходимости проходить через Звёздные врата. А то бы весь шлем изнутри уделал. И сейчас почувствовал себя страшно неловко из-за этого. Стоишь тут посередь величайших умов современности, а у тебя в животе предательски бурчит.

После набора последней буквы побочной диагонали все квадраты стали зелёными, и поле оказалось перечёркнуто зелёным крестом. Сначала остановился обратный отсчет времени, затем выключилась сирена.

– Есть, есть, есть!!! – вскинул руки Игорь Андреевич, когда код был принят, и самоуничтожение было отменено, – давайте "пять", лейтенант! Я же говорил, мы сработаемся!

Выглядело немного по-детски, но задачка заставила Соловьёва понервничать, и он не мог не выплеснуть эмоции вот так, по-русски, и поделился ими также с доктором Джексоном.

– Браво, ребята! – вторил Даниель.

– Теперь я понимаю, что чувствовал Шеппард, когда МакКей находил решение в самый последний момент, – тихо проговорил Громов. Но в центре управления стояла такая тишина, не считая, конечно, урчания чьего-то живота, что его слова могли, наверное, услышать все находящиеся в комнате. В зале врат Тихонову и остальным удалось, кое как, успокоить людей, Громов видел это через обзорное окно. Во время рассуждения светлых умов он нервно поглядывал на оставшееся время, ему, как и многим другим, не очень хотелось умирать. Он поднял забрало своего шлема, лицо блестело от пота, Громов утер его тыльной стороной ладони. А ведь в помещении не так уж и жарко. Диана же облегчённо вздохнула.

Квадрат с буквами, тем временем, пропал с экранов, в место него появилось изображение – окно диагностики энергосистемы города. Оно сообщало, что генератор находится в режиме ожидания. Процедура перегрузки остановлена. Используя настройки, можно его запустить и запитать весь город. Кроме того, в окне диагностики энергосистемы указано, что все три МНТ полностью разряжены. Остальные надписи, которые появились на экране в первую очередь, никуда не исчезли.

Продолжение следует.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Иван, Совесть | Просмотров: 187 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ