Заголовок
Сегодня Вторник, 21 Ноябрь 2017,

на часах 02:06:54 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Как вы думаете, восстание наших далёких предков - разумное объяснение ухода гоаулдов из нашего мира?

Всего ответов: 1180


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 6
Гостей: 4
Пользователей: 2

Феникс, Актёр



Китеж-град. Сбор экспедиции. Часть 2
24 Ноябрь 2016 01:46:12

Доктор Джексон предупредил российских военных, что забирает Игоря Андреевича к себе, поэтому новые друзья спокойно улеглись спать и вполне выспались перед тем, как на следующее утро доктору Соловьёву сообщили, что пора начинать подготовку к ответственной миссии. Для Игоря Андреевича это было особенно актуально, так как в Китеже предстояла работа, которую не сравнить даже с подводной "Одиссеей" подо льдом Северного Ледовитого океана, а Соловьёв, хоть и служил в армии, всё же не обладал достаточной подготовкой к подобным миссиям, и без неё его не могли взять с собой, как бы ни был он важен для проекта. Поэтому доктор Джексон, подбадривая Игоря Андреевича, посоветовал не бояться того, что его ожидает.

Игорь Андреевич, постепенно привыкая к смене часовых поясов, проснулся в 9 часов утра, поэтому уже проводил водные процедуры, когда позвонили с базы и сказали, что ждут обоих докторов через час. Доктор Джексон предложил Игорю позавтракать там, и вскоре друзья, прибыв на машине Даниеля, уже спускались на нижние уровни на лифте. Когда двери открылись на нужном уровне, их встретил молодой сержант и доложил, что в пол-одиннадцатого их ждёт в своём кабинете генерал Лэндри.

Поблагодарив сержанта за сообщение, археологи посмотрели на часы: времени на трапезу ещё было достаточно, и Игорь Андреевич, которому обычно утром требовалось немного отойти от сна, уже почувствовал аппетит и с удовольствием составил Даниелю компанию. Меню местной столовой было не таким богатым, как на Атлантиде, но Игорь не относился к гурманам, поэтому и здесь нашёл подходящие для себя кушанья. За завтраком друзья продолжали делиться историями из своей жизни, например, доктор Джексон вспомнил, что Джек когда-то с огромным аппетитом уплетал за одним из этих столиков простую овсяную кашу: бедняга в той истории с временным циклом так устал от фруктовых колечек, что даже простая овсянка казалась ему исключительным блюдом.

Позавтракав, оба археолога направились в кабинет генерала Лэндри. Начальник базы заканчивал разговор по рабочему телефону и, увидев докторов, попрощался с собеседником и положил трубку, приглашая войти. Игорь Андреевич и доктор Джексон присели в кресла, и генерал Лэндри сказал:

– Итак, доктор Соловьёв, ваше начальство сообщило, что вы войдёте в состав международного контингента, который отправится в город, который вы нашли. Я надеюсь, вы понимаете, что там вас может ждать не только кабинетная работа и спокойные изучения текстов и материалов, которыми вы занимались раньше. Мне известно, что вы проходили военную службу, но будет лучше, если вы пройдёте дополнительную подготовку к тому, что вас может ожидать по ту сторону Звёздных врат.

– Экстремальные ситуации, в которые не раз попадали ЗВ-отряды, – улыбнулся Игорь Андреевич, покосившись на доктора Джексона.

– Да, и в этих ситуациях важно, чтобы вы умели сохранять самообладание и способность находить выход, в какую бы переделку вы не попали. От этого зависит ваша жизнь и ваше здоровье, поэтому всё это не только в интересах командования – нашего и вашего – но и в ваших.

– Понимаю, генерал. Постараюсь не разочаровать, – заверил Соловьёв.

– Надеюсь, что работа, которую вы проделаете вместе нашими и вашими специалистами, поможет вам не повторить участь ваших предшественников, – завершил генерал, вспоминая, как погибали представители российской программы Звёздных врат на глазах у американцев.

– Полагаю, это намёк на то, что вы высоко оценили мою работу и желаете мне дальнейших научных прорывов? – улыбнулся Игорь.

– Вы меня поймали, – усмехнулся Лэндри, – итак, на базе выделен специальный блок, куда уже начали прибывать ваши люди. Гражданские специалисты размещаются отдельно от военных. Я попрошу одного из моих людей провести вас туда. Вы можете расположиться там, и там же будете проходить подготовку, а заодно познакомитесь с теми, с кем ещё вам предстоит работать, если они вам не знакомы. В этом блоке к вашим услугам лейтенант Эттвуд, вы его уже знаете.

– Лейтенант Эттвуд? А, ну да, кому, как не ему лучше знать, как работать с нами, – догадался Соловьёв.

– Я даже скажу больше, Игорь, – прервал молчание доктор Джексон, – он тоже идёт в Китеж!

– Вау! – удивился Игорь Андреевич, – ну, я же говорил ему, что мы ещё поработаем вместе!

– Совершенно верно, он будет продолжать работать с вами в вашем Затерянном городе, – подтвердил генерал Лэндри, – что касается вас, доктор Джексон... то вы знаете, что мы хотели бы, чтобы вы остались здесь, но...

– Но? – спросил Даниель.

– Вам и доктору Соловьёву удалось убедить нас, что ваш опыт пригодится в Китеже, поэтому мы согласны отпустить вас.

– Да!!! – обрадованно воскликнули археологи и победоносно хлопнули друг друга ладонями, вызвав умиротворённую улыбку генерала Лэндри.

– Умеете вы убеждать, доктора, – ревниво заметил начальник, – итак, с этим мы определились, а теперь новость для вас, доктор Джексон: сегодня вечером Тилк приглашает вас на Чулак.

– Здорово! По поводу? – осведомился Даниель.

– Он сочетается браком с Иштой. Там будет Братак, Раек и их друзья из Свободных Джаффа. Тилк вчера после вашего ухода связался с нами и пригласил на церемонию.

– Только меня? – расспрашивал доктор Джексон.

– Вообще-то всех членов ЗВ-1, с которыми он работал, и даже меня, но у меня здесь много работы, Джек уехал по вопросам "Судьбы", генерала Картер ждут на Атлантиде, поэтому остаётесь только вы, Митчелл и Вала. Они присоединятся к вам на Чулаке, как только завершат свою миссию на P4F-987, а вы можете отправляться прямо сейчас, ну а мы навестим Тилка чуть позже.

– Как раз расскажу Тилку о том, куда собираюсь, – заметил доктор Джексон.

– Отправляйтесь, доктор, – завершил совещание генерал Лэндри, – доктор Соловьёв, вас проводят в ваш блок.

– Жаль, я не могу отправиться с доктором Джексоном, – ответил Игорь Андреевич, хотя не настаивал на этом.

– Думаю, вы ещё успеете встретиться с Тилком, Игорь, – заверил Даниель, и оба археолога встали с кресел и направились к двери.

– Да, генерал, – остановился Даниель, – не говорите пока Митчеллу и Вале о том, что я тоже иду в Китеж: мне бы не хотелось, чтобы они тоже пытались отговорить меня от этого, при всём уважении.

– Хорошо, доктор Джексон, – улыбнулся генерал Лэндри.

– Генерал, – спросил Соловьёв, – а глава экспедиции уже назначен?

– Пока у меня нет информации об этом, – ответил генерал, – но в данный момент его обязанности исполняет подполковник Громов.

Больше вопросов у друзей не было, и оба археолога удалились. Перекинувшись парой слов о том, что услышали, друзья временно расстались: доктор Джексон облачился в длинный приукрашенный балахон и через полчаса удалился через Звёздные врата на Чулак, а Игоря Андреевича проводили в блок, где собиралась экспедиция Китежа.

Игорь ещё не очень хорошо освоился в этом блоке, но первое, что ему нужно было сделать, – это скинуть свой рюкзак с небольшим запасом необходимых вещей. Конечно, его немного смущало, сколько времени ему придётся тут прожить, но раз так приказано... Соловьёву пришлось потрудиться, чтобы найти лейтенанта Эттвуда, который, видимо, и должен был показать ему его комнату. Наконец, он нашёл его в жилом блоке, показывающего комнату какой-то девушке, и направился к нему.

– Доброе утро, Айван! Простите, я не помешал? Мне сказали, что здесь я буду проходить подготовку к экспедиции.

– Доброе утро… Как, уже утро? – Диана весьма удивилась, ведь когда она приехала сюда, было еще темно, и она надеялась, что у нее в запасе есть достаточно времени на сон и подготовку.

Для Эттвуда Соловьёв выскочил, как чёрт из табакерки, испортив трепетную и теплую атмосферу зарождающегося контакта. Эттвуд сразу принял официальную стойку и «надел» дежурную улыбку, не имевшую ничего общего с той, что он улыбался Диане перед этим.

– Здравствуйте, Игорь Андреевич. Не помешали, – соврал лейтенант, – да, здесь у нас общий сбор гражданских специалистов и их подготовка. Сейчас я посмотрю, где вы живете.

Пока Айвен листал свой список в планшете, Игорь Андреевич посмотрел на незнакомую девушку, отреагировавшую на его приветствие, и замялся. Наконец, он спросил:

– Простите, с кем имею честь?

– Прошу прощения, это для меня неожиданность, я Диана Валентиновна Кромверк, программист-математик будущей экспедиции. А вы, я так понимаю, тоже один из участников?

– Комната 14А, через дверь по этому коридору, – сообщил между тем Айвен, – устраивайтесь. Столовая вон там, холл и зал собраний вот по этому коридору.

Эттвуд махнул рукой сперва в один коридор, потом в другой. Соловьёв не маленький, сам разберется, где тут что. Он точно уже не новичок на американских базах, поэтому лейтенант его водить лично не собирался. Айвен сделал пометку в списке о прибытии и отвесил учтивый полупоклон русским.

– Господа, позвольте откланяться. Меня ждут дела. А вы отдыхайте и осваивайтесь тут. Буду рад с вами снова встретиться.

Последнюю фразу он произнес, глядя на Диану, после чего покинул гостей и направился к выходу из жилого блока.

"Ну и чего ты перья распустил? По девчонкам соскучился? Так утоли голод вне стен этой базы. А на русских нечего заглядываться, все равно из этого ничего не выйдет. Еще служебных межнациональных романов тебе не хватало, чтобы точно уже вылететь из КЗВ каким-нибудь охранником на удаленную базу типа "Икара". На своих смотреть надо, если печёт. С ними все проще и без последствий", – размышлял Эттвуд по пути. Убедив себя в этот момент, что так и будет поступать впредь, Эттвуд покинул блок для гостей.

Реакция Эттвуда заставила Игоря Андреевича усомниться в том, что он не помешал. Впрочем, Соловьёв полагал, что Айван здесь всё-таки не для милых бесед с женщинами из русской части экспедиции, поэтому поговорить о личном сможет и в другой раз. Поблагодарив лейтенанта вежливым поклоном, Игорь собрался было идти в свою комнату, но подумал, что будет не вежливо так оставлять девушку, к которой сам же и обратился. У неё было удивительное сочетание имени, фамилии и отчества, заставляло полагать, что она не совсем русская, как Игорь Андреевич.

– Рад познакомиться, Диана Валентиновна. Я тот, по чьей вине вы здесь, – несколько смущённо улыбнулся Соловьёв, – Игорь Андреевич Соловьёв, я учёный-историк и первооткрыватель города, в который мы направляемся.

Улыбнувшись напоследок лейтенанту Эттвуду, Диана переключила своё внимание на доктора Соловьёва. Её обрадовало, что догадка о том, кем является этот человек, была правдива. Вдвойне приятно, что Игорь Андреевич был её земляком, и она, наконец-то, встретила еще одного участника экспедиции. К тому же, исходя из его слов, он имел непосредственное отношение к обнаружению древнего города Китежа. Это интриговало, но с историками у Дианы всегда были напряженные отношения из-за её обиды на родителей, которые никогда не уделяли ей достаточного внимания, из-за постоянной занятости то на раскопках, то на исследовательских проектах по расшифровке древних текстов. К тому же, как типичный технарь, она частенько недооценивала значимость истории, как науки, хотя сама порою читала некоторые исторические книги.

– Значит, именно вас, следует благодарить за этот чудесный шанс проявить себя, – она улыбнулась Соловьёву и продолжила, – я тоже рада с вами познакомиться. Надеюсь, у нас еще будет время поговорить и обсудить экспедицию. Сейчас бы мне хотелось всё же, посетить свою комнату и немного отдохнуть перед началом инструктажа и сборов.

Диана подняла свой рюкзак с пола и решительным шагом зашла в комнату. Перед ней открылось небольшое помещение с кроватью, небольшой тумбочкой и настольной лампой на ней, столиком и двумя стульями. На одной из стен висел ЖК телевизор. На противоположной от входа стене была еще одна дверь ведущая, как она понимала, в санузел. На кровати осмотрительно лежали два махровых полотенца. Больше ничего примечательного в комнате не было. «Что ж, весьма пристойное временное жилище», – подумала она, осматривая комнату.

Избавившись от тяжелого рюкзака и найдя ему место на одном из стульев, Диана заглянула в ванную комнату. Совсем небольшая комнатушка, с обычным душем, туалетом и маленьким умывальником с зеркалом. Кто-то осмотрительно положил на умывальник небольшие тюбики с гелем для душа, зубной пастой и шампунем. Слева от умывальника, к её большой радости, нашелся фен для сушки волос. Проверив наличие горячей воды, девушка облегченно вздохнула. Удача сегодня на её стороне! Поэтому она быстрым шагом вернулась в комнату, взяла косметичку с банными принадлежностями и сменное белье из рюкзака и, не забыв прихватить полотенца, направилась наслаждаться душем.

После получаса отречения от реального мира под теплыми струями воды и последующими манипуляциями над собой, она наконец-то покинула ванную в более-менее приличном и свежем виде. После водных процедур сон прошел, и она решила не пытаться заснуть, а дождаться сегодняшних мероприятий. Переодевшись в чистые джинсы и футболку, обув кеды, она упаковала назад в рюкзак косметичку и использованную одежду, оставив лишь куртку на случай, если придется покинуть комнату, ибо расхаживать по военной базе в майке казалось ей не приличным. Дальнейших распоряжений не поступало, поэтому Диана решила скоротать время за просмотром фильма или сериала, большое количество которых она загрузила на свои планшет и ноутбук.

Игорь Андреевич, не имея возражений насчёт того, чтобы сначала устроиться в своих комнатах, а потом уже познавать друг друга, после одобрительного кивка девушке направился в свою комнату, размышляя, сколько же ещё представительниц прекрасного пола будет в экспедиции? Правда, эта девушка была по совсем другой части, и Игорь пока не очень представлял, как найти к ней подход, да и не знал, придётся ли ему с ней работать постоянно. К тому же он уже как-то привык к первой напарнице, о состоянии которой пока ничего не знал, хотя испытывал огромное любопытство, что же всё-таки сделало с Эльвирой кресло в горном комплексе? Почему она вдруг заговорила на незнакомом языке, и что она вообще говорила? Кого увидел на нижних этажах один из разведгруппы?

Над этими вопросами Игорь Андреевич глубоко задумался, когда скинул, наконец, свой большой рюкзак в предоставленной ему скромной, но вполне уютной комнате. Не хватало, правда, окна, но ничего не поделаешь, если это подземная база. Все остальные атрибуты скромного гостиничного номера присутствовали. У Игоря, увы, не было с собой никаких записей того, что говорила Балаганова, сидя в кресле, поэтому попытаться на досуге расшифровать этот текст не представлялось возможным. Только если Элли сама сможет что-то рассказать, но где она сейчас? А Бог его знает...

"А что это Громова всё нет?" – думал Соловьёв, – "он же вроде говорил, что с сегодняшнего дня нас ждёт много работы. Или он пришлёт кого-то другого? Ну что ж, почему бы тогда не подремать, покудова никто никуда не зовёт? Доктор Джексон вернётся не раньше завтра, лейтенант Эттвуд занят, Громов, видно, тоже, Диану неудобно беспокоить так сразу... послушаем музычку и поспим".

Игорь снял туфли и улёгся на кровать, предварительно достав из рюкзака чемоданчик с нетбуком, а также наушники. Включив себе приятные уху мелодии, Игорь положил аппарат подле себя и спокойно задремал под сладкое пение наушников. А мы пока посмотрим, чем же там занимался Громов, о котором вспомнил Игорь Андреевич.

Для Громова утро началось с доклада. Прежде чем идти в специально выделенную комнату, которую гордо назвали пунктом сбора, пришлось сходить к Лэндри. Но тут уже ничего поделать было нельзя. Со своим уставом на чужую базу не лезут, а местные перед началом работы устраивают что-то вроде построения, где начальство ставит задачи на сегодняшний день. Потом начинаются брифинги с различными командами с кодовыми именами "ЗВ" и порядковым номером. После чего команды начинают убывать на задания через врата.

Подполковник же должен был пообщаться с генералом Лэндри в небольшом окошке между построением и брифингами. Ради этого случая, да и вообще, пока Громов находился на базе, он опять облачился в форму со всеми орденами и медалями. Не любил этого Константин, но наказ Мальцева был однозначным!

Но ничего нового Хэнк Константину не сообщил.

– Три дня на сбор группы в Шайенне, – сказал Лэндри, сверяясь с планом подготовки, – ещё три дня на сбор заявок от ученых и техников. Всё, что будет в заявках, доставят ко дню отправки. Затем один день выходной. Верней, в этот день всех собравшихся ученых отправят на тренировочную базу.

Хэнк оторвался от документа, посмотрев на Громова.

– Ваших учёных ждёт две недели незабываемых приключений на свежем воздухе. Ориентирование на пересеченной местности, разведение костра и многое другое.

Громов только пожал плечами:

– Многие из учёных отслужили срочную службу... – Константин решил не углубляться в эту тему. Да и как объяснить американцу, что многие из прибывающих ученых и техников родом из СССР... Это сейчас молодежь всё в фейсбуках да контактах сидит, а вот его поколение и в походы ходило, и руками своими много чего мастерило.

– Ваша военная группа прибудет на базу на пару дней раньше. Но у них более сложный будет уровень обучения, – завершил Лэндри.

Вот и всё "построение". План получен, можно было выполнять. Правда, первые прибывающие должны начать прибывать не менее, чем через пару часов, и Громов смог понаблюдать отбытие нескольких команд ЗВ из комнаты брифингов.

В пункте сбора, когда он туда всё же дошёл, было уже много народу. Но людей регистрировали и селили, так что Громов оставался наблюдателем. Где-то неподалеку крутился Айвен, но потом куда-то пропал. Впрочем, Эттвуд постоянно курсировал от кабинета к жилым комнатам и обратно. А вот Соловьёва поначалу не было видно. Как бы там ни было, подполковник решил остаться в пункте сбора, его часть работы должна начаться через три дня, когда нужно будет организовывать ученых, составлять группы и составлять списки оборудования.

С каждой минутой, с каждым часом, проведённым Громовым в комнате сбора, настроение его ухудшалось. Понятное дело, что ученые – это не военные, которые за 45 секунд должны по команде подняться с постели и быть уже готовыми к бою! Такое ощущение, что эти люди не на экспедицию в другую галактику собрались, а на светский раут. Вон ходят такие все вразвалочку, улыбаются, копошатся. Людей становилось всё больше, а толку не было никакого.

Громов только считался исполняющим обязанности начальника. До тех самых пор, пока этот самый начальник не прибудет на базу. Кто это будет, гражданский или военный, не было известно, но наверняка тот, кто сможет организовать этих людей... Через три дня... Мысль об этом подполковника, который в экспедиции должен был заниматься функцией защитника и разведчика, просто угнетала.

"Может, поэтому американцы так далеко продвинулись? Пока мы задницу чесали, они уже по галактике шерстили, пока мы в тыкве чесали, они уже Атлантиду обживали", – зародилась в голове Константина крамольная мысль. В общем, через некоторое время всё это надоело подполковнику, и он направился на поиски Соловьёва. Один из американских офицеров, которые регистрировал и заселял вновь прибывших, сказал, где можно найти доктора.

Дверь оказалась не запертой, Громов не обременил себя правилами хорошего тона, войдя без стука. Игорь Андреевич беззаботно спал себе на кроватке.

– Вставай, Илья, с печи! – сказал Громов, предварительно выключив музыку, – хазары в степи! Русь-матушка в опасности!

Громову подумалось, что если Соловьёв решил поспать, то, возможно, многие другие тоже завалились... или просто бездельничают. Понятно, конечно, долгий перелет, другой часовой пояс, другой климат, но такими темпами можно и Китеж проспать! А вообще Константин решил, что ему можно и не быть добрым начальником, это вон пусть неизвестный начальник будет добреньким, всем сопли утирать начнет, а он, Громов, человек военный. Поэтому... поэтому подполковник не стал дожидаться, пока доктор Соловьёв изволит проснуться и встать. Он вышел в коридор и начал стучать во все двери, громко призывая всех прибывших выйти в коридор своим басовитым, командирским голосом. Можно было, конечно, сходить и по громкой связи всех поднять и направить в зал пребывания, но Громов уже завёлся, и его было не остановить.

Двери открывались, и в коридор выходили ничего не понимающие, а некоторые вообще заспанные люди – русские, китайцы, японцы, корейцы, европейцы. Все, кто уже успел заселиться. Игорь Андреевич тоже проснулся, протёр глаза, быстренько выключил нетбук и убрал в чемоданчик. Он знал, что, если просто ляжет подремать, через некоторое время кто-то обязательно появится и скажет ему, что делать дальше. К счастью, Соловьёву не нужно было долго одеваться, и через 30 секунд он уже вышел в коридор, где Громов проводил долгожданный сбор сотрудников.

Диана тоже вышла из комнаты, не забыв надеть куртку. В коридоре уже собирались другие, как она понимала, ученые, некоторые слегка испуганные. Впрочем, не удивительно, учитывая столь любезное приглашение на сбор. «И правда, полностью интернациональная миссия», – отметила она про себя, увидев в толпе, не только знакомые славянские и европейские лица, но и значительное число представителей азиатских стран. Заметив в толпе несколько знакомых лиц, с которыми уже работала на российской базе, Диана решила, что будет лучше держаться поближе к знакомым, и уверенным шагом подошла к ним.

– Александр Михайлович! Здравствуйте. Какая встреча. Не ожидала вас увидеть здесь, – она обратилась к высокому и достаточно хмурому мужчине средних лет. Доктор Александр Михайлович Савеленко, один из самых талантливых астрофизиков с которыми ей приходилось работать, был весьма рад её видеть.

– Диана Валентиновна. Рад встрече! Я уж подумал, что кроме нас с Антоном тут никого с нашей базы не будет, – парень чуть старше Дианы, ассистент доктора Савеленко, учтиво кивнул в знак приветствия и вернулся к разговору со стоящим рядом неизвестным ей мужчиной, – вы здесь как представитель математического отдела, я правильно понимаю?

– Да, всё верно. Вызвалась добровольно идти в эту экспедицию. Из наших никто больше не рискнул, если только кого-то насильно не направили, – Диана задумчиво осмотрелась по сторонам, – но, учитывая, что никого из них я тут не вижу, я тут одна.

– Слушаю, Константин Николаевич! – громко сказал тем временем Игорь, с любопытством оглядывая тех, кто ещё выходит в коридор вместе с ним, – хазары атакуют город наших предков? Простите, мне просто пока никто не давал никаких инструкций.

– Меня зовут Константин Николаевич Громов, – Константин знаком показал Соловьёву подойти по ближе, – я заместитель начальника экспедиции! Прошу любить и жаловать!

Многие ученые знали русский язык, раз возглавляли экспедицию русские, но всё же были такие, кто еще не удосужился его выучить, и таким людям друзья спешно переводили речь Громова. Кто-то ещё хлопал непонимающе глазами, но остальные уже поняли – начальство пришло.

– Это доктор Игорь Андреевич Соловьёв! – Громов указал на доктора, – Игорь Андреевич назначается старшиной вашего отделения экспедиции.

Константин сделал паузу, и практически все ученые заинтересованно уставились на Соловьёва. Назначение вызвало весьма двоякие чувства у Дианы. Находиться под началом историка было не то, чего она ожидала. Ведь многие тут, как она заметила, физики, химики, математики и техники. Что им может предложить историк? Покопаться в грязи в поисках тысячелетней безделушки, которая укажет на какой-то факт? Впрочем, она надеялась, что назначение было скорее формальностью, чем указом к прямому подчинению, или же, что доктор Соловьёв её приятно удивит своими знаниями не только в истории.

– Игорь Андреевич, – подполковник уже обращался напрямую к доктору, но так, чтобы слышали все, кто сейчас находился в коридоре, – разбейте, пожалуйста, всех прибывших по профильным группам, по восемь – десять человек, в каждой группе назначьте ответственного. Каждая группа должна в течении следующих четырёх дней, включая этот, составить список необходимого в экспедиции оборудования! Те группы, которые закончили составление списка, должны помочь остальным группам. Особенно тем, кто только прибыл, так как прибывать люди будут следующие три дня...

– Сейчас! – Громов повернулся к остальным, – не задерживаемся с заселением! Двадцать минут на то, чтобы привести себя в порядок, после чего следуйте в зал сбора, где доктор Соловьёв разобьет вас на группы!

– А, может, перенесём на завтра? – вдруг из толпы раздался нагловатый голос, – Мы только приехали, устали, нам бы отдохнуть, да поспать. Как говорится, "работа не волк".

– Фамилия? – Громов как всегда был спокоен и, даже, холоден.

– Ну, Желтов... Мы ж не в армии, товарищ генерал, или как там у вас.

Некоторые из ученых были солидарны с Желтовым. Сам Желтов бы достаточно молод, ему едва ли исполнилось двадцать два. "Учёные из молодого поколения", – подумалось Громову, – "золотая молодежь. Наглые. Не признающие авторитета. И как такие аттестацию прошли?"

– Что ж, Желтов, мы действительно не в армии... Поэтому вы можете идти отдыхать, – Желтов заулыбался и уже было развернулся, чтобы уходить, как и его парочка приятелей, – только после того, как проснетесь, отдохнувший и посвежевший, попрошу вас с вещами покинуть базу и вернуться на Родину...

– Это еще почему?! – возмутился было молодой ученый.

– Контракт читали? Или махнули подпись, где показали? – лицо Желтова вытянулось, видимо, Громов ударил в самую больную точку. Мало кто читает договора и прочие документы внимательно. Диана, с одной стороны, поддерживала решение подполковника, нечего этому юнцу делать в экспедиции, ещё и с таким характером, но с другой стороны, кто он, чтобы решать, кому идти, а кому нет. Ведь если от всех ученых будет требоваться такая же дисциплина и подготовка, как и от военных, то Громов рискует отправиться в Китеж с одними военными. Доктору Савеленко это тоже не очень понравилось, но он решил промолчать, дабы не накалять отношения с будущим начальством.

 – И, да, я не генерал, а подполковник, попрошу запомнить, – завершил Константин.

Ученые начали расходиться, кто сразу направился в пункт сбора, а кто-то сначала решил зайти в комнату, чтобы переодеться. А Константин повернулся к Соловьёву.

– Если будут проблемы – сразу выгоняй, к чёртовой матери! Как показала практика, после этого гораздо легче жить будет... И еще, если понадобится помощь, можешь назначить себе заместителя.

Игорь Андреевич, конечно, как состоявшийся кандидат наук, уже брал на себя некоторые управленческие функции, но назначение старшим на столь ответственное дело было немного неожиданным. Неужели это работу подо льдами Северного Ледовитого океана оценили столь высоко? Как бы то ни было, Соловьёв не пытался возражать и морально приготовился стать чем-то вроде локального лидера гражданской части экспедиции Китежа.

– Хорошо, подполковник, – одобрительно кивнул Игорь, – но я думаю, что сначала стоит слишком независимым объяснить правила, поскольку возможно, что они пока ещё не поняли, куда их собираются отправить. Я попытаюсь их вразумить, если они окажутся необучаемыми, отправлю домой.

Получив от Громова указания, Игорь Андреевич также отправился в пункт сбора – большую комнату, где находился большой стол для председателя и стулья для слушателей. За столом могло сидеть несколько человек, но пока за него сел только Соловьёв. Остальных он приглашал присаживаться за стулья. Игорь Андреевич получил список всех прибывших и, когда люди перестали прибывать в комнату, деловито посмотрел в бумаги с видом преподавателя, собравшегося принимать экзамен у студентов, и сделал перекличку. Двое прибыли с опозданием, и Игорь Андреевич строго сказал, что опоздания здесь могут быть сродни опозданию на поезд, который, как известно, обычно не ждёт тех, кто прибывает не вовремя.

После того, как все собрались, Игорь Андреевич встал и, по привычке опираясь руками на стол, первым делом решил сказать речь.

– Господа! Для начала я немного скажу о том, зачем вы все здесь. Некоторые из вас, как заметил подполковник Громов, ещё не совсем готовы к тому, что вас ожидает, вероятно, потому что вы не очень представляете цели миссии. Поэтому я расскажу вам подробнее, прежде чем вы должны будете решить, каковы ваши действия, когда я закончу.

– А что я такого сказал? – не понял Желтов, который сообразил, что речь прежде всего о нём.

– Ваше имя, господин Желтов? – спросил Игорь Андреевич.

– Ну, Вадим, – ответил парень.

– Вадим, правило номер 1: не перебивать старшего, когда он говорит! Все вопросы будут тогда, когда я закончу. Это правило действует не только в армии, поэтому будьте добры следовать ему.

Когда Желтов замолчал, Игорь Андреевич продолжил:

– Итак, господа. Вся ваша работа, которую вы делали раньше, покажется просто детским садом по сравнению с тем, куда вы идёте! И вас выбрали, потому что считают одними из лучших в ваших областях. Вы те, кто нам нужен, чтобы достичь стратегически важных результатов для всей России и всего мира! Вы отправитесь в другую галактику через инопланетное устройство, открытое американцами 20 лет назад, под названием Звёздные врата. Возможно, вы уже слышали о нём. Вас ждут исследования города древней высокоразвитой расы, создавшей упомянутый портал. Один такой город уже находится на Земле, теперь мы нашли ещё один в другой галактике, он называется Китеж. Технологии этой расы настолько совершенны, что нам нужны лучшие специалисты в ряде отраслей науки.

Однако никто не гарантирует, что эта миссия совершенно безопасна. В другой галактике мы можем столкнуться с опасными врагами, Соединённые Штаты не раз проходили через это, используя Звёздные врата и добытые за пределами нашей Солнечной системы технологии. Не скрою, в этой работе было потеряно немало хороших людей, в том числе, к сожалению, и наших людей. Там, куда мы отправляемся, тоже ждёт много чего, с чем никто раньше не сталкивался. И мы должны использовать весь опыт США и свои знания и умения, чтобы обходиться без потерь и не навлечь на нашу планету новых опасных врагов. Нам будет помогать один из лидеров проекта "Звёздные врата" – доктор Даниель Джексон, но очень многое будет зависеть от нас самих! Нам удалось убедить американцев оставить город России, но их опасения вызывает наша недостаточная подготовленность к таким миссиям. В том числе и моя. И это наша задача на этой базе.

С нами поработают специалисты и люди, прошедшие через огонь и воду за годы работы проекта. Мы должны отнестись к этому предельно серьёзно. Как правильно заметил Вадим, мы остаёмся гражданскими специалистами, и никто не вправе здесь строить нас, однако если мы хотим принять участие в столь важной миссии, мы должны слушаться командиров, это вопрос нашей безопасности и залог успешной работы. Если кто-то из вас не согласен с этим, вас не будут задерживать здесь, и вы смело можете собрать вещи и вернуться домой, – последние слова Игорь Андреевич сказал, глядя в первую очередь на возмутителя спокойствия Желтова.

– Итак, вы должны выбрать прямо сейчас, что вы сделаете, когда мы перейдём к организационным вопросам, ещё не поздно передумать: либо вы отказываетесь от участия в миссии и возвращаетесь домой, либо мы приступаем к подготовке. Вопросы есть?

– Есть, – спросил один из собравшихся, – мы отправляемся в один конец?

– Не совсем, – ответил Игорь Андреевич, – даже если мы не сможем набрать адрес Земли из Китежа, у нас есть космический корабль "Князь Владимир", построенный по инопланетным технологиям. Он может преодолеть расстояние до Китежа за вполне приемлемое время и будет осуществлять перевозку всего, что нельзя отправить через врата. Ещё вопросы? Нет вопросов. Кто-нибудь передумал участвовать в экспедиции? Отлично. Надеюсь, вы всё поняли, и нам не придётся никого отправлять домой принудительно. Перейдём к разделению на группы.

Игорь Андреевич ещё раз прошёлся по списку прибывших и всех опросил, кто чем занимается. Группу по археологическим исследованиям и переводу Соловьёв, разумеется, возглавил сам. Группу по математическому и программному обеспечению возглавила Диана Кромверк, которую Игорь выбрал своим заместителем. Кроме этого Игорь Андреевич сформировал группу, которой предстояло войти в медицинский штаб будущей экспедиции. Её возглавил опытный врач Александр Григорьевич Трошкин, обладающий знаниями терапевта и умеющий оперировать людей. В неё вошли также генетики. Отдельной группой стала группа астрофизиков, которым предстояло заниматься всеми физическими явлениями, включая работу с источниками энергии, её возглавил учёный Сергей Иванович Лазарев, уже знакомый с технологией наквадах-реактора, МНТ, принципами гиперпространства и гипертуннелей Звёздных врат, туда же вошли специалисты по подпространственной связи, силовым полям и другим известным явлениям. Последней стала инженерно-техническая группа, которой предстояло заниматься теми вопросами, которыми обычно на базе Звёздных врат занимается сержант Сайлер.

Диана внимательно слушала, вникая в каждое слово доктора. Он говорил весьма по делу, предупреждая о возможной опасности. Когда Соловьёв перешел, непосредственно к распределению обязанностей, Диана внезапно для неё самой стала главой группы по математическому и программному обеспечению. На секунду, она засомневалась в себе и в правильности назначения, но быстро передумала, решив, что это отличный шанс для неё показать себя. Более неожиданным было назначение её заместителем Соловьёва. Это вызывало волнение, ведь она не была так хорошо осведомлена касательно экспедиции. Но, решив не сомневаться в выборе начальства, пообещала себе с усердием выполнять новые обязанности.

Александр Савеленко был назначен в группу доктора Лазарева, о котором он сам очень хорошо отзывался и счел за честь работать под началом столь гениального физика. Поэтому он учтиво попрощался с Дианой и, вместе со своим ассистентом, направился к собиравшимся возле Лазарева ученым.

Возле Дианы стали собираться другие ученые математики и программисты, ожидая пока она, скажет свое слово. Оставив времена публичных выступлений далеко позади, она замешкалась, но, взяв себя в руки, начала свою речь, предусмотрительно на английском, так как среди её группы были не только русские:

– Добрый день, уважаемые коллеги. Для начала, хочу отметить, что для меня честь работать со столь выдающимися учёными. Ведь других тут и быть не может. Я знаю, что вы лучшие из лучших и сделаете всё, чтобы запланированная экспедиция прошла успешно. К сожалению, меня ещё не снабдили полным списком нашей группы, поэтому прошу вас представиться, назвать свою квалификацию и номер комнаты, в которую вас заселили, – Диана включила планшет, который предусмотрительно взяла из комнаты, и стала поочередно записывать представляющихся учёных.

На составление списка ушло минут 15, на её удивление группа оказалась не маленькая, 15 человек. Это радовало, ведь тем проще будет работать в дальнейшем. Команда всё еще ждала от неё продолжения указаний и разрешения разойтись.

– На данный момент наша задача: составить список необходимого оборудования для экспедиции. Если у вас есть пожелания и идеи, обращайтесь ко мне, комната номер 12А. После обеда предлагаю собраться в одной из комнат для совещаний и обсудить это более детально, – Диана еще раз внимательно осмотрела её подопечных и, надеясь, что ей выдадут их личные дела для изучения, продолжила, – сейчас это всё, что я хотела вам сказать. Если у вас нет вопросов, предлагаю вернуться в комнаты и отдохнуть. После обеда жду вас здесь, найдем место для совещания. Если до того момента у вас возникнут вопросы, жду вас в своей комнате для их решения.

Группа стала расходиться, а Диана направилась к Игорю Андреевичу для дальнейшей консультации, которую, как она надеялась, он ей предоставит. Он все еще находился в зале, окружённый несколькими учеными, как видимо, из его группы.

– Рада новой встрече, Игорь Андреевич, – обратилась она к доктору, – у меня возникли некоторые вопросы, точнее один вопрос, касательно моего нового назначения, надеюсь, вы сможете ответить.

– Эм, – замялся Игорь Андреевич, когда к нему подошла Диана, – я тоже рад вас видеть.

 – Каковы теперь мои новые обязанности как главы группы и вашего, гм, заместителя? – осведомилась Диана.

– Пока только помочь мне с поддержанием порядка, чтобы никто не потерялся и ничего не пропускал из того, что нас ожидает. То есть организовывать ваших людей, чтобы не было таких настроений, как у господина Желтова, потому что здесь нельзя так легкомысленно относиться к предстоящей экспедиции. Мы идём не в туристический поход, и если кто-то считает, что режим слишком жёсткий, Громов просто отправит их домой, и всё.

Вы также можете познакомить своих людей с технологиями, с которыми успели познакомиться в России, если есть такая возможность. Будет хорошо, если все будут иметь представление, с чем им придётся работать. Если, конечно, они попали сюда не как Илай Уоллес, – рассмеялся Соловьёв.

При упоминании Илая Уоллеса она усмехнулась. Хотя детали миссии «Судьбы» и были засекречены, кое-какая информация была им предоставлена.

– Да, надеюсь, таких тут не будет. Не повезло парню. А также я хотела бы попросить разрешения использовать зал для брифинга сегодня в 15.00, для совещания с группой. И еще, если это возможно, я бы хотела получить доступ к личным делам моей группы. Но если такого нет, то хотелось бы иметь копию полного списка ученых, которые будут работать под моим присмотром.

– Вот список вашей группы, а насчёт личных дел я спрошу у Громова, если нам их предоставят, мы займёмся ими, хотя я в этом не уверен.

Игорю Андреевичу, конечно, приятно было почувствовать себя начальником, но почему-то ему казалось, что столько полномочий ему не дадут. Впрочем, спросить всегда можно было, как только появится Громов. Диана внимательно выслушала сказанное доктором Соловьёвым и взяла у него список своей команды.

– Благодарю, доктор. Если получится получить доступ к личным делам, сообщите мне, пожалуйста. Я привыкла знать, с кем работаю, а несколько дней общения с этими людьми, не дадут мне полного представления об их навыках и способностях. Я постараюсь, в меру своих знаний, подготовить свою команду, да и любого, кто обратится за консультацией, к экспедиции. Что ж, у меня вопросов больше нет, пойду дальше знакомиться со своей группой и вводить их в курс дела. Если я вам понадоблюсь… понятия не имею, зачем я могу вам понадобиться, но сейчас может быть все что угодно, то я буду у себя в комнате, 12А.

Ловя себя на мысли, что она начинает повторяться, Диана направилась к себе в комнату. По пути её несколько раз останавливали новые коллеги, задавая интересующие их вопросы. Самым частым было «А где здесь можно поесть?» и «Когда мы уже отправимся в экспедицию?». В первом случае она подробно указывала направление в столовую, во втором же пыталась доходчиво объяснить, что их миссия слишком важна, и лишняя спешка ни к чему хорошему не приведет. Кто-то понимающе кивал и уходил, другие, судя усмешкам на их лицах, были слишком высокомерны, чтобы признать собственные недостатки и низкий уровень подготовки.

Добравшись до комнаты, она первым делом сверила список, полученный от доктора Соловьёва и свой. Он полностью совпал, что порадовало её. Значит, никто не усомнился в её назначении, и все оповещены о собрании. Теперь ей следовало подумать о приблизительном оборудовании, которое могло пригодиться в ходе экспедиции. Ей весьма хотелось заполучить хотя бы один суперкомпьютер, представляя с какой сложности задачами предстоит столкнуться. Но на это рассчитывать не приходилось, поэтому логичным вариантом было запросить достаточное количество мощных компьютеров и на месте создать из них кластер для решения сложных вычислительных задач и моделирования. Если на её команду ляжет ответственность по синхронизации систем города с привезённым оборудованием, или же установкой сети для улучшения взаимодействия различных отделов, то понадобится, как минимум, несколько мейнфреймов, или куда большее число серверов. Впрочем, этим, скорей всего, будут заниматься техники. Однако мейнфреймы всё равно могли пригодиться, равно как и резервные сервера. Диана приблизительно набросала список, включив в него крупную технику, различные запасные комплектующие и необходимое программное обеспечение для работы.

В последующие три дня каждый занимался своим делом. В том числе и лейтенант Эттвуд. Беготня с бумажками, списками, реестрами, актами достала Айвена. Полковник Нортон каждый божий день посылал его заниматься бюрократией, которой был вагон и маленькая тележка. И этот бумажный поток не прекращался. А Нортон сидел в своем кабинете, изредка вынося упитанную тушку проветрится и поболтать с генералитетом, радостно отчитываясь за проделанную Эттвудом работу. Лейтенант уже жаждал, чтобы день отправки поскорее настал. На Китеже у него будет хотя бы только один начальник, и минимум бумажных отчетов. Будущая экспедиция виделась сейчас отпуском от всякой ерунды и нудной рутины.

Но когда служащим КЗВ, собравшимся на Китеж, объявили, что их отправляют на недельную боевую подготовку в военный лагерь, он вообще мысленно взвыл. Он знал, как там дрилл-сержанты вытряхивают душу из «штабных крыс». Но радовала хоть какая-то смена деятельности. В лагере не надо будет думать и всё помнить. Там все просто: беги, стреляй, падай вечером лицом в подушку. Так как подготовительной работы было ещё полно, то срок боеподготовки сократили до одной недели. Но и этой недели Эттвуду не дали. Так как он курировал русскую команду, его заставили «экстерном» за три дня сдать все нормативы. Айвен чуть не помер там, но старался изо всех сил, чтобы совсем уж не опозориться. Все-таки понятия «боеподготовка» и "поддержание себя в форме" – разные вещи.

В общем, с очень средними результатами по нормативам и обгоревшей на солнце мордой его отправили обратно в Шайенн дальше нянчиться с русскими. Уже на месте Нортон, опустив пару идиотских шуточек по поводу "субтропического загара" лейтенанта, назначил его одним из тренеров гражданских из экспедиции. И посоветовал никого из них не убить во время кросса или преодоления полосы препятствий.

– Сами понимаете, публика нежная, кабинетная, – заметил полковник, – жирок, сердчишко дрябленькое, да ещё, может, и с пороками какими-то. Крепкое здоровье, тренированное тело и научные достижения редко идут рука об руку. Постарайтесь избежать инфарктов на тренировочном полигоне. Но нормативы пусть сдадут. Вы уж постарайтесь, лейтенант. Найдите для них нужные стимулирующие слова, вы же знаете русский язык.

Делать нечего: приказали – пошел выполнять. Первым делом Айвен познакомился с командой тренеров и договорился с медчастью о тотальном медосмотре всех гражданских. Нортон был прав в том, что нагрузки придется подбирать чуть ли не индивидуально. Затем уже пошел к подполковнику Громову, который возглавлял собравшуюся банду учёных. Сообщил ему о дате медосмотра и попросил обеспечить явку всех людей для его прохождения. И уведомил, что грядущей физподготовкой русских будет заниматься он вместе с еще тремя тренерами, которые по-русски не говорят. Заодно попросил передать в службу снабжения список размеров учёных, чтобы им там подобрали спортивную одежду.

Когда половину своей жизни служил в армии или организации, очень похожей на неё, со временем привыкаешь к однообразию и рутине. Один из минусов этой привычки – быстрое притупления внимания к деталям. Для тебя все дни кажутся одинаковыми, и через некоторое время ты уже не можешь вспомнить, что было пару дней назад. Но тренированный человек может оставаться внимательным к деталям всегда. Такой как Громов, например. Однако сейчас особого внимания от подполковника не требовалось, поскольку он не знал о нуждах всех этих учёных и техников. Они должны сами решить, что им нужно в путешествии, что бы потом не было разговоров и обвинений, что мы их ничем не обеспечили.

Поэтому эти дни подполковник исполнял роль хмурого, вечно недовольного всем военного. Что бы к тебе меньше приставали и при этом выполняли свою работу. И эта роль ему весьма удавалась. Ходишь, бряцаешь медальками, хмуришь брови и всё! 

Дни сменялись днями, люди работали исправно. Срок, отведенный на прибытие людей, истекал. А работа по составлению списков и заявок практически завершилась. И в один из таких дней и явился со своим докладом Эттвуд.

– Я надеюсь на ваше содействие, Константин Николаевич, – закончил изложение информации Эттвуд, – графики подготовки утверждены, и лучше бы нам из них не выбиваться.

Громов улыбнулся, если, конечно эту улыбку можно было назвать улыбкой и заверил, что из графиков они точно не выбьются. После прежних высказываний Громова, случившихся по завершению первого брифинга с генералитетом, Айвен не испытывал жаркого желания общаться с подполковником. Но служба вынуждала. Поэтому в общении с главой русской команды Эттвуд был подчеркнуто вежлив и деловит. Прищелкнув каблуками и чуть поклонившись по уставу Громову на прощанье, лейтенант прошел по жилому блоку гражданских к выходу, его еще ждали сегодня дела.

Игорь Андреевич между тем всё-таки добыл личные дела прибывающих участников и раздал их ответственным лицам групп, разрешив проводить совещания в них, по необходимости.

Группе самого Соловьёва вряд ли требовалось столько вещей, сколько инженерам, системотехникам, докторам или астрофизикам, которым требовалась масса измерительного и диагностического оборудования, различных установок, компьютеров и специальных инструментов. Разве что средства радиоуглеродного анализа могли пригодиться в экспедиции. Поэтому главное, чему стоило уделить внимание – работа с языком Древних, с которым, как полагал Игорь Андреевич, преимущественно и придётся работать.

Игорь Андреевич напомнил будущим членам экспедиции некоторые тонкости языка Древних. Кроме него с переводом должен помочь доктор Джексон, лейтенанта Эттвуда Игорь тоже не сбрасывал со счетов. Помимо этого, Соловьёв не забывал о переходном языке, с которым столкнулся в ходе поисков Китежа, и планировал на всякий случай захватить с собой исторические источники по древней Руси и справочники по старославянскому языку в дополнение к книгам по латыни. Остальное составляли стандартные подручные предметы археолога.

Соловьёв управился за 3 дня довольно легко и даже имел время на то, чтобы посмотреть, чем занимаются другие группы, иногда отвечая на их вопросы. Например, ему было известно, что технология воспроизводства МНТ не освоена, поэтому отсутствие заряженных модулей в Китеже станет проблемой, которую вряд ли смогут решить наквадах-реакторы. Игорь обращал внимание, что доктор Зеленка сумел за короткое время вернуть Атлантиду на Землю с помощью некого экспериментального червоточинного двигателя, благодаря которому Атлантида прилетела из Пегаса, как будто прошла через суперврата. Ему хотелось иметь такой вариант и в Китеже на крайний случай, если потенциальная опасность окажется слишком велика. Соловьёв не стал скрывать, что военные могут пойти и на уничтожение города, если посчитают это единственным вариантом, а ему всё-таки хотелось избежать этого.

Людей интересовало, какова вероятность того, что они смогут защитить город от врагов при необходимости, и Игорь Андреевич надеялся, что там тоже есть управляемые энергоснаряды, и подробное изучение систем управления ими он видел одной из задач группы Дианы Кромверк, поскольку даже ему казалось, что американцы не знают всех деталей об управлении этим оружием. А освоение этой технологии могло бы помочь воспроизводить их.

После того, как Громов получил новый план, он разыскал Соловьёва. Игорь Андреевич находился, как полагается, на своем рабочем месте, в пункте сбора.

– Вот, – Громов передал файл с бумагами, на которых был напечатан новый график и учебный план, – новый график. Так. Завтра у нас медосмотр в первой половине дня. Затем вся наша компания перебирается в учебный центр КЗВ, где неделю на свежем воздухе занимается спортом, а также «тренингами по безопасности». Ну, знаешь, из тех, где «а вот эта круглая штука "кино", что мы обнаружили на "Судьбе", можно не пугаться, но если у неё сбоку есть кольцо и скобка, то, скорей всего, это граната!». «Тренинги с психологами», а также личные беседы с персоналом тоже в эту неделю будут входить. Постреляют немного в тире...

Затем две недели тренинги и практика по выживанию и ориентированию. Лэндри сказал, будет ориентирование в лесу, в горах и в пустыне. Туристическую поездку по Аризоне, короче, устроят. И в качестве бонуса за опережение графика нам устроят тренинг по выживанию и ориентированию на воде. Как сам Лэндри сказал – «несколько часов в холодной солёной воде пойдет вам на пользу". Но, сдается мне, это он так нам мстит, за "срыв" графиков... Хе-хе.

И самое главное. Последняя неделя обучения – мы должны отработать разные сценарии при переходе на ту сторону. Сам понимаешь, Китеж тоже может быть затоплен, или ещё чего хуже. Обратно врата мы, конечно, уже не откроем, но должны хотя бы отработать разные, как мы это называем, рабочие моменты. В общем, каждый ученый, каждая группа должна знать, что делать и где находиться после перехода. Кто пойдет с разведчиками, а кто будет разворачивать в случае чего полевой лагерь и наквадах-реакторы. Это важно. Как Сэм... то есть, генерал Картер, я хотел сказать, сказала, экспедиция на Атлантиду вывалилась из врат, как стадо. Нужно над этим поработать, – завершил Громов.

Подполковник Громов на этот раз дал более насыщенное задание. Похоже, военные действительно учли опыт экспедиции Атлантиса полностью и старались подвести экспедицию Китежа к максимальному уровню готовности. Спорт, тренировки по безопасности, стрельба... Правда, "несколько часов в холодной, солёной воде" несколько смутили Соловьёва: Игорь Андреевич не очень понимал, зачем это нужно, особенно если столь длительное пребывание в холодной воде вообще-то опасно для жизни.

Зато Игорь Андреевич был не против в ближайшее время ознакомиться с современным стрелковым оружием и лично убедиться, что перевооружение российской армии идёт по плану. Ну и последнее задание означало, что начальство приняло во внимание, что в Китеже гости могут попасть в такую же ситуацию, как на Атлантиде, если не хуже, и надо отработать варианты действий в этом случае.

– А почему это мы не откроем врата обратно? – не понял Игорь, – откуда такая уверенность? Адрес Земли там должен быть, а что будет с МНТ, мы не может знать. И откуда это Сэм Картер знает, что экспедиция Атлантиса вывалилась, как стадо баранов? Мне казалось, что она вошла в состав экспедиции только после победы на ораями. Или кто-то посчитал нужным поделиться с ней этими забавными подробностями? Впрочем, ладно, поговорим об этом позже.

Игорь Андреевич улыбнулся, взял документы и направился на поиски назначенных им ответственных лиц. Диана сидела в столовой, и с ней снова был лейтенант Эттвуд. Соловьёву не хотелось снова прерывать их милую беседу, но нужно было дать Диане новые указания, поэтому он решил отвлечь её на короткое время.

Отдав Диане копию плана, Игорь Андреевич с поклоном девушке и лейтенанту Эттвуду удалился и довёл эту же информацию до ответственных лиц остальных групп.

А на следующее утро Соловьёв успешно прошёл медобследование: он был вполне здоров, только подтянуть спортивную подготовку ему не мешало. Поэтому первый этап должен быть весьма кстати. Конечно, всё это ещё не значило, что он после тренингов возьмёт и станет профессиональным бойцом ЗВ, да ещё и выдержит это странное испытание холодной солёной водой, цель которого он так и не понял, но здесь уже не он определял правила. Когда настало время отправки в учебно-тренировочный центр, Игорь Андреевич вновь взял свой рюкзак и уехал вместе с остальными на военную базу КЗВ.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Иван, Совесть | Просмотров: 162 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ