Заголовок
Сегодня Суббота, 23 Сентябрь 2017,

на часах 17:34:45 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Считаете ли вы гибель Мартуфа нелогичной?

Всего ответов: 998


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Сбор экспедиции. Часть 1
24 Ноябрь 2016 01:29:14

На следующий день после открытия врат в Китеж большинство из начальства разъехалось. Остался только непосредственный начальник базы. Громову накануне всё-таки удалось нормально поговорить с Картер перед её отъездом.

О'Нилл умчался, как только рутина была закончена, и его на базе уже ничего не держало. Мальцев и китайский генерал еще немного пообщались с Лэндри, после чего Михаил Сергеевич отдал Громову последние распоряжения и так же уехал со своим коллегой из Китая. Константин надеялся, что и Картер уехала под шумок, но ошибся. Как только подполковник распрощался с генералом и направился в ту часть базы, где ему выделили комнату, он «случайно» наткнулся на Саманту.

– Генерал, – поприветствовал Картер Громов.

– Подполковник... – сдержанно поприветствовала она Константина, – можно поздравить Вас с повышением?

– Спасибо, – повисла неловкая пауза. Громов так и не придумал, как и что ему сказать, а Картер чувствовала себя немного неловко после словесных дуэлей на брифинге. Особенно после осознания необоснованности своей злости. Пауза слишком затянулась, и Саманта решила уйти, так и не найдя в себе силы продолжить разговор.

– Генерал Картер! – женщина успела сделать несколько шагов, когда её остановил Громов, – генерал... Саманта. Может, поужинаем вместе? Пока Вы ещё на базе.

Картер не стала отказываться. Признаться, Саманта поначалу подумала о полноценном свидании, в хорошем ресторане, в гражданской одежде – всё как у людей. Но потом вспомнила, что у этих северных варваров чаще всего предложение сходить на ужин означает совместный приём пищи, нежели свидание. Местная столовая была менее роскошной чем на Атлантиде, но кормили тут тоже не плохо, и двое офицеров из разных армий, занимающиеся одним делом, могли, наконец, устранить все недоразумения и недосказанности. Весело посмеялись на Эттвудом, когда Балаганова прямо под его носом смогла добыть данные. Картер восхитилась смелостью и находчивостью девушки. Громов без утайки рассказал про комплекс «Гиперборея», который они не так давно нашли, Саманта очень хотела на него попасть...

После ужина генерал Картер уехала, дел было много. Всё же управление целым городом – это нелёгкое дело. А на базе следующим утром началась подготовка к экспедиции.

Благодаря опыту американцев в подобных экспедициях, большая часть необходимых вещей уже была почти готова. Остались только частные предметы, которые заказывали уже сами учёные и техники, которые должны были участвовать в экспедиции.

Людей же разделили на два потока. Гражданские специалисты и, само собой, военные. Первые должны были прибывать непосредственно в Шайенн, где уже конкретно заниматься подготовкой необходимого оборудования к переходу. Если кто-то что-то забыл, это уже была его вина... Также для этой группы была обязательна подготовка по выживанию и различные тренинги по технике безопасности. С недавних пор, когда КВЗ столкнулись с проблемой адаптации военных и гражданских, в подобные тренинги вошла еще и работа с психологами.

Вторые же должны были прибыть на военный полигон, где в течении нескольких недель проходили особую подготовку у ветеранов команд Звёздных врат, а также отрабатывали различные взаимодействия между собой. Основным костяком в предстоящей экспедиции должны были стать военные из России и Китая, с небольшим усилением в лице американских и европейских специалистов.

Кто будет возглавлять экспедицию, пока ещё никто не знал, но он должен был прилететь в ближайшее время с первым потоком. А пока его не было, Громов выполнял обязанности начальника экспедиции. Поэтому уже с утра прибыл на пункт сбора, дабы понаблюдать за процессом.

Одной из участниц экспедиции, направлявшейся на базу, была москвичка по имени Диана Валентиновна Кромверк, специалист по математическому и программному обеспечению. Она устало откинулась в кресле военного хаммера, который доставлял её с секретного военного аэродрома на базу в горе Шайенн. Диана смутно представляла, где они приземлились. Судя по теперешнему направлению, где-то на юго-западе от самой конечной точки назначения. Но не это её волновало. Перед вылетом было совсем мало времени на сборы, да и большую часть этого занимало подписание различных бумаг по поводу неразглашения, секретности, возможности смерти в ходе операции и прочей бюрократической ерунды. Дали несколько листиков бумаги со скудными данными о предстоящей миссии, которые ни под каким предлогом нельзя было выносить за границы базы и после прочтения сопроводили на военный самолет, следующий по секретному курсу. Кроме неё на борт поднялись еще несколько человек, входящих во вторую отправляемую группу на базу Звёздных врат. Диана не знала, с той же целью они отправляются туда, что и она, или просто для какой-то ещё секретной миссии, но это было и не важно.

Перелёт прошел на редкость спокойно, однако Диане так и не удалось поспать. Она была слишком напряжена и взволнована предстоящей миссией. Это был её первый проход через врата. До того, как подписаться на эту экспедицию, она тщательно изучала предоставленные данные, узнала об Атлантиде и других чудесах мира за пределами Земли. Она до конца не знала, насколько будет полезна в Китеже, и что же ждет её там. Но эта неизвестность притягивала её и пугала одновременно. От размышлений на эту тему, Диану отвлек голос сержанта за рулем, который обращался ко всем находящимся в хаммере:

– Мы будем на базе примерно через 5 минут, – сказал он на чистом английском без тени акцента. Лейтенант, сидящий рядом с ним, взял рацию и передал на базу сообщение о скором прибытие гостей.

Диана напряглась, зная, что теперь пути назад нет, и отказаться уже не получится. Да и прибытие на американскую базу само по себе волновало. Зная о некоторых фактах столкновений российской программы Звёздных врат и американской, она прекрасно понимала, что тёплого приема ждать не следовало.

Машина, в которой находилась их группа, в сопровождении еще двух машин въехала в туннель, ведущий непосредственно на базу, и остановилась. Сержант дал понять, что можно выходить – их встретят. Диана вылезла из машины, забрала свой рюкзак и, поправив шапку, стала ожидать дальнейшего направления, не стесняясь, осматриваясь по сторонам.

База была весьма занимательна, никакого сходства с привычной российской не было и в помине. Как известно, комплекс NORAD был не только рабочим бункером для нужд ВВС, но и одним из крупнейших правительственных убежищ на случай ядерной войны. Поэтому располагал целой сетью помещений со всеми необходимыми коммуникациями для приёма и проживания людей. Так как в КЗВ сейчас прибывали члены международной экспедиции, то решено было временно расконсервировать один из жилых блоков и разместить гостей там. Заодно прибывшие смогут познакомиться друг с другом, нормально отдохнуть и поесть. Даже активировали одну из столовых в убежище, послав туда поваров, набив холодильники колой и шоколадом. Чтобы посторонние по базе не мотались, а находились в одном месте.

«Как же много тут военных…» – подумала про себя Диана, но это было одно небольшое сходство, которое после нескольких лет, проведенных на российской базе, её уже не пугало. Спустя несколько секунд, к ней подошел офицер охраны и велел направляться за ним. Пройдя пост с металлоискателями и досмотром личных вещей, они направились дальше. Диана молча следовала за офицером, пока тот не подвел её к закрытой двери.

– Вам сюда, личные вещи прошу оставить здесь, – сказал он достаточно безразлично и указал на небольшой контейнер для вещей, – как закончите, заберёте их.

– Спасибо, – она спокойно положила вещи в контейнер и вошла в комнату.

На первый взгляд, комната скорее напоминала допросную, небольшой столик два стула друг напротив друга и небольшая стопка папок с документами, лежащими слева от капитана, который уже сидел в комнате. Он оценивающе посмотрел на неё и жестом пригласил сесть напротив него. Диана села на стул, чувствуя себя первокурсницей, попавшей на ковер к декану. Однако, вопреки её ожиданиям, капитан сдержанно улыбнулся, давая понять, что всё в порядке, это типичная процедура. После этого заговорил с ней:

– Диана Кромверк, как я понимаю? – начал он, доставая одну из папок из стопки, и стал просматривать, – программист, математик, хороший аналитик. Работали в течение последних трёх лет в программе Звёздных врат?

– Так точно, сэр, – только и смогла она выдавить из себя, все еще чувствуя скованность перед неизвестным возможным начальством.

– Капитан Джон Грэкхем, я отвечаю за безопасность данной базы. Вы должны понять, что находитесь на сверхсекретной базе США и собираетесь участвовать в совместном проекте наших стран. Однако, несмотря на вашу принадлежность к другой стране, вам все же необходимо подписать документы о неразглашении и секретности. Надеюсь, наши, – он сделал многозначительную паузу, прежде чем продолжить, – коллеги, проинформировали вас обо всей опасности, и вы готовы к этому. Можете не спешить и внимательно изучить данные документы.

Закончив речь, он передал Диане папку с документами на подпись. Девушка внимательно изучила все пункты и постановления, ничего нового не почерпнув для себя. Стандартные формуляры, похожи на те, которые были в российском штабе. Дочитав, Диана поставила свою подпись, где надо, и вернула папку капитану Грэкхему. Он взял папку назад, положил к остальным и продолжил разговор:

– Несмотря на наше сотрудничество, вам не разрешается беспрепятственно передвигаться по базе. Сержант Коул, который сопроводил вас сюда, на время вашего пребывания здесь закреплен за вами и будет сопровождать вас по базе. Если хотите, он сделает вам небольшую экскурсию по дозволенным местам базы, а потом сопроводит в место дислокации остальной группы, направляющейся в экспедицию. На этом все, – капитан встал, забрал папки и покинул комнату.

Диана еще несколько секунд сидела на стуле, после чего всё же решила направиться дальше. Ей не терпелось взглянуть своими глазами на врата и всё остальное. Поэтому, она поспешно покинула комнату и, забрав свои вещи из контейнера, обратилась к сержанту Коулу:

– Я бы хотела посмотреть на Звёздные врата. Если, конечно, мой уровень допуска разрешает это.

– Да, вы можете посетить зал врат в моем сопровождении, – ответил он и жестом указал следовать за ним.

Диана шла следом за сержантом, осматриваясь по сторонам. Пока что, она не видела ничего примечательного, обычные коридоры, провода коммуникаций, обычные люди в форме и не только. Никто не обращал на неё внимания, да и она не особо к ним присматривалась. Они дошли до лифта, и начался спуск куда-то ниже. После лифта снова началась череда коридоров, однако людей тут было значительно меньше. Спустя пару минут блуждания в коридорах и нескольких лестниц, они достигли небольшой комнаты, чем-то напоминающую серверную или операторную. Там было много людей, некоторые сидели за компьютерами и следили за происходящим, было достаточно много охраны. Через защитное стекло открывался вид на большой зал, где и находились врата. Зрелище было воистину захватывающее. Хоть Диана и видела изображения, некоторые записи прохода, но наблюдать это в реальности было куда более захватывающее. Кто бы мог подумать, что через некоторое время она пройдёт через них и окажется во многих световых годах от Земли, от родного дома и от всех, кого она когда-либо знала. Вдоволь насмотревшись, она обратилась к сержанту:

– Пожалуй, это все, я готова направиться к месту сбора команды.

Коул кивнул, и продолжил путь в неизвестном ей направлении. Через 10 минут перемещений они наконец-то достигли какой-то комнаты, где уже было несколько человек. Сержант дал понять, что это и есть место сбора, и, если ей куда-либо понадобится, он будет тут.

«Ну что же… Дом, милый дом. По крайней мере, на ближайшие часы, а может быть и дни», – подумала Диана про себя и уселась в ближайшее кресло, достала электронную книгу и стала ожидать дальнейших указаний. Зачитавшись, она не заметила, как в комнату вошёл офицер. Однако, обратившись к находящимся в комнате людям на чистом русском языке, молодой, как ей показалось, лейтенант привлек ее внимание. Это был некто иной, как Айвен Эттвуд. Хотя Айвен по приказу полковника Нортона в основном занимался иными вопросами подготовки к экспедиции, именно его послали поприветствовать гостей и сопроводить их в жилой блок. Это могла сделать и охрана, однако КЗВ надо было показать приехавшим спецам своего официального представителя, чтобы подчеркнуть официальность грядущего предприятия. А у Эттвуда по представительству был богатый опыт, хоть и «пешечный». К тому же ему вменили в обязанность регистрировать всех русских. Поэтому Айвен отправился «расквартировывать» членов экспедиции.

Войдя в комнату, куда охрана собрала уже приехавших, он улыбнулся людям с рюкзаками и сумками и обратился к ним сперва на английском, для не русских гостей:

– Здравствуйте, господа. Я представитель КЗВ, лейтенант Эттвуд. Прошу всех пройти со мной, вам приготовлена зона отдыха. Комфорт минимальный, но есть все необходимое для того чтобы принять душ, отдохнуть, принять пищу и посмотреть ТВ, пока собирается состав экспедиции.

После этого лейтенант обратился на русском без акцента:

– Прибывших из Российской Федерации я прошу зарегистрироваться у меня. Мы это можем сделать прямо на месте.

Он пошарил глазами по лицам людей, пытаясь определить, кто из них русский. Но смог угадать только японцев, которых ни с кем не спутаешь по количеству электронных девайсов при них. Хотя... можно спутать с южнокорейцами или китайцами. Но эта братия была уже не по части Эттвуда, ему приказали зарегистрировать только россиян.

Проводив гостей в жилой блок и показав им, где можно поспать, поесть и телевизор посмотреть, он попросил всех русских пройти с ним в столовую для регистрации. И выяснил, что русской оказалась только одна девушка. Это и была Диана Кромверк. Она не ожидала услышать столь безупречное владение родным языком со стороны американского военного. Впрочем, это, по её мнению, могло быть ловкой уловкой, направленной на завоевание доверия, среди прибывших иностранных членов экспедиции. Диана не позволила себя одурачить его дружелюбием, милым личиком и столь безупречным произношением. Поэтому, когда он закончил сортировку гостей, она молча последовала за ним в столовую, подумав про себя: «Что ж... Ваша территория, ваши правила. Я буду играть по ним. Пока».

Столовая была новым для нее местом, однако мало чем отличалась от обычного места для приема пищи на тех базах, где она побывала. Различные столики, вмещающие в себя от 2 до 6 человек, место раздачи пищи. Хотя, как отметила она про себя, выбор пищи был куда более обширный, чем она ожидала. Окромя стандартных комплексных ланчей и ужинов, был представлен большой выбор вегетарианских блюд, а также сладостей, свежих фруктов и овощей.

Диану крайне удивило, когда лейтенант Эттвуд лично принес ей кофе и мороженое и предложил устроиться за столиком у стены. Мимолетно в её голове пронеслось сожаление, что мороженое без орешков и взбитых сливок, однако лейтенант вполне угадал её предпочтения. Мороженое Марс, как и Сникерс, было одним из её любимых. Кофе же она употребляла в любом виде и в немеряных количествах, особенно после бессонной ночи в самолете. Кивком головы она согласилась устроиться на «допрос» за столиком у стены.

– Если хотите поесть чего-то посущественней, то пожалуйста, – сказал лейтенант. Вздохнув, и машинально отхлебнув кофе, который оказался весьма вкусным, Диана без особого энтузиазма ответила:

– Благодарю за заботу, но я не голодна. Но спасибо за мороженое, давно хотела узнать, насколько оно отличается от того, что продается у нас,

– Пока представьтесь, я поищу ваше имя в списке, – Айвен открыл на своем планшете списки ожидаемых участников экспедиции из России и воззрился на гостью.

– Диана Валентиновна Кромверк, – Диана устремила уставший взгляд на лейтенанта и решила сыграть доброжелательность, протянув ему ладонь для рукопожатия, – а вы кем будете?

Эттвуд улыбнулся и пожал руку Диане.

– Я, кажется, представлялся. Лейтенант Эттвуд, – сказал он, – я вас не задержу надолго, Диана Валентиновна.

Пока лейтенант просматривал свой список, Диана доброжелательно улыбнулась лейтенанту в ответ и небрежно убрала за ухо прядь волос, упавшую на лицо, и сказала:

– Пожалуйста, называйте меня Диана. Я не настолько стара, чтобы ко мне обращались по имени и отчеству, – быстро выпалила она, так как испытывала крайнее неудобство, когда кто-то равный или близкий ей по возрасту обращался к ней в столь официальном ключе, – простите, я не хотела вас перебивать. Пожалуйста, продолжайте.

– Да, все в порядке, – произнес лейтенант, снова подняв глаза на гостью. Диана Кромверк значилась в списке как математик. Эттвуду, который являлся по сути гуманитарием, было несколько странно видеть женщин, что избирали такую сферу деятельности. Хотя уникальные проекты вроде Звёздных врат во многом уникальны еще и потому, что в них работают выдающиеся специалисты.

– Наверное, я не совсем точно выразилась, – снова заговорила Диана, – меня не интересовало ваше имя лейтенант, я его запомнила, куда более меня интересует, какое отношение вы имеете к экспедиции? Вы организовываете нас, предупреждаете о возможных неудобствах... Это означает, что вы так же отправитесь в экспедицию?

– Да, – ответил Айвен, – я тоже включен в состав экспедиции, вхожу в группу полковника Нортона, который будет представлять американскую сторону в проекте. Моя специализация – язык Древних. Я переводчик. Ну и единица военного контингента, как видите.

И Айвен указал на свой китель. Диана замолчала, на несколько секунд, погрузившись в свои размышления.

– Не переживайте, насчет удобств, вы, видимо, никогда не были в обычном государственном общежитии в России. Если я пережила это, то отсутствие горячей воды, мягкой постели и горячей разнообразной еды не будет слишком большой проблемой. Да и ко всему прочему можно привыкнуть. Даже к тараканам.

Айвен пытался понять, это она так шутит так? Но лицо Дианы оставалось серьезным. Однако в подобные заявления невозможно было поверить. Лейтенант думал, что без горячей воды и с тараканами живут только африканцы на каком-нибудь забытом Богом Береге Слоновой Кости. А Россия вон в космос летает. В медведей, гуляющих по улицам городов, поголовное пьянство и умение всех русских играть на балалайке Айвен точно не верил. И даже не знал, что ответить сейчас девушке.

– Вы серьезно? – только и нашелся он, что сказать, озадаченно глядя на гостью. Кромверк улыбнулась и ответила:

– Отчасти, конечно. В большинстве случаев можно обеспечить себе достойные условия. Но, увы, часто сталкивалась и с такими условиями жизни… Помнится зимой 2009 ездила на конференцию в авиационный институт Харькова… Впрочем, не думаю, что вам это будет интересно, – она улыбнулась и сделала еще глоток кофе, – раз вы тоже состоите в экспедиции, то мне вдвойне приятно с вами познакомится. Наконец-то, хоть кто-то. Я уже было подумала, что это шутка начальства… Хотя нет, не подумала, они вообще не шутят.

Лейтенант Эттвуд вряд ли настолько хорошо знал географию России, чтобы обратить внимание на то, что сегодня Харьков является частью другой страны, и если именно там Кромверк нашла те условия жизни, о которых она только что намекнула, то она что-то путает. Либо в её сознании СССР всё ещё существует, и государственная граница проходит гораздо дальше, чем сейчас.

 – Уверяю вас, здесь все в порядке, – продолжал Эттвуд, – есть горячая вода, еда и нормальные постели. Неудобство в том, что комнаты тесные, и набор каналов по ТВ несколько ограничен. Только кабельные, потому что приём эфирных внутри горы затруднен. Но это только на несколько дней, дальше нас ждет Китеж. Хорошо, если там можно будет рассчитывать хотя бы на аналогичный комфорт. Но точно уже без телевизора.

У Дианы появилось желание от души расхохотаться на всю столовую, но рамки приличия равно не позволяли этого, поэтому она позволила себе лишь несколько сдержанных смешков. Понимание американцев о неудобствах казалось ей странным. Неужели они действительно не могут жить без телевизора, и ограниченный прием каналов уже считается неудобством? Последний раз, когда она осознанно смотрела телевизор, был много лет назад. Смотрела какие-то мультики, которые поражали своею нелогичностью и игнорировали законы физики. К тому же было такое обилие вставных рекламных роликов, что это напрочь отбивало желание к просмотру. Она прекрасно обходилась и без него, а если было желание что-либо посмотреть, Диана пользовалась ноутбуком или планшетом. Впрочем, её не интересовали удобства базы Шайенн, куда более загадочно было, какие удобства будут по ту сторону врат. Усталость после перелета давала о себе знать, и Диана сделала несколько больших глотков кофе, чтобы прогнать навязчивую сонливость. Был еще один вопрос, который волновал её с момента подписания всех бумаг…

– Скажите, лейтенант, а вы когда-нибудь проходили через врата? – в голосе девушки слышались волнение и интерес, – для меня это будет первая миссия за пределами Земли. И от этого мне немного не по себе…

– Да, я не раз проходил через врата, – кивнул Айвен, – это... несколько специфическое ощущение, и большинство людей вполне нормально переносит переход, но я бы вам советовал перед этим ничего не есть.

Чуть наклонившись вперед, он тихо, но доверительно добавил с заговорщицкой улыбкой:

– А вообще, если честно, мне тоже немного не по себе. Потому что мы летим в совершенно новое место, где люди ещё не были. Если не считать Древних. Так что, не вы одна испытываете трепет перед путешествием. Давайте бояться вместе.

В этот момент Диане показалось, что его дружелюбие слегка перешло грань, определенную для формальных отношений и приветствия. Ее немного настораживало обращение лейтенанта, однако она понимала, что в экспедиции лучше сохранять хотя бы видимость дружеских отношений, чем постоянные конфликты и неприязнь. Они должны были работать вместе, а это обязывало. К тому же, что уж таить, Эттвуд был весьма привлекательным, но Диана не позволяла ненужным и крайне неуместным мыслям отвлекать её. Она позволила себе рассмеяться вслед за ним и продолжила разговор:

– Да уж, весьма заманчивое предложение. А давайте! Хотя, признаться, я думала, доблестные бойцы армии США ничего не боятся, – Диана улыбнулась, давая понять, что это скорее шутка, чем серьёзное заявление и продолжила, – боюсь, все будет куда сложнее, чем, кажется на первый взгляд. Но я люблю трудности.

Эттвуд рассмеялся, стремясь таким образом развеять страхи девушки перед неизвестным. Хотя особо испуганной она не выглядела.

– Но там точно никого нет, это проверено зондом, – произнес он уже нормальным голосом и отклонившись на стуле, – если бы кто-то был на Китеже, то должен был среагировать на активацию Врат и появление робота. Но даже реакции каких-либо автоматических систем безопасности не было зарегистрировано. Так что, думаю, самым сложным по прибытию будет для нас бытовое обустройство на месте и разворачивание оборудования. Побегать придется. Ну, и, конечно, нас ждет масса новых впечатлений, я в этом уверен.

– А вы знаете, что может нас ждать по ту сторону врат? Окромя оптимистичного варианта, что там вторая Атлантида или что-то похожее, – осведомилась Диана.

– Я только видел несколько минут видео, когда в Китеж запускали зонд. На Зал встреч Атлантиды непохоже, и символы на самих Вратах совсем другие. Картинку мы получили только из первых помещений. Так как подобные соединения пожирают колоссальное количество энергии, дальней разведки не предпринималось. Фактически мы идем в полную неизвестность. Но там есть воздух, и зонд передал данные о вполне нормальных условиях для людей. А Врата Андромеды могу вам показать, я сделал с экрана снимки на планшет.

Айвен нашел в меню свои снимки из Зала Врат и вывел на экран, включив в режим презентации и повернув планшет к Диане.

– Хорошо, что есть хоть минимальное представление о том, куда мы идем. Другие символы на вратах означают лишь, что конечное местонахождение весьма удалено от нас, и там видны другие созвездия… А также можно предположить, что Китеж был здесь проездом, и Земля не была местом его постоянной дислокации. Иначе их врата были бы подобны земным. Впрочем, нельзя исключать того, что их просто заменили в дальнейшем, – прокомментировала материалы Кромверк.

– Я хотел бы еще узнать, нуждаетесь ли вы в каком-то вспомогательном оборудовании для экспедиции? Мы тут компонуем все грузы и подбираем аппаратуру по заказам учёных. Если есть пожелания на этот счет, говорите. Попробуем обеспечить. Поэтому спрашиваю заранее.

Вопрос был весьма неожиданным для Дианы. Во время работы в российской программе ресурсы были весьма ограничены, никто особо не спрашивал, что надо, работай на том, что есть, используй то, что есть, приспосабливайся к тому, что есть. А тут, несмотря на более широкие возможности, она не могла представить, что может понадобиться в столь таинственной миссии.

– Как можно подготовиться и понять, что может потребоваться там, когда столь многое остается для нас загадкой. Я лишь рассчитываю на мощный вычислительный центр и доступ к имеющимся данным по технологии древних. Хорошо бы пронести туда всю базу данных Атлантиды… – Диана мечтательно улыбнулась и машинально поправила шапку, – но, боюсь, мы не можем позволить себе такой роскоши. Впрочем, работа с ограниченными ресурсами – это вызов, который лишь утвердит нас, как лучших в своем деле.

– Базу данных Атлантиды, к сожалению, мы с собой взять не сможем, – продолжил лейтенант, и добавил, – сервер и вычислительное оборудование у нас будет кое-какое. Ведь у КЗВ довольно богатый опыт работы на Атлантиде, знаем, что пригодится. И багажа мы намерены взять немало. Я рад, что вас не страшит грядущее путешествие. Кстати, можете шапку снять, в блоке нормальный климат-контроль и никаких сквозняков.

Диана улыбнулась и сняла шапку, не забыв мимолетом поправить прическу.

– Очень жаль, что не можем. Боюсь, при таком наборе неизвестных невозможно достигнуть 100% готовности и быть уверенным, что взяли все необходимое. Так что будем импровизировать по ходу дела. А шапка моя скорее талисман, чем средство от холода. Но да, сейчас в ней жарковато.

Посмотрев на почти опустевшую чашку кофе и смятую упаковку от мороженого, Эттвуд засобирался.

–  Итак, насчет пожеланий я понял. Если вопросов больше нет, пойдемте, я провожу вас до комнаты. Кажется, ваша, – лейтенант сверился с очередным списком в своем планшете, – номер 12А.

Тут лейтенант подумал, что он как-то слишком доверительно разговаривает с русской ученой. Наверно, стоило быть поофициальней в разговоре. А то подумает чёрте что... Хотя к мужчине Эттвуд так «мило» не подъезжал бы. Просто приятно с хорошенькой девушкой поболтать. Диана встала из-за стола и не спеша закинула тяжелый рюкзак на плечи. Взяв обёртку от мороженного и отправив её в ближайший мусорный контейнер, она взглядом стала искать, куда надо отнести пустую чашку. Не найдя такого места вопросительно посмотрела на лейтенанта.

– Я готова идти, правда, не знаю куда убрать эту чашку. – немного смущенно заметила Диана. Она привыкла убирать за собой сама и придерживалась порядка во всём. Хотя в её квартире частенько был бедлам.

– Не беспокойтесь, чашку уберут работники столовой, – сказал Эттвуд, после чего вежливо, но решительно снял с плеча Дианы рюкзак, – я донесу. Пойдемте.

Диана была приятно удивлена тем, что лейтенант забрал у нее рюкзак. Всегда приятно встретить джентльмена, который готов подать руку помощи. Последнее время такое встречалось все реже. Она следовала за Эттвудом и осматривалась по сторонам. Ей было сложно определить, была ли она уже в этом коридоре или нет, на её взгляд, база была такая одинаковая, и ничего примечательного в этих коридорах не было. Уже в коридоре Айвен произнес:

– Кстати, ничего не боятся только идиоты. Страх – это элемент системы собственной безопасности человека. Он нужен нам, чтобы делать меньше глупостей и не влипать в неприятности. Порой подводит, но, видимо, природа тоже не умеет делать системы без глюков.

– Человек слишком сложная система, чтобы не было глюков и сбоев. К тому же весьма многопроцессорная, и каждый процесс имеет свой приоритет. Конечно, самосохранение – это один из высокоприоритетных процессов, но в некоторых ситуациях он может быть смещен в списке приоритетов. К тому же моделировать ситуации и все возможные исходы мыслительный центр не может, просто не справляется с объемом информации, из-за чего появляется запоздалая реакция механизма самосохранения. Иногда подводит первичный анализ ситуации, – Диана машинально ответила с точки зрения программиста, не особо задумываясь, что речь вышла довольно заумная. Такое часто случалось, ей нравилось анализировать бытовые вопросы с профессиональной точки зрения, и она уже не задумывалась о том, что в её речи часто всплывают математические и технические термины, которые могли быть не совсем понятны обычным людям, далеким от её области работы.

Остановившись у двери 12А, лейтенант улыбнулся Диане несколько теплее, нежели это делается в адрес постороннего человека:

– Вот ваше временное жилище. Внутри есть санузел с душем. Где перекусить, вы уже знаете. Если могу быть ещё чем-то полезным, обращайтесь. Буду рад помочь.

Парень поставил рюкзак к ногам девушки.

– Спасибо за беседу и что проводили, лейтенант. У меня есть несколько вопросов, если вас не затруднит, вы не могли бы ответить на них… Если конечно у вас есть информация на этот счет, – Диана немного замешкалась, ибо не знала, как точно сформулировать все то, что ее интересовало, – это моя личная комната или же там есть кто-то тоже, имеющий отношение к экспедиции?

– Это ваша личная комната, – ответил Эттвуд, – одноместная.

– Вау, личная комната… Роскошно, что сказать. Лично я думала, что нас запихнут по 10 человек в комнату, на время подготовки к миссии. А тут все, оказывается, по-другому.

– Сколько времени у меня есть до начала сбора и отправки? – продолжала Диана.

– У вас точно есть сутки на отдых, а завтра уже возможны сборы и первые инструктажи.

– Это определенно радует, значит, время еще есть, успею принять душ… Мечтаю об этом с того момента как покинула самолет. Прошу прощения за подробности, последние полчаса только об этом и думаю. И еще о том, что неплохо было бы поспать. Мне же сообщат, что пора идти, или меня где-то ждут?

– Конечно, вам сообщат, если будут сборы участников экспедиции.

– А будет ли что-то вроде вводного инструктажа?

– Будет. А отправка запланирована на седьмое число, но будет зависеть от степени нашей подготовки. Потому что открытие гипертуннеля оттуда может быть произведено только в экстренном случае. Для эвакуации, например. Но мы планируем там задержаться надолго, поэтому тщательно готовимся.

– Куда еще я могу ходить без сопровождения? Меня же не оставят тут, верно?

Диана резко замолчала, поняв, что начинает нести какую-то чушь. То ли от волнения и нежелания оставаться одной на незнакомой территории, то ли от усталости и недосыпа. Она слегка покраснела, понимая, что этим потоком глупых вопросов выставила себя не в лучшем свете перед лейтенантом.

– Рекомендую осмотреть блок, чтобы лучше тут ориентироваться. Он небольшой. Общий холл и зал для собраний направо, вон туда, – лейтенант махнул рукой в сторону одного из ответвлений коридора жилого блока, – здесь будет работать общее оповещение через громкоговорители, установленные в комнатах и прочих помещениях. Так что не пропустите. В рамках блока можете ходить, куда угодно. А вот из него выходить не надо, там потребуются услуги охраны. На выходе пост КПП. Но здесь специально для гражданских специалистов приготовлены все необходимые помещения. И тут же будут проходить встречи с командованием и брифинги. Знакомьтесь с коллегами, которые поселены тут же. В течение суток их число вырастет, полагаю, потому что учёные летят сейчас сюда со всего мира. Вас никто здесь не забудет и не потеряет, не волнуйтесь. Все специалисты внесены в списки участников, и перед отправкой их наличие мы проверим персонально. Я один из тех, кто будет этим заниматься. И я заинтересован в том, чтобы отправиться в Андромеду в вашей компании, Диана.

– Надеюсь не заблужусь тут, спасибо. Хорошо, что здесь есть система оповещения. Не хочу пропустить все самое важное и интересное, – от последних слов лейтенант, о его заинтересованность в её присутствии, Диана еще раз слегка покраснела, но решила ничего не отвечать. Как бы ей не хотелось прерывать беседу с Эттвудом, усталость давала о себе знать. Единственное, о чем она могла думать, это сон. Поэтому, учитывая, что сейчас всё равно из неё плохой собеседник, да и у лейтенанта явно своих дел хватает, кроме того, как сопровождать и общаться с ней, она решила закончить разговор и отправиться в свою комнату. Но Эттвуд снова открыто улыбнулся.

– Наверно, вы нечасто куда-то отправляетесь одна.

– Да, весьма нечасто. Но этот случай уникальный, по всем пунктам, – ответила Диана.

– Я с радостью возьму над вами шефство, если позволите. Не всегда я смогу лично вас куда-то пригласить, но буду следить, чтобы вас не обходили вниманием, – закончил Айвен.

– Буду рада шефству с вашей стороны. Большое спасибо за помощь, лейтенант. Если я вам понадоблюсь, вы знаете, где меня искать, – с этими словами она улыбнулась Эттвуду и, взяв свой рюкзак, уже собиралась зайти в комнату, как к ним подошел неизвестный ей мужчина. Зато Эттвуд его уже знал, и вначале посмотрим, чем этот мужчина занимался, пока Айвен знакомился с Кромверк.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Иван, Совесть | Просмотров: 150 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ