Заголовок
Сегодня Суббота, 23 Сентябрь 2017,

на часах 17:35:55 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Как вы думаете, Атлантида останется на Земле?

Всего ответов: 763


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. В гостях у доктора Джексона
23 Ноябрь 2016 02:45:10

Игорь Андреевич к тому времени, как вернулся лейтенант Эттвуд, уже вышел с подполковником Громовым в коридоры базы, и заговорил с Айвеном, тоже перейдя на русский:

‒ Самое время поговорить обо всём этом без высшего начальства. Как ваши дела, лейтенант?

‒ Как мои дела? Спасибо, хреново, ‒ ответил Эттвуд Соловьеву так же сухо, спокойно и официально на русском языке, ‒ с меня чуть погоны не сняли из-за ваших «исследований» на Атлантиде.

‒ Как вам моё открытие? Думаю, мне уже необязательно знать, чем занимается группа Шеппарда или «Дедал», ‒ спрашивал Игорь, и у его глаз притаилась улыбка.

‒ Открытие впечатляет, слов нет. Поздравляю. Но, думаю, можно было обойтись без шпионской деятельности. Мы всё же как-никак партнеры в проекте «Звёздные Врата». Или я ошибаюсь? Что вам мешало рассказать открыто о цели ваших поисков в базах данных Атлантиды? Ладно, я, мелкая пешка, надо мной можно и покуражиться, но от КЗВ зачем было информацию скрывать? Ради вот этой маленькой победы сейчас на брифинге?

Шпильку про Шеппарда и "Дедал" Айвен пропустил мимо ушей. Вернее, сделал вид, что пропустил, не желая отвечать на нее.

‒ Впрочем, ладно, ‒ вздохнул Эттвуд, ‒ кто я такой, чтобы вам указывать, что и как делать? О чём вы хотели со мной поговорить? Или только подшутить лишний раз над недотёпой, которого обвели вокруг пальца?

‒ Да, я догадывался, что вас серьёзно отругали, что вы за нами недосмотрели, хотя, честно говоря, я не вижу веских оснований для этого, Айван, ‒ отвечал Игорь Андреевич, ‒ мы ничего не сломали на Атлантиде, не украли никаких вещей или технологий – ничего, кроме красивых рассказов мы с Атлантиды не забрали. Всего лишь посмотрели в базе данных то, что нам нужно, а для того, чтобы не говорить сразу, что мы ищем, у нас были серьёзные причины.

Во-первых, как я уже говорил, мы нашли только подтверждение, что у Древних был и такой город, а эта информация мало что даёт в практическом плане. А если бы мы никогда не нашли этот город? Ваши люди сказали бы, что эти русские опять зря тратят ваше время! Я знаю, как ваши военные относились к нам с тех пор, как мы узнали о Звёздных вратах, особенно генерал О'Нилл.

Во-вторых, я не случайно сейчас напомнил вам про «Дедал» и группу Шеппарда: когда мы с вами встретились на Атлантиде, вы сказали, что это секретно, хотя я спрашивал так, из праздного любопытства. Мне казалось, что, согласно нашему договору, у проекта «Звёздные врата» не должно быть от нас никаких секретов, однако вы сказали, что это секретно. Это убедило меня в том, что и наши данные о Китеже не стоит торопиться сообщать вашим людям.

При этом мы не собирались вечно скрывать эту информацию от КЗВ, просто мы хотели найти его сами, чтобы доказать вашим людям, что они недооценивают возможности Российской Федерации. Как видите, мы тоже можем приносить пользу проекту. Я думаю, что мы могли бы при желании долететь до Китежа на корабле, но мы не стали пренебрегать помощью американской стороны.

Так что у меня нет особых причин издеваться над вами. Хотели вы того или нет, мы сами решили ничего не говорить вам до поры до времени, хотя мне понравилась ваша подготовка в плане языка Древних.

Слушая Соловьёва, Эттвуд сначала представил, что русские могли что-то там сломать, и ему стало страшно. И тут же смешно. Так, что он еле сдержал неуместную улыбку. Ведь ему надо было быть сейчас суровым. Ну, он так считал. Чтобы всякие там искатели древних городов не думали, что лейтенант – глупец в форме. Но, слушая дальше, он все больше соглашался по себя с Игорем Андреевичем. Прав был Соловьёв в том, что секретность развели с двух сторон. Поэтому вид Айвена, слушающего русского учёного, к концу речи был более благосклонным.

‒ Да, вы правы, ‒ вынужден был он признать, ‒ но правила в КЗВ создаю не я. Я им только подчиняюсь. Хорошо, я и вправду очень заинтересован вашей находкой. И с интересом буду следить за тем, что обнаружит ваша экспедиция на Китеже. И... я рад за вас, Игорь Андреевич. Вы вошли в историю. А с вами и я, чёрт...

Эттвуд невесело улыбнулся, покачав головой.

‒ Ладно, будем считать, что счет сравняли – 1:1, ‒ Игорь Андреевич изобразил что-то вроде вежливого поклона, когда вопрос с поведением группы Громова на Атлантиде был исчерпан.

‒ Кроме всего этого я хотел спросить: а как вы относитесь к тому, о чём я упоминал на брифинге по поводу «Икара» и «Судьбы»? – спросил Соловьев, ‒ говорят, несмотря на то, что этим людям на «Судьбе» не место, доктору Рашу не особенно хочется вернуться домой. И способ вернуться пока не виден, то есть это путешествие в один конец.

‒ Боюсь, что так, ‒ покивал Айвен, ‒ мне жаль людей на «Судьбе». И, думаю, не в Раше дело. Вряд ли он сам знает, как вернуть команду на Землю. Думаю, он вернул бы её, если б мог. Я о докторе слышал, конечно, много, в том числе и совершенно чудовищных вещей, но не всему верю, что говорят. И я не настолько близок к проекту «Судьбы», как хотелось бы. Мне даже не позволяют стать носителем разумов членов команды, хотя я подавал заявку на участие в программе с камнями. И почти вся охрана уже в этом отметилась. Очень хотелось взглянуть на корабль. Но мне отказали, заявив, что это слишком опасно. А к чему вы завели разговор о «Судьбе»? Думаете, что ваш Китеж может помочь этим людям? Сомневаюсь. Атлантида не может, а Китеж, как я думаю, это что-то вроде Атлантиды. Или у вас на самом деле больше информации, нежели вы огласили на брифинге? Снова секреты, а?

Эттвуд усмехнулся, испытующе взглянув на русского учёного.

‒ Да нет, я бы не сказал, какие секреты? – сразу принял невинный вид Игорь Андреевич, как только перешли к теме «Судьбы», ‒ разве что горный комплекс Древних, который мы нашли, заставляет меня полагать, что Китеж не является копией Атлантиды. Там нет хранилища знаний Древних, зато есть огромная библиотека, назначение которой я пока не очень понял. В общем, что-то в этом комплексе заставляло меня думать, что в Китеже мы найдём что-то новое. К тому же он остался на Земле после отлёта Атлантиды в Пегас, значит, у этих Древних мог быть свой путь развития.

Айвен об обидах и думать забыл, завороженно слушая Соловьёва. Он многое бы сейчас отдал, чтобы посмотреть на библиотеку тайной базы Древних.

‒ Свой путь развития, говорите? – задумался он, ‒ остаётся надеяться, что это не «пути развития» Орай или репликаторов... Хотя репликаторы библиотек, вроде, не создавали. Разве что, асуране, которые имитировали образ жизни Древних.

‒ Надеюсь, что Древние Китежа не враги, ‒ отвечал Игорь Андреевич, ‒ они же должны были относиться к Альтеранам, которые бежали из родного мира от своих жестоких братьев, да и не думаю, что они оставили бы упоминания о Китеже потомкам, если бы были врагами. Конечно, это ещё не значит, что мы сможем помочь экипажу «Судьбы», но я буду рад, если что-нибудь найдут. Ну и, конечно, если нам не помешают...

Тут Игорь Андреевич вспомнил о Люсианском союзе, из-за которого персонал «Икара» эвакуировался на «Судьбу», и сразу похолодел.

‒ Вот чёрт! А мы не забыли об этом? Господа, что если Люсианский союз узнает о Китеже и попадёт туда раньше нас? По-моему, туда попасть легче, чем на «Судьбу», ‒ испуганно спросил Соловьёв, глядя и на Эттвуда, и на Громова. Айвен тоже встревожился.

‒ Люсианцы? – переспросил он, ‒ мы их вроде неплохо погоняли в последнее время. Впрочем, и они нас... Вообще, это серьёзно... Здесь о Китеже только что услышали, и только ограниченный круг лиц из числа высшего командования. Поэтому утечка информации вряд ли возможна. Разве что она произошла у вас. Вы в своих китайцах уверены? А то мне их лица очень не нравятся. Наслышан о пресловутой тактике «хитрого дракона»...

‒ А Вы в своих О’Ниллах уверены? Мне вот тоже их лица не нравятся! – говорил Громов спокойно, сухо, слегка приглушённо, ‒ не понаслышке знаем мы их тактику «разделяй и властвуй», которая отлично себя зарекомендовала в Афганистане, Ираке... в Чечне.

При упоминании Чечни щека подполковника слегка дернулась, словно нервный тик. На Громова навалился тяжкий груз воспоминаний. В войнах он, конечно же, не участвовал, в ту пору он слишком молод был, но побегать по горам, да аулам в поисках боевиков приходилось... Как приходилось и распутывать клубок финансирования этих бандформирований. Зато у Эттвуда челюсть отпала.

«Да кто ты такой, чтобы судить о тактике самой сильной армии мира?! В «О’Ниллах» я уверен гораздо больше, чем в вас всех, вместе взятых», ‒ взыграла у Айвена американская половина его крови. Но его звание и статус не позволяли высказать в лицо русскому подполковнику, что он думает о его заявлении. Соловьёву же о китайской стороне, к сожалению, пока мало что было известно, кроме их заинтересованности в новом проекте, поэтому Игорь не знал, что сказать об этом, но Громов ответил более чем достойно. И всё же Игорь Андреевич понимал, что разговор про лица китайцев и работу США в Чечне может привести к новому конфликту, и, хотя был согласен с Громовым насчёт чеченской кампании, считал, что пора бы закончить этот разговор и отправиться к доктору Джексону.

Громов же вообще не очень интересовался разговором, который проходил между Соловьёвым и Эттвудом. Оставаясь с Игорем Андреевичем, подполковник просто не хотел идти на бесполезные обсуждения генералов, ожидая, что они с Соловьёвым сразу же двинут из комплекса. Отчасти это спасло бы его от ненужной, как казалось самому Громову, встречи с Картер. Вот не любил он все эти слёзы, сопли, ссоры с женщинами. Пускай даже если она была целым генералом... Особенно, если она была генералом. Сфера разговора Эттвуда и Соловьёва тоже не интересовала Громова: «Икар», «Судьба», «Люсианский союз» ‒ нафиг! Все его мысли были поглощены предстоящим разговором с Самантой. О том, что этот разговор состоится, не было никакого сомнения. Но чем дольше он думал о разговоре, тем отчётливей перед глазами рисовался её образ – симпатичное лицо, длинные светлые волосы, серые глаза...

Константина нельзя было назвать романтиком, но он почему-то был точно уверен, что теперь ему будет сложно забыть эти глаза... Этот взгляд. «Что? Какой "вывихнутый дракон"? Какие зайцы? Куда ты, образ, постой! Не уходи!!!»

Громов на некоторое время «завис», но, когда образ Саманты Картер окончательно развеялся перед его глазами, и он как будто вынырнул из тёплой воды прямо на холодный воздух, его взяла злоба. Правда, по его обычному виду, ‒ тяжелого взгляда и хмурого лица, ‒ трудно было определить, злится он или нет.

‒ Может, мне поговорить с начальством, чтобы оно сейчас отправило в Китеж боевую команду для охраны врат и предотвращения появления там посторонних? – спросил Эттвуд. Айвен глянул на Громова. Такое предложение Эттвуд считал разумным, но тогда «точку» первыми займут американцы. Но здесь Игорь Андреевич нашёл, что добавить:

‒ Во всяком случае, мы должны побеспокоиться о том, чтобы эта космическая мафия не могла туда попасть, ведь они в своё время узнали об «Икаре» и даже сумели попасть на «Судьбу». Так что предложение разумное, но, я считаю, что боевая группа должна как можно меньше трогать в городе, пока не разберёмся, с чем имеем дело, и она должна быть совместной. Подполковник? – посмотрел на Константина Николаевича Соловьёв.

‒ Насчет Люсианского союза можно не волноваться, ‒ после некоторой паузы продолжал Громов, немного успокоившись, ‒ не до нас им сейчас.

Константин Николаевич надеялся, что оба его собеседника подумают о страстном желании союза попасть на «Судьбу» и не станут его расспрашивать дальше. Громов хоть и не был в курсе всех деталей, но знал, что Россия внедрила в ряды союза своих людей и могла частично манипулировать этой организацией, подкидывая информацию, по которой, как по хлебным крошкам, можно было побудить союз к нужным действиям. И вот если бы сейчас американские «коллеги» узнали об этом, то вопрос, откуда Люсианцы узнали об «Икаре» и «Судьбе", отпал бы сам собой.

‒ Да и лететь в другую галактику достаточно долго, ‒ продолжал подполковник, ‒ у нас уже, почти, всё готово, мы в любом случае будем там раньше.

Ответ Громова был типичным ответом ФСБ-шника: догадайся, что он имел в виду? Игорь Андреевич, правда, не очень понимал, как какое-то другое дело может помешать Люсианскому союзу заняться Китежем, у которого есть Звёздные врата, но уверенный тон Константина Николаевича говорил о том, что военные помнят об этой банде и готовы к любому сценарию. Эттвуд нахмурился и раскрыл, было, рот, чтобы спросить, а откуда это известно Громову. И стесняться сейчас не собирался. Но его опередил Соловьёв.

‒ Ну... это очень хорошо, если у вас всё под контролем, подполковник, ‒ ответил Соловьёв, ‒ но всё равно они не должны знать адрес Китежа. Корабли, способные долететь туда быстрее, чем придём мы, вряд ли имеются у люсианцев, но раз они нашли энергию, чтоб набрать «Судьбу», то и адрес Китежа смогут набрать, если узнают его. Тогда будем готовить экспедицию?

Прерывать учёного Айвен счел неэтичным, поэтому кипел себе молча. И потом подумал, что хорошо, что Соловьёв влез и не дал Айвену сцепиться с Громовым. Хотя, разборок бы точно не произошло, потому что Эттвуд и подполковник были «в разных весовых категориях». Горячность могла только навредить репутации Айвена. Среди своих, в первую очередь. Поэтому Эттвуд только мотнул головой, как конь, будто ему стал вдруг неудобен ворот рубашки. Но смолчал, выдохнув.

‒ Да, ‒ согласно кивнул Громов, ‒ пора готовиться. Многое уже сделано, но ещё больше предстоит сделать. Со следующего дня по плану у нас ровно месяц на завершение подготовки. Всё, что не успеем подготовить за этот период, привезут на кораблях. Тут надо сказать спасибо нашим американским «партнерам», ‒ улыбнулся подполковник, хотя эта улыбка больше походила на ухмылку, ‒ за бесценный опыт в подобных операциях.

‒ Ну что ж, раз вопросов больше нет, то пора нам зайти в гости к доктору Джексону, ‒ продолжал Соловьёв, ‒ надеюсь, он уже всё обсудил с генералом О'Ниллом. Айван, вы проведёте нас к его лаборатории?

Эттвуду пришлось призвать на помощь всё своё терпение и закусить губы, чтобы ничего не брякнуть. У Громова всё это вызывало лишь ухмылку. Лейтенант проводил гостей к лаборатории Даниеля, кивком попрощавшись с русскими возле дверей и козырнув генералу О'Ниллу, с которым гости столкнулись в дверях. Но сначала узнаем, о чём Джек поговорил со старым другом.

Доктор Джексон, пока Эттвуд, Соловьёв и Громов выясняли детали своих похождений, уже сидел в своей лаборатории и перебирал некоторые свои вещи, прикидывая, что ему в ближайшем будущем может пригодиться. Через 10 минут генерал О'Нилл, как и обещал, появился на пороге лаборатории.

‒ Ты на своём старом месте! – улыбнулся Джек, ‒ догадываешься, что я хочу спросить?

‒ Привет, Джек, как дела? Давно не виделись! – решил Даниель сначала прикинуться дурачком, как обычно делал Джек.

‒ Спасибо, неплохо: уже давно никаких походов через Звёздные врата, разве что приходится иногда этой штукой дальней связи пользоваться, чтобы держать ситуацию на «Судьбе» под контролем... а тут, как я вижу, опять что-то странное происходит! Приезжаю сюда, русские рапортуют, что нашли какой-то город Древних, построенный их праотцами, и собираются в другую галактику за ним. А мой старый приятель... эта... заноза! Ему, похоже, стало так скучно, что он вызвался тоже отправиться туда!

‒ Джек! – прервал генерала доктор Джексон.

‒ Даниель, ты спятил??? – не унимался генерал О'Нилл.

‒ Джек, ты знаешь, мне так не хватало твоего дурацкого пафоса! – иронично отвечал Даниель, осматривая одну из своих книг.

‒ Полегче! – обиделся Джек.

‒ Прости, ‒ извинился доктор Джексон, ‒ Джек, не понимаю, что тебя беспокоит? Ты же знаешь, что я бы уже давно был на Атлантиде, если бы не Вала... Даже после того, как мы победили гоаулдов и репликаторов, я вернулся в ЗВ-1 только потому, что это мы с Валой привели в нашу галактику приоров Орай, иначе Митчеллу пришлось бы собирать новую команду, как и планировалось. Нет-нет, дай мне говорить! Когда мы разобрались с ораями, я уже и на Атлантиде был не особенно нужен, там приучились справляться и без меня. Но теперь, когда и ораев нет, во мне и здесь нет такой острой необходимости. Поверь, для мирных путешествий по неисследованным планетам Млечного Пути есть достаточно подготовленных людей, которые могут обойтись без меня. К тому же у Комитета снова появились основания для сокращения финансирования базы, как они и хотели после падения гоаулдов. Сам посмотри: Сэм уже давно то экспедицию Атлантиса возглавляет, то кораблём командует, Тилк ушёл заниматься делами семьи и Свободных Джаффа, и всё потому, что Земле больше не угрожает опасность, так что Митчелл и Вала могут развлекаться без нас.

‒ И поэтому ты решил найти себе новое занятие и отправиться к русским на работу? – ворчал Джек, ‒ неужели ты серьёзно решил отправиться туда? Ты слышал, что они хотят быть главными там?

‒ Не вижу в этом ничего предосудительного, ‒ возразил Даниель, ‒ они нашли этот город, как мы Атлантиду, он часть их культуры, почему бы не дать его им. Это то место, где я могу снова оказаться в своей стихии, тем более, если русские не отрицают, что мой опыт может им пригодиться, а это аргумент в мою пользу. Прости, но это именно то, о чём мечтает человек вроде меня. Доктор Соловьёв подаёт надежды, и я уверен, что мы сработаемся. Так что на этот раз я своего шанса не упущу.

Генерал О'Нилл понял, что сказать что-то против аргументов доктора Джексона ему нечего: в самом деле, те времена, когда легендарный археолог был жизненно необходим на Земле, уже давно прошли, а открытие Соловьёва могло вернуть его в привычную стихию. Джек, правда, всё ещё не верил, что русские не натворят дел в новой галактике, но присутствие там доктора Джексона тоже в определённой мере вселяло надежду, что он не допустит катастрофы. Поэтому в этот раз Джек решил не быть слишком вредным и просто отпустить друга развлекаться. А с земными делами справятся и без него. И попытку отговорить его можно было описать всего двумя словами: стоило попробовать.

‒ Ладно, раз ты всё решил, развлекайся, ‒ улыбнулся генерал О'Нилл, ‒ только будь осторожен и не стремись сразу вознестись, если что не так: твой путь не должен заканчиваться там.

‒ Вообще-то смерть – это только начало пути, ‒ напомнил Даниель, ‒ но я надеюсь, до этого не дойдёт.

‒ Именно это я и хотел услышать, ‒ усмехнулся Джек, ‒ рад был увидеть тебя снова. Может быть, я как-нибудь загляну к вам и посмотрю, что вы там творите.

Генерал собрался уходить, но доктор Джексон захотел задать и свой вопрос:

‒ Джек, а что будет с лейтенантом Эттвудом?

‒ А что Эттвуд? – не понял генерал.

‒ Что его ждёт за недосмотр за русскими на Атлантиде? Мне кажется, если русские хотели до поры до времени скрыть свои исследования, они в любом случае сделали бы это.

‒ Абсолютно с тобой согласен! – иронично ткнул указательным пальцем в доктора Джексона О'Нилл, выразительно подняв брови в своём стиле, ‒ поэтому я не вижу ни одной причины, чтобы отстранять его от данной ему работы! Он владеет языком Древних, свободно говорит по-русски, у него достаточная подготовка для работы в проекте – поэтому ему скоро сообщат, что он войдёт в нашу часть экспедиции Китежа, чтобы помогать тебе и доктору Соловьёву, а заодно всё контролировать. Куда ж полковник Нортон без него...

Произнеся эту речь, Джек ещё раз широко улыбнулся и направился к двери, а в коридоре как раз в это время раздались приближающиеся шаги – это шли к кабинету Соловьёв, Громов и Эттвуд. Игорь поблагодарил Айвена, что тот проводил гостей, и заглянул в кабинет. Увидев там генерала О'Нилла, Соловьёв спросил по-английски:

‒ Простите, сэр, мы не помешали?

‒ Всё в порядке, я уже ухожу, ‒ ответил Джек, и махнул рукой в стиле Владимира Ильича Ульянова-Ленина, ‒ Даниэль в вашем распоряжении! Развлекайтесь!

Прославленного генерала Громов не удостоил даже взглядом. Впрочем, генерал, тот, что прославленный, ответил ему взаимностью. Желание Эттвуда настучать на Громова было велико. Такие заявления делать в присутствии служащего КЗВ и американских ВВС... Но Эттвуд раздумал кому-то что-то говорить о словах наглого заморского гостя. Пусть с ними, к чёрту, сами разбираются все службы безопасности и контрразведка, вместе взятые. Это не касается Айвена. Сейчас он выглядел бы дурным выскочкой, если б побежал жаловаться на Громова. Как если бы он пытался реабилитироваться за счёт разнесения по базе слухов. «Нафиг, не моё дело», ‒ подумал Эттвуд, и поймал себя на мысли, что думает сейчас на русском, ‒ «я лучше вечерком пропущу пару литров пива за упокой Люсианского союза. Если русские за них взялись, я им не завидую».

‒ Разрешите идти, сэр? – спросил он вышедшего в коридор генерала О'Нилла, завершив свои функции проводника.

‒ Конечно, лейтенант! Вы легки на помине, мы как раз вспомнили о вас. У командования есть небольшой сюрприз для вас, полковник Нортон в скором времени расскажет об этом. А пока можете быть свободны, лейтенант! – Джек весело похлопал Айвена по плечу, при этом по выражению его лица сложно было сказать, что это: радость за Эттвуда, или это он просто издевается. В любом случае генерал О'Нилл оставил сообщать эту новость тому, кому непосредственно подчинялся лейтенант, и, одарив Айвена лукавым взглядом, удалился.

Весёлость генерала О'Нилла напрягла Айвена ещё больше. Ничего хорошего он сейчас от руководства не ждал. И предпочитал, чтобы о нём все сейчас вообще забыли. Подумал, грешным делом, что его хотят ещё как-то «поиметь» на ковре у начальства. Особенно сейчас, когда русские основательно прищемили своей находкой самолюбие боссов КЗВ. Он выдавил из себя вежливую улыбку и дежурное «Есть, сэр». И, как только О'Нилл отпустил его, со вздохом отвернулся и пошел искать Нортона, полный самый дурных предчувствий.

Полковник нашёлся в приёмной Лэндри, где беседовал с одним из руководителей отделов. Увидев Эттвуда, он поманил его рукой и отпустил собеседника.

‒ Лейтенант, мы с вами получили назначение. Я уже занимаюсь подготовкой по этой части. Кое-что поручу и вам.

Айвен с вежливым вниманием воззрился на нового командира, с тоской подумав, что до своего отдела он, видимо, сегодня уже не доберётся.

‒ Мы с вами отправляемся в Китеж в составе ограниченного военного контингента. Так что, если вы думали, что быстро от меня отделаетесь, то не угадали. Теперь вы подчинены мне надолго. Не волнуйтесь, не в качестве адъютанта, но с прямым подчинением мне. Я буду руководить контролем над работой русских, а вы работать непосредственно с ними. Как специалист КЗВ.

‒ Сэр, простите, ‒ сказал Эттвуд, пребывая в смешанных чувствах от такой новости, ‒ мне очень интересно было бы побывать в Китеже. Но, боюсь, я бесполезен в роли разведчика. И недавний неприятный инцидент тому подтверждение. Контролировать русских лучше отправить профессионала. Со всем уважением, сэр.

‒ Профессионалам тоже дел хватит, ‒ ответил полковник Нортон, ‒ а вам не помешает практика, чтобы не допускать в будущем досадных проколов.

‒ Сэр, ‒ уже резче произнес Айвен, прерывая полковника, ‒ я не хочу ни за кем шпионить. И практиковаться в этом тоже не хочу.

Нортон посмотрел на него уже холоднее и с каким-то недоумением, после чего напомнил:

‒ Мы служим в армии, сынок. Здесь работу не выбирают. Здесь выполняют приказы. Понятно?

‒ Да, сэр, ‒ автоматически ответил Эттвуд, вытянувшись по стойке «смирно».

‒ Вот и хорошо, ‒ кивнул полковник, ‒ будем считать, что договорились. Я вам вышлю на рабочую почту список дел, которые следует сделать до отправления. Проследите готовность служб и выполнение.

‒ Так точно, сэр, ‒ только и оставалось ответить лейтенанту.

‒ Свободны, лейтенант. Используйте последние дни на Земле с толком. О ходе подготовки докладывайте мне ежедневно.

‒ Есть, сэр.

Айвен покинул приёмную Лэндри, пытаясь убедить себя в том, что плюсов в новом задании куда больше, чем минусов. И, если он будет «плохо шпионить», от него просто отстанут. Порой лучше, чтобы тебя считали дураком, но не доставали.

Тем временем, Громова и Соловьёва тепло встретил доктор Джексон. Показав на свои полки с книгами и различными экзотическими предметами, Даниель воскликнул:

‒ Господа, это моя лаборатория! Здесь я годами работал, пока мы боролись с гоаулдами, а потом и с ораями. Некоторые назвали происходящее здесь тягомотиной, но вам это может быть интересно! Я могу рассказать о наиболее важных и ключевых открытиях, сделанных во время моей работы в проекте «Звёздные врата».

‒ Кто это назвал вашу работу тягомотиной? – не понял Игорь Андреевич.

‒ Эм... однажды Пентагон незадолго до выборов президента Хейса прислал сюда съёмочную группу, чтобы снять документальный фильм о Звёздных вратах, который собираются показать, когда настанет время рассекретить проект. Руководитель группы всё просил меня снять какое-нибудь действие, потому что моя работа в лаборатории показалась ему очень скучной. Неприятные, конечно, события, потому что как раз в те дни я потерял друга...

Доктор Джексон опустил глаза в пол, вспомнив о безвременно ушедшей начальнице медицинского штаба базы и, после короткой паузы, молвил:

‒ Ладно, не будем о грустном. Давайте лучше перейдём к моим открытиям? - предложил Даниель, посмотрев на Громова и Соловьёва.

‒ Конечно, доктор Джексон, ‒ согласился Игорь Андреевич.

‒ Прошу Вас, доктор, ‒ поддержал Громов.

«Эти двое быстро поладили», ‒ подумалось Громову, ‒ «возможно, из них получится отличная команда. Особенно там, где легенды оживают».

Пользуясь моментом, доктор Джексон провёл для россиян небольшой экскурс по своим наиболее значимым работам, показывая то какие-нибудь свои записи, то какую-нибудь реликвию, то фотографии, то таблички. По каждому он сказал пару слов о том, что это и зачем.

‒ Это письмена в заброшенном дворце на планете, которую мы называем Гелиополис. В 1945 году, когда военные проводили работы со Звёздными вратами, полагая, что это оружие, они набрали адрес Гелиополиса, который близок к адресу Абидоса, найденному в Гизе, и туда ушёл молодой учёный Эрнест Литтфилд, который дожил там до тех дней, когда я узнал об этом, и мы явились туда.

Этой планеты не было на звёздной карте гоаулдов с Абидоса, и это дало мне первые основания полагать, что Звёздные врата были созданы не гоаулдами. Комната была местом встречи Альянса 4-х великих рас галактики. Больше всего всем запомнилось, что там было что-то о смысле жизни. А позже, как вы знаете, мы нашли в Антарктиде вторые Звёздные врата, что являлось ещё одним свидетельством, что врата построили не гоаулды.

А это квантовое зеркало с P3R-233, которое открывает дверь в параллельные миры. Попросту говоря, в Зазеркалье. Захватывающие приключения, в первый раз оно помогло нам отразить нападение Апофиза в нашей реальности, но потом пришлось его уничтожить... правда, тема альтернативных реальностей на этом не закончилась, но это уже другая история.

Планета PXY-887, населяемая индейцами Селиш, охраняемая инопланетной расой, которую они называют Духами – там мы открыли уникальный материал триниум, из которого делаем наши корабли. Нам стоило большого труда погасить возникший конфликт с этими Духами.

А это P3R-272 – планета, где мы нашли первое хранилище знаний Древних, после этого у нас не осталось никаких сомнений, что эти Древние и есть строители Звёздных врат. В круге на полу написано «Мы Древние. Это место нашего наследия». Знания, которые получил генерал О'Нилл, когда заглянул в хранилище, очень помогли нам в дальнейшем лучше понять, как работают Звёздные врата и наборное устройство. И, как сказали О'Ниллу асгарды, мы сделали первый шаг к тому, чтобы стать Пятой расой! – восхищённо констатировал Даниель.

‒ И мы в итоге ей стали, не так ли? – осведомился Игорь Андреевич.

‒ Да, ‒ подтвердил доктор Джексон, ‒ жаль, что асгарды это признали только тогда, когда решили покинуть нашу Вселенную... Идём дальше. Кеб – мифическое место, где Осирис прятался от Сета. Мятежные Джаффа тоже надеялись найти там путь к спасению. Там мы впервые встретили вознёсшуюся Древнюю.

‒ Ома Десала! Мать-природа, ‒ догадался Игорь Андреевич, ‒ это она помогла вам вознестись!

‒ Верно, ‒ подтвердил Даниель, ‒ хотя я не принял их правил, поскольку не мог просто наблюдать за тем, как мои друзья ведут неравную борьбу с врагами нашей галактики...

Р7Х-377 ‒ планета с огромной пирамидой, внутри которой гигантская пещера с узкой дорожкой над пропастью, которая ведёт к хрустальному черепу, аналогичному тому, что нашёл мой дедушка Николас Баллард в Белизе. Этот череп перемещает в другое измерение, чтобы встретиться с великанами, которые словно сделаны из тумана. Сначала мы думали, что лептонное излучение, посредством которого происходит перемещение, опасно для нас, и мы остановили действие черепа, поэтому я, переместившись в другое измерение, не встретил великанов, но я смог войти в контакт с дедом, который уже проходил через такое. Через него я смог убедить своих друзей, что надо позволить черепу завершить начатое. Дед пошёл с нами, и великаны для обмена знаниями и культурой выбрали именно его.

‒ И как? Он уже вернулся назад? – задал напрашивающийся вопрос Соловьёв.

‒ Эм... пока нет, ‒ молвил Даниель, ‒ хотя мы пока не осмеливались сходить туда снова. Нарукавники вымершей расы Атаниксов, найденные Ток'Ра – они многократно увеличивают силу и скорость их обладателей. Вы можете стать в определённой мере Человеком-Пауком с ними. К сожалению, время их действия ограничено.

‒ Помню, они действуют посредством вируса, к которому со временем начинают вырабатываться антитела, ‒ вспомнил Игорь Андреевич.

‒ Да, ‒ согласился доктор Джексон, ‒ P4X-639 – одна из самых забавных историй, в которую мы попадали. Правда, генерал О'Нилл и Тилк знают о ней гораздо лучше остальных. Машина Древних на этой планете создаёт временной цикл, как в «Дне сурка». В него попала Земля, но видели это только О'Нилл и Тилк. Боюсь представить, через сколько циклов им пришлось пройти, чтобы помочь мне прочитать 400 страниц текста на языке Древних, всё запомнить и разобраться, что машина не может отправить в заданное прошлое, и её нужно просто выключить. Впрочем, я в одном из циклов, по словам Джека, спрашивал его кое о чём, и, похоже, они с Тилком действительно выкидывали что-то сумасбродное, не беспокоясь о последствиях.

‒ Забавно! – воскликнул Игорь Андреевич, ‒ если бы мы могли выбирать, какой день хотим проживать снова и снова...

‒ Ещё бы, если остальные не будут замечать, что события постоянно повторяются, ‒ рассмеялся доктор Джексон, ‒ а с этими реликвиями из Египта у меня связаны не самые лучшие воспоминания... это урны Осириса и Исиды, которые оказались чем-то вроде стазисных камер для симбионтов гоаулдов. Моя бывшая подруга Сара вскрыла урну Осириса, и тот завладел ей. А я не смог помешать ему уйти. К счастью, когда я вернулся на Землю после своего вознесения, Осирис сам пришёл к нам в руки, и на этот раз его удалось схватить и извлечь из тела Сары с помощью Ток'Ра.

‒ Это убеждает в том, что никогда нельзя просто так сдаваться! – заметил Соловьёв.

‒ Да, Игорь, я понял это, когда вернулся домой, ‒ согласился Даниель, ‒ а эта планета – родина гоаулдов и их первых носителей – унасов. Там я познакомился с унасом Чакой, который помог мне лучше понять эту расу, и впоследствии это очень пригодилось нам, когда мы с ними сталкивались. А это планета Пангар, открытая тогда, когда я был вознёсшимся. Там находилась в заточении прародительница Ток'Ра Эгерия, с помощью которой жители планеты открыли уникальное лекарство третонин, оно помогло Джаффа освободиться от симбионтов.

А вот эта табличка – одно из главных наших открытий. Наверно, вы в курсе, что её нашли в пирамиде на Абидосе во время последней миссии там, и она содержит первое упоминание о потерянном городе Древних.

‒ Она открыла новую эпоху в проекте «Звёздные врата», ‒ согласился Игорь Андреевич.

‒ Да, но только через год, когда мы нашли ещё одно хранилище знаний Древних, мы смогли найти аванпост в Антарктиде и адрес Атлантиды. Идём дальше: живительное устройство Древних, которое я с доктором Ли нашёл в храме Чака в Гондурасе. С помощью такого устройства Анубис создавал своих суперсолдат, и впоследствии оно помогло нам разработать оружие против них.

‒ Кажется, вам через многое пришлось пройти, чтобы забрать этот милый кубик, доктор Джексон, ‒ напомнил Игорь Андреевич, ‒ видите, что значит искать секретные артефакты в чужой стране, с которой у США не слишком хорошие отношения, и потом просто забирать их себе?

‒ Да, но ведь это была террористическая группа, Игорь, ‒ возразил доктор Джексон.

‒ Согласен, но вы должны понимать, что ваша страна далеко не всегда справедливо применяет данное понятие, ‒ позволил себе не согласиться Игорь Андреевич, ‒ поэтому неудивительно, что вопрос пребывания Звёздных врат под вашим контролем вызвал такие претензии у других стран. Впрочем, не будем об этом. Продолжайте.

‒ Ладно, ‒ согласился Даниель, ‒ ну и, собственно, колоннада на Р3Х-439, где мы и нашли второе хранилище знаний Древних. Думаю, вы хорошо знаете, что было дальше. А это планета бывшего сотрудника агентства информации Мейборна, который руководил секретными операциями, а потом подвергся уголовному преследованию за свои действия. Возможно, вы читали в отчётах, что впоследствии он стал помогать нам в борьбе с нашими врагами из агентства, поэтому ему разрешили остаться жить на этой планете. Там мы нашли машину времени Древних в Прыгуне, доведённую до ума.

‒ И отобрали в прошлом у Ра МНТ для Атлантиса! – вспомнил Игорь Андреевич.

‒ Да. Точнее, это сделали мы из альтернативной реальности, но не всё пошло так, как было задумано... ‒ задумчиво пояснил Даниель.

Завершил свой экскурс доктор Джексон открытиями, к которым подтолкнула Вала: сокровища Авалона, устройство дальней связи Древних, которое привело к Ораям, Мантия Артура, Святой Грааль, Ковчег Правды.

Громов чувствовал себя как в музее, только очень секретном музее. Он заложил руки за спину, чтобы, не дай Бог, не задеть чего ни будь. И дело даже не в том, что все эти предметы древние, а в том, что многие из них могут быть весьма опасными!

Эх, сколько воспоминаний у тех, кто обнаружил все эти вещи. Или пережил множество приключений, связанных с ними. И подполковник очень надеялся, в глубине души, что и им выпадет возможность тоже найти что-то интересное и полезное. Что-то, о чём потом можно будет рассказывать интересные истории.

Игорь Андреевич нашёл всё это очень увлекательным и был рад, что уделил время этому, ведь, скорее всего, когда он в следующий раз прибудет на базу, это уже будет время отправки через Звёздные врата в Андромеду. Чувствуя, что он нашёл с доктором Джексоном общий язык, Соловьёв от души поблагодарил коллегу и пообещал, что доктора Джексона обязательно возьмут с собой, если его отпустит начальство. Иметь на своей стороне того, кто через такое прошел, был бы настоящий успех!

‒ Спасибо, Игорь! Я тоже на это надеюсь, ‒ пожал руку Соловьёву Даниель.

‒ Тогда готовьтесь, доктор Джексон, а нам с подполковником Громовым пора, - сказал Игорь, покидая комнату, ‒ да, кстати... не подпускайте близко Валу Мал Доран! Я слышал о том, как вы добивались своего перевода на Атлантиду. Могу заверить, что мы без вас не уйдём, если будет решено, что вы идёте с нами, но не хотелось бы задерживать отправку из-за этой хулиганки.

‒ Я понял, ‒ улыбнулся Даниель, ‒ до скорой встречи, Игорь!

Расставшись с доктором Джексоном, Соловьёв осведомился у Громова:

‒ Это было весьма занимательно, а что думаете об этом вы, Константин Николаевич? И куда мы теперь?

‒ Не то слово! – отвечал Громов, ‒ я до сих пор, признаться, под впечатлением. Сейчас, думаю, отдыхать и набираться сил. Завтра с утра начнется активная фаза подготовки к экспедиции. Нас ждет очень много работы. Поэтому советую Вам, Игорь Андреевич хорошенько отдохнуть и выспаться. Я, скорей всего, буду круглосуточно находиться на базе, а у Вас есть шанс подыскать себе жильё, где-нибудь на поверхности.

‒ Так точно, Константин Николаевич, ‒ улыбнулся Соловьёв, ‒ но, я надеюсь, мне будет разрешено перед отбытием в Китеж съездить домой, поскольку я не могу уйти в другую галактику, никому ничего не сказав: меня будут искать, а я не хотел бы кого-то волновать своим исчезновением. И, надеюсь, у нас никто не возражает против присоединения к нам доктора Джексона. В таком случае до завтра, подполковник.

За сим Игорь Андреевич распрощался с Громовым и отправился к выходу с базы. Однако по пути он понял, что понятия не имеет, где бы пристроиться в незнакомом ему городке Колорадо-Спрингс. Поэтому он вернулся к доктору Джексону, чтобы посоветоваться на этот счёт. Даниель не стал подыскивать ему местечко, а предложил свой скромный домик, поэтому оба археолога покинули базу и уехали в город.

В этот день Игорь и Даниель успели побродить по городу, разговаривая о том, как изменили жизнь нашей планеты Звёздные врата, поиграли в боулинг и американский бильярд, поужинали в хорошей забегаловке, где Игорь Андреевич нашёл стейки очень вкусными, попили пива «Гиннесс», а потом улеглись спать в доме доктора Джексона. Даниель был очень рад этому знакомству, как и Игорь, и в разговоре с Соловьёвым доктор Джексон понял, что русские гораздо лучше, чем думает генерал О'Нилл, поэтому не стоит скептически смотреть на то, что именно они будут главными в новом городе Древних. Даниель даже согласился поговорить о своей жене Шаре, которую потерял очень давно и обычно говорил об этом только со своими друзьями. После этого разговора Игорь почему-то вспомнил об Эльвире Балагановой: «Господи, как же она там? Когда мы снова увидимся? Её невозможно просто так забыть... дай Бог, чтобы она пошла с нами». Игорь Андреевич надеялся, что она скоро появится здесь, либо ему удастся увидеть её, когда его отпустят домой.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Иван | Просмотров: 157 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ