Заголовок
Сегодня Вторник, 25 Июль 2017,

на часах 17:49:38 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Как по-вашему, доктор Раш - положительный герой или отрицательный?

Всего ответов: 721


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0




Китеж-град. Новая дорога
19 Ноябрь 2016 19:26:20

Игорь Андреевич вернулся в Загорск, спустя неделю после своего доклада о путеводном камне, согласно которому невидимый град Китеж мог быть ещё одним городом Древних. По пути домой, когда уже не было нежелательных ушей, он получил возможность рассказать старшему лейтенанту Балагановой подробнее о Китеже, и пояснить, зачем взялись искать этот город. Он уверял, что база данных Атлантиса, которая привлекла Эльвиру, велика, и на её изучение понадобится больше времени, чем они себе выделили, а сейчас они тоже имеют возможность получить что-то подобное, и на этот раз у России будет преимущественное право использования. И Игорь был твёрдо намерен доказать, что и русские кое-чего стоят в работе по исследованию Вселенной. Он также напоминал, что Эльвира уже многого добилась, незаметно скачав в свой волшебный ноутбук нужную информацию, деловито похлопывая её чемоданчик.

Но всё это состоится, если, конечно, им удастся определить, где сейчас находится Китеж. И, поскольку Древние-лантийцы, как выяснилось, не оставили об этом сведений в базе данных Атлантиса, то придётся искать эти сведения самим. Конечно, в этом были определённые плюсы, так как в противном случае американцы могли уже найти этот город, но для поисков Китежа надо было ещё немного поработать. Герои ЗВ-1 ведь тоже на Таонасе подумали, что Затерянный город на Земле подо льдами Антарктиды, а оказалось, что там всего лишь форпост...

Но если Древние оставили на этом форпосте информацию, куда улетела Атлантида, то аналогичным образом можно найти и Китеж. Надо только поискать нужный объект там, где могла быть Гиперборея. Лейтенант Эттвуд обращал внимание, что некоторые фрагменты текста в базе данных могли говорить о каком-то объекте, указывающем на север, значит, звёзды на потолке комнаты с путеводным камнем, указывающие куда-то в район северного полюса, тоже имеют какой-то смысл. И раз нужно отправиться туда, то на этот счёт Игоря Андреевича осенила одна мысль, которую он собирался высказать в ходе своего доклада о миссии на Атлантиде.

Генерал Михаил Сергеевич Мальцев уже ожидал команду, которую пригласили на доклад, в то самое помещение, в котором Соловьёв уже докладывал о Китеже неделю назад. Правда, теперь высокой комиссии не было, генерал сидел в окружении своих подчинённых офицеров и других офицеров из других отделений. Тех, которые теперь работают над этим делом.

Всего офицеров было семеро, не считая самого Мальцева, конечно. Пятеро были местными, с базы, остальные незнакомые. Но только один казался самым странным из них. Полковник в форме и с шевронами военно-космических сил Российской Федерации. Странным он показался лишь потому, что ни Балагановой, ни Соловьёву ранее не приходилось слышать о том, что этот род войск тоже задействован в проекте Звёздных врат.

Когда все, кто должен был присутствовать на брифинге, уселись по местам, генерал Мальцев начал заседание.

‒ Товарищи офицеры, сегодня у нас заслушивание отчёта группы майора Громова о результатах экспедиции на Атлантиду. Неделю назад подопечный Константина Николаевича – Игорь Андреевич Соловьёв – доложил нам, что славянский город Китеж может быть творением Древних. Группа майора Громова только что вернулась с Атлантиды, и Игорь Андреевич готов представить нам отчёт о том, что удалось узнать из базы данных Атлантиса. Товарищ Соловьёв, прошу вас.

Получив слово после короткого вступления генерала Мальцева, Игорь Андреевич вновь вышел к интерактивной доске и начал свой доклад.

‒ Итак, господа. Мы поискали в базе данных Атлантиса упоминание о Китеже. На мой взгляд, наша работа успешна, но только наполовину. Хорошая новость состоит в том, что в базе данных действительно есть информация о городе, который называли примерно так. Благодаря техническим средствам и предельно грамотной работе старшего лейтенанта Балагановой нам даже удалось сохранить себе эту информацию, и мы надеемся, что американцы не узнают об этом, пока мы не поставим их перед фактом, что нашли ещё один город Древних.

Игорь при этих словах улыбнулся Эльвире, после чего вывел на экран заботливо записанную девушкой информацию. Конечно, все присутствующие офицеры не могли понять, что там написано, поэтому Соловьёв прокомментировал их:

‒ Итак, город, который называли Китеж, существовал отдельно от Атлантиды где-то в северной части современной Евразии, поэтому мы правильно ищем его на своей территории. Там не было Звёздных врат, поскольку они находились в Антарктике, но для Древних не составляло труда быстро перемещаться по планете. Сами понимаете, их технологический уровень был настолько высок, что десятки тысяч километров отнюдь не являлись для них проблемой. Поскольку они не были полностью изолированы от жителей Атлантиды, чума, которая, по мнению американского командования Звёздных врат, была делом рук жестоких собратьев Древних – Орай, не могла совсем обойти их стороной, однако Китеж не отправился в Пегас вслед за Атлантидой.

Отсюда, собственно, вытекает плохая новость: записи о Китеже заканчиваются на том моменте, как Атлантида покинула Землю. Мы знаем, что Древние-лантийцы 10000 лет назад были вынуждены оставить город под водой на Лантии и вернуться на Землю через Звёздные врата, и только недавно экспедиция Атлантиса вернула город домой. Значит, пути Атлантиды и Китежа разошлись. Вероятно, жители Китежа всё-таки нашли способ обезопасить себя от чумы Орай, возможно, поэтому они и не полетели вместе с Атлантидой.

Итог, который мы имеем: база данных Атлантиса не «подскажет» нам, где сейчас Китеж, и нам придётся искать его самим. Он мог улететь в другое место, но надо найти координаты, ведь доктор Джексон в своё время нашёл последний след Атлантиды на форпосте в Антарктиде. Я полагаю, что таким же образом мы можем найти и последний след Китежа!

Моё предложение следующее: вернуться к упомянутой мной неделю назад информации о Гипербореи. У нас есть звёзды из комнаты, где мы нашли путеводный камень с письменами Древних на берегу Светлояра, и эти звёзды указывают куда-то в район северного полюса. Существует версия, что территорией Гипербореи когда-то было нынешнее дно Северного Ледовитого океана. Когда наш американский, так сказать, «смотритель» ‒ лейтенант Айван Эттвуд – помогал мне работать с базой данных Атлантиса, он что-то говорил про объект, указывающий куда-то на север, упоминая также, что Древние имели установки для коррекции расположения полюсов.

Всё это я говорю к тому, что можно попробовать обследовать шельф Северного Ледовитого океана в районе северного полюса. Поскольку сейчас мы занимаемся вопросами добычи нефти на нашем полярном шельфе и устанавливали российский флаг на дне океана на северном полюсе, задача непростая, но, на мой взгляд, выполнимая. То, что может указать нам путь в Китеж, может быть ещё там.

У меня всё, генерал, ‒ завершил Игорь Андреевич.

‒ Новость, безусловно, хорошая, значит, не впустую работаем, ‒ кивнул Мальцев, ‒ Алексей Викторович, прошу Вас.

Офицер в форме военно-космических сил поднялся и вышел к экрану.

‒ Многие из вас уже знакомы со мной, ‒ начал полковник, ‒ но всё же не все. Разрешите представиться: Алексей Викторович Мудрый, капитан ударного крейсера «Князь Владимир». Первого космического корабля, произведённого в России.

‒ Вау! – воскликнул Игорь Андреевич, ‒ у нас уже есть свой корабль! Это великолепно! Рад встрече с Вами, Алексей Викторович!

Игорь почтительно пожал руку полковнику Мудрому, у которого была весьма необычная и говорящая фамилия, и Соловьёв надеялся, что он её оправдает. Название «Князь Владимир» тоже впечатлило Игоря Андреевича, хотя ни для кого не было секретом, что военные знают, какие названия нужно давать передовой военной технике России.

Присутствующие на заседании, кроме, пожалуй, самого Мальцева, его заместителя и Громова, так как он хитро улыбался Соловьёву и Балагановой, даже и не подозревали о существовании космического корабля. Офицеры удивленно зашептались, но под грозным взглядом заместителя Мальцева, полковника Казакова, замолчали. У командира «Князя Владимира» была крепкая рука, сразу видно, не рохля. Мудрый улыбался, ему, похоже, очень нравилась реакция окружающих на наличие у России своего корабля.

Тем временем на экране появились космические снимки северного полюса, как простые снимки, так и изображения, сделанные в различных спектрах, а также результаты сканирования поверхности.

‒ Параллельно доктору Соловьёву, ‒ начал свой доклад полковник, ‒ мы вычислили по звёздам, найденным при раскопках, точные координаторы. Выйдя на геосинхронную орбиту над нужной нам точкой, мы провели некоторые исследования.

На первый взгляд не было ничего не обычного. Но это только на первый взгляд. Просканировав дно океана, мы обнаружили высокую подводную гору. Наши геофизики изучили её. Они утверждают, что когда-то она была правильной формы, чего, как вы понимаете, в природе быть не может. Возможно, в форме огромного обелиска. Сейчас, спустя тысячи лет, к сожалению, трудно сказать, какой же формы она была изначально.

Геофизики в своих исследованиях также предположили, что внутри горы есть какая-то прочная структура. Возможно, это и есть тот самый Китеж, а возможно, это та загадочная Гиперборея, которую вы искали... или это очередной форпост древних.

Игорь Андреевич посмотрел снимки, представленные полковником Мудрым.

‒ Я думаю, нам стоит обследовать эту гору! Это, может быть, то, что нам нужно! Если это постройка Древних, то она может быть защищена куполом, как на Атлантиде. Насколько я помню, когда ЗВ-1 нашли форпост на мёртвой планете Прокларуш Таонас, полковник О'Нилл, проникнув внутрь, восстановил силовое поле с помощью кресла, и после этого можно было даже снять шлемы скафандров. Может быть, и тут удастся это сделать. Вы сможете доставить нас туда?

‒ Я согласен с Игорем Андреевичем, ‒ кивнул Мудрый, ‒ нужно обследовать гору. По сути, у нас уже всё готово – корабль на орбите, подводная лодка приближается к контрольной точке. Лодка, кстати, обладает новой технологией телепортационного маяка, так что можно, в случае чего, телепортировать Вас с корабля на лодку и обратно. Тем самым мы можем изучить объект как из-под воды, так и из космоса. А доставить вашу группу мы можем в любой момент.

‒ Тогда готовьтесь, доктор Соловьёв, ‒ после некоторой паузы, сказал Мальцев, ‒ как только вы будете готовы, мы телепортируем вашу группу на корабль.

‒ Да, генерал, я буду готов отправиться туда через пару часов. После обеда, ‒ ответил Игорь Андреевич.

Всё, что было нужно Соловьёву, находилось рядом, поэтому много времени на сборы ему не требовалось. Разве что немного подкрепиться, поскольку Игорь не привык по утрам много есть, а работа у военных обычно начиналась с утра, поэтому в данный момент только приближался обед. Аппетит разгорался ближе к середине дня, поэтому Соловьёв считал нужным сначала пообедать, а потом можно отправляться, возможно, в самую важную миссию в эпопее по поиску Китежа.

Игорь так же решил на всякий случай спросить:

‒ Да, один маленький вопрос: Нам понадобится зимняя одежда, или нам не придётся выходить на поверхность океана?

‒ Все необходимое снаряжение и оборудование уже есть на корабле, ‒ кивнул полковник Мудрый.

‒ Тогда после обеда Вас отведут на специальную площадку для телепортаций, ‒ закончил совещание Мальцев.

Офицеры стали расходится кто куда, по своим рабочим местам. А капитан «Князя Владимира» подошел к команде – Соловьёву, Громову и Балагановой.

‒ Пожалуй, я составлю Вам компанию за обедом. Всё равно вместе на корабль телепортируемся.

Однако Элла Балаганова, сидевшая спокойной и в обсуждения старших по званию не встревавшая, тоже имела, что сказать начальству, и генералу Мальцеву пришлось задержаться. Когда все вопросы были уже обговорены, она подала голос. 

‒ Разрешите обратиться? – получив разрешение говорить, она спокойно встала и вынула из кармана сувенир в коробочке, ‒ дело в том, что американцы далеко не дураки. Они пока в технологической гонке ведут и просто так свое лидерство отдавать не собираются. Я бы точно сделала всё, чтобы не потерять ведущих позиций. Пока мы добирались домой, я подумала, что мы можем привезти с собой не только сувениры, приятные впечатления и ворох ценной информации, но и другие подарки. Например, «жучки».

Эля плавно положила на стол сувенир и продолжила. 

‒ Перед перемещением на корабль всех нужно проверить, как на классические подслушивающие устройства, так и на всевозможную экзотику. Например, гиперпространственных маяков и прицельных устройств для мгновенной телепортации, ‒ старший лейтенант села и сложила руки на столе. 

‒ У меня всё...

‒ Тогда на сегодня телепортирование отменяется, ‒ нахмурился Мальцев глядя на «сувенир», ‒ эта база находится глубоко под землей и полностью экранирована. Но если на вас действительно есть «подарочки», их нужно устранить! Поэтому после обеда вам, Громов, Соловьёв и Балаганова, нужно пройти полное обследование, в том числе и полное медицинское обследование...

Мальцев подумал немного и добавил:

‒ Пожалуй, вас уже можно переводить на новый уровень допуска, поэтому после полного осмотра вам имплантируют наш чип – гиперпространственный маячок и прицельное устройство в одном агрегате.

Игорь Андреевич уже настроился на скорую отправку на «Князя Владимира» и на северный полюс, но неожиданное предложение Эльвиры серьёзно его озадачило.

«В самом деле, мы об этом не подумали... Но неужели американцы пошли бы на такое?» ‒ задумался Игорь.

Конечно, он был не против пройти обследование, тем более, если оно подтолкнуло генерала Мальцева перевести группу на новый уровень допуска, то есть заранее готовить к экспедиции в новый Затерянный город, но что-то очень беспокоило Соловьёва, и он решил об этом сказать:

‒ Да, я согласен с Эльвирой, генерал, и очень польщён, что мы уже сейчас начинаем подготовку к тому, что нас ожидает в случае успеха миссии, но мне почему-то кажется, что если Элли права насчёт "жучков", о которых я к своему стыду совершенно не подумал, то наша тайна уже раскрыта... Ведь я говорил с Элли о Китеже ещё по дороге сюда, и если «жучки» были при нас, то американцы уже знают о нашей миссии. Хорошо, что хотя бы тут, как я понял из Ваших слов, Михаил Сергеевич, нас не могли слышать, иначе американцы бы уже послали к северному полюсу свой корабль... По меньшей мере, они не будут знать, где может быть последний след Китежа. Тогда, с Вашего позволения, мы идём на обед, а потом на обследование.

‒ Как говорится, Игорь Андреевич, бережёного свои боги берегут, а чужие не трогают. Даже если они и слышали через «жучки» про Китеж, всё равно все данные у нас, мы на шаг впереди, ‒ сказал напоследок генерал Мальцев, прежде чем команда Громова отправилась на обед. Громов не думал, на самом деле, что на них повесили «жучки» или что-то еще. Но генерал был прав, нужно было провериться, прежде чем двигаться дальше, мало ли. Тем более некоторые из высоких чинов в командовании Звёздных врат ужасные русофобы. Взять хотя бы того же О’Нилла... А тем временем они приближались к местной столовой. Из которой уже разносились аппетитные запахи простой, но очень вкусной и сытной армейской еды.

Итак, прежде чем приступить к обследованию, Игорь Андреевич всё же подкрепился в столовой, чтобы не портить свой желудок, так как мать приучила, что в любой ситуации нужно находить время на трапезу, ибо не каждый может выдержать постоянную работу голодным – рано или поздно это приведёт к последствиям. Так что, как говорится, война войной, а обед по расписанию!

В столовой Игоря, прежде всего, интересовал командир «Князя Владимира», так как Соловьёв впервые услышал о том, что уже есть крейсер, который пришёл на смену трагически погибшему в битве при супервратах «Королёву». Игорь Андреевич слышал о полковнике Чехове, стоявшем у истоков российской программы Звёздных врат, отстаивавшем интересы России ещё тогда, когда на горизонте только появился Анубис. В военных кругах о Чехове отзывались хорошо, и вряд ли были несогласные с тем, что полковник не заслужил такого конца.

Вспоминая Чехова, Игорь, как водится в России, предложил составившим ему компанию офицерам поднять бокалы и помянуть полковника, который перед самой битвой при супервратах возглавил «Королёв» и не вернулся домой... Соловьёв не был абсолютным атеистом, а в предстоящей миссии, если удастся найти Китеж, удача будет очень важна. Как её привлечь? Например, чтить память своих предшественников...

После этого Игорь перебросился с Мудрым парой словечек о новом крейсере, который возглавил Алексей Викторович. Соловьёв надеялся, что этот корабль вооружён лучевыми пушками асгардов, и при необходимости принять бой с врагом военные не опростоволосятся, как американцы с «Джорджем Хаммондом» при нападении Люсианского союза на базу «Икар». Тем более что враги могут попасться посильнее Люсианского союза, раз Древние и Китеж тоже покинули. Впрочем, новый корабль Игорю ещё предстояло увидеть.

После обеда Игорь Андреевич, как ведущий исследователь, не обративший внимания, что американцы могут что-нибудь предпринять, чтобы узнать, что нужно русским, первым отправился на обследование. Эльвира сама участвовала в проверке сувениров и всех тех вещей, которые группа привезла с Атлантиды. В первую очередь были проверены те вещи, которыми члены групп пользовались и не могли их заменить. Все прочие предметы, такие как одежда, предметы гигиены и расходные материалы, так и остались на базе для тщательного осмотра в специально оборудованном для таких целей хранилище.

Участие Эльвиры в проверке в качестве одного из проверяющих было воспринято Соловьёвым с определённым удовольствием: почему бы не дать такой милой девушке изучить себя?

К счастью, опасения оказались напрасными, Игорь не нёс никаких подпространственных передатчиков или маячков телепорта. Прослушивающих устройств тоже не обнаружено, значит, американцы либо недооценили их, либо решили на этот раз быть честными. Друзья в деле.

Плотно работая с техническими специалистами, Балаганова не заметила, как пролетело время. Спустя два дня, девушка коротко, по-военному, доложила, что никаких угроз не обнаружено. В заключение своего доклада она просто извинилась за наведение паники. Игорь Андреевич присутствовал при докладе Эльвиры и посчитал нужным сказать, что девушка всё сделала правильно: предосторожность никогда не помешает. Игорю бы не очень понравилось, если бы американцы против его воли поставили ему маячок телепорта, который позволил бы им в любой момент взять и забрать его на один из своих кораблей.

Элла собрала все вещи для экспедиции и была готова отправляться. Больше всего хотелось посмотреть на новый секретный корабль и оценить его возможности. Девушка замерла в предвкушении. Соловьёв собрал свой дипломат и тоже доложил о готовности приступить к новой миссии. Команду привели на специальную площадку, на наземной части базы, и яркий свет телепорта асгардов в один миг перенёс их прямо на мостик «Князя Владимира», где полковник Мудрый сразу же воскликнул:

‒ Добро пожаловать на линкор «Князь Владимир»!

‒ Господа, это невероятно!!! – восхищённо воскликнул Игорь Андреевич, когда осмотрелся вокруг и увидел в смотровое окно Землю. Он впервые был на борту космического корабля, на котором искусственная гравитация позволяет чувствовать себя так же, как и на планете. Командирское кресло, кресла пилотов, тактическая карта позади, контрольные панели – всё по последнему слову техники! Голубые очертания Земли, выглядывающий из-под облаков «сапог» Апеннинского полуострова, Средиземное море, Атлантический океан, уходящий за горизонт. Сколько ещё нового предстояло увидеть простому учёному из России? И на что способен этот линкор?

В отличие от учёного, Балаганова сохранила внешнюю невозмутимость. Корабль и корабль. Подумаешь тоже... Величественный и мощный корабль воплощал в себе техническую мысль и инженерный гений. Но лететь на таком корабле – честь для любого десантника. Ей хотелось кричать «Горжусь Россией!».

‒ Вы покажете нам корабль, Алексей Викторович, или сразу приступим к изучению того, что нашли под водой океана? – осведомился Соловьёв.

‒ Не так быстро, ‒ улыбнулся командир корабля, ‒ что бы начать изучение нам нужно немного сместиться ближе к полюсу. А пока мы летим, я могу немного показать корабль.

Как не трудно догадаться, мы сейчас находимся на мостике. Тут, кроме управления, располагается боевой информационный центр, который предназначен для сбора оперативной информации, а также планирования тактики и стратегии нашего небольшого флота. Всего в нашу группу будет входить десять кораблей: собственно, сам флагман «Князь Владимир», пять многоцелевых фрегатов проекта «Беспощадный», два авианесущих рейдера проекта «Евгений Савойский» и два разведывательных фрегата проекта «Циолковский». На данный момент в строю всего три корабля. Остальные на подходе.

Кстати, если Вы выглянете за обзорное окно, то уведите, справа по борту, одного из «Беспощадных». Несмотря на отличную защиту и вооружение, «Князя Владимира» постоянно прикрывает и сопровождает один-два фрегата.

Вообще к созданию такого корабля, как «Князь Владимир», конструкторы подошли весьма серьезно. Они проанализировали все имеющиеся записи и отчеты наших американских «коллег». И уже после этого разработали доктрину и, собственно, сам корабль. Он не зря называется «ударным крейсером» ‒ оружия и оснащения у нас достаточно, чтобы эффективно противостоять кораблям Орай, Рейфов, Гоаулдов или Люсианского союза! Например, по расчетам наших ученых, подобный корабль, в одиночку может противостоять флоту до десяти кораблей класса «Хаттак» и, даже, имеет большие шансы выйти победителем из этой схватки. А уж под прикрытием фрегатов, так и бесспорно выйдет.

А «виной» всему наши плазменные пушки асгардов. Которые можно увидеть отсюда: три из них лесенкой расположены от носа до середины корабля. И еще одна башня установлена на корме, в задней полусфере. Такое конструкторское решение позволяет нам вести огонь как по одной цели из трех башен, так и по четырем разным целям одновременно. Все пушки в башнях главного калибра спаренные, где по две пушки в спарке, а где и по три, что серьезно повышает выходную мощь оружия! Кроме главного калибра, есть еще и простая артиллерия, созданная на основе пушек Гоаулдов. Так что, если кораблей противника больше четырёх, мы никого не оставим без внимания. Я уже и не говорю о ядерных и простых ракетах, которые мы можем запускать с огромной скоростью при помощи электромагнитного ускорителя масс – старая, добрая пушка Гаусса.

‒ Замечательно! – отвечал Игорь Андреевич, ‒ надеюсь, что с таким солидным вооружением и сопровождением нам не грозит повторение истории с базой «Икар», поскольку я до сих пор не понимаю, как американцы позволили Люсианскому союзу ударить по базе так, что персонал «Икара» был вынужден эвакуироваться на «Судьбу»... Особенно занимательно, что мы освоили пушки гоаулдов! Я вот не слышал, чтобы американцы использовали их на своих кораблях, хотя, может быть, я что-то пропустил.

‒ О! Я вижу, вы осведомлены о базе «Икар»? – спросил Алексей Викторович, подводя группу Громова к одному из мониторов в боевом информационном центре.

‒ Да, Алексей Викторович, мне попадались эти материалы, когда меня вводили в курс дела, ‒ лукаво улыбнулся Игорь Андреевич, ‒ я, конечно, не специалист по внеземному оружию, просто мне казалось, что после того, как мы получили интеллектуальное завещание асгардов, наш технологический уровень превосходит Люсианский союз. Впрочем, пусть это останется проблемой американцев.

‒ У американцев сейчас классическая «The Thin Red Line», только вот нет у них ни шотландцев, ни генерала Кэмпбелла... ‒ Мудрый подмигнул Игорю, считая, что как историк, Соловьёв, должен был понять, о чем идет речь, ‒ но, как у нас на Руси говорится, где тонко, там и рвётся. Американцы растянулись ужасно. Множество баз, проектов и прочего, а людей и техники мало. И, вместо того, чтобы помогать, они еще и палки в колеса всячески пытаются вставлять. Не хотят они, что бы их «союзники» и «коллеги» были сильными и самостоятельными.

Соловьёв помнил историю Крымской войны и понял, о чём говорит полковник Мудрый.

‒ Да, шотландцев и Кэмпбелла нет, но зато у них есть ЗВ-1, которым, судя по отчётам, которые я видел, всегда невероятно везёт, полковник! ‒ констатировал Игорь Андреевич, ‒ я был бы рад, если бы и нам тоже так везло... Но, я думаю, всё это лишь укрепит мою уверенность в том, что именно мы должны возглавить исследования Китежа, в случае, если мы сегодня преуспеем.

‒ Ох уж это везение, ‒ как-то погрустнел полковник, ‒ везение – вещь переменчивая. Сегодня тебе везет, завтра нет. Я больше верю в успех, когда для результата прикладываются значительные усилия. Вот, например, и флот этот мы строим в то числе и для действий против Люсианского союза, не полагаемся на ЗВ-1 и два с половиной корабля на две галактики!

Когда субсветовые двигатели переместили линкор к северному полюсу, и внизу оказалась акватория Северного Ледовитого океана, Игорь Андреевич понял, что момент кончился, и пора идти продолжать заниматься... нет, пока не спасением галактики, а поисками невидимого града Китежа.

‒ Итак, что вы хотели нам показать под водой океана? – на экране монитора появилось графическое изображение подводной горы с указанием глубин и рельефа. Красная точка, которая находилась недалеко от горы, была обозначена как подводная лодка «Аметист».

‒ Вот тут, ‒ Мудрый указал почти на вершину горы, ‒ есть некое углубление, возможно вход, хоть и расположенный весьма высоко. Если учесть, что гора когда-то была на поверхности, а не под водой. Сейчас же эта точка находится на глубине около 250 метров...

Игорь Андреевич всмотрелся в изображение горы. Она действительно была довольно правильной формы и выделялась среди других образований подводного горного хребта, и вполне могла быть на поверхности в прошлом. Всё это было хорошо, но главное, есть ли что-нибудь полезное внутри горы?

‒ Снаружи я пока ничего не вижу. Есть возможность посмотреть, что внутри горы?

Один из офицеров тут же вывел на экран результаты сканирования горы:

‒ Мы не можем пробиться через толщу... то ли камня, то ли какой-то суперструктуры. Причем результаты сканирования с «Аметиста», который находится в непосредственной близости от объекта, такие же.

‒ Возможно, объект экранирован изнутри, ‒ предположил Игорь Андреевич.

‒ Вполне возможно, ‒ согласился полковник, ‒ совсем не удивлюсь, если это так.

Боевой информационный центр имел овальную форму со столом по центру. Наблюдать за многочисленными мониторами было достаточно удобно. За каждым монитором сидел офицер. Всего мониторов было более десятка. Большая часть офицеров мониторили обстановку в солнечной системе, само собой, но несколько мониторов и офицеров занимались приёмом и анализом данных с объекта и подводной лодки.

‒ «Аметист» запустил подводные дроны, сейчас будет картинка, ‒ одна из офицеров после некоторых манипуляций с клавиатурой вывела на экран изображение с камер четырёх подводных дронов.

‒ С «Аметиста» докладывают о слабой сейсмической активности у подножья горы, ‒ докладывал третий офицер, ‒ излучение достаточно слабое. Опасность минимальная.

Игорь Андреевич и Алексей Викторович внимательно смотрели в монитор, передающий изображение с подводных аппаратов.

‒ Сейсмическая активность? Может быть, там есть источник энергии? – предположил Соловьёв.

‒ Я где-то слышал, что древние могли добывать энергию из разломов с сейсмической активностью, ‒ вспомнил Мудрый. Под водой было темно, но мощные прожекторы дронов разгоняли тьму. Вскоре в свете прожекторов показалась то ли пещера, то ли просто углубление. Один из дронов поплыл в это углубление, которое оказалось неким тоннелем. Продолжая следить за камерами, Игорь Андреевич обращал внимание, что стены становятся ровнее. Поначалу казалось, что тоннель природного происхождения, но чем дальше плыл дрон, тем ровнее становились стены, хоть и поврежденные эрозией. Правда, Соловьёв не ждал, что тоннель метров через 30 закончится тупиком, состоящего из неровного наслоения грязи и ила, но что-то мелькнуло у потолка.

‒ Там что-то есть у потолка! Попробуйте увеличить изображение.

Грязь и ил не полностью закрывал тупик, и там, где подводного мусора было меньше всего, пробивалось что-то явно металлическое, оно и привлекло внимание Соловьёва. Сейчас, когда изображение было увеличено, то что тупик заканчивался чем-то металлическим, не вызывало ни у кого сомнений.

‒ Что это? Дверь? Или просто стенка? – полковник явно подобного не ожидал, хоть и надеялся, что их экспедиция что-то да найдет. Игорь Андреевич вспомнил рассуждения с лейтенантом Эттвудом о геомагнитных электростанциях и установках для коррекции расположения полюсов. Может быть, в горе действительно находится что-то в этом духе? Но как это поможет найти Китеж? Неужели Древние прямо там и написали бы, куда он делся? Конечно, они где только не писали свои тексты: и на дверях, и на клавишах, и на ступеньках, и на табличках, но всё же...

‒ Вполне возможно, что дверь, полковник. Кажется, супероружие Древних на Дакаре тоже находилось за массивной дверью в храме, но там был очень сложный кодовый замок. Надеюсь, что нам предстоит не такая сложная задача... и если это действительно дверь, то, я думаю, мы не узнаем, что находится за ней, пока сами не проникнем туда...

‒ Тогда есть смысл, ‒ полковник задумчиво почесал подбородок, ‒ отправить туда водолаза с геном древних. Как думаете доктор? А пока пускай дроны начнут расчищать эту дверь.

Офицер передала приказ полковника, и еще два дрона, что были за пределами тоннеля, поплыли в сторону тупика, чтобы начать расчистку.

‒ Да, думаю, надо кого-то отправить туда, ‒ согласился доктор Соловьёв, ‒ остаётся только один вопрос: как мы узнаем, у кого есть ген Древних, и как он откроет эту дверь? Так-то у меня есть кое-кто на примете, кто, кажется, любит дайвингом заниматься...

Игорь Андреевич посмотрел на Эльвиру, которая на Атлантиде в ожидании Громова и Соловьёва обследовала подводную часть города, чтобы чем-нибудь занять себя, значит, ей нравится это занятие, поэтому Игорь полагал, что это дело окажется ей по душе. Как бы вспоминая миссию на Атлантиду, Соловьёв лукаво поднял брови.

‒ Ген Древних есть у старшего лейтенанта Балагановой, мы проверяли, думаю, она вам поможет, если это понадобится, ‒ одобрил выбор Соловьёва Мудрый и кивком головы разрешил Эльвире приступать.

‒ Я готова, ‒ серьёзно кивнула Элла, не встревавшая в разговор до этого момента. Девушка была втайне очень рада тому, что и ей нашлась какая-то работа, потому что начала чувствовать себя забытой и никому не нужной. Она быстро прошла на площадку для телепортации и была в мгновение ока перенесена на подводную лодку. Улыбнувшись вслед бойкой девушке, Игорь спросил у полковника Мудрого разрешения и отправился вслед за ней, так как что-то ему подсказывало, что нужно отправиться с Балагановой.

Спустя двенадцать минут она стояла уже облаченная в гидрокостюм посреди шлюзовой камеры. Полковник Мудрый передал на лодку указание подготовить Соловьёва к погружению внутрь горы, и вскоре Игорь Андреевич вышел в шлюзовую камеру также в водолазном снаряжении. На всякий случай тоже с фонарём.

‒ Игорь Андреевич, на что мне обратить внимание в первую очередь? Как попасть внутрь? – спросила Элла. Оставалось одеть только капюшон и маску. Камера и фонарь уже были проверены. Всё работало идеально или очень близко к этому.

‒ Не думаю, что смогу объяснить это, не сопроводив вас туда лично, ‒ отвечал Игорь на вопрос Эльвиры, ‒ лучше нам отправиться туда вместе, а там, надеюсь, мы увидим, что нужно делать. Мы оба пригодимся друг другу, Элли.

Когда всё было готово, «Аметист», находившийся до этого момента на перископной глубине, начал погружение на необходимую глубину.

Настало время отправляться внутрь горы, Игорь сообщил о готовности №1 и попросил от командования пожелать им удачи. Через шлюзовую камеру они с Эльвирой выбрались наружу и двинулись к входу в тоннель. Раньше Игорю не приходилось плавать на такой глубине в ледяной воде, но, к счастью, гидрокостюм надёжно защищал от переохлаждения.

Элли плыла впереди, как более опытный дайвер. Темноту разрезал луч света мощного фонаря. Эльвира толкала перед собой небольшой фонарь и камеру, чтобы находящиеся на корабле и подводной лодке могли видеть, что происходит вокруг пловцов. Сразу за ней в паре метров осторожно продвигался Игорь Андреевич, который не переставал приятно удивлять. Можно было не беспокоиться за то, что этот археолог сдаст все нормы ГТО. Плылось на удивление легко. Только темнота несколько сковывала движения Соловьёва, так как фонарь светил только перед собой.

Эля размышляла о том, почему за такой большой промежуток времени конструкция не заросла ракушками, какими-нибудь рифами или не была засыпана илом. Ответа не было. Окружающее казалось сюрреалистичным. Ощущение нереальности усилилось, когда Элла подплыла ближе к входу в тоннель. Сделав несколько гребков посильней, девушка подобралась к тому, что должно было быть створками. Несколько взмахов рукой и вокруг неё клубами поднялась муть. Когда же все осело, то взглядам предстал кусок серебристого металла.

«Триниум?» ‒ она знала, что этот металл был важным компонентом не только технологий Гоаулдов, но и Древних. Воодушевленная таким началом, Балаганова подняла массу клубов мути, какого-то ила, в таких количествах, что видимость упала до метра. Игорь Андреевич не ожидал оказаться в туче какой-то мути и на какое-то время потерял ориентацию в пространстве. Это немного сбило концентрацию, но, в конце концов, ил рассеялся. Когда же все немного улеглось, пловцы продолжили путь по туннелю. Наконец, они добрались до найденной глубоководными аппаратами двери и начали её осмотр.

‒ Элли, смотрите внимательно, здесь должен быть какой-нибудь ключ, чтобы её открыть, может быть, какие-нибудь клавиши с символами Древних или что-то вроде контрольной панели. Здесь также может быть какой-нибудь регулятор давления, чтобы можно было безопасно попасть внутрь.

Балаганова нашла какой-то странного вида пульт. Эльвира подёргала рычажки, покрутила колесо. Всё исключительно в естествоиспытательских целях, но внезапно экран ожил, по нему побежали символы древних. Девушка вздрогнула от неожиданности и принялась показывать Соловьёву свою находку. Рассмотрев странный пульт, Соловьёв озадаченно пробормотал:

‒ Что-то эти колёса больше напоминают земное оборудование…

Впрочем, дисплей и тексты Древних заставили понять, что те определённо были здесь, значит, друзья снова на верном пути. Игорь начал читать их.

‒ Так. Если я правильно понимаю, здесь написаны инструкции, как открыть дверь. И они подтверждают моё предположение, что просто так мы её не откроем... Похоже, Древние подготовились к тому, что это место окажется глубоко под водой и предусмотрели систему безопасности. Сейчас дверь герметично закрыта, а за ней может быть что-то вроде шлюзовой камеры. А вот эта шкала – датчик наружного давления, и оно намного больше, чем внутри, поэтому нас внесёт туда мощным потоком воды, если открыть дверь сейчас.

Изучая инструкции, Игорь нашёл команду выравнивания давления. Сбоку открылось небольшое отверстие, через которое, судя по приглушённому звуку, вода стала поступать в пространство за дверью. На экране появилась полоса ожидания.

‒ Думаю, это значит, что выравнивание займёт какое-то время.

Когда индикатор показал, что давление стабилизировано, на экране появилась надпись на языке Древних, которую Соловьёв сумел прочитать: только лишь достойный найдёт землю, где дует холодный ветер. Больше экран ничего пока не предлагал, как будто ждал каких-то данных.

Игорь Андреевич посмотрел на консоль ввода и предположил, что требуется что-то вроде пароля. Земля, где дует холодный ветер... Гиперборея!

‒ Элли, приготовьтесь, дверь сейчас может открыться.

Соловьёв ввёл слово «Гиперборея», и дверь начала подниматься вверх. Комната, она же шлюз, за дверью была не большой. Примерно четыре на четыре метра. Лампы горели мягким светом, не раздражая глаз. На противоположной стороне шлюза была вторая дверь, справа от которой находилось такое же устройство, что и снаружи – управление шлюзом. Эльвира вплыла в проём, освещая пространство перед собой. Она только надеялась, что декомпрессия не убьёт их. Но техника не подвела. Шлюзование хоть и длилось долго, но сосуды не лопнули, кровь не закипела. Балаганова чувствовала себя в пределах нормы. Судя по внешнему виду, Соловьёв также не чувствовал недомоганий.

Напротив, глаза археолога горели предвкушением приключения и жажды открытий. Девушка улыбнулась и невольно сама прониклась этими чувствами. Не успел Игорь Андреевич осмотреться в камере, в которую они попали, и что-то сказать Эльвире, как дверь начала быстро опускаться. Сначала это не очень понравилось Соловьёву, особенно когда он попытался вызвать «Аметист», и никто не ответил. Впрочем, так, скорее всего, и должно было быть, если помещение экранировано.

‒ По крайней мере, здесь есть свет, Элли, ‒ посмотрел на Балаганову Игорь Андреевич, ‒ как вы думаете, может, нас кто-нибудь будет встречать?

‒ Встречать? – растерянно переспросила девушка. Её настолько обескуражило предположение Соловьёва, что она несколько секунд просто хлопала глазами.

‒ Сколько лет прошло? Умерли же все… ‒ она поочерёдно нащупала подводный автомат и нож. Действие было чистым рефлексом и не несло агрессии, но затвор клацнул очень натурально в тишине шлюзовой камеры.

‒ О, я просто пошутил, Элли, ‒ поспешил ответить Игорь Андреевич, когда девушка взялась за оружие, ‒ но даже если кто-нибудь из бореев всё ещё находится там, я очень надеюсь, что они нам не враги, исходя из мифологии. Давайте пока не будем браться за оружие, я могу попытаться поработать Дэниелом Джексоном в этом случае и установить контакт. Если, конечно, мы кого-нибудь встретим.

Пока отважные водолазы раздумывали, что делать дальше, наружная дверь плотно закрылась, после чего сверху в камеру начал поступать воздух, и уровень воды стал постепенно падать. Игорь активировал пульт второй двери. Там тоже имелась шкала давления, которая, на этот раз, показывала снижение давления до безопасного для человека уровня. Этот процесс оказался более длительным, чем заполнение шлюза водой, но Игорь Андреевич помнил, что они погрузились на немалую глубину и пришли из зоны высокого давления, и быстро возвращаться к нормальному давлению опасно для жизни.

Наконец, после продолжительного спуска воды, Соловьёв и Балаганова твёрдо встали на пол. Датчики пульта управления показывали, что давление на безопасном уровне, более того, воздух в камере вполне пригоден для дыхания, нет никаких известных токсинов и отравляющих газов. И пульт «разрешил» открывать вторую дверь. Что находилось за ней, Игорь пока не представлял. Но для начала Соловьёв робко предложил:

‒ Элли, датчики показывают, что уровень давления безопасен, и воздух пригоден для дыхания, может быть, рискнём снять шлемы? – однако, старший лейтенант не стала снимать шлем и скидывать баллоны с дыхательной смесью на пол. Оставшись гидрокостюме, она повесила оружие через плечо, и сказала:

‒ Двигаемся дальше? Костюмы снимать нельзя. Инструкция...

Игорь Андреевич в силу того, что не являлся военным и раньше не был полноценным участником программы, ещё не усвоил всех правил безопасности, но, как известно, их незнание не освобождает от необходимости их выполнения, поэтому пришлось последовать совету Эльвиры.

‒ Ладно, войдём, в чём пришли, ‒ согласился Игорь, ‒ давайте посмотрим, что за этой дверью.

Игорь Андреевич подтвердил команду открытия двери на консоли, и друзьям открылось удивительное помещение. 3-мерная карта Гипербореи! Туда и вошли отважные искатели.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Эльвира | Просмотров: 187 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ