Заголовок
Сегодня Среда, 26 Июль 2017,

на часах 23:45:14 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Как часто вы появляетесь на базе?

Всего ответов: 469


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0




Китеж-град. В поисках сказаний о невидимом граде Китеже
18 Ноябрь 2016 21:47:52

На следующий день ровно в 8:00 Громов уже был в кабинете, который для них выделили. Командованию удалось убедить американскую сторону в необходимости группе Громова – Соловьёва лично участвовать в поисках данных на Атлантиде, при этом не раскрывая суть поисков. Надо и всё тут. Картер, читая направление и разрешение от командования, тоже мучила Громова расспросами, что, да как, да зачем, когда майор был у неё на докладе. «Умная женщина, проницательная», ‒ думал тогда Громов, ‒ «и интересуется ведь не из праздного любопытства и даже не из-за того, чтобы потом слить эту информацию командованию. А потому, что ей реально интересно. Дух исследователя и приключения не пропал ещё. Даже несмотря на высокое звание и ответственную должность». Но Константин тогда прикинулся шлангом, ловко уходя от ответов. И вот сейчас предстояло работать прямо на глазах у американца... С другой стороны, их группа никуда не спешила, время позволяло немного поиграть и запутать наблюдение.

Игорь Андреевич прекрасно выспался: ранний уход отдыхать сделал своё дело, и в назначенное время после чашечки чайку появился в рабочем кабинете со своим дипломатом.

Айвен был благодарен русским, что они его не дёргали в предыдущий день. Вели себя прилично, никаких сюрпризов охране не подкинули, судя по их словам. Мало общались, погуляли по разрешённым секторам, знакомясь с городом Древних. Может, зря Айвен был вчера так подозрителен? Ну, учёные и учёные, в кои-то веки получившие разрешение поработать на Атлантиде. Исследователи стран НАТО вон не вылезают отсюда. Да и в КЗВ лейтенанта русскими не пугали особо, но рекомендовали ушами не хлопать. В общем, Айвен неплохо провел остаток вчерашнего дня и был готов к работе с утра.

С позитивным настроем, свежий и бодрый, лейтенант сунул свой рабочий планшет под мышку, направился в оранжевую зону, забежал в столовую и быстро заглотил лёгкий завтрак. Потом напомнил про доставку в рабочий кабинет воды, сэндвичей и чая. Дежурный в столовой ответил, что вода уже там, а остальное принесут попозже. Кивнув, Эттвуд подумал про Эльвиру и добавил к этому списку шоколад. Впрочем, он и сам был сластеной, и любил во время активной интеллектуальной работы «повысить баланс глюкозы» в крови. Схватил чашку горячего экспрессо из автомата и покинул столовую.

‒ Доброе утро, ‒ с улыбкой приветствовал Айвен Соловьёва и Громова, войдя в кабинет, ‒ надеюсь, вы хорошо вчера провели время?

‒ Спасибо, лейтенант, мы славно провели время, ‒ отвечал Игорь Андреевич. Соловьёв был несколько озадачен появлением Эттвуда, хотя и вспомнил в ходе его очередного инструктажа, что смотритель ещё не проинструктировал детально, как пользоваться базой данных. Лейтенант говорил, что понимает язык Древних и будет помогать с переводом, и, значит, всё-таки будет висеть над плечом во время работы. Поэтому ему казалось, что лучше бы координаты Китежа были в каком-то другом месте, до которого русские смогут добраться раньше.

Айвен прекрасно знал, как русские провели время, но долг вежливости требовал спросить об этом. Ну, и вообще нужно было что-то сказать на входе, как говорится. А вот Балагановой Эттвуд не увидел. Не то, чтобы он сильно встревожился, но чуть забеспокоился, помня об уходах из-под контроля Эльвиры в Атлантиде в прошлые дни. Очень захотелось связаться с постом контроля и узнать, где она сейчас. Но, конечно, лейтенант не стал этого делать при русских. А вот пунктуальность Громова и Соловьёва порадовала.

‒ Госпожа Балаганова к нам присоединится? – спросил Айвен осторожно, делая вид, что он спрашивает об этом только из вежливости или для проформы.

Он положил планшет на стол, сделал глоток кофе и поставил парящую чашку, тут же направившись к интерактивной доске. Включил, вывел меню и "вывесил" на экране загруженные вчера пароли, увеличив их изображения.

‒ Итак, это коды доступа к информационным базам, ‒ сказал он, указав на сочетания букв и цифр, светящиеся на доске, ‒ компьютеры в сети, выбирайте любой. Каждый из этих паролей можете использовать. Они дублируют друг друга. Либо закрепите за собой какой-то один – это как вам удобней. Когда войдете, то появится вот такое меню...

Эттвуд активировал на доске один из паролей и показал небольшую таблицу, в которой были систематизированы ссылки на разделы библиотек Атлантиды. Конечно, закрытых баз данных тут не отображалось. Чтобы сделать их видимыми, требовалось вводить дополнительный код, подтверждающий особый допуск пользователя.

‒ В левом столбце уже переведенные с Древнего на английский документы, разложенные по тегам: история лантийцев, описание рас галактики Пегас, технологии, культура. Справа – документы на Древнем, но их тематика известна. Аналогичные теги. Внизу таблицы пустое поле – это выход в информационную систему, которая еще не просматривалась. Поиск там довольно сложен, потому что мы пока не обнаружили там вообще каких-либо вспомогательных программ для поиска. Впечатление бессистемно наваленных в кучу блоков информации. Все это постепенно разбирается, переносится в наши систематизированные разделы специалистами.

Не хотел бы вас сразу огорчать, но любое копирование материалов запрещено, эта функция отключена для гостей. Простите. Вы можете свободно работать с материалами, но только здесь. Как в читальном зале. Так как мне приходилось разбирать кое-какие «файлы» Древних, сразу скажу, что они обычно содержат много данных разного рода – звук, 2D- и 3D-изображения или видео. Причем все это может выскакивать довольно неожиданно, если вы подвели курсор в какую-то точку текста. Видимых ссылок, как это принято у нас делать, там нет. Но в систематизированной и переведенной части библиотеки всё уже сделано по уму, тексты организованы, и есть привычные ссылки. Предлагаю вам, господа, выбрать себе рабочие компьютеры, либо воспользоваться доской, и попрактиковаться в работе с библиотеками. Если вам нужны какие-то конкретные данные, вы можете спросить меня, как их найти. Если вы не ищете «ответ на главный вопрос жизни, вселенной и всего такого», то с высокой вероятностью я вам помогу.

Айвен улыбнулся, пошутив, и надеялся, что русские не полезут сразу в не разобранные разделы Древних. Потому что там что-то искать чрезвычайно сложно.

‒ В этой доске зашита очень удобная программка для анализа текстов Древних, которая может искать похожие группы слов в разных инфоблоках, ‒ продолжил Айвен и вывел самодельный поисковик в правой части доски, ‒ тут все просто: окно для ввода и интерактивная клавиатура с символами Древних. Незнакомые символы можно просто рисовать стилусом в окне, программа его распознает. Правда, по вашему запросу может выдать столько данных, что может жизни не хватить даже для их беглого поверхностного просмотра. Учитывая, что лантийцы страшно любили заплетать в свои тексты шифры и коды в виде неизвестных нам символов, то просмотр неадаптированного текста может быть сложен. Итак, с чего начнём?

Некоторое время Игорь Андреевич переваривал лекцию Эттвуда. Система паролей показалась Игорю Андреевичу слишком мудрёной, да и интерфейсы не выглядели особенно удобными. Но особенно его интересовало, что из слов лейтенанта следовало, что им представлена только разобранная и систематизированная часть данных, а ведь то, что нужно было найти, могло быть и в неизученной части. Хотя американцы могли просто не придать значение, если в уже просмотренных данных содержится какая-то информация о Китеже. И всё же Игорю Андреевичу казалось, что поиск не будет таким простым, как, наверно, казалось лейтенанту Эттвуду.

А пока Игорь Андреевич размышлял, с чего надо начинать поиск, появилась Эльвира. Её сегодняшний «заплыв» был сдвинут и сокращён по времени, и она почти успела. Жаль, почти не считается. Эльвира присоединилась к совещанию сразу после того, как первый лейтенант закончил. Гибкая фигура девушки стремительно проскользнула на свое место. Недосушенные волосы выдавали причину опоздания с головой. Она снова, как и вчера погружалась под город с фонарем и камерой. Оставалось только гадать, чем старший лейтенант лучше бывалых «морских котиков».

Скомкано извинившись и поприветствовав всех, девушка приняла самый умный и увлеченный вид, демонстрируя свою готовность участвовать в процессе исследований. Конечно, она пока слабо представляла, чем сможет помочь авторитетным товарищам, съевшим уже собаку на подобных вещах. Несколько идей посетили неспокойную голову Балагановой, однако их она придержала пока при себе. Девушка справедливо решила, что стоит сначала понять, в чем же заключается миссия команды, к которой её в спешном порядке прикрепили. Ротации в КЗВ делом были привычным и даже обыденным. Однако ещё ни разу старшего лейтенанта не включали в команду без объяснений основных целей. Она уже была готова лопнуть от любопытства. И да! Непременно лопнет, если в самое ближайшее время кто-нибудь ей все не разъяснит. Поняв, что Громов не «расколется» даже если ему вырвать ногти, Эля решила, что лучше начать свои расспросы с Соловьёва.

Все были в сборе, и Игорь Андреевич полагал, что можно приступать к работе, посчитав при этом, что широкоформатная интерактивная доска подходит больше. Громов тоже.

‒ Что ж, давайте начнем с общей истории Древних, ‒ предложил Громов, ‒ с момента их прибытия в Млечный Путь и до того момента, когда они его покинули... ‒ Громов надеялся, что изучение истории займет достаточно продолжительное время, которое позволит притупить внимание американца. Игорь Андреевич определил первый запрос в соответствии с предложением Громова. На экране появился длинный текст, рассказывающий об истории Древних, на изучение которого нужно было много времени.

Предложение Громова заключалось в том, чтобы сидеть и бесконечно просматривать ворох исторических сведений и летописей, что, в свою очередь, ничего кроме зевательного рефлекса не вызывало. История Древних, безусловно, была интересной темой, но всё хорошо в меру. Сидеть и просто читать с экрана все подряд – так и до вывиха челюсти совсем недалеко.

‒ Если Вы мне скажете, что мы ищем, ‒ Эля наклонилась к Соловьёву и тихо проговорила почти на ухо, почти шепотом, ‒ я смогу написать поисковую подпрограмму, которая автоматически подберет интересующие нас ответы. Но без чётко поставленной задачи я бессильна…

Археолог почувствовал едва уловимый запах океанской свежести, исходивший от девушки. Шёпот Эльвиры на ушко подействовал на Соловьёва весьма благотворно: Игорь Андреевич любил такое. Он посчитал предложение весьма разумным и, не спрашивая, откуда у Элли навыки программирования, пользуясь тем, что между ним и Эттвудом находился Громов, приобнял её и тоже тихо шепнул на ушко:

‒ Хорошо, мы ищем один город, известный на Земле во времена Древних. И на языке древних восточных славян он звучит как Китеж... или Кидиш, Кидеш, Кидекш, Кидаш, Кичиж. Слова могут значить «форпост» или просто «покинутое место», я не могу сказать точно. Если вы можете написать программку, чтобы ускорить поиск, незаметно для Эттвуда, это могло бы нам помочь. А мы пока почитаем историю Древних.

Лукаво посмотрев на девушку, Игорь отпустил её шейку и, подмигнув для пущей убедительности, снова уставился на экран, погрузившись в чтение истории Древних, в которой было много занимательной, но по большей части уже знакомой информации. О том, зачем Древние покинули свою родную галактику, как воссоздавали на Земле свою цивилизацию, чем занимались здесь и т.д.

Девушка не ожидала такой ответной реакции от учёного. Ответное движение Соловьёва застало её врасплох, до такой степени, что она чуть не шарахнулась в сторону. Едва сдержавшись, чтобы не обидеть такой реакцией члена команды, Балаганова кивнула и уже заняла более удобную позицию на стуле.

 ‒ Я поняла, сейчас попробую изобразить что-нибудь…

 Элла открыла свой ноутбук в защитном дюралевом кейсе, без каких-либо маркировок. Компьютер был отечественной разработки и был способен работать и после ядерного Армагеддона, и неподалёку от нейтронной звезды. Был этот отечественный ноутбук не самым быстрым и не самым мощным, но для работы в текстовом режиме его хватало. Старший лейтенант привыкла к нему и ни за что бы ни променяла свой «ноут» ни на одну из современнейших разработок, которые не были даже наполовину такими надежными.

Дождавшись полной загрузки операционной системы, Элла соединила свой компьютер с одним из устройств ввода и вывода древних, которые первый лейтенант Эттвуд обозвал «досками»… Почему такая отвратительная манера у этих янки всё упрощать до полной пошлости?

Ноутбук соединился быстро, скорее благодаря не умению Эльвиры, а гениальности Древних, умевших работать в совместимости почти с любыми устройствами. Но знать об этом товарищам по отряду совершенно необязательно. Иначе «капитана» не видать...

Она вошла в разрешенные сектора базы. Написание запроса к базе данных не составило особого труда. Некоторое время «ноут» в дюралевой броне покряхтел, задумавшись над компиляцией современного языка программирования в язык, на котором была в незапамятные времена написана база данных. Конечно, старший лейтенант не использовала скромные мощности компьютера, которым снабдила её Родина. В поиске был задействован один из серверов, сейчас не занятых никакой работой. Для пущего эффекта Балаганова расширила параметры запроса по всем интересующим Соловьева параметрам.

Пока Элли открывала свой чемоданчик, Игорь вспомнил, что лейтенант Эттвуд не разрешал применение постороннего оборудования, тем более подключать его к системе города, поэтому понял, что надо как-то отвлечь смотрителя, иначе у Эльвиры ничего не выйдет. И обратился к Эттвуду.

‒ Лейтенант, взгляните сюда. Вот эта фраза «Anqueetus Terra ubans suis quod cepas edificanti». Terra ubans, я полагаю, означает "земные города", верно? Думаю, здесь говорится об Атлантиде. Suis quod cepas edificanti может значить «начали строительство».  Итак, «Древние начали строительство своих городов на Земле». Кажется, группа Шеппарда находила в Пегасе постройку, аналогичную Атлантиде, значит, это похоже на правду. А в этом блоке данных рассказывается о Древних, которые жили на Земле. Посмотрите, тут есть знакомые вам персонажи?

Игорь Андреевич уступил место у экрана лейтенанту Эттвуду, а сам пристроился за его спиной, ограничивая ему видимость и изредка улавливая боковым зрением, чем занимается Эльвира. Эттвуд живо откликнулся на призыв о помощи со стороны Соловьева. Подошёл, сел за комп и принялся разбирать указанные фразы.

‒ Нет, здесь написано ubans, а не urbans, ‒ сказал он, ‒ не помню это слово. Минутку.

Он повозил пальцем по своему планшету, вызывая свои рабочие электронные словари. Полистал их несколько минут с сосредоточенным выражением лица. И сразу продемонстрировал окружающим, что плохой он надзиратель. А именно исследователь и дотошный переводчик.

‒ Нашёл. Это слово попадалось мне прежде в другом документе. И там по контексту получалось, что это название народа. Какого-то земного племени под названием Убань. К тому же Древним было свойственно в исторических документах выбрасывать порой слова, которые логично подразумеваются по смыслу. Cepas переводится как лук. Но и как изогнута линия, подобная луку. Имеется в виду метательное оружие. Suis quod cepas – это «что их лук» или «как их лук». Еdificanti - да, «строить». Это верно. Я бы перевел эту фразу как «Древние повстречали/вошли в контакт/узнали земной народ Убань, который строил (поселения) луком». То есть, строили подковообразные деревни – полукругом. Либо «Древние и народ Убань вместе строили какие-то лукообразные объекты». Прямого указания о том, что речь о поселениях, тут нет. Это может только подразумеваться. Но надо бы посмотреть весь кусок текста, чтобы понимать фразу в контексте.

Эттвуд принялся просматривать предложенный текст, сверяясь со своими словарями и шевеля губами. Он весь ушел в поставленную задачу.

‒ Нет, ‒ через некоторое время протянул он, не отрывая глаз от монитора, ‒ тут говорится не о поселении. Изогнутое, полукруглое квантовое зеркало в горах для концентрации и передачи геомагнитной энергии, которое было построено в земле народа Убань и направлено на какой-то объект на севере. Написано «крест на севере». То есть, здесь о геомагнитной электростанции речь, или что-то в этом роде. Древние строили такие объекты на разных планетах, получая дармовую энергию и передавая на большие расстояния посредством квантовых зеркал. А что это за объект с «крестом на севере», пока неясно. Такого мне не встречалось. Может, созвездие? И, кстати, северный полюс во времена пребывания на Земле Древних был сначала на западном побережье Гренландии, а потом на Аляске. И только 4000 лет назад занял нынешнее свое положение. Точных данных пока мы не обнаружили, но мне попадались уже намеки на то, что Древние на Земле не только жили и возводили города, но и занимались балансировкой вращения планеты. Ради того, чтобы сделать планету комфортной, стабильной и управляемой после атак из космоса. Падений крупных метеоритов, например. Чтобы жизнь не погибала на Земле после таких катаклизмов. Есть мнение, что такие «настроечные установки» до сих пор могут быть разбросаны по нашей планете, но, конечно, не активные. В общем, есть кое-какие отрывочные данные, говорящие о том, что Древние тут занимались очень последовательным терраформированием.

Айвен задумчиво прикусил зубами стилус своего планшета и посмотрел на Соловьёва.

‒ Возможно, тут говорится как раз об одном таком объекте, а не только энергостанции. Одна из «настроечных» станций для коррекции расположения северного полюса.

‒ А точные координаты подобных объектов, устройств тут есть? – спросил Громов. Он неплохо разбирался в земной истории, и его тоже тянула исследовательская жилка. Но в этот раз он решил взять на себя роль отвлекающего. И очень надеялся, что его соратники быстро сообразят, что нужно делать, пока внимание американца отвлечено. Однако его опередил Соловьёв. По началу Громов не понял, почему Игорь взялся сам отвлекать Айвена, но, когда краем глаза заметил некие манипуляции Балагановой, поддержал Соловьёва заняв место рядом с американцем так, что у того даже шанса не осталось что-то увидеть.

‒ Мне не попадались, ‒ покачал головой Эттвуд, ‒ и в этом тексте тоже... Хотя погодите...

Он прищурился и снова прилип к монитору, пробегая глазами текст.

‒ Вы знаете, словосочетание Terra ubans можно ведь перевести не только как «Убань с планеты Земля». Но и как «земли народа Убань». Только племени с таким названием на Земле нет. Может, было в далеком прошлом, но не сейчас. Если принять во внимание то, что все народы, с которыми контактировали Древние, по уровню технологий им очень уступали, и вряд ли могли выступать партнерами в высокотехнологичном строительстве, то логичней был бы перевод именно «в землях народа Убань». То есть, гипотетически Древние построили свой объект на землях менее развитого народа, с которым договорились об этом. Это и есть единственное указание на возможную географическую точку – Убань. Только вряд ли это нам поможет. Ни народа с таким названием, ни исторической области с таким названием, нет. Во всяком случае, Google такого не находит.

Игорь Андреевич задумался над комментариями Эттвуда. Что-то всё-таки тут не сходилось. Может быть, он что-то не так прочитал?

‒ Квантовое зеркало – это ведь тот артефакт, который перемещал в параллельные миры, то есть в «Зазеркалье», верно? – вспомнил Игорь отчёты о миссиях ЗВ-1, ‒ разве он может выполнять ту функцию, о которой вы говорите? А вот указание на какой-то объект на севере...

‒ Понятие «квантовое зеркало» ‒ это не только объект, перемещающий в параллельные миры или проявляющий эффект Казимира, ‒ ответил Эттвуд, ‒ так ещё иногда называют скальные зеркала в сакральных местах Земли. Например, так называемые каменные зеркала горы Кайлас в Тибете. То есть, каменные конструкции на склонах горы, имеющие гладкую или вогнутую поверхность. И они влияют на время. Это экспериментально доказано. Еще есть «атомные зеркала», характер отражения волн и материи, от которых фактически является квантовым эффектом. В частности, полупрозрачные зеркала в феномене интерферометра Маха-Цандера, при контакте с которым фотон резонирует и излучает свою фантомную копию – волну второго уровня, обладающую свойствами электромагнитной волны, но несущую главным образом информацию о внутренних свойствах фотона. Поговорите с толковым физиком, и он вам назовет с десяток реально существующих объектов, которые можно назвать квантовыми зеркалами.

Ведь квантовая механика – это волновая механика. Теория, устанавливающая способ описания и законы движения физических систем, для которых величины, характеризующие систему и имеющие размерность действия, оказываются сравнимыми с постоянной Планка. Я не знаю, какой именно эффект подразумевали в этом тексте Древние. Но может быть любой, который можно назвать квантовым. В этом тексте описано как концентрация и передача энергии. Так как здесь используется слово «строили», то, предположительно, это большой объект. Может, как раз искусственная гора или холм, имеющая каменное зеркало определенной кривизны с комплексом вспомогательных объектов для концентрации геомагнитной энергии. Древние умели перестраивать кристаллическую решетку минералов для своих нужд. И любой камень они могли превратить в сборщик и передатчик энергии. Мне подумалось, что тут как раз о таком объекте речь.

Игорь Андреевич вспомнил, что созвездия в постройке на берегах Светлояра тоже указывали куда-то на север. Может быть, это что-то о Гипербореи?

«Да нет, не может быть, Атлантида слишком давно улетела в Пегас, вряд ли Древние-лантийцы могли оставить здесь информацию о Гиперборее, если 10000 лет назад покинули Атлантиду через Звёздные врата и оставили город в Пегасе... это ничего не значит...» ‒ вздохнул Соловьёв.

‒ Значит, вы полагаете, что ubans – это какой-то народ, ‒ пошёл дальше Игорь Андреевич, ‒ а это может быть связано с названием планеты Вис Убан, где ЗВ-1 пытались найти Атлантиду, а нашли только руины старого города? Джонас Квинн перевёл «Вис Убан» как «место силы».

Эттвуд пожал плечами:

‒ К сожалению, я ничего не могу сказать наверняка по этому поводу. Но если Древние умели строить каменные квантовые зеркала, то почему бы им не строить концентраторы энергии и на других планетах? Возможно, «место силы» ‒ это как раз геомагнитная электростанция. А команде ЗВ-1 она показалась городом. Посмотрите на наш крупные электростанции – это же комплекс зданий и вспомогательных технологических объектов, собранных на одной территории. Человек, который никогда их не видел и не знает, что такое электричество, вполне может принять территорию электростанции за некий город. Но это только моё предположение, не больше.

‒ Спасибо, думаю, этот вопрос лучше оставить специалистам по астрофизике, - ответил Игорь Андреевич, который, разумеется, большую часть пояснений Эттвуда не понял, так как специализировался по другой части, ‒ впрочем, возможно, что тут действительно речь о геомагнитной электростанции или квантовом зеркале. Хотя Земля велика, и без примерных координат это мало что нам даст. Убань…

‒ КУБАНЬ! – резко встряла в научный диспут Элла, но тут же стушевалась и села за свою доску.

‒ Да, спасибо, мы знаем: мы были там... ‒ проговорил Игорь Андреевич, отреагировав на возглас Балагановой и слегка повернув голову.

‒ Извините, ‒ прочистила горло Эля и перешла со строевого на нормальный голос. Она, конечно, не слышала всех предупреждений американского гида, но подозревала, что тот не обрадуется, увидев за ее доской переносной компьютер. Американцы – параноики. Подозревать, что кто-то из земных хакеров сможет вдруг залить троянец или вирус в базу данных которой уже тысячи лет – бред профана незнакомого с базовыми принципами программирования. Вероятно, правила пользования разрабатывал какой-то перестраховщик... 

Эля снова погрузилась в сортировку информации. Первые результаты написанной программы уже были, но Эля плохо понимала язык Древних... что если подгрузить машинный перевод... На экране побежали знакомые кириллические символы, начавшие собираться в слова. Слова собирались во фразы, смысл которых ускользал, подчас из-за неправильного перевода.

Услышав вскрик Балагановой, Айвен выглянул из-за Громова и посмотрел на нее. Но девушка уже отвернулась и что-то рассматривала на доске.

‒ Что такое «Кубань»? ‒ спросил он, подняв глаза на своих собеседников.

‒ Ничего особенного, просто причерноморская территория России, ‒ ответил Соловьёв.

‒ Правда? Есть такая? – улыбнулся Айвен, откидываясь на стуле и с любопытством глядя на русских.

‒ Конечно, лейтенант, ‒ согласился Игорь Андреевич.

‒ И вы там что-то нашли? Какие-то постройки Древних?

‒ Эмм... думаю, Константин Николаевич лучше расскажет, что мы там нашли, ‒ уклончиво ответил Игорь Андреевич.

Соловьёву пока ничего на этот счёт в голову не приходило, но ассоциация с Кубанью всё же заинтересовала его. Вдруг они действительно ищут не в том направлении, и сейчас выяснится, что смотреть вообще надо на юг, а не на север? Объясняя Эттвуду, что такое Кубань, Соловьёв переглянулся с Громовым, покосившись в сторону Эльвиры, и посмотрел на Константина Николаевича, выразительно подняв брови, как бы давая понять: кажется, Элли что-то нашла! Не пора ли кому-нибудь посмотреть, что там интересного?

Громов растолковал знаки Соловьёва правильно. Он сдвинулся немного, загораживая вид американцу, заодно «подменяя» Игоря. В свою очередь, давая возможность Игорю Андреевичу подойти к Балагановой. Майор думал, что если кто и может быстро оценить ценность полученной информации, то только Соловьёв. А дальше уже можно было незаметно спрятать устройство лейтенанта и продолжить «исследования». Координаты Гипербореи у них уже были. Осталось только подтвердить или опровергнуть существования Китеж града, и можно продолжать разматывать ниточку. Хоть Громова и распирало любопытство, он подновлял в себе желание хотя бы одним глазком взглянуть что там, у Балагановой и Соловьёва. Всеми силами старался изобразить заинтересованность и внимательного исследователя.

Угадав в движениях Громова разрешение отодвинуться к Эльвире, Игорь Андреевич тихонько отодвинулся, прокручивая в голове то, что рассказал лейтенант Эттвуд и, всем своим видом показывая, что размышляет над этим, медленно бродил по комнате. Эттвуд немного задумался, повторяя:

‒ Кубань... Кубань... Может, это название появилось в значении «к Убани»? То есть, например, «идти к Убани», «прилететь к Убани»... Любопытно...

Он перекинулся к своему планшету и принялся что-то быстро писать в нем на английском, вставляя в текст вариации слов «Убань» и «Кубань» уже на русском.

‒ А еще «убан» ‒ это китайская палица и уход от волны... Но это я так, к слову... Дайте-ка я по-другому попробую.

Айвен выделил кусок текста, в котором располагалось предложение, указанное Соловьевым, перевернул его вверх ногами. И принялся шевелить губами, читая, и делая пометки в своем планшете.

«Кубань... прилететь к убани... квантовое зеркало... геомагнитная электростанция... уход от волны... уход от волны... а что, это может что-то значить!» ‒ размышлял Соловьёв, ‒ «правда, за полярным кругом Северный Ледовитый океан. Неужели нам придётся туда отправиться? В любом случае Громову надо узнать, где искать этот объект, ведь не будем же обследовать всю акваторию...»

Пока майор Громов работал с лейтенантом Эттвудом, Игорь добрался до Эльвиры. Подсев к девушке за рабочий компьютер, который она занимала, Соловьёв взглянул, что там выдал поисковик. Увиденное приободрило его: среди результатов поиска действительно было упоминание о том, что один из своих городов Древние называли Китеж. Правда, при беглом взгляде не попадалось информации о том, где он сейчас. Только то, что он когда-то был на Земле в северной части современной Евразии. Там также говорилось, что жители Китежа не отправились в Пегас вслед за Атлантидой, так как нашли способ избежать чумы, которую, по предположению командования Звёздных врат, наслали жестокие собратья Древних, называвшие себя Орай. Видимо, поэтому данные о Китеже заканчивались на том моменте, когда Атлантида покинула Землю.

Найденная информация не давала ответ на вопрос, где же сейчас находится Китеж, но, может быть, та информация, над которой в этот момент трудились Громов и Эттвуд, поможет найти последние следы города? В любом случае Игорь Андреевич считал, что пора вернуться к Громову и Эттвуду, поэтому одобрительно кивнул Эльвире и сделал знак глазами, что было бы неплохо найти способ записать информацию, которую выдал поисковик девушки, чтобы можно было ещё раз почитать её уже отдельно.

Вся необходимая информация уже находилась в буфере обмена. Оставалось нажать одну кнопку, чтобы её записать. Это Эльвира и сделала. Несмотря на свою неторопливость, порождение отечественного мрачного гения справилось с задачей за доли секунды. Балаганова сохранила все результаты запроса, отсоединила компьютер и выключила устройство. 

В комнате не было кучи парней с автоматами. Значит, она справилась с задачей. Запрос к базе данных был воспринят как системная подпрограмма и не вызвал подозрений. Серая дюралевая крышка устройства закрылась, и девушка сунула его к своим папкам с бумагами.

Ей не давала покоя эта база древних. Вот где бы ей покопаться и поработать... Столько там было всякого интересного, но господ с Большой Земли интересовали сведения только про этот непонятный объект.

Эттвуд ничего не «просёк». Оно и к лучшему, не придется прибегать к плану «Б».
Плана «Б» не существовало, но всегда можно было провести удар «пентагонскому ястребу» в ухо левой. Это неминуемо завалило бы все дело, но очень бы порадовало Элю. Девушка задумалась. Почему так происходит? Громов и Соловьев не вызывают в ней отрицательных чувств. Зеленка очень симпатичен. А первый лейтенант с первого взгляда пробудил тёмную сторону характера. Он позитивен, ухожен, опрятен, трезв и благополучен. 

Что не так? Почему он с первого взгляда ей так несимпатичен? Задумавшись над поставленным вопросом, Эльвира ненадолго выпала из реальности.

Игорь Андреевич поспешил вернуться к остальным и сразу же спросил:

‒ Ну, что там ещё хорошего у нас про «убань»?

‒ Ничего, ‒ Айвен покачал головой, ‒ перевёртыш не помог. И шифрующих символов-кодов я тут не вижу. Кажется, этот текст следует читать в нормальном виде, не выискивая скрытого смысла. Боюсь, я вам перевел все, что было в этом тексте применительно к слову uban. Смысл тот же – это или место, или название народа. Либо, и то, и другое одновременно. Я могу вам найти сейчас фрагменты текстов Древних, где мы не смогли иначе перевести это слово, как "Убань" как название народа.

Айвен порылся в своих словарях на планшете и вывел три фрагмента текста на экран.

‒ Вот смотрите, ‒ повернул он экран к Соловьеву, ‒ первый кусок из обширного трактата по выращиванию злаков. Тут встречается слово uban. Но прочтите текст, где оно попадается: «Tritici et siligin fuerit populus amplio uban in nostrum consilium» ‒ «Пшеница и рожь были улучшены uban, по нашим советам». Если переводить uban как «место» тут получается ерунда. Мы думали о допущении, что тут имеется в виду хорошая почва, на которой лучше всходят злаки. Но какие советы можно дать земле? А вот людям Древние вполне могли давать советы.

Теперь смотрите на второй фрагмент текста. Он из большого биографического раздела библиотеки о некоем просветителе Лаоре. Что-то вроде «жития святого», только без религиозной подоплеки. В нем мы нашли упоминание о том, что этот Лаор входил в контакт с неким uban. И тут уже значением «место» трудно было перевести это слово. Только как название народа. Смотрите: «Uban non accipere a scientist erucae Laor tamen ex eis plurimum discipulum» ‒ «Убань не принимали учения Лаора, пока самый сильный из них не стал его учеником». Место же не может не принимать учения или становиться учеником.

Третий фрагмент текста исторический, повествующий о некоем артефакте «nox polaris», который якобы был сокрыт некими uban. Что это за артефакт, мы пока не нашли никакой информации. Гуляла даже шутка, что это не «полярная ночь», а «полярные ноксы». Но в кратком упоминании о нем говорится четко: «Artificium «nox polāris» et erat velatum ante uban», то есть, спрятан кем-то, носящим название Убан или Убань. Фраза построена по таким канонам, как если бы было написано «спрятан людьми», одушевленными живыми существами. Перевод «место» тут никак не подходит просто по законам построения фраз в языке Древних. Вот поэтому я решил, что в предложенном вами фрагменте тоже имеется в виду не «место», а уже известная попадавшаяся нам ранее «Убань».

Диалог перервал дежурный из столовой, который принес поднос с большим чайником, чашками, сахаром, сливками и десертом в виде конфет и печенья. Эттвуд предоставил русским возможность угощаться чаем, а сам глотнул остывший кофе из своей одноразовой чашки, вполне довольный и им.

‒ Ладно, хорошо, нам хватит и этого, ‒ хитроумно улыбнулся Игорь Андреевич, ‒ думаю последний вариант ближе всего к истине.

Поблагодарив лейтенанта за предложение угощаться, Соловьёв шепнул Громову:

‒ Константин Николаевич, я думаю, мы нашли то, что нам нужно... ‒ при этом Игорь снова покосился в сторону Эльвиры, ‒ всё указывает на то, что в звёздах всё же есть какой-то смысл, и мы можем поискать следы города там, куда они указывают. А пока можно немного передохнуть, попить чайку и... посмотреть местные достопримечательности.

‒ Что ж, ‒ встал Громов, ‒ давайте сделаем перерыв. Нужно переварить полученные знания. Предлагаю перенести чаепитие в более живописное место. С видом на океан…

У американцев всё было по расписанию. Они хоть и не были чопорными британцами, но чай и печенья принесли в аккурат между завтраком и обедом. Эттвуд даже был рад тому, что так угадал традиции гостей. Его поблагодарили за помощь, и это тоже было приятно. Но работу в этот день русские почему-то свернули. Только лейтенант Балаганова подошла и с милой непосредственностью поспрашивала Айвена о его происхождении. Он честно рассказал, что мама у него русская, а отец – американец, профессор, специалист по русскому языку и русской литературе. И говорил о родителях с нежностью и почтением. Впрочем, семья была на редкость благополучной и гармоничной, где все любили друг друга и уважали. Да и Айвен не был никогда особо бедовым, у него немного было поводов конфликтовать с родителями. Так, по мелочи только, в подростковом возрасте.

Возражать Громову, конечно, никто не посмел. Во-первых, начальству возражать чревато, знаете ли. А во-вторых, какой дурак откажется повалять дурака, нежась под лучами теплого солнца, ловя кожей прохладный, соленый ветерок с океана, в разгар рабочего дня. Громов взял поднос и направился на приглянувшийся ему еще прошлым вечером балкон, со столиками и прекрасным видом. Ему даже не нужно было смотреть на полоски, он прекрасно помнил дорогу и так.

Столики были свободными. Еще бы, нормальные люди работают во всю. Громов устроился за столиком, который стоял ближе всех к бордюру, ожидая остальных. Игорь быстренько собрал свой дипломат, отвесил лейтенанту Эттвуду почтительный поклон, благодаря за помощь и плодотворную совместную работу, позвал Эльвиру за собой кивком головы и удалился из кабинета.

Эльвире было жутко неудобно из-за того, что она так по-детски, играючи обставила первого лейтенанта. Единственное, что успокаивало – она была не одна. Ей помогали два соотечественника, оказавшиеся на проверку настоящими авантюристами. Эттвуд, который так и не понял, что его обвели вокруг пальца, был отзывчив, гостеприимен, обходителен и даже заказал чай на всю компанию.

Старший лейтенант передала свой чемоданчик доктору Соловьёву и решила немного задержаться для чая. Немного пошутив на тему, что чай она предпочитает с коньяком, расспросила американского гида о русских корнях. После чего они ещё какое-то время поболтали на отвлеченные темы. Взглянув на часы, Балаганова извинилась и вышла.

Щёки девушки горели. Изнутри грызла совесть. Да, он американец. Почти, что враг. Но человек-то хороший. А сколько их, таких, как Эттвуд и Зеленка? Хороших, простых, милых, честных и добрых? А она? Она попросту воспользовалась их доверием. Следы проникновения в базу данных древних были надёжно скрыты и замаскированы. Совершенно необязательно, что это вообще обнаружат. Так что первому лейтенанту, наверное, даже не нагорит.

Она пришла в себя уже после перемещения от того, что непроизвольно скрипнула зубами. То, что это был приказ, совсем не помогало, скорее наоборот, напоминало, что совесть уставом не заменить. Девушка присоединилась к членам команды за столиком. Вид, открывшийся с балкона, был восхитителен. Город как на ладони, а вокруг далеко, насколько мог объять глаз, раскинулся Атлантический океан. Постоянный ветерок дул над бескрайними водными просторами и ласкал шевелюру Игоря. Яркое солнышко оставляло самое приятное впечатление. Майор Громов знал больше своих товарищей. Ему и положено было знать больше. И вот теперь, когда подтверждение о существовании города-Китежа, их группа должна была вступить в следующую фазу. Константин чувствовал себя победителем, заметно улыбаясь, он прихлёбывал свой чай.

Игорь Андреевич налил чайку себе и предложил его Эльвире. Заедая печеньем и конфетами, Соловьёв молвил:

‒ Ну что ж, похоже, мы славно поработали сегодня.

‒ Дело сделано, ‒ спокойно сообщила Элла, пряча за спокойствием настоящую бурю внутри, ‒ думаю, они даже не заметят наш запрос к базе данных. А если заметят, то очень нескоро. Возможно, даже не свяжут наш визит на Атлантиду с этим...

Она сама себя внутренне одёрнула. Нельзя быть такой зацикленной на делах.

‒ Пока мы не расскажем им о том, что нашли, думаю, не свяжут, ‒ прокомментировал ответ Эльвиры Игорь, ‒ но наверняка проверят, когда мы это сделаем. Но это будет уже не важно... Теперь можно и отдохнуть, потому что, чувствую, по возвращении нас ждёт новая миссия, и уже не в таких комфортных условиях. Она, конечно, не из тех, от которых зависит судьба галактики, но не думаю, что мы снова попадём на курорт... Поэтому, господа, я думаю, нам нужно насладиться моментом, пока мы здесь! Например, Элли говорила что-то про бассейны с ноль-гравитацией. Я был бы не прочь искупаться там, а вы? – Игорь Андреевич лукаво посмотрел на Громова и Балаганову, ожидая ответа.

‒ Да, ‒ улыбнулась Эльвира, ‒ я могу показать, где это.

‒ Да, ‒ согласился Громов, ‒ славно поработали сегодня. А по возвращении нас, действительно будет ждать новая миссия, ‒ хитро улыбнулся майор, ‒ поэтому отдохнем, пока есть такая возможность. Я сегодня закажу на нас билеты до Москвы, а завтра пойду на поклон боярыне Картер. Ну, а вам, отдыхать, заслужили.

Получив разрешение Громова, Игорь Андреевич закончил свой ланч, как это называют в Штатах, вдоволь насладился прекрасным видом на город и летним солнцем, и отправился с Элли испытывать этот загадочный бассейн. Громов так и просидел до обеда на балконе, наслаждаясь видом и погодой. А после обильного обеда, придавался отдыху, как, наверное, и остальные. Только по-своему, без всяких бассейнов с нуль-гравитацией. А когда общий рабочий день закончился, майор пошел к местным «радистам». Прямой связи с большой землей не было, американцы шифровались, как могли, но сообщение послать было можно, командам, которые находились в крупных городах Америки, одна из которых и заказала для Громова и его команды три билета на родину. Громов послал сообщение именно сейчас, чтобы у всех складывалось впечатление о долгой и плодотворной работе его команды. Хотя, конечно, скорей всего Айван уже о них доложил...

В общем, остаток дня у майора так же прошёл праздно. Следующий день Громов тоже объявил выходным. Немного удивив Айвена. Прошлый день поработали едва ли до обеда, а теперь вообще весь день решили развлечениям посвятить...

Впрочем, толком поплавать в разрекламированном бассейне с нуль-гравитацией у Громова не получилось. Саманта Картер пригласила его на обед. Получив доклады от Айвена и «радистов», она быстро сообразила, что русские что-то нашли или, наоборот, не нашли. В любом случае, она хотела сама в этом убедиться. У Картер включилась чуйка ученого. Она, наверное, не смогла бы с рациональной точки зрения объяснить это чувство, просто знала, что русские на грани какого-то грандиозного открытия, и всё. Обед растянулся надолго, превратившись в прогулку по городу, в ходе которой Громов и Картер встретили Соловьёва в компании Радека Зеленки.

Картер была симпатична Громову, ему было приятно и интересно с ней общаться. Они много говорили о проекте Звёздных врат, о перспективах на будущее и науке, по крайней мере, те разделы, в которых майор разбирался. Однако советское образование было одним из лучших в мире, и Громов, на удивление, во многом разбирался и многое знал. Саманта всё не унималась, пытаясь выяснить подробности их миссии. Безуспешно. На том и расстались. Генерал вернулась к своим обязанностям, а майор продолжил свой отдых.

Игорь заранее был в плавках, так как не знал точно, сколько времени понадобится на работу с базой данных Атлантиса, поэтому, по сути, оставалось только добраться до бассейна и раздеться, при этом он ничуть не стеснялся Эльвиры. Прежде чем отправиться развлекаться, Игорь заметил, что тоже хотел бы увидеть генерала Картер, чтобы переброситься с ней парой словечек, засвидетельствовать героине своё почтение, осведомиться о делах её друзей по Первому отряду и т.д.

Пока Эльвира вела Игоря Андреевича к бассейну, он продолжал свою болтовню ни о чём:

‒ Спасибо вам, Элли, за вашу работу, думаю, без вас мы бы ещё долго там провозились при нашем желании пока не рассказывать Эттвуду, что именно мы ищем. Думаю, вы должны будете пойти с нами, когда мы узнаем, где это находится. Кстати, мне кажется, или вы уже знаете об Айване гораздо больше, чем мы?

Элла задумалась и ответила не сразу.

‒ Я так не думаю, Игорь Андреевич. Что мне может быть про него известно? Ну, виделись пару раз. До того, как вы прилетели. Добрый, милый парень из приличной интеллигентной семьи. Даже не понимаю, как такого занесло в армию, ‒ Эльвира картинно развела руки, и возвела глаза к ясному безоблачному небу, ‒ сидел бы спокойно на гражданке. Преподавал бы русскую классическую литературу. Если серьёзно, мне было неприятно работать против него, и всех тех, с кем тут успела сдружиться. Надеюсь, меня больше не будут посылать на такие миссии. Не могу так. Кроме того, до сих пор не представляю, что мы искали и что нашли…

Бассейн и в самом деле был удивительным. Игорь Андреевич никогда не бывал в состоянии невесомости, поэтому полёты в водной массе были в новинку. У Соловьёва, правда, не было уверенности, что это абсолютно безопасно, поэтому он предпочитал глубоко не погружаться в воду и предварительно проконсультировался у Эльвиры, как нужно это делать. Постепенно он приспособился к этому и совершил целый ряд красивых полётов, словно на водных лыжах, пару раз едва не ударившись головой в стенки бассейна.

‒ Уфф, хорошо!!! – воскликнул Игорь, бодро выбравшись из бассейна и встряхнув свои крепкие руки.

‒ Идёмте, ‒ рассмеялась девушка и цапнула ученого под руку, неожиданно крепкими пальцами, после чего отвела к раздевалке, пресекая попытку занырнуть обратно в бассейн с нуль-гравитацией. Быстро вытершись, чтобы не замёрзнуть, как обычно бывает, когда выходишь из прохладной воды, Игорь вновь оделся и от души поблагодарил девушку: Эльвира определённо знала, что предложить мужчине. Поэтому она была, чёрт побери, восхитительна! И Соловьёв надеялся, что они не расстанутся в скором времени.

В оставшееся время Игорь Андреевич потренировался в спортзале, чтобы не терять спортивную форму, которая могла ещё понадобиться, побродил по городу, посмотрел другие лаборатории, увидел много интересного для себя, хотя и не очень понятного, и убедился, что город, несмотря на его солидный возраст, действительно суперсовременный, и Древние ушли далеко вперёд задолго до появления нашей цивилизации. Ему тоже довелось встретить Радека Зеленку, который продолжал здесь работать, и очень тепло побеседовать с ним. К нему провела Эльвира и быстро ретировалась, пока её не нагрузили работой. Повезло даже увидеть доктора МакКея, если, конечно, это можно назвать везением, поскольку Родни, как известно, не испытывал особых симпатий к русским, и вообще не любил тех, кто мог показаться умнее его или хотя бы таким же умным, поэтому не скрывал, что не особенно рад видеть Игоря Андреевича здесь.

‒ Не обижайтесь на него, доктор Соловьёв, он всегда такой... ‒ говорил Радек, когда МакКей отправился дальше по своим делам, ‒ я уже привык к этому.

‒ Игорь, ‒ улыбнулся Соловьёв.

Радек рассказывал, что доктор МакКей, несмотря на его скверный характер, очень много сделал для экспедиции Атлантиса, а под страхом смерти способен творить чудеса. Поэтому даже генерал Картер со временем приноровилась работать с ним. Особенно Радеку запомнилась история с машиной вознесения, в ходе которой Радек серьёзно пострадал и оказался на краю гибели, и Родни использовал целительную силу Древних, чтобы спасти его.

‒ Вы не хотели бы стать сверхчеловеком или, может, вознестись? – шутливо осведомился Радек.

‒ Спасибо, но, наверно, мне пока ещё рано думать об этом, ‒ рассмеялся Игорь Андреевич.

Радек не преминул отметить, что старший лейтенант Балаганова в ожидании Громова и Соловьёва успела позаниматься обследованием подводной части Атлантиды и нашла несколько пробоин. Они с Игорем сошлись во мнении, что Эльвира – довольно бойкая и инициативная девушка. Правда, не всякая инициатива бывает полезной, но в этот раз она определённо помогла Соловьёву. Игорь подружился с Радеком, а в ходе прогулок с ним по Атлантиде наткнулся и на генерала Картер, которая, в свою очередь, прогуливалась с Громовым. Соловьёв тепло поприветствовал Саманту, выразив своё почтение, расспросил, как там поживают доктор Джексон, генерал О'Нилл и Тилк. Игорь Андреевич надеялся, что ему ещё удастся их увидеть. Ему очень хотелось рассказать о своём открытии, но и Саманте, несмотря на то, что она располагала к себе, доктор Соловьёв не мог пока открыть эту тайну, справедливо считая, что она всё узнает, когда этому придёт время.

В последний день пребывания на Атлантиде Эльвире работать не хотелось. Остаток дня Элла провалялась на одном из пустынных пирсов, вспомнив в последний день, что так и не успела позагорать. На северной оконечности пирса почти никого не было, и тут был один из укромных уголков, который она считала своим секретным местом. Секретное место было, конечно, не таким уж и секретным. Несколько раз Эльвира заставала тут парочки, стремящиеся укрыться от лишних глаз, но место и правда было укромным.

Получив приказ от командира отдыхать, девушка поспешила воспользоваться редким случаем. Она захватила в своей квартирке полотенце и крем для загара, и торопливо направилась на северный пирс. Добравшись до своего «укромного» места, Эля бросила полотенце на древнее покрытие причала в теньке от ближайшей постройки. Загорать под прямыми лучами Балаганова не любила. Растянувшись на своем полотенце, Элли нацепила на нос очки и потягивала прохладное пиво из термоса, радуясь жизни и ставшему таким редким в последнее время отдыху. Она утратила связь с реальностью довольно быстро. Рацию из уха она не доставала и не отключала, чтобы командование могло найти своего офицера в случае срочной необходимости или тревоги.

Лейтенанта Эттвуда несколько удивило такое личное внимание к своей персоне со стороны Эльвиры, но относиться он к ней после этого стал гораздо лучше. А до этого только занозой и звал мысленно. А тут поболтали немного под чаек-кофеек, и как-то наладились отношения сразу. Конечно, о долге Эттвуд не забывал, но сейчас был спокоен: русские на виду, ничего криминального он в их действиях не обнаружил. И даже подумал, что в последующие дни даже, возможно, сблизится с Эльвирой еще больше. Но следующий день русские посвятили развлечениям и отдыху. Ну, это было их право, как тратить отпущенное время. А через день неожиданно заявили, что покидают Атлантиду, крайне озадачив этим Айвена. Выходит, пара часов работы с архивами и купание в нуль-бассейне – это все, за чем они приехали, с трудом выбив себе допуск на Атлантиду? Невероятно. Но, с другой стороны, они заодно избавляли и Эттвуда от хлопот по надзору за ними.

На следующий день гости и сообщили лейтенанту Эттвуду о своем желании покинуть Атлантиду. Время пребывания в Затерянном городе подошло к концу, Игорь Андреевич собрал свои вещи, не забыв ничего из того, что добыто при работе с базой данных Атлантиса, и явился на посадочную площадку, где его уже ждали остальные и лейтенант Эттвуд. Судя по выражению его лица, Саманта Картер так его и не предупредила.

Айвен быстро организовал гостям воздушный транспорт до большой земли и вежливо попрощался с ними, вручив на память по стандартному местному сувениру – обработанные цветные кубики сверхпрочного стекла из витражей Атлантиды. Обломков такого стекла на базе было завались, особенно в секторах, которые пострадали в результате боев в прошлом. А стекло красивое, с интересным и необычным эффектом преломления, который как раз и заметили только на осколках, потому что в витражах он не был особо виден. Собственно, это было не совсем стекло, а минеральный композит на основе кварца и углерода. Предприимчивые американцы решили сделать для своих гостей такой вот сувенирчик – играющий на свету полупрозрачный кубик в бархатной голубой коробочке с эмблемой экспедиции «Атлантис». И такие получили все русские перед отлетом. Элли Айвен вручил самый красивый – составной красно-синий кубик стекла, Соловьеву и Громову достались белый и желтый.

Сувенир не очень впечатлил Соловьёва, но Игорь Андреевич постарался быть дипломатом и вежливо поблагодарил лейтенанта Эттвуда за подарок.

‒ Я навсегда сохраню память об этом городе! Наверно, вы удивлены, что мы так быстро улетаем, лейтенант, ‒ заметил Игорь Андреевич, ‒ мы должны вернуться домой, но что-то подсказывает мне, что мы не расстаёмся навсегда и в скором времени встретимся вновь, так что не грустите. Мы ещё поработаем вместе!  

Эттвуд отдал напоследок с улыбкой честь отбывающим гостям. Крепко пожав руку и одарив лейтенанта широкой улыбкой в ответ на отдание чести, что было несколько необычно для американца, Соловьёв вместе с остальными сел в вертолёт и ещё долго смотрел в иллюминатор на удаляющиеся величавые башни Атлантиды, пока город не скрылся в бескрайней водной дали. Эттвуд проводил глазами взлетевший вертолет, и пошёл сам собирать вещи, потому что его сюда притащили только ради русских, а в горе Шайенн ждала работа.

«Бойтесь данайцев, дары приносящих» ‒ в голове Эльвиры крутилась назойливая мысль. Даже не мысль. Даже не идея. Цитата из «Энеиды» Еврипида. Ни о чем особенном не думая, Балаганова сидела в винтокрылой машине, привычно устроившись в десантном кресле, рядом с Соловьёвым, который оказался настоящим Индианой Джонсом отечественного розлива.

Он не боялся летать, явно привычный к этому делу ученый прекрасно справился с тем, как забраться и разместиться в вертолёте. А вчера он демонстрировал старшему лейтенанту прекрасную физическую форму, в бассейне с нулевой гравитацией. Доктор не то, что прыгал, он даже нырял. Да так искусно, что все присутствующие купальщики открыли рты от изумления. Так могли только космонавты. Даже спортсмены по плаванию, имеющие разряды могли не сразу привыкнуть к отсутствию гравитации, что говорить о штабных крысах и учёных…

Одним словом, Игорь Андреевич показал себя «суперменом». Элла привычно закрыла глаза. Расслабляясь, но продолжая зажимать в кулаке сувенир. Привычка анализировать недавно произошедшие события выработанная с некоторых пор вновь взяла свое. Под вертолётом проносился океан. Лопасти мерно резали воздух. «Бойтесь данайцев, дары приносящих» ‒ вновь всплыло в голове. Эллу обожгла догадка. Открыв глаза, она пристально посмотрела на осколок стекла. «Неужели следящий жучок?» ‒ подумала она, но решила пока не рассказывать о своей догадке другим членам отряда, – «с американцев станется. Если мы против них играем на грани фола, почему бы и им против нас не играть?»

Все эти тайные игры в шпионов и хакеров изрядно утомляли. Хоть загореть немного успела. Элла снова закрыла глаза, но на этот раз задремала. Вернувшись на материк, группа, не откладывая в долгий ящик, отбыла в Москву.

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Иван, Эльвира | Просмотров: 183 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ