Заголовок
Сегодня Воскресенье, 24 Сентябрь 2017,

на часах 07:54:25 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

ФОРМА ВХОДА

МИНИ-ЧАТ


ФОРУМ


РЕФЕРЕНДУМ

Правильно ли поступил доктор Раш, отправив персонал базы Икар на Судьбу?

Всего ответов: 899


СЕЙЧАС НА БАЗЕ
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Китеж-град. Путешествие в Затерянный город
17 Ноябрь 2016 17:47:04

Игорь Андреевич Соловьёв после того, как сделал первое открытие для проекта «Звёздные врата», впервые получил возможность попасть туда, где находятся самые легендарные открытия в истории проекта. Как только они с майором Громовым получили разрешение посетить Затерянный город, они незамедлительно вылетели в Нью-Йорк, где их встретили представители Пентагона.

Соловьёв и Громов не стали подробно рассказывать о том, зачем им нужно поработать с базой данных Атлантиса, сославшись, что расскажут, если добьются успеха. Конечно, военные не очень были довольны этим, но с тех пор, как вторые Звёздные врата были взорваны Анубисом, мяч был на стороне русских, и этим вновь воспользовались. Делать нечего, американцы отправили гостей туда, где содержалась Атлантида.

Игорь Андреевич, конечно, уже был наслышан о городе, но всё равно с неподдельным восхищением созерцал величавые башни Атлантиды, возвышавшиеся над бескрайними водами Атлантического океана. Это было великолепно! Соловьёв и Громов высадились на ближайшем посадочном пирсе и направились в центральную башню.

Очутившись в главных помещениях города, который, наверно, отличался от Изумрудного города только тем, что был не зелёным, Игорь Андреевич долго рассматривал его красные стены, лестницу, расписанную Древними, и, пока Громов докладывал о прибытии, спустился в зал врат и, подобно Кэмерону Митчеллу, первым делом решил прикоснуться к легендарному порталу. Звёздные врата Атлантиды были на своём месте, и вполне настоящими.

«Интересно, а какими вратами мы теперь пользуемся? На этих вратах другие символы, и на них просто так не наберёшь адрес в Млечном Пути. Хотя о чём это я... ведь доктор МакКей и подполковник Картер уже давно научились по любым вратам вычислять адрес нужной точки во Вселенной... можно предположить, что и тут они уже нашли путь к совместимости. С другой стороны, это тоже Звёздные врата, и к ним подключено наборное устройство, а мы знаем, что оно даёт преимущество по отношению к тем, которые управляются земным наборным компьютером. А если пользуются этими, то что же тогда остаётся Шайенну?» ‒ разговаривал сам с собой Игорь Андреевич, осматривая портал.

А пока Соловьёв рассматривал врата, к нему подошёл молодой офицер – лейтенант Айвен Эттвуд. Он и был тем, кого американская сторона приставила к российской делегации. Айвену сообщили, что русские прибыли, когда один из них уже доложил об этом начальству. А ведь просил диспетчеров просигналить ему сразу, когда вертолет с гостями будет еще в воздухе. Забыли про лейтенанта, и он сейчас чувствовал себя полным простофилей. Собирался же встретить русских на пирсе, и сразу вручить им бейджи вместе с пакетами общих информационных документов об Атлантиде. Теперь пришлось, сломя голову, нестись в свою комнату, хватать папку с ними и бежать в зал прибытия. Поэтому, когда Айвен влетел в него, то был красным от волнения и бега. Белобрысые и белокожие люди легко краснеют, даже если белобрысость не так уж и выражена. У лейтенанта сейчас еще и оттопыренные по жизни уши жарко пылали.

Он сразу понял, что крепкий дядька, рассматривающий врата – гость. А на базу сейчас только русские прилетели, других делегаций и специалистов не ждали. Тех, кто первый раз оказывается на Атлантиде, сразу тянет глянуть на незнакомые врата, потому что они не такие, как в Млечном Пути (к слову сказать, многие вообще впервые увидели тут какие-либо Звёздные Врата, если не были в горе Шайенн). Сам Айвен, когда прилетел сюда в первый раз, тоже стоял и пялился на них. У него не было какого-то особого восторга перед технологиями Древних, как у многих ученых, оказавшихся посвященными в них. Эти технологии, скорее, были для Эттвуда источником проблем и кропотливой нудной работы с переводами описаний творчества предшественников человечества. И давно стали рутиной. Видно, у человека существует все же какой-то психологический предел для восхищения и ошеломления открытиями. Во всяком случае, Айвена было уже трудно чем-то удивить, хоть он и был всего лишь «офисным офицером», работающим в отделе контроля и информационной поддержки КЗВ.

Автоматически дернув на себе синий китель с одинокими серебряными «шпалами» первого лейтенанта на погонах, хотя тот и так был наглажен и отлично сидел на своем носителе, Айвен приблизился к человеку у врат.

‒ Нравится? – спросил он по-русски и улыбнулся повернувшемуся к нему Игорю Андреевичу, которого узнал по кратким досье с фото, которые получил на своих подопечных, ‒ здравствуйте, Игорь Андреевич. Я лейтенант Эттвуд, служу в КЗВ. Буду вам помогать.

Игорь Андреевич оторвался от своих размышлений и поспешил пожать руку обратившемуся к нему военному. Айвен приветственно кивнул гостю и протянул ему ладонь для рукопожатия, чтобы таким образом сразу установить дружеский контакт и продемонстрировать добрые намерения. Айвен, вообще-то, думал, что он окажется обычным ботаником, но дядька перед ним стоял довольно крепкий. Хотя, мотаться по археологическим раскопкам, занятие физически напрягающее – поневоле окрепнешь.

‒ Да, простите, лейтенант Эттвуд, ‒ ответил Игорь Андреевич, ‒ я просто хотел первым делом посмотреть на Звёздные врата, поскольку впервые оказался здесь. Они великолепны, но мне кажется, что врата нашей галактики лучше. Впрочем, это дело вкуса.

‒ Простите, что не успел вас встретить на пирсе. Мне только что сообщили о вашем прибытии. Что же вы тут один скучаете? Мне надо бы собрать всех членов вашей группы. Господин Громов и остальные, как я понял, на докладе у начальства, ‒ Айвен повернул голову и посмотрел на галерею наверху, где располагался кабинет командующего Атлантидой. Он действительно увидел там, через прозрачную стенку, остальных русских. И снова повернулся к Соловьёву.

‒ Пойдёмте наверх, я вам всем выдам информационные буклеты, бейджи и покажу ваши комнаты, ‒ сказал он, поправив в руке толстую папку, принесенную с собой, ‒ потом устрою небольшую экскурсию по некоторым секторам, где вам часто придется бывать. Чтобы вы не заблудились. Это очень большой корабль, и с непривычки кажется, что он страшно запутанный. Но я вам помогу. В буклете, который вы получите, есть план, и в каждом «лифте» есть схема. Куда можно ходить, я расскажу. Думаю, вам здесь понравится. Кстати, я буду помогать вам и с переводом, так как знаю язык Древних.

Говорил Эттвуд по-русски совершенно без акцента, а простоватая внешность только подчеркивала его сходство со славянами. Отчего лейтенант выглядел, как русский актер, вырядившийся в повседневную униформу ВВС США. Выдавали в нем американца, наверно, только ухоженные ногти и зубы неестественной белизны и ровности, на которых у янки просто помешательство. Лоск был только в одежде, а в остальном Айвен выглядел вполне нормально – коротко постриженные волосы чуть топорщатся, прыщеватость естественная, раздражение от бритья кое-где на лице заметно, морда и уши вон красные ещё. Лейтенант снова дежурно, но приветливо улыбнулся русскому и сделал приглашающий жест в сторону лестницы, покрытой надписями Древних.

‒ Буду очень рад, если вы покажете мне город, думаю, здесь есть, на что посмотреть, а заодно я вас кое о чём расспрошу. Только я не совсем понимаю, кого вы называете членами нашей группы, лейтенант? – улыбнулся Игорь Андреевич, бросив ещё один взгляд на Звёздные врата, а потом на китель Эттвуда.

‒ Э-э, ‒ протянул Айвен озадаченно, и немного потерявшись от вопроса Соловьева. Он дернул папку в руках, намереваясь ее открыть и свериться с досье гостей. Но понял, что и сам все прекрасно помнит.

‒ Я имею в виду майора Громова и старшего лейтенанта Балаганову.  В моем понимании трое – это уже группа, ‒ он снова улыбнулся, считая, что вполне удачно вывернулся.

‒ Ах, да, конечно, нам сказали, что к нам присоединится ещё один человек уже здесь, ‒ вспомнил Игорь Андреевич, ‒ интересно, где же она?

 ‒ А интересного здесь столько, что за время своего пребывания здесь вы вряд ли все успеете увидеть и со всем познакомиться, ‒ продолжил Эттвуд, прозрачно намекая русскому, что не везде их тут будут пускать, ‒ вы не поверите, но многие сектора до сих пор еще очищаются спецбригадами от лантийского ила и песка. И до сих пор мы находим потайные помещения, назначение которых остается загадкой. И до сих пор далеко не все базы данных раскрыты и переведены. Я надеюсь, что вам здесь понравится. Сама атмосфера этого места удивительна, потому что мы находимся в сердце города-корабля Древних, построенном ими и оживленном их потомками и наследниками.

Айвен, может, и не хотел делать каких-то явных аллюзий, но в его словах и тоне вполне ясно прозвучало, что под «потомками и наследниками» подразумеваются американцы. Это их находка, а русские тут только временные гости, не больше.

Игорь Андреевич уже был наслышан, что работы в городе ещё хватает. Он обратил внимание на выражение лица Эттвуда, когда тот сказал о потомках и наследниках, и догадывался, что лейтенант хочет этим сказать. Впрочем, это лишь убеждало Игоря Андреевича, что в случае успеха миссии они должны поступить со своей находкой симметрично.

‒ Конечно, вы можете задавать мне любые вопросы, ‒ добавил Айвен, ‒ я постараюсь на них ответить, если это будет в моей компетенции. Общаться и вместе работать мы будем каждый день. Вам выделен кабинет с доступом к базам данных Атлантиды.

О том, что кое-что из уже добытого из нее закрыто паролями и имеет гриф «Секретно», Эттвуд тактично умолчал. Полагая, что старший лейтенант Балаганова уже ждёт наверху, Игорь Андреевич решил отправиться туда, куда предложил проводник.

‒ Ну что ж, лейтенант, пойдёмте туда, куда вы хотели меня провести.

Двинувшись за проводником вверх по лестнице, Игорь Андреевич спрашивал:

‒ Лейтенант Эттвуд, а какие Звёздные врата используются после того, как Атлантида вернулась на Землю? На этих вратах другие символы, полагаю, что и на наборном устройстве тоже. Но, насколько мне известно, приоритет имеют те врата, к которым подключено оригинальное наборное устройство.

‒ Конечно, наборник у этих врат тоже пегасский, как и символы. Но, благодаря исследованиям и разработкам доктора МакКея еще на станции «Мидуэй», нам удалось решить проблему замещения врат разных галактик в одной системе. А также адаптировать наборник Атлантиды для Млечного Пути. Сверка адресов еще ведется, но с процессом все в порядке, ‒ сказал Айвен и добавил более доверительным тоном с чуть смущенной улыбкой, ‒ если честно, я не в курсе деталей. Над этим физики с инженерами работают, а я тут по другой части. В основном как переводчик. Но скажу, что для всех путешествий команд ЗВ сейчас по-прежнему используются врата в горе Шайенн. А врата Атлантиды могут использоваться как аварийные.

‒ «Мидвэй»... забавно, что пересадочную станцию называли, как атолл в Тихом океане, ‒ усмехнулся Соловьёв, ‒ я помню, мы её потеряли, когда Рейфы узнали о её существовании.

‒ Мидуэй – это просто «середина пути» в переводе с английского. Поэтому так и назвали, ‒ сказал Эттвуд, ‒ к атоллу отношения не имеет.

‒ А кто сейчас возглавляет экспедицию, и чем сейчас занимается группа Шеппарда? – спрашивал Игорь Андреевич, ‒ должно быть им стало скучновато, так как ходить теперь некуда, Рейфы далеко, а Звёздными вратами по-прежнему пользуются из Шаейнна. Особенно тем членам группы, чей дом был в Пегасе. «Дедал» тоже, полагаю, теперь работает в нашей галактике.

‒ К сожалению, я не могу вам ничего рассказать о том, чем сейчас занимается Шепард и его друзья из Пегаса. Но они по-прежнему служат в КЗВ. О миссиях «Дедала» тоже промолчу. Простите, всё это закрытая информация.

Айвен не мог рассказать русскому, который оказался на редкость осведомленным, что Шеппарда давно держат на коротком поводке в КЗВ, используя больше его врожденные таланты по части управления креслом, организаторские способности и знания о Пегасе, нежели в каких-то спецмиссиях. А пегассцев развлекают больше знакомством с Землёй, потому что они представители отсталых народов, которые в научной деятельности бесполезны. И не мог Эттвуд рассказать о том, что пленного рейфа активно используют в закрытом техотделе. И вот он-то оказался очень толковым парнем – физиком, биологом и инженером, много ценных данных передавшим людям. А в награду ему иногда скармливают приговоренных к смерти или безнадежно больных бродяг. И куда-то порой возят спецрейсом, но Айвен не знал, куда и зачем. Эттвуд на самом деле далеко не ко всем тайнам был допущен. Что-то просачивалось порой через документацию, которая проходила через его отдел, и только.

«Значит, я был прав: эти американцы до сих пор не всем делятся с нами, несмотря на то, что пользуются нашими вратами. Впрочем, я думаю, это мне не всё сказали», ‒ размышлял Соловьёв.

‒ И вы даже не скажете мне, кто сейчас возглавляет экспедицию? ‒ недоверчиво осведомился Игорь Андреевич.

‒ О, простите, ‒ спохватился Айвен, забыв ответить на все вопросы Соловьёва, ‒ официально проект «Атлантида» возглавляет сейчас бригадный генерал Картер. Саманта Картер. Потому что Ричард Вулси занят другими проектами и является представителем США в Международном Наблюдательном Комитете. Но он входит в консультационный совет по «Атлантиде», наряду со многими другими лицами, работавшими в Пегасе.

‒ Картер? Бригадный генерал?? ‒ изумился Игорь Андреевич, как быстро Саманта Картер, казалось бы, ещё вчера работавшая в ЗВ-1, пошла вверх, ‒ занятно! Буду очень рад пожать ей руку, если мы её увидим. Правда, мне казалось, что её послали командовать «Джорджем Хаммондом»...

Игорь Андреевич был не прочь посетить и базу Звёздных врат, но сначала было бы неплохо обсудить с Громовым, в какой обстановке они будут работать здесь. Поэтому он решил не продолжать расспрашивать лейтенанта Эттвуда, и просто подождать возвращения своего куратора.

Пока Соловьёв и Эттвуд вели свою беседу, к ним спешила молодая девушка, которая, судя по её виду, только что вылезла из воды. Это и была старший лейтенант Эльвира Максимовна Балаганова. Она уже находилась в городе и, дабы занять себя, занималась обследованием подводной части. Её мощный фонарь выхватывал из темноты пробоины, и Эльвира нажимала на кнопку навигатора, отмечая их на плане «Атлантиды». Сегодня она тоже была под водой, фиксируя очередную пробоину, и глотнула воздух из загубника. Выдох унесся красивой искрящейся струйкой пузырьков к поверхности. Старший лейтенант взглянула на часы и поняла, что находится под водой намного дольше, чем рассчитывала с самого начала.

Сегодня должны были прибыть соотечественники, которых сопровождать и обеспечивать безопасность их миссии должна была она. Однако никто не рассказал Эле про суть миссии. Так всё было загадочно.

Город Древних утомлял девушку. Не нравился. Не то, чтобы тут было не комфортно. Напротив, иногда, даже слишком. Вот девушка и искала себе работу помимо основных миссий и не вылезала из спортзала всё время пребывания на Атлантиде. Подводное плаванье хорошо отразилось на фигуре, занятия положительно сказались на скорости реакции и выносливости.

Наконец тёмная громада города закончилась над головой и сверху заискрилась поверхность воды. Девушка выбралась на пирс. Скинув с себя баллоны со сжатым воздухом, ласты и маску, но оставшись в гидрокостюме, отправилась на встречу. Ей не было резона пускать пыль в глаза какому-то там яйцеголовому, которого ещё и навязали.

‒ Видел, что ты отметила пробоину, – встретил её не кто иной, как Радек Зеленка, как обычно перешел к сути, забыв даже поприветствовать Элю, ‒ она большая?

‒ Я тоже вас рада видеть, доктор Зеленка, ‒ улыбнулась она в ответ, ‒ нет пробоина небольшая, примерно двадцать сантиметров в диаметре. Скажите, вот почему все зарастает ракушками, а Атлантида нет…

Пока Зеленка собирался ответить, девушка уже проскользнула в транспортёр и помахала рукой.

‒ До завтра, Радек!

Через секунду она стояла уже неподалёку от кабинета начальника базы и увидела лейтенанта Эттвуда и незнакомого крепкого мужчину, который был целью её задания.

‒ Привет, ‒ довольно бесцеремонно влезла в разговор Элла, не дожидаясь пока на неё обратят внимание, ‒ приятно познакомится. Я Эльвира Балаганова.

Девушка улыбнулась и протянула руку для рукопожатия сначала одному, затем второму мужчине, понимая, что выглядит наверняка глупо: одетая в гидрокостюм, с мокрыми волосами, да еще с объёмной сумкой за спиной. Конечно, Игорь Андреевич любил смелых женщин, которые при необходимости готовы сами пойти в наступление, не дожидаясь этого шага со стороны сильного пола, и всё же её смелость несколько озадачила историка. Игорь Андреевич машинально подал незнакомке руку и тут же забыл, что держит её крепкую ручку, словно его заколдовали.

‒ Вау! – воскликнул восхищённый Игорь Андреевич, ‒ я рад встрече с вами, Эльвира! Игорь Соловьёв к вашим услугам... признаюсь, я тот, по вине которого могут начаться новые приключения. Думаю, вам ещё не сказали, зачем мы здесь, но, наверно, вы скоро узнаете.

Игорь Андреевич всё ещё держал ручку Эльвиры и рассматривал девушку, умиротворённо улыбаясь. Для девушки, которая решила заняться мужским занятием, она выглядела превосходно. Прелестные глаза, длинные волосы, стройная фигура с сильными руками. И если это и есть старший лейтенант Балаганова, с которой предстоит работать, то Игорю Андреевичу такой поворот казался замечательным. Особенно если придётся отправиться за пределы нашей галактики, не зная толком, что ожидает там...

Зато для Айвена Эльвира Балаганова стала занозой с первых же дней пребывания на Атлантиде. Он даже не представлял, что русские могут быть настолько шустрыми: Балаганова уже к концу первого дня на базе умудрилась дважды исчезнуть из поля зрения камер и сканеров, заставив Эттвуда поволноваться, а также наладила дружеский контакт с третью научной команды. И теперь даже задания их выполняла. Конечно, явно Айвен за ней не следил и не сопровождал, предоставляя осуществлять контроль сканерам Атлантиды. Но активность этой дамы его несколько напрягала. Тем не менее, он ей улыбнулся и кивнул. Может, прибытие остальных русских и старшего по званию заставит Эльвиру держаться своей группы. Если вся эта компания начнет заниматься самодеятельностью и примется расползаться по базе, Эттвуд повесится следить за ними. Конечно, приказ есть приказ, но c куда большим удовольствием Айвен сейчас сидел бы спокойно в своем отделе, копаясь в бумажках. С другой стороны, только благодаря допуску русских на Атлантиду у него появилась возможность побывать тут лишний раз. А здесь всегда было интересно.

‒ Лейтенант Балаганова тут уже вполне освоилась, хотя прибыла незадолго до вас, ‒ усмехнулся Айвен, обращаясь к Соловьеву, ‒ что же касается вашего вопроса, Игорь Андреевич, то генерал Картер действительно командовала USS «George Hammond», но позже была переведена на новый пост с повышением и возглавила проект «Атлантида».

‒ Понятно, и на том спасибо, лейтенант, ‒ отвечал Игорь Андреевич Эттвуду, и ещё раз оглядел свою новую компанию, ‒ ну вот, нас уже трое, и, кажется, майор Громов уже перекинулся словечком с вашим начальством.

‒ Можем заселяться и работать, ‒ сказал Громов, когда подошел к троице. Говорил он это глядя только на Соловьёва, как будто остальных просто не существовало. Выждав небольшую паузу, он перевел взгляд на остальных. Балаганову он узнал сразу: читал её дело. Потому, просто, молча пожал ей руку, после чего перевел свой хмурый взгляд на Айвена. Дело Эттвуда он, конечно же, не читал, но уже догадывался, что этот американец и будет «смотрящим» за ними. Что, в свою очередь, не очень нравилось Константину, но поделать с этим ничего было нельзя. В конце концов, они находились на американской территории.

‒ Громов, ‒ лаконично представился Константин, протягивая руку улыбчивому американцу, решив взять инициативу в свои руки. Появление Громова заставило Соловьёва отвлечь внимание от новой партнёрши. Игорь Андреевич, правда, ждал, что Константин Николаевич скажет больше, но, видимо, майор решил повременить с подробностями.

Айвен как-то внутренне поежился, когда оказался с Громовым лицом к лицу. На фото в гостевом досье, которое скинуло Эттвуду КЗВ, он выглядел не таким суровым мужиком. Хоть и был одет в гражданское, но все равно в его стати и движениях угадывались характерные черты военного. «Лучше бы прислали на мое место ЦРУ-шника какого-нибудь», - подумал Айвен, - «от него больше проку было бы по части пригляда за такими гостями».

Эттвуд представил, сколько хлопот его может ожидать и мысленно застонал. Мрачный Громов, как будто сошедший с экрана какого-нибудь голливудского третьесортного боевика про КГБ, шустрая лейтенант Балаганова, умудряющаяся ускользать от вездесущих сканеров и камер наблюдения... Нда-а... Похоже, лейтенанту придется молиться на Соловьева, который тут единственный выглядел безопасным.

Разумеется, мысли и опасения Айвена никак не отразились на его лице. Ну, может, только в глазах настороженность появилась, да прямой взгляд Громова ему трудно оказалось выдержать. Но лейтенант, как всегда, приветливо улыбнулся и пожал протянутую ему Громовым руку. Та оказалась жёсткой, сухой и крепкой. Появилось полное ощущение, что Айвен сейчас жмёт лапу медведю, который по каким-то своим соображениям сейчас мирно настроен. Наверное, сыт.

‒ Лейтенант Эттвуд, ‒ представился Айвен на чистом русском языке, ‒ я направлен КЗВ в помощь вашей группе. Могу быть полезен как проводник по Атлантиде и переводчик с Древнего. Госпожа Балаганова уже заселилась, так как прибыла раньше, а вам и Игорю Андреевичу я сейчас покажу апартаменты. Пойдёмте. Ах, да, бейджи и информационные наборы...

Лейтенант раскрыл свою толстую папку и выудил из нее три пухлых пакета с эмблемами КЗВ и два бейджа с биометрическими чипами и голограммами. У Балагановой свой уже был, только не на ней в данный момент. Игорь Андреевич вместе с остальными двинулся за лейтенантом Эттвудом, по пути примерив на себе врученный бейдж и найдя его подходящим к своему внешнему виду.

‒ Прошу вас носить бейджи всегда, ‒ сказал Айвен, ‒ между зонами города есть КПП, через которые без бейджа не пройдешь.

Эттвуд тут же подумал о том, что Балаганова это делала уже не раз без проблем. Но продолжил:

‒ В конвертах подборки информационных данных об Атлантиде и планы основных секторов. Синим выделены те, где вы будете жить и работать. Оранжевым ‒ общедоступные: столовые, конференц-залы, рабочие офисы и командования. Ваш допуск распространяется именно на них.

Подразумевалось, что в остальные сектора Атлантиды русским не стоит соваться. Хотя прямого запрета Айвен не озвучивал. Наверно, не маленькие, и сами понимают, что такое допуск на секретном объекте.

‒ В документах вы также найдете списки и описания основных открытий, сделанных здесь. Рекомендую, очень увлекательно. А теперь пойдемте, я покажу ваши апартаменты с чудным видом на Атлантику. Отдельный интерес – пожить в каютах Древних, где сохранились их интерьеры и бытовое оборудование. В своих конвертах вы найдете и инструкции по пользованию санитарно-гигиеническими комнатами и прочими мелочами. Ничего сложного, но любопытно.

Когда Айвен передавал пакет Балагановой, то почувствовал исходящий от нее приятный запах моря и невольно скользнул взглядом по фигуре девушки, обтянутой сейчас гидрокостюмом. Несмотря на свое недовольство ее своевольным поведением тут, он не мог не отметить, что выглядит она привлекательно. Крепенькая такая, подтянутая. Так и тянет ладонь положить куда-нибудь... Айвен усмехнулся своим мыслям и сказал Эльвире:

‒ Вы, полагаю, уже все и без инструкций освоили, госпожа Балаганова.

‒ Я немного успела освоиться, ‒ не стала скрывать Эля, ‒ тут всё очень интересно, но никак не оставляет впечатление, что находишься в санатории…

Она вовремя прикусила язык, чтобы не обидеть американца. Всё остальное время, как и положено скромному старшему лейтенанту, Балаганова не встревала в разговор и внимательно слушала.

Айвен снова осмотрел своих «русских друзей» с улыбкой.

‒ Пойдёмте. По пути я вам покажу, где столовая и ваш кабинет, чтобы вы имели представление, что там.

И Эттвуд повел гостей в жилой блок, где им отвели комнаты. По коридорам и открытым холлам с большими окнами-витражами сновало множество людей - в военной форме, в гражданке или униформах научного персонала. На полу ветвились разноцветные путеводные полосы, какие страшно любили на своих объектах американцы. Вот и тут наклеили их на пол, чтобы гости и новички быстрее находили нужную дорогу куда-то.

‒ Обратите внимание на цветные полосы на полу, ‒ сказал Эттвуд, ведя русскую команду по Атлантиде, ‒ это маршруты. В ваш жилой блок №24 ведут синие. Все они начинаются в одном из коридоров возле зала прибытия. Так что, если вы заблудились, вам достаточно попасть туда и найти коридор с синей полосой на полу, чтобы по ней попасть домой. В смысле, в свою комнату. Так как у нас тут много народа, то столовых организовано несколько. Вы приписаны к той, что находится в оранжевой зоне, рядом с рабочими помещениями. Там и ваш кабинет №03-17D с доступом к базам данных и минимумом необходимого оборудования. Если потребуется еще какая-то аппаратура, обращайтесь ко мне, попробуем найти. Ввозить какое-то свое оборудование на Атлантиду можно только с разрешения КЗВ, и это волокита. Проще наше привезти. Попасть в оранжевую зону, как вы, наверно, уже поняли, можно, следуя вдоль оранжевой полосы на полу. Она не раз пересекается с синей, так что трудно потеряться.

Эльвира чуть было не рассмеялась, но вовремя сумела остановиться. Было забавно, что люди, которые ходят через Звёздные врата на другие планеты и даже в иные галактики, чертят на полу цветные линии, чтобы не заблудится. Когда первый лейтенант закончил, она не ушла, ожидая продолжения уже от учёного или сотрудника «тихого ведомства». Соловьёв с любопытством рассматривал то, что показывал лейтенант, обратив внимание на то, что путеводные полосы были нарисованы на полу, словно дорожная разметка, хотя Игорь Андреевич привык к тому, что их наносят на стенах, а не на полу. То, что на карте некоторые зоны не были отмечены, что могло значить, что туда гостей не пустят, не очень нравилось Игорю Андреевичу, но, увы, этого можно было ожидать. Главное было получить доступ к базе данных Атлантиса.

Эттвуд привёл гостей в оранжевую зону, которая представляла собой запутанную сеть коридоров с лабораториями и офисами, а также просторной столовой. С неё Айвен и начал, показав гостям столы, стойку с кучей разнообразной еды, автоматы с напитками и мелкой гастрономией. Все это в красивом интерьере и с витражными панорамными окнами.

‒ Здесь вы будете питаться. Так как народ тут обычно занятой, то есть служба доставки блюд в рабочие кабинеты или комнаты. Везде есть селекторы для разных вспомогательных служб. Набрав код «333» вы сможете дежурному сделать заказ, обсудить его и указать, куда принести. Доставка осуществляется быстро, обычно ждать приходится не больше 10-15 минут. Замечу, что в других столовых Атлантиды вы свободно можете пользоваться автоматами, где есть сэндвичи, шоколад, всякие там орешки-конфеты, горячие и холодные напитки. Все это бесплатно, достаточно кнопки нажать, чтобы получить желаемое. Алкоголя нет, потому что он платный. И купить его можно в жёлтой зоне, где есть бар. Только вечером, после 19 часов по местному времени. Обычно люди либо пьют вечером в баре, либо просто покупают алкоголь и держат в своих комнатах, если хотят немного расслабиться в другое время. Но пьянство тут не приветствуется. Теперь пойдёмте, покажу рабочий кабинет.

Айвен вывел гостей из столовой, не спросив, может, они голодны. Но пусть потом сами решают, как поесть: тут или в своих комнатах. Проведя русских по коридору и сделав пару поворотов, лейтенант открыл дверь с наклеенным рядом на стене номером №03-17D. За ней открылось просторное помещение с несколькими столами и компьютерами. В стороне также была установлена большая интерактивная доска (сейчас выключенная и просто серая) с несколькими цветными стилусами на полке. Много света из больших окон, выходящих на океан. Напротив входа разноцветными стеклами светилась витражная большая дверь. Эттвуд прошел к ней, и ее створки раздвинулись, открывая путь на широкую галерею-балкон снаружи башни.

‒ Ну, вот такой кабинет у нас, ‒ сказал Айвен, улыбнувшись, ‒ выход на балкон я считаю приятным бонусом. Все нужные данные можно выносить на интерактивную доску, там анализировать и систематизировать. Очень удобно. У каждого есть свой компьютер, подключенный к общей сети. Я потом расскажу, как выходить через них к базам данных.

После осмотра русскими кабинета, Эттвуд повел их в жилой блок по синей полосе на полу.

‒ Вот ваши комнаты, ‒ сказал он, остановившись в небольшом холле возле дверей с номерами В12, В13 и В14, ‒ я живу чуть дальше, в комнате В16. На селекторе в своих апартаментах вы можете связаться с любым из них, просто набрав номер. Ну, и много с кем еще можете связаться по внутренним каналам. На монитор селектора выведите меню, сами посмотрите. Если кто-то с вами связывается, то вы увидите на мониторе номер комнаты и имя жильца. Но люди тут предпочитают общаться лично.

Обустройство жилого сектора и рабочих мест впечатлило Соловьёва – возвращение Затерянного города домой сделало своё дело. Столовая напомнила Игорю Андреевичу, что пора бы уже уделить время на трапезу, и он надеялся, что сначала гости посетят столовую, а потом отправятся на экскурсию по башням. Вид с балкона в самом деле был прекрасен.

Громов молчал, да осматривался, в уме составляя карту. Полоски полосками, рация рацией, но лучше все запомнить наизусть – вдруг понадобиться? Полезно, на практике знал майор, знать все пути отхода.

Американцы всё устроили в лучших традициях – с полным комфортом и всеми удобствами. Действительно, не база, а курорт какой-то. Если тренажерный зал – то по последнему слову техники, прям профессиональный, как для олимпийского резерва. Если столовая – то по изобилию блюд и качеству обслуживанию, прям столичный ресторан. Как бы при такой жизни и службы не расслабиться в конец и не прошляпить серьезную угрозу...

Впрочем, и охраны тут хватало. Как серьезных с оружием и хорошим снаряжением, так и обычных, Громов бы их назвал «сторожей», с шокерами. Американцы помешаны на порядке, а это, пожалуй, компенсировало всё изобилие.  

‒ Ну, пока всё, ‒ Айвен улыбнулся и развел руками, ‒ устраивайтесь и осваивайтесь. Основное я вам показал. Экскурсию уже по башням Атлантиды я готов вам провести, как только вы того пожелаете. А, вот еще что...
Эттвуд полез в карман и достал три небольших пластиковых футляра, в которых находились новые ракушки костной рации и блок поддержки к ним размером с половину сотового телефона.

‒ Это костные рации, ‒ Айвен достал из уха свою рацию и показал, ‒ хвостик крепится за ушную раковину. Силиконовый, удобный, носить не устаешь. Блок кладете в карман, он дистанционно обслуживает ракушку-гарнитуру. На ней самой  отверстие, чтобы нормально слышать то, что происходит вокруг. Включается легким нажатием на сенсор на хвостике. Отключается так же. Сторонний вызов будет ощущаться как легкий зуд. Думаю, вы аналогичными тоже пользуетесь, так что разберетесь. Все очень просто и удобно. Когда спать ложитесь, ставьте на подзарядку. Для этого в комнатах выведены специальные держатели. Потому что тут ими все пользуются. Наши рации подключены в единую конференцию, поэтому мы друг друга сможем вызвать, откуда угодно на Атлантиде. Добавление кого-то еще в нашу конференцию следует оговаривать со мной. Будем решать это на посту контроля.

Эттвуд раздал футляры и вернул свою рацию в ухо.

‒ Пока устраивайтесь. Когда будете готовы прогуляться или приступить к работе, сообщите мне. Если есть вопросы и пожелания, я слушаю.

Лейтенант с вежливой улыбкой и ожиданием осмотрел подопечных. Игорь Андреевич ответил:

‒ Спасибо за столь обстоятельный инструктаж, лейтенант Эттвуд, надеюсь, мы быстро освоимся здесь. Я был бы не прочь сначала подкрепиться и немного передохнуть, поскольку путь сюда был длинным.

‒ Что ж? – Громов посмотрел на часы, ‒ тогда сейчас обед и свободное время. А завтра в 8:00 всем быть в закрепленном за нами офисе.

Эттвуд кивнул в ответ на благодарность Соловьёва и заметил, как русские посмотрели на Громова. Видимо, тут все будет решать он. «Ладно, пока Биг Босс ведет себя прилично, спасибо ему за то», ‒ подумал лейтенант. Тот сказал свое слово, продемонстрировав завидную лаконичность. Но Айвена покоробило, что ситуация выглядела так, будто руководитель русской группы отдал приказ отдыхать и ему. Эльвира тоже кивнула и пояснила, со скромной улыбкой, что в гидрокостюме, только плавать и удобно. Извинившись, Балаганова скользнула между мужчин в свою комнату. Глянув на ее зад, обтянутый неопреном, Эттвуд тут же снова повернулся с улыбкой к Громову и Соловьеву.

‒ Ну, тогда я откланяюсь пока, с вашего позволения, ‒ сказал он, ‒ устраивайтесь. Столовую, думаю, сами найдёте. Заодно попрактикуетесь самостоятельно перемещаться по базе. Ваши бейджи одновременно являются и ключами от ваших комнат. Впрочем, публика тут приличная, вряд ли кто-то войдёт без спроса. Я вас тогда пока оставлю. Если буду нужен, вы знаете, как со мной связаться.

Айвен постучал пальцем по уху с ракушкой.

‒ Приятного отдыха, ‒ произнес он напоследок, улыбнулся и покинул русских, направившись к посту контроля охраны. Балаганова вышла через десять минут. Свежая, румяная и переодевшаяся. 

‒ Я готова, ‒ сообщила она, совсем покраснев, ‒ спасибо, что подождали. Очень любезно с вашей стороны.

Новые знакомые заставили её засмущаться. Откровенные взгляды американца, ученый чуть не открывший рот и цельнометаллический Громов... «Да, похоже, эта девушка тут уже освоилась», ‒ подумал Соловьёв, увидев, с каким проворством Эльвира привела себя в порядок и вернулась к остальным.

Поблагодарив лейтенанта Эттвуда кивком головы и проводив его взглядом, «Соловей» посмотрел на Громова и Балаганову и, непринуждённо поправив воротник, сказал:

‒ Идёмте в столовую! Думаю, нам троим есть, что обсудить.

Русские направились в столовую, а Эттвуд на посту контроля попросил дежурных докладывать ему, если русские гости пойдут туда, куда им ходить не положено. И особенно Балаганова. Но, подумав о том, что она уже подружила тут с учеными, и особенно с Зеленкой, сделал поправку, разрешив ей официально бывать в основных лабораториях «Атлантиды» с общим допуском.

‒ Надеюсь, она больше не будет исчезать, ‒ произнес Айвен, намекая, что охрана пару раз уже облажалась, потеряв девчонку на базе.

Дежурные поста контроля подтвердили прием указаний, после чего Эттвуд отправился в офис техподдержки. Сообщил системщикам, что завтра с утра русской команде нужен будет доступ к открытым и еще не переведенным базам данных «Атлантиды», и попросил их проследить, чтобы накладок не было. Получив пароли для своих подопечных, Эттвуд отправился в рабочий кабинет в оранжевой зоне, где проверил каждый из них и занес их в память интерактивной доски. Подтвердил техподдержке, что все в порядке. Потом двинулся в столовую, чтобы договориться о доставке завтра в кабинет питьевой воды в небольших бутылках, сэндвичей и горячего чая. Мама всегда сама пила чай, Айвена к этому приучала, и рассказывала, что в России все пьют чай. Тогда как в США все обычно пьют кофе или газировку. Подготовив все к завтрашней работе, Эттвуд намеревался затем отправиться поплавать к третьему пирсу, где сетью отгородили зону для купания персонала. Раз уж его подопечные пока не настроены на экскурсии. Если русским он понадобится, то свяжутся, так как рацию Эттвуд вынимал из уха только тогда, когда спать ложился.

Взяв себе большой жареный куриный окорок и порцию яичницы с зеленью и мелкой колбаской, а также пол-литра ананасового сока, Игорь Андреевич сел за столик с майором Громовым и старшим лейтенантом Балагановой. Гвардии старший лейтенант Балаганова взяла себе только томатный сок, сославшись на то, что уже плотненько покушала в компании с учёными. Картофельное пюре выглядело достаточно аппетитно для Громова, а вот куриный окорок чересчур большим и жирным. Сложно было поверить, что эта курица сама по себе достигла таких размеров. Дополняли обед майора пол литра апельсинового сока. Громов решил не брать химию в виде «Фанты» или «Кока-колы», но, если честно, у майора были определенные сомнения и по поводу натуральности сока. Аппетитно жуя, Соловьёв делился своими впечатлениями.

‒ Да, товарищи, вы знаете, я представлял себе Атлантиду несколько иначе. Не в том плане, что тут всюду эти путеводные полоски, которые я обычно вижу на стенах, а не на полу, а в том плане, что создаётся впечатление, что это лишь наполовину то, что я думал. Не знаю, как остальные, кто здесь работает, а у меня бы от такого сверхкомфорта существенно снизилась работоспособность. Понимаю, что здесь мы посреди океана, но не удивлюсь, если тут ещё и купаются по желанию.

‒ Естественно, они тут купаются, ‒ подтвердила Эльвира, ‒ в океане отгорожено место для купания. Работают спасатели, как на пляже. Кроме этого, в городе есть несколько бассейнов. Один из них с нуль-гравитацией. Думаю, что вы должны это опробовать, ‒ Элла мечтательно улыбнулась, демонстрируя крепкие ровные зубы цвета слоновой кости, ‒ несколько десятков тонн воды просто парят в воздухе. Отталкиваешься от стены и просто летишь...

‒ Надо же, даже бассейны есть, ‒ ответил Громов, ‒ не удивлюсь, если у них тут еще и соревнования есть по пляжному волейболу...

Элла отпила томатного сока и облизнула губы. 

‒ Город огромен. Тут множество чудес. Американцы ещё не открыли и половины. Не хочу сказать, что они дураки, как это принято считать у нас. Это не так. Они не дураки. Просто другие...

Балаганова сидела расслабленно, как бы невзначай поглядывая на камеру слежения. Громов не то, чтобы был против нормальных условий службы. Солдаты не люди, что ли? Им тоже нужно развлечение, понятное дело. Однако его коробило другое. Где-то в сотне километров от этого изумительного, без преувеличения, города находятся многомиллионная страна, которая и не подозревает, куда уходят деньги с их налогов и какие нешуточные действия развернулись над их головами. Понятное дело, американцы привыкли так себя вести. Воевать относительно малым числом войск за пределами своей страны. Русские же были сделаны из другого теста, «всем миром» вставали на защиту своей Родины. Так было в Отечественную войну, в первую и вторую мировую. Поэтому Громов и не разделял, как многие и другие из Российского командования Звёздных врат, политику полной, тотальной секретности.

‒ А этот лейтенант Эттвуд... кстати, я забыл спросить его имя... он удивительно хорошо говорит по-русски! – продолжал Соловьёв, ‒ похоже, американцы знали, кого к нам приставить. И он сказал мне, что будет помогать с переводом, поскольку тоже владеет языком Древних. Довольно образованный человек для военного, но, я надеюсь, он не будет висеть у меня над душой, когда мы будем искать то, что нам нужно, потому что я хотел бы, чтобы наша находка стала для американцев сюрпризом. А вы что думаете об этом, господа?  

‒ Первого лейтенанта звать Айван, ‒ пояснила она, ‒ по-нашему, просто Ваня. Но не пытайтесь к нему так обратится. Да, он наполовину русский, но скорее комплексует из-за этого, чем гордится. Так я поняла. 

Девушка пожала плечами, откинувшись на спинку стула. Она совсем не была уверена в своем психоанализе, но лучше бы Громову и Соловьёву не фамильярничать с Эттвудом. Несмотря на то, что тот выглядит милым, вполне способен и дать в ухо за то, что посчитает оскорблением. Она не была уверена в том на какую половину первый лейтенант русский. На добрую, или же на всю злую.

Игоря Андреевича несколько смутил ответ Эльвиры относительно Эттвуда. Если этот парень комплексует из-за того, что он наполовину русский, то это определённо проблема. Впрочем, Соловьёв решил на этот счёт дипломатично промолчать, лишь слегка нахмурив брови на объяснение девушки. «Значит, Иван... что ж, будем звать его, как и раньше, лейтенант Эттвуд...» ‒ пробурчал про себя Игорь Андреевич.

Константину, если честно, было плевать на американца, он его воспринимал как досадную помеху, который, вроде и не пытается мешать и, даже, улыбается. Но, что за этой улыбкой стоит? Американцы не очень хотят терять роль ведущего игрока в деле освоения программы Звёздных врат. И наверняка уже готовятся возглавить человечество, чтобы повести его в «светлое будущее», на своих, само собой, условиях. Что, соответственно, не нравилось майору. Поэтому он решил перейти к делу.

‒ Но бассейны с нуль-гравитацией мы оставим на потом, ‒ после некоторой паузы, когда тарелка опустела, а сок был допит, сказал Громов, ‒ с чего мы начнем, Игорь Андреевич?

Наличию бассейнов Соловьёв, как и обещал, удивляться не стал. Однако был согласен с Константином Николаевичем, что развлечения лучше оставить на десерт, если доведётся: всё-таки они прибыли сюда по очень важному делу, а не отдыхать на пляже. Поэтому, как бы ни хотелось Эльвире последовать примеру Валы Мал Доран, которую в первую очередь интересовали достопримечательности города при визите на Атлантиду в те добрые времена, когда экспедицией ещё управляла Элизабет Вейр, необходимо было сначала сделать то, зачем прибыли.

‒ Согласен, всё это очень занимательно, Эльвира, но сначала мы должны выполнить свою миссию.

Игорь Андреевич в это время обратил внимание, что Громов уже управился со своим обедом, но Соловьёв за это время разобрался только с окороком и принялся уплетать яичницу. Опыта военной службы у Громова, видимо, было больше, а Соловьёв успел отвыкнуть от такой скорости еды. Жадно откусив большой кусок яичницы и сделав богатырский глоток сока, Игорь Андреевич поделился своими мыслями о предстоящем поиске:

‒ Если то, что мы ищем, было построено очень давно, то упоминания об этом должны быть в базе данных. Можно попробовать различные произношения из старославянского языка, и мы узнаем что-нибудь об этом месте и тех, кто его населял. Не уверен, что мы сразу найдём координаты, по которым должны идти, поскольку Древние с Атлантиды могли просто не знать всей судьбы тех, кто существовал отдельно от них.

Эльвира кивнула, хотя ничего не поняла. Её делом была связь. Произношения старославянских языков интересовали её так же, как и, к примеру, язык вандалов. Девушке даже удалось сделать умное лицо, не показав разочарования.  Отпив немного сока, Балаганова все же решилась поддержать разговор.

‒ В самом деле? – изогнула она одну бровь, ‒ мне казалось, что Древние обо всём знают...

Игорь Андреевич спохватился, что Эльвира может быть ещё не посвящена в дело, он ведь даже не знал, случайно ли она участвует в этом деле, как одна из русских военных, которые находятся на Атлантиде, или тоже прибыла туда по специальному указанию генерала Мальцева.

‒ Да, простите, я не рассказал вам подробностей миссии, думаю, пора это сделать, и станет ясно, что я имел в виду, ‒ ответил Игорь Андреевич, на всякий случай вопросительно посмотрев на Громова, которому было лучше знать, что делать на американской территории.

‒ Мы, на самом деле, еще не совсем уверены в том, что мы ищем. Просто проверяем гипотезы, ‒ немного уклончиво отвечал Громов, на вопросительный взгляд Игоря. Не то, что бы майор не доверял Балагановой, просто остерегался говорить что-либо напрямую. На Атлантиде наверняка было множество любопытных ушей, да и устройства, что им вручил американец, не внушали доверия – где факт, что их прямо сейчас не слушают ЦРУ-шники?

‒ Но ваша мысль, лейтенант, мне нравится! – Константин улыбнутся девушке, правда, не так открыто, как американец, сверкая белозубой улыбкой, ‒ Древние обо всём знают – значит, начнем с общих данных. С их истории. Что бы понять, что же мы ищем, и существует ли это на самом деле. Сколько было Древних? Где и когда проживали? В каких городах? Как назывались эти города?

Когда Громов произносил «как назывались эти города», он хитро посмотрел на Соловьёва. Когда кто-то смотрит на картину целиком, трудно понять, на что именно он больше всего обращает внимание, чем больше всего заинтересован. Можно было сделать видимость того, что русские смотрят на картину в целом. Мол, ничего конкретного не ищут, а просто изучают общедоступную информацию.

‒ Да, именно это я и имел в виду, ‒ лукаво улыбнулся Игорь Андреевич, получив тот ответ, который ему был нужен. Он понимал, что Эльвира и этого может не понять, так как здесь никакой конкретики, но что-то подсказывало ему, что не стоит всё же произносить вслух какие-то названия здесь, на территории, контролируемой американцами. Единственное, что пока было не очень понятно Игорю Андреевичу – какова в таком случае роль Эльвиры в этой миссии? Расправившись с яичницей и найдя её очень вкусной, Соловьёв допил сок и, победоносно хлопнув руками по столу, воскликнул:

‒ Итак, сегодня мы отдохнём, а завтра с утра приступим к работе?

‒ Да, ‒ кивнул майор, ‒ развлекайтесь. Ну, а лично я, пойду, пройдусь-осмотрюсь, изучу, так сказать, обстановку.

С этими словами Громов поднялся из-за стола, взял поднос и направился к выходу. Константин Николаевич за остаток дня обошел множество общедоступных помещений. Хмыкнул, осматривая пресловутые бассейны, покачал головой наблюдая как резвятся американцы, плескаясь в море, одобрительно покивал головой осматривая тренажерный зал и даже размялся немного, не мог устоять, сходил в местный «кинотеатр». Посмотрел американский блокбастер, правда, без перевода, под самый вечер наведался в бар, где позволил себе кружечку хорошего пива, после чего отправился на боковую в свою комнату. И все время подмечал, запоминал и дела выводы.

Игорь Андреевич после окончания обеда был бы непрочь остаться наедине с новой напарницей, чтобы узнать побольше о той, с кем предстоит работать, так как ничего о ней не знал, но уже чувствовал усталость после длительного перелёта: как-никак они на другой стороне планеты, а такая смена часовых поясов обычно не проходит незаметно. Поэтому он решил поговорить с ней в другой раз, который, судя по всему, ещё должен был представиться. В конце концов, даже члены ЗВ-1 не всегда имели время на личные беседы.

Поэтому Игорь Андреевич, стараясь выглядеть бодро, вежливо проводил Эльвиру до выхода из столовой, и добродушно погладил рукой по плечу.

‒ Я бы составил вам компанию, Эльвира, но чувствую, что хочу немного отдохнуть перед завтрашней работой, у нас будет очень важное дело! – многозначительно сказал Игорь, ‒ и, уверен, вы славно оторвётесь здесь до завтрашнего утра!

Лукаво улыбнувшись девушке, Игорь Андреевич отправился отдыхать. По пути в свою комнату он всё же посмотрел некоторые секции города и в определённой мере понимал, почему доктор Джексон в своё время так рвался сюда. Это действительно рай для культуролога, хотя многие вещи выглядели сверхсовременными. Многие мечтают здесь работать. Тем слаще была перспектива найти что-то подобных масштабов.

Очутившись в своей комнате, Игорь Андреевич устроился на своём спальном месте, которое было не совсем таким, как люди привыкли, но вполне удобным. Сначала он взял почитать книги по теме проводимых исследований, но во время этого занятия веки отяжелили, и вскоре Соловьёв уронил книгу на грудь и уснул.

Продолжение следует...

Категория: Фан-зона | Источник | Автор: Актёр, Methos, Иван, Эльвира | Просмотров: 279 | Рейтинг: 0.0/0 |

Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на зв1-тв.рф запрещено!

Всего комментариев: 0
avatar











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ