Заголовок
Сегодня Четверг, 23 Ноябрь 2017,

на часах 03:08:22 (мск)

Главная страница | Регистрация | Выход | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

[ Полезная информация ] [ Новые сообщения · Участники · Устав (правила форума) · Поиск · RSS ]

Страница 2 из 2«12
Форум » Творчество фанатов » Фан-фики » Пересечение миров («Сфера» и «Атлантис») Подарок… ((эксперимент продолжается))
Пересечение миров («Сфера» и «Атлантис») Подарок…
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:06:27 | Сообщение # 16
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
…Время шло, и сказочная история постепенно, но неуклонно близилась к своему кульминационному финалу. По воле ставшего новым владыкой старшего братца главный герой Рашид уже был схвачен и брошен в одну из тюремных камер подвала дворца, а сам падишах готовился загадать очередное желание, которое по его замыслу должно было заставить девушку Рашида позабыть возлюбленного и сказать «да» новому избраннику….
…Подобная сторона людских взаимоотношений так же была незнакома и практически чужда разуму рейфа. Хотя, наблюдая исподволь за почитателями в Улье, он порой замечал, что некоторые из них проявляют особый интерес к представителям противоположного пола своего вида: чаще общаются с ними, заботятся, защищают от нападок себе подобных, что порой приводило к разборкам между людьми. Хозяева Ульев обычно не вмешиваются в людские разборки, вызванные непростыми взаимоотношениями друг с другом, если конечно они не ставят под угрозу целостность самого корабля и безопасность его экипажа, чего практически никогда не случалось. Максимально печальным итогом могло быть убийство одной особи другой. Да и то масштаб причиненного ущерба оценивался реальной полезностью убитой особи для Семьи. И потому чаще всего лишившийся своего питомца член Семьи просто со временем находил ему замену. В редких случаях, когда убитая особь в глазах Семьи имела особую ценность, либо её хозяин требовал компенсации, убийцу ожидало единственное наказание – смерть: по распоряжению Королевы его отдавали в руки рейфу, чей питомец был убит.
Стив никогда не задумывался о каких-то иных взаимоотношениях, кроме тех, что являлись неотъемлемой частью его привычной жизни в Семье, основанные на беспрекословном иерархическом подчинении младшего звена старшему. Главной в Семье была Королева – единственная женская особь его вида на Корабле. Она намечала маршруты и время «сборов», вела переговоры с подобными ей Королевами других Ульев, распределяла собранную добычу. От её силы и здоровья напрямую зависело качество генетического материала, используемого для воспроизводства рейфов и «солдат». А от ума, хитрости, ментальной силы, опыта и удачливости - место, занимаемое Семьей среди прочих Семей. И чем выше был рейтинг Семьи, тем больше благ она получала: больше богатых угодий, больше еды, больше рейфов и «солдат». Семьи, по каким-либо причинам терявшие Королеву, как правило, были обречены. Они либо со временем распадались, либо вливались в союзническую Семью, либо погибали, попадая в плен и становясь жертвой более сильной враждебной Семьи. К сожалению, такие случае бывали, хотя и редко, и до появления в галактике лантийцев. Чаще всего причиной вражды были территории угодий – каждой Семье хотелось отхватить наиболее лакомый кусок. И Семья Стива не была исключением. Их Королева не отличалась большим умом, но и откровенной  дурой тоже не была; такие  обычно долго не  живут. Недостаток ума в ней успешно компенсировался природной хитростью и нахрапистым нравом.
Как он относился к Королеве? Да, наверное, так же, как и все его соплеменники – с определенной долей почтения и затаенного страха, поскольку характер Королев был непредсказуем. Впрочем, даже находясь на одном Корабле, их пути редко пересекались; Стив не входил в состав так называемой альфа-группы – особей, наиболее приближенных к Королеве, и видел её разве что со стороны во время общих собраний в тронном зале, когда Королева изъявляла Семье свою волю. Но чаще эта миссия возлагалась на одного из её подручных.
Завидовал ли он своим собратьям из альфа-группы? И да, и нет…
С одной стороны близость к Королеве имела свои преимущества и в частности – определенную власть в Семье и привилегированность во время дележа собранной добычи. А если особо провезет оказаться в числе фаворитов - были среди альфа-особей и такие – то появлялась реальная возможность генетически поучаствовать в дальнейшем развитии Семьи. Однако быть фаворитом Королевы – не только почетно, но и реально рискованно в виду особенностей взаимоотношений меж Королевой и фаворитом, итогом которых могла быть безвременная гибель последнего в объятиях оголодавшей подруги. Так что Стив, как и большинство его собратьев, не входящих в число альфа-особей, предпочитал почитать свою Королеву на расстоянии.
Но люди – они довольно сильно отличались в этом плане от рейфов; Стив лишний раз убедился в этом, гуляя по каналам визора. У людей в обществе было куда как больше женских особей, и взаимоотношения меж мужскими и женскими особями были в разы сложнее. Многое из того, что он видел, оказывалось за пределами его понимания: прагматичное сознание рейфа было чуждо романтических настроений. Единственно, что ему было более-менее понятно – это доминантная составляющая, когда в людской паре одна особь – чаще всего мужская – доминировала над другой. Хотя были случаи в фильмах, когда женская особь брала вверх, действуя в привычных для рефа рамках взаимоотношений. Но чаще окружающие его люди и герои фильмов основывали свои взаимоотношения на равноправии и уважении друг к другу….
… Чем ближе были финальные сцены истории, тем больше волновался рейф, хотя и не показывал вида. Он знал, что согласно сюжетной линии, главный герой своим третьим должен будет освободить джинна. Но еще до этого рейфа ждала сцена, в которой джинн вновь получит возможность взыскать с очередного клиента за чудеса. А это значит – ему опять дадут возможность покормиться.
- Только не забывай, что перед тобой не персонаж, а актер, - в очередной раз напомнил рейфу Жорик. – Надо отдать ему должное, он чертовски хорошо играет свою роль…
- Стараюсь, - ответил рейф. И он действительно старался держать свои эмоции в узде. Хотя, судя по выражению лица и блеску янтарных глаз, давалось это ему непросто; разбереженное прошлой сценой «эго» рейфа требовало выхода. И если первая добровольная жертва не вызвала у рейфа никаких эмоций, окромя желания от имени своего персонажа получить причитающуюся джинну плату, то с новой жертвой все было намного сложнее. Старший братец Рашида с самого начала не понравился рейфу, а потому  Стиву стоило немалого труда разграничивать человека и персонажа. И стимулом к кормлению в этот раз служило не столько желание джинна получить причитающуюся ему плату, сколько – наказать наглеца и хама, указав ему его место. Но рейф был вынужден, собрав всю волю в кулак, набраться терпения и ждать, когда придет его время. А для этого, согласно сюжета, готовящийся к скорой свадьбе с подругой Рашида новый падишах должен был загадать свое третье и последнее желание…

…О другом думал в эти последние дни съемок Жорик. И чем ближе был день их завершения, тем чаще и настойчивей крутился в голове слайдера весьма злободневный вопрос: что дальше? Когда они со Стивом вновь вернутся в гостеприимные стены «Сферы», где рейф получил карт-бланш на жизнь.
Продолжая исподволь наблюдать за гостем, Жорик отметил для себя ряд нюансов, свойственных расе Стива, одним из которых был прагматизм мировосприятия: рейф живо интересовался лишь тем, в чем видел какую-либо практиескую для себя пользу и был совершенно равнодушен к тому, что относилось к эмоциональной либо духовной стороне жизни. В обществе рейфов, повсему не было места ни религии, ни философии, ни романтике. Каждый член Семьи подчинялся ряду неизменных и подчас жестких законов, полностью регламентирующих его жизнь с момента появления на свет и до ухода в Ничто, место в Семье и тот объем обязанностей, которые он исполнял в своем корабле-Улье. А замкнутость и необщительность гостя лишь усложняли попытки узнать его мир лучше. Гость предпочитал со стороны наблюдать за окружающим миром, время от времени задавая вопросы, но не спеша отвечать на ответные. Иногда он внезапно загорался интересом к какому-нибудь ранее неизвестному ему явлению или предмету. Но, выяснив все, что его занимало и, определив практичную ценность, в отсутствии оной тот час терял к нему интерес, вновь замыкался, уходя в себя.
Были лишь два приобретенных им в новом мире нечаянных хобби, в которых гость демонстрировал завидное постоянство: визор да пополнение коллекции новых вкусов. Особенное предпочтение рейф отдавал легкому столовому вину. Но не стоило лишний раз обольщаться, что вино поможет развязать гостю язык, как порой случается с людьми. Рейф смаковал вино, наслаждаясь тонким букетом вкусов и вместе с тем продолжал оставаться внешне глух и нем к попыткам вызвать его на откровенность. В особенности, если тема была не из тех, что могли иметь хоть какой-то практичный интерес или случайно задеть за живое.
Так что за все прошедшие дни с момента случайного знакомства в коридоре «Сферы» Жорику так и не удалось узнать о недавнем прошлом Стива, приведшем рейфа к столь печальному финалу. За исключением тех крохотных фрагментов информационной мозаики, которые по воле случая удалось собрать. Так стало известно, что незадолго до смерти Стив успел побывать в плену. Реакция на плен у рейфа была весьма однозначной, что впоследствии помогло ему, не будучи профессиональным актером, достаточно реалистично сыграть плененого человеком джинна. А еще от своих коллег, занимающихся исследованием собранного биологического материала, удалось узнать, что в организме мертвого тогда еще гостя был обнаружен тот же препарат, образцы которого были позднее представлены союзниками с «Атлантиса» для совместной работы над устранением последствий применения данного препарата его основными создателями. Получалось, что рейф был отравлен. Но это еще не говорило о прямой причастности к смерти рейфа атлантийских союзников; из тех скудных оговорок, что были сделаны во время передачи тела и последующих образцов союзниками, выходило, что те лишь помогают хоффанцам замести следы их смелого, но весьма опасного эксперимента.
Гость же продолжал хранить молчание. И на попытки слайдера ненавязчиво расспросить его о причинах плена и последующей смерти дал понять, что эта тема ему неприятна.
Что ж, его можно было понять. Кому приятно вспоминать о своем пленении и смерти?
Оставалось поразмыслить над тем, чем еще можно развлечь гостя, когда закончатся съемки и придет время возвращаться в «Сферу». Не всю же оставшуюся жизнь ему делить досуг меж столовой и визором.
Можно, конечно, предложить ему совершить обзорную экскурсию по достопримечательностям Земли. Но вряд ли Стива увлечет красота развалин древней Кападокии или Рима; поди в Пегасе своих подобных красот было предостаточно. Жорик припомнил планету, на которой разведчики "Сферы" впервые пересеклись с людьми "Атлантиса". Единственно уцелевшим и реально функциональным там оставалось лишь одно гигатское каменное кольцо на пьедистале, которое оказалось техническим устройством, именуемым Звездными Вратами. Все прочее представляло собой останки порушенных временем зданий и вряд ли по мнению Стива могло представлять какой-либо практический интерес. Разве что для того, чтобы устроить засаду. Но его народ не устраивал засад; за многие тысячелетия, пока после бегства Древних рейфы оставались единственными и полноправными хозяевами галактики, они привыкли приходить и брать то, что считали своим по праву.
Красоты природы тоже вряд ли могли бы найти отклик в прагматичной душе рейфа; во всяком случае, находясь в поселке киношников и наблюдая за гостем, Жорик не замечал, чтобы тот проявлял какой-либо заметный интерес к окружающему его ландшафту, либо к красоте восходов и закатов. Для него это были лишь рядовые вполне объяснимые явления природы, укладывающиеся в рамки законов, по которым он существовал. Поэтому посещения наиболее живописных уголков природы можно было вычеркнуть. Сомнительно, что гость найдет в них для себя что-либо практично полезное, за исключением разве что пополнения коллекции вкусов за счет барбекю на углях да печеной картошки.
Музеи тоже выпадали из списка; Жорик не был уверен, что гостя может заинтересовать изобразительное искусство и скульптуры землян, на спасение в эпоху катаклизма и последующее восстановление которых реставраторами потрачено не одно десятилетие. На досуге рейф любил наблюдать за живыми людьми, что можно сравнить опять же с тем, как человек остраненно порой наблюдает за поведением окружающих его животных: забавной возней котят или беззаботным порханием бабочек над цветами. Единственно что его еще могла бы заинтересовать секция научных и технических достижений в Музее истории человечества Земли, открытом уже после катаклизма, где были собраны воплощенные в камне, дереве, кости и металле образцы человеческой мысли, начиная от примитивных инструментов далеких пещерных предков и заканчивая современными технологиями, проложившими некогда человечеству Земли дорогу в Дальний Космос…
Жорик вспомнил, с каким интересом не так давно гость следил за работой Универсальной Реанимационной Установки. Да и прогон отснятого и обработанного киношниками материала, когда невидимое во время съемки на экране становилось видимым и понятным, отчасти тоже продолжало интриговать рейфа и одновременно ставило в тупик. Логически, оперируя известными ему законами об окружающем мире, гость никак не мог понять сути происходящего. Жорик с невольной улыбкой припомнил, как после съемки общих сцен восточного городка и в частности – восточного базара, среди которых протекала жизнь главного героя, рейф довольно решительно и даже где-то бесцеремонно распотрошил чалму уличного факира, из которой тот на радость праздным зевакам и детишкам доставал то длинные разноцветные ленты, то живых кроликов и голубей. Разумеется, при близком знакомстве с головным убором факира, никаких лент и животных в нем не оказалось. И факиру пришлось едва ли не на пальцах объяснять гостю принцип фокуса, основой которого были ловкость рук и умение мастера отвлечь внимание зрителей на незначительные детали. Понял ли его рейф - неизвестно, однако вскоре он утратил к данной теме интерес и более не обращал на факира и его фокусы внимания.
Впрочем в запасе у слайдера оставался еще спорт. От классических видов игр, таких как футбол, скачки или хоккей и до современных. Например – лунбола, авторами которого считаются первые поселенцы лунных городов: своеобразного вида футбола, основной особенностью которого является низкая гравитация. Были еще серфинг, горнолыжный и парусный спорт. А так же ежегодные гонки на антигравах, популярные у молодежи, любящей пощекотать нервы. Вопрос заключался лишь в том, как на все это отреагирует сам гость? Ночи напролет просиживая у экрана визора с дистанционным устройством в руках, наверняка он не раз натыкался на спортивные каналы. Но Стив никогда и ни с кем не обсуждал увиденное, не делился впечатлениями, не задавал вопросов. Поэтому для окружающих и Жорика в том числе гость по-прежнему продолжал оставаться загадкой номер один. …
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:08:56 | Сообщение # 17
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
…Желанный момент наконец наступил. Новый падишах – старший братец главного героя - загадал-таки свое третье и последнее желание, захотев на этот раз иметь самую большую и мощную армию какой её представляли в далеком прошлом; не иначе задумал  попробовать завоевать мир.
Джинн вновь исполнил очередное и последнее желание клиента. И стало понятно  зачем поутру на съемочной площадке собралось сразу столько народа в военном обмундировании, синтезированном по заказу с музейных образцов. Кроме того для масштабности из ближайшего цирка по предварительной договоренности была арендована пара «боевых» слонов, внешность и численность которых затем немного изменят и преумножат с помощью компьютерной кинотехники. Рейф уже успел привыкнуть к закулисным фокусам фабрики грез, хотя и все еще не до конца понимал сути происходящего. Жорик вновь попытался на досуге объяснить ему, что киношники таким образом пытались приблизить снимаемые ими сцены к реальности прошлого, создавая на экране то, что невозможно воспроизвести в настощем.
Выслушав объяснение, рейф в очередной раз кивнул, дав понять, что данная тема закрыта. Главное – он дождался-таки повторения «банкета» и вновь сможет пережить возбуждающее ощущение, испытываемое им всякий раз при заборе энергии. И на этот раз рейф не особо мучился угрызениями совести по отношению наложенного некогда на жителей этого мира табу на кормление. В конце концов, кормился не он, а его персонаж. И потом прошлый опыт наглядно продемонстрировал, что при определенных условиях, когда он не голоден и может контролировать процесс, кормление не является окончательным и бесповоротным приговором для добровольной жертвы. Правда, Стив не в полне понимал, что в данном случае движет здоровыми и сильными людьми, принимающими подобное решение.
Так или иначе, как и в прошлый раз, актер, игравший роль старшего брата главного героя, был честно предупрежден обо всех нюансах последующей сцены с кормлением.
- Что ж, - сказал он в заключение доверительной беседы, состоявшейся накануне вечером в палатке продюсера, - если это необходимо на благо общего дела – я не против. Как говорил мой прадед, бывший в своё время известным в своей среде каскадером: «Искусство требует жертв». Правда, насколько я понимаю, в моем случае жертва будет минимальна, связанная непосредственно с реально неприятными ощущениями в момент отыгрывания сцены…Мой предок в своё время жертвовал гораздо большим…. – многозначительно добавил актер, кинув заинтригованный мимолетный взгляд на присутствовавшего при разговоре рейфа. Тот на всем протяжении беседы не проронил ни слова, лишь окинул актера оценивающим взглядом и по всему остался доволен. Однако Стив отдавал себе отчет в том, что на этот раз ему придется быть вдвойне осторожным и, кормясь актером, отстрагироваться от отношения к его персонажу, что для рейфа было весьма непросто. Но коли в своё время дал слово не доводить процесс до конца, он выполнит данное обещание. Стив еще помнил взгляды, что после кидали на него люди, присутствовавшие при первой сцене кормления, когда он сперва взял, а затем по собственной инициативе вернул человеку забранную энергию. В этих взглядах был богатый букет испытываемых свидетелями происходящего эмоций от удивления и непонимания до откровенной заинтригованности. Не было лишь хорошо знакомых ему по Пегасу и таких понятных в данных обстоятельствах страха и ненависти. Зрители не видели причин для страха, ведь как таковой угрозы игравший джинна странный нелюдимый инопланетянин для окружающих не представлял, а участвовавший в смелом эксперименте актер был заранее честно предупрежден и знал, на что идет. К тому же продюсер заранее позаботился об устранении возможных последствий; смерть человека, пусть даже и добровольная, никому не была нужна. В том числе и инопланетному гостю, коль тот сумел во время остановиться а затем повернуть процесс вспять. За что же его было бояться и ненавидеть?
Сцена с третьим желанием и последующей расплатой отыгрывалась в главном зале дворца, пышно по-восточному убранном накануне для предстоящей свадьбы падишаха с невестой главного героя.
Людские женские особи какое-то время были отдельной темой для размышления, вызванной накопившимися наблюдениями за людьми. Они были не похожи на женские особи его расы. Если Королевы в рейфских Семьях играли преимущественно доминирующую роль, то социальный статус человеческих женских особей в каждом отдельном человеческом сообществе был различен в зависимости от действующих законов и традиций; где-то людские женские особи могли достигать статуса Королевы со всеми присущими им правами, а где-то их статус был даже ниже, чем у рейфских «солдат»: женщину можно было по необходимости или по желанию купить, продать или обменять как некую вещь. Похоже, подобные законы царили на Земле в далеком прошлом. Во всяком случае, в создаваемой людьми истории новый падишах относился к женской особи именно как к вещи, достойной собираемой им коллекции, именуемой гаремом. И даже прибег к помощи джинна, дабы заполучить очередной заинтересовавший его экземпляр, который не желал добровольно пополнить собой коллекцию самозваного владыки, но был вынужден под действием внешних факторов, которыми являлись способности джинна влиять на сознание иных существ.
Воздействие на сознание иных живых существ – это рейфу было знакомо. Его народ нередко применял этот метод во время сборов, заставляя жертву видеть не то, что происходило на самом деле, либо чтобы вытянуть из пойманной жертвы как можно больше полезной информации, которую та по каким-то своим причинам не желает открывать. Но как позднее объяснил рейфу Жорик, при определенных обстоятельствах и силе привязанности одного человека к другому, сила внешнего ментального воздействия может быть ограничена во времени. А потому подруга Рашида, освободившись от наложенных чар, продолжала играть роль очарованной, надеясь, что её новые друзья во дворце, сочувствующие ей, и посланный Аллахом счастливый случай в лице пленника волшебного кувшина в последний и неожиданный для падишаха момент помогут изменить дальнейший ход событий.
В отличие от приближенных падишаха, сгорающих от зависти к своему господину, подруга Рашида сочувствовала джинну, считая его таким же пленником и заложником ситуации, как и она сама, чем завоевала симпатию рейфа, выражавшуюся в определенной степени внешнего почтения, которую рейфы обычно проявляли к своим Королевам.
Как и в прошлый раз с утра в поселок прибыли статисты, которые должны были изображать гостей падишаха.
Если рейф и волновался, то внешне ничем не выдавал своего состояния, оставаясь все так же невозмутим и отрешен в глазах окружающих, со стороны наблюдая за происходящим и дожидаясь уже привычной для него команды-подсказки «твой выход». Впрочем, он уже знал, в какой момент должен появиться его персонаж и что будет делать.
Свадьба только начиналась, однако амбиции нового падишаха били через край. Вот он, дабы удивить уже порядком захмелевших от щедрого застолья гостей, решается в очередной раз прибегнуть к помощи джинна, а затем приглашает гостей на балкон полюбоваться своим лучшим в мире войском, чудесным образом явившимся на площади перед дворцом.
Вот донельзя довольный произведенным эффектом падишах возвращается в зал на своё место и замечает, что на этот раз джинн после исполнения очередного желания не спешит дематериализоваться и вернуться в свой сосуд. Если эта странность и удивляет падишаха, то его находящееся под властью хмеля и триумфа сознание не слишком обеспокоено этой странностью. С присущей ему бесцеремонностью новый падишах велит джинну убираться. Но джинн на этот раз не собирается подчиняться хозяину кувшина. Подобное поведение джинна в первые секунды вызывает у падишаха скорее раздражение, нежели страх.
Однако в следующую минуту картина и настроение падишаха кардинально меняются, когда джинн вдруг резко срывается с места и стремительно направляется к падишаху, легко раскидывая по сторонам вздумавших встать на его пути пьяных гостей и воинов из личной стражи падишаха.
Эта сцена доставила рейфу особое удовольствие, не смотря на то, что исполнявшие роль гостей и стражников актеры-каскадеры не слишком-то сопротивлялись, подыгрывая инопланетному актеру, хотя в том не было особой нужды, учитывая то, что физически рейф был сильнее любого из людей. В зале поднялась паника, и зал быстро опустел. Но прежде, добравшись до падишаха, поставив того на колени и привычным размахом руки разрезав на груди одежду жертвы, рейф-джинн приложился к ней своей кормящей дланью, получая от процесса понятное лишь представителям своей расы удовольствие.
В то же время, помня о данном им слове, Стив продолжал контролировать процесс; человек должен был остаться жив, а потому рейф постарался насколько возможно абстрагироваться от ранее сыгранных сцен, в которых персонаж данного актера проявлял к джинну непозволительную непочтительность. Что ж, в итоге джинн рукою рейфа отплатил очередному самонадеянному и наглому клиенту. Третье желание было исполнено, и теперь джинн волен предъявить свой ответный счет. Единственно удручало рейфа, что свобода его персонажа была неполной, и, взыскав плату, джинн согласно правилам  вновь вынужден вернуться в порядком опостылевший уже кувшин. Но в отличие от своего персонажа, Стив знал - на этот раз плен его героя будет недолгим. Согласно сюжета, невеста падишаха, внешне изображавшая отрешенность и покорность, во время начавшейся паники вместе с друзьями Рашида под видом приглашенных уличных артистов выступить на свадьбе, исчезает из зала, чтобы вызволить из дворцовой темницы своего настоящего возлюбленного, вместе с которым должна будет вернуться в зал за кувшином, где они к своему изумлению застанут лишь тело мертвого падишаха.
Но это уже следующая сцена. …
А пока по окончанию съемки он вернет актеру часть забранной жизненной энергии, вновь обратив процесс кормления вспять.
Что ж, рейф был не против: непосредственно к актеру как к человеку у него претензий не было. Они практически не общались. Да и сам актер, по всему, отличался от своего персонажа. Во всяком случае, когда их тропы в поселке киношников случайно пересекались, он всякий раз приветливо кивал инопланетянину, не пытаясь при этом завязать разговор. Рейф отвечал коротким сдержанным кивком, в свою очередь так же не стремясь к контакту. …
… Процесс возврата энергии как и в прошлый раз не занял и минуты, произведя на присутствующих уже знакомый рейфу эффект. Ну а затем, когда на глазах окружающих сперва почти моментально состарившийся, а потом вновь помолодевший актер сел, изумленно озираясь, к делу приступил человек из «Сферы», чей Хранитель, как и в прошлый раз, должен был аккуратно произвести выборочную коррекцию воспоминаний….

…Поздним вечером того же дня, когда Жорик, привычно развалившись поверх покрывала на своей кровати, дочитывал несколько дней назад синтезированную книгу, а рейф деловито шарился по многочисленным каналом визора, в дверь их коттеджа осторожно и в то же время уверенно постучали.
Рейф, поставив программу поиска на паузу, вопросительно повернул голову в сторону двери, как бы размышляя, стоит ли отвлекаться от штудирования телеканалов, отыскивая подходящий?
- Сиди, сиди, - сказал ему слайдер, отложив книгу листами вниз на раскрытой странице и легко поднявшись. – Я открою. …Должно быть, это Ахмет Нарзабаевич. Работы много, вот и припозднился…
Стив молча кивнул, возвращаясь к прерванному занятию. Он уже успел привыкнуть к тому, что излишне эмоционально шумный, по мнению рейфа, человек, являющийся главным создателем истории про джинна из далекого прошлого Земли, время от времени навещал их по вечерам, принося с собой угощение и затем разглагольствуя со слайдером, вспоминая отснятые за день сцены. Рейф редко принимал участие в их беседах, разве когда речь напрямую заходила об его персонаже. Да и то была пара фраз, касающаяся замечаний по той или иной сцене с участием джинна. Вцелом продюсер был доволен ходом съемки и отснятыми сценами и ничуть не сожалел о своем весьма необычном для киношников спонтанном решении занять на роль джинна представителя инопланетной расы в лице гостя «Сферы». По его признанию, сей опыт для него был первым, но уж столь необычной и весьма характерной была, по его уразумению, внешность рейфа, что продюсер просто не мог позволить себе упустить подобную возможность; другой такой могло бы впредь не представиться. И гость к всеобщему удовлетворению не обманул его ожиданий. Наоборот – он настолько слился со своим персонажем в момент его материализации, что скорее жил на съемочной площадке, нежели играл. Подобные случаи бывали и в среде людских актеров, но не часто и в основном среди малоопытных но от природы талантливых новичков: маститый актер прекрасно знал «подводные камни» подобного рода слияния и старался, играя свою роль, не подпускать эмоционально-информационной составляющей персонажа к себе слишком близко, всегда оставляя меж ним и собой некую незримую грань, позволяющую ему в дальнейшем на протяжении лет отыгрывать множество разных ролей, не будучи пленником какой-нибудь одной наиболее сильной энергоинформационной сущности. Но знал ли об этих нюансах инопланетный гость Земли? Вряд ли…
Будучи по складу характера а, может, исходя из менталитета своей расы внешне нелюдим и безразличен к окружающему миру, инопланетный гость, тем не менее, отлично справлялся с поставленной перед ним задачей. Намного лучше, чем Ахмет Нарзабаевич мог вообще ожидать, изначально в глубине души готовясь к возможным проблемам, которые могли возникнуть в процессе столь тесного делового общения представителей двух рас, об одной из которых ничего толком не мог сказать даже сопровождающий гостя. Единственно было известно, что раса, к которой принадлежал гость, именовалась рейфами - во всяком случае, так их называли жители альтернативной галактики Пегас, откуда родом был Стив, опять же получивший своё имя с легкой руки одного из союзников «Сферы» - некоего представителя экспедиции «Атлантиса» альтернативной Земли, передавших в своё время в качестве своеобразного подарка тело мертвого рейфа сотрудникам «Сферы», где тот в впоследствии обрел шанс на дальнейшую жизнь. А так же продюсеру удалось выяснить, что за время нахождения рейфа в стенах первой межпространственной станции «Сфера», тот обзавелся весьма нехарактерным для представителей своей расы хобби – коллекционировал вкусы людской пищи, на которую как-то подсалили его сотрудники «Сферы». Вот Ахмет Нарзабаевич и старался не упускать возможности лишний раз побаловать гостя. А еще главным интересом Стива в мире людей стал визор, за просмотром которого его всякий раз заставал продюсер, заглядывая вечерами, так сказать, - «на огонек». О том, что рейф по ночам не нуждался в привычном людям сне и отлучался из поселка, знал только Жорик. Но поскольку его отлучки не несли с собой никаких проблем для окружающих, слайдер решил никому о том не говорить. И если в первое время Жорик немного тревожился по поводу ночных прогулок рейфа, то в последующие ночи он просто оставлял открытой входную дверь и, как и все представители своей расы, беззаботно погружался в сон, чтобы утром застать рейфа в кресле, терпеливо дожидающегося напротив работающего визора пробуждения слайдера, дабы после необходимых человеку водных процедур, отправиться в местную столовую, а оттуда – прямиком на съемочную площадку…
… Но на этот раз интуиция подвела слайдера, поскольку, открыв дверь, он обнаружил на пороге отнюдь не продюсера с очередным уже ставшим традиционным презентом в руках.
В запоздалом госте Жорик к своему удивлению узнал актера, игравшего роль старшего братца главного героя сказки. Вот уж кого он ожидал обнаружить в качестве нежданного гостя в последнюю очередь, учитывая то, как Стив относился к его персонажу; задетому за живое рейфу стоило немало труда придерживаться сюжетной линии отыгрываемой сцены и не накинуться на актера прямо во время отыгрыша. А потому, как полагал Жорик, актер самосохранения ради впоследствии должен был обходить рейфа далеко стороной, что он, впрочем, и делал до сегодняшнего вечера.
Так что первой и единственной мыслью, возникшей в голове слайдера на тот момент, было опасение на счет возникших проблем, связанных непосредственно с последней отыгранной сценой с кормлением рейфа-джинна. Что, если актер накануне оказался излишне самонадеян, говоря, что искусство требует жертв? И что если, несмотря на обещанный контроль за процессом со стороны Стива, а затем возврат забранной энергии и последующие предпринятые Хранителем меры, проблемы все-таки возникли? Хотя внешне актер не выглядел ни больным, ни изнуренным кошмарами, ни даже испуганным и сбитым с толку происходящим.
И что самое интересное – явился гость тоже не с пустыми руками.
Последнее обстоятельство вновь заставило рейфа отвлечься от просмотра каналов, обратив внимание на пакет в руках гостя. По имевшемуся уже у него опыту Стив знал, что пакет далеко не пуст. Что ж, подобная людская традиция гостеприимства очень даже нравилась рейфу.
- Какие-то проблемы? – пропуская гостя в небольшую прихожую, отделявшую крыльцо от комнаты, на всякий случай осторожно осведомился Жорик.
- Проблемы? – переспросил малость сбитый с толку гость. – Нет…. никаких проблем… просто решил, что пришло время заглянуть к вам … Не хочется, чтобы у вас и вашего спутника остались обо мне неприятные воспоминания, связанные с моим персонажем…
Актер мазнул вопросительно-заинтересованным взглядом по сидевшему в кресле рейфу, с интересом приглядывавшемуся к пакету.
- Откровенно говоря, я давно хотел к вам заглянуть, пожалуй с самого начала. Но Ахмет Нарзабаевич отговорил, предложив отложить визит до того, как будет снята последняя наша совместная сцена, - продолжал актер, по ходу ища взглядом, куда поставить пакет. – И по всему он оказался прав…. Если б я пришел к вам раньше, это могло бы пагубно отразиться на отыгрыше дальнейших сцен вцелом. Ведь тогда у вас и, особенно у вашего спутника могло бы измениться отношение к моему персонажу. А в итоге оно получилось ровным счетом таким, какое тот и заслуживал…
- Надо сказать, вы хорошо, просто – отлично – играли свою роль, – заметил Жорик, кивнув на единственный в комнате стол.
- Спасибо, - откликнулся актер, поставив пакет на стол и принявшись вынимать подарки в числе которых – не иначе как с подачи того же Ахмета Нарзабаевича – нарисовалась вспотевшая узкая бутылочка вина…
От Жорика не укрылось, как при виде её заинтересованно сверкнули золотистые глаза рейфа.
- Тебе не нравится твой персонаж? – окончательно отвлекшись от экрана визора осведомился рейф.
- А кому он мог бы понравиться? – пожав плечами, вопросом на вопрос ответил актер. – Завистливый, жадный, коварный и излишне самонадеянный тип… У вас не найдется бокалов? – осведомился актер.
- Сейчас синтезируем, – оптимистично ответил Жорик. Через несколько минут три продолговатых бокала из небьющегося стекла уже стояли на столе.
- Хорошая вещь – бытовой синтезатор, – заметил актер, разливая вино. – Во времена моих далеких предков ничего такого не было. Приходилось пить прямо из горла, что не гигиенично и не эстетично…
- Наших далеких предков, - поправил Жорик. – За то сейчас все необходимое можно синтезировать непосредственно на месте. Ну а использованная вещь отправляется в утилизатор, где распадается на мельчайшие частицы, поступающие в накопитель и используемые в процессе последующего синтеза….И главное – никакого загрязнения окружающей среды.
Рейф с интересом слушал людей. Он, живя в «Сфере» на практике уже был знаком как с синтезатором, так и утилизатором, хотя и не интересовался непосредственным принципом их работы. Что ж, стоило отдать должное людям этого мира, вещи действительно стоящие, особенно в условиях замкнутого пространства, коим является корабль-Улей. Впрочем, в условиях корабля проблемы с отслужившими свое вещами решались просто – они собирались и выкидывались в открытый космос, либо «скармливались» кораблю.
- Вино болгарское, - разлив по бокалам, гость пригласил хозяев продегустировать темно-рубиновый напиток.
- Вы болгарин? – слегка удивился Жорик.
- Точнее – мой предок, – ответил гость. – Болгария, как вам должно быть известно. Меньше прочих европейских стран пострадала во время планетарного катаклизма. Удалось сохранить, хотя и не без труда, даже часть знаменитых виноградников. Мой дед увлекается виноделием и передал эту страсть отцу. Боюсь, у меня же на это просто нет времени…
- Вам приходится много путешествовать? – осведомился Жорик, по глоточку смакуя терпкое, но довольно приятное на вкус вино.
- Не то слово, – ответил актер. – У нас, актеров жизнь в постоянных разъездах – одна нога здесь, другая – там…
Жорик невольно припомнил актера, игравшего Сулеймана: едва был сыграна последняя сцена, как тот уже отправился в новый проект.
- Дома почти не бываем … - продолжал сетовать на свою жизнь актер. – Я уже и забыл , как мои домашние выглядят… А вы, – обратился он к Стиву, дорвавшемуся в очередной раз до понравившегося ему земного напитка, - вам много приходится путешествовать?
- Всю жизнь, – коротко ответил рейф, не считая нужным размениваться на объяснения.
- Вся жизнь в дороге, – понимающе кивнул актер. И вновь вернулся к прежней теме. - Надеюсь, мой персонаж не доставил вам забот? Я видел, как вы реагировали на его выходки. Но, сами понимаете, ничего не мог с этим поделать. В данной истории я играл отрицательную роль. Но когда, наконец, с вашей помощью, а точнее с помощью вашего персонажа я избавился от него, теперь могу сыграть кого-нибудь еще…
- И вам часто доводится играть подобные роли? – осведомился Жорик.
- По счастью нет, – ответил актер. - Ахмет Нарзабаевич пригласил меня, поскольку, по его словам, все прочие известные ему актеры, способные справиться с этой ролью, на данный момент уже были заняты в других проектах. В наше время сыграть отрицательную роль довольно сложно, поскольку менталитет и характер героя, его поступки подчас противоречат мировоззрению играющего роль актера. Поскольку, например, я сам никогда бы не сказал и не сделал бы то, что с легкостью делал мой персонаж. Я под час не мог понять логики его поступков. Многое из того, что он делал в нынешнее время считается психологическим атавизмом и нуждается в коррекции.
- И много у вас таких людей? – поинтересовался, явно думая о чем то своем Стив.
- К счастью единицы, – ответил актер. – И то в качестве редкого исключения. В прошлом было больше, но в нашем изменившимся мире с таким типом мировоззрения просто сложно жить, а потому незадолго после Ночи великого Очищения и последовавшего за ней катаклизма, часть людей, сумевших выжить, но до конца не изменившихся, в итоге вынуждена была покинуть Землю. В основном они, пользуясь помощью, оказанной представителями Галактического Центра, бежали на периферию, где еще остались миры, подобные Земле в её далеком уже прошлом . Некоторые впоследствии подались в космические пираты. Их эго было слишком сильно, чтобы пережить Ночь Очищения, и в то же время амбиции слишком велики, дабы принять перемены, где они уже не играли ведущую роль как прежде, а становились частью общества, живущего по общим законам. И где прежние связи и большие деньги не имеют значения… С другой стороны. Мир стал чище, и это не может не радовать. Такого рода людей интересно наблюдать на экране, нежели жить с ними бок о бок…
- Некоторым из моих коллег по роду профессии приходится время от времени иметь контакты с подобным контингентом, - сообщил Жорик. – Далеко не все известные альтернативные и сопредельные миры подобны нашему. И порой им приходится собирать волю в кулак и сдерживать себя, чтобы в порыве праведного гнева кого-нибудь случайно не убить…
- Вот вы, например, - вновь обратился актер к рейфу, – с трудом сдерживали себя, чтобы не накинуться на моего персонажа до момента, когда это было прописано в сюжете…
Рейф согласно кивнул.
- В другое время и в другом месте, – сказал он. – При нашей встрече твой персонаж не прожил бы и минуты, но здесь и сейчас я обещал, что ты, человек, останешься жив… Ты не похож на своего героя…
- Что ж, благодарю, что рассмотрели разницу меж нами, - откликнулся актер. – Быть может быть, мы еще когда-нибудь встретимся на съемочной площадке, но в иной истории и в иных ролях…
Рейф не ответил. Не в привычках его расы было загадывать на столь отдаленный промежуток времени. Его народ, храня генетическую память о прошлом, меж тем предпочитал жить в основном настоящим моментом, решая насущные проблемы.
- … и у вас получился в итоге отличный джинн, – меж тем продолжал актер. – Кто знает, возможно, они как раз были такими, каким вы его нам показали…
- Завтра отыгрываем последнюю сцену, – сказал Жорик. – Съемки практически закончились…
- Да, время летит быстро. Особенно когда занят делом, – согласился актер. – Ну что ж, спасибо за компанию и за участие в нашем проекте. Не буду более задерживать вас, поскольку завтра рано вставать…
Гость поднялся, собираясь уходить; время и впрямь было довольно позднее. За окном уже сгустились ночные сумерки, на территории поселка давно горели осветительные прожектора.
- И вам спасибо, что зашли, – сказал за обоих Жорик, проводив до крыльца и пожав на прощание актеру руку. Со своей стороны Стив благосклонно позволял сопровождающему его человеку из «Сферы» говорить от своего имени, особенно когда дело касалось незнакомого ему людского этикета….
… То, о чем говорил гость поневоле заставляло задуматься. Особенно упоминание о последних днях съемки. Рейф уже знал, чем должна закончиться история – завтра главный герой загадает свои два желания. Но на этот раз никакого кормления не будет. Последним желанием Рашид отпустит джинна домой, чем спасет свою жизнь.
Что ж, его джинн, получив в дар свободу, вернется в свой таинственный мир.
А он сам?
Стив как-то не задумывался над этим вопросом. Есть ли у него возможность вернуться? И хотя по негласным рейфским законам его жизнь отныне принадлежала людям «Сферы», это совсем не означало, что он в одночасье перестал быть рейфом и забыл свою Семью. Он думал о ней постоянно, особенно о том благе, которое можно было бы при случае позаимствовать для семьи у людей этого мира. Вопрос лишь в том, как, оставаясь здесь, передать полезные идеи и изобретения людей своим собратьям? Насколько он мог понять из объяснений сопровождающего его человека, его мир находился близко и в то же время недосягаемо далеко, за каким-то незримым Барьером, отделяющим один мир от другого. Именно этот межпространственный Барьер не давал ему возможности слышать в ментале голоса своих соплеменников.
Впрочем, за прожитое им в новом мире время он уже начал привыкать к тишине в ментальном эфире, однако свыкнуться с мыслью, что это навсегда, было сложно. Ментал – был главным средством общения его народа. Именно через ментал рейфы передавали друг другу информацию на значительные расстояния, делились знаниями и опытом, когда как люди этого мира, равно как и люди родного для него мира Пегаса, предпочитали иные – менее практичные и недолговечные, на взгляд рейфа – способы, одним из которых была живая речь. Она была доступна и его расе, но прибегали к ней рейфы нечасто и в основном при общении с людьми и представителями иных известных им рас, не достигших ментального уровня общения. К чему говорить словами, когда существует более объемный и яркий язык образов?
Что ж, возможно ему придется привыкать общаться как люди. Но это вопрос не завтрашнего и даже не послезавтрашнего дня. Завтра же его ждали съемки последней сцены истории, а потом уже успевший стать традиционным очередной прогон отснятого и обработанного материала, где ему покажут на экране, как его персонаж уйдет в свой мир….
Но это будет завтра.
Остаток же нынешней ночи всецело принадлежал ему. Привычно выключив визор и свет в комнате, поскольку, проводив запоздалого гостя, сморенный разговором и винными парами, человек из «Сферы» уже погрузился в сон, рейф в очередной раз покинул коттедж, удалившись по знакомой тропе в ночную степь, где он проведет оставшиеся часы до рассвета….
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:10:25 | Сообщение # 18
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
… Снимать последнюю сцену с участием джинна начали почти сразу после завтрака. Стоя в ожидании вне кадра, рейф в костюме джинна, к которому за время съемки успел привыкнуть, как всегда с отстраненным интересом наблюдал за происходящим, дожидаясь своего выхода. …
… Вот Рашид в компании своей девушки и нескольких друзей появляются на пороге опустевшей пиршественной залы, где еще недавно новый падишах праздновал так и не состоявшуюся свадьбу. В течение пары минут они молча смотрят туда, где нового падишаха постигла страшная смерть от руки джинна. И хотя тела там уже не было, рейф знал, что оно появится непосредственно во время прогона.
Затем Рашид переводит взгляд на одиноко стоявший кувшин; джин к тому времени, получив причитающееся ему по праву, вынужден был вернуться в свой сосуд…
- Может, не надо? – осторожно говорит подруга Рашида, догадываясь о намерении главного героя. – Посмотри, что случилось с твоим братом, когда он загадал своё последнее желание…
- У меня осталось два желания, - говорит Рашид. – И в отличие от брата, я знаю, на что их следует потратить…. Я думал об этом, сидя в темнице…
- Рашид! – девушка еще надеется его остановить, но тот уже решительно направляется к кувшину, осторожно берет его в руки. С минуту Рашид задумчиво любуется затейливым рисунком на поверхности старинного сосуда, затем осторожно, но уверенно трет ладонью его выпуклый бок, ставит на пол, отойдя в сторону и ожидая появления джинна.
И джинн появляется, как того требуют правила, материализовавшись из поднявшегося из недр кувшина туманного облака…
- У меня остались два желания, – обращается к джинну Рашид.
- И ты вызвал меня, чтобы их загадать, человек, - откликается джинн.
- Да, - отвечает Рашид. – Я хочу, чтобы все вернулось на свои места, как оно было до того, когда мой брат завладел кувшином и стал падишахом. …
Рейф-джинн кивает, делает рукой уже ставший привычным ему жест, исполняя желание…
Далее продюсер объявляет небольшой перерыв.
… Продолжение сцены снимали уже непосредственно в старой хижине Рашида, куда тот с подругой, кувшином и джинном перенеслись после исполнения  желания главного героя.
- А теперь твое третье желание, человек, – обратился к Рашиду джинн; голос джинна не выражал ни подспудной радости в предвкушении очередной расплаты, ни разочарования или удивления загаданным прежде желанием. В то время Стив уже знал, что именно должен будет загадать главный герой. Если он внутренне волновался или как-то эмоционально переживал, то внешне оставался по-прежнему невозмутим, вперив в главного героя цепкий взгляд своих янтарных глаз.
- Я желаю, чтобы ты вернулся домой, - сказал Рашид. – В свой родной мир джиннов…ты можешь исполнить его?
- Могу, – после секундной паузы ответил джинн. – Поскольку своим последним желанием ты разрушил заклятие, держащее меня в этом мире…
В голосе джинна прозвучала едва уловимая нотка торжества –  наконец-то он свободен.
…Затем, сложив руки на груди, джинн, не теряя достоинства, слегка поклонился главному герою…
Жорик не припоминал, чтобы этот момент обыгрывался в сценарии, однако все приняли его как своеобразный жест благодарности со стороны  джинна за освобождение. …
…Сцена была снята. Дальше за работу возьмутся уже знакомые Стиву техники, чтобы несколько часов спустя он мог наблюдать на экране, как после поклона его персонаж, вновь превратившись в бесформенное облако, исчезает в открывшемся в пространстве портале. …
…- Ну, вот и все, – донельзя довольный результатом подытожил продюсер, вместе с гостями из «Сферы» в очередной раз просмотрев обработанный техниками материал. – Джинн вернулся домой, а наша история подошла к своему логическому завершению. Я более не имею морального права вас задерживать, отнимая драгоценное время…Уже завтра поселок будет свернут, мы вернемся непосредственно на студию, где завершим окончательную обработку всего материала, который через неделю-другую превратится в полноценный фильм…
-Что ж, со своей стороны мы рады, что смогли вам помочь, – вновь за обоих ответил слайдер. – И желаем успеха вашему проекту. Если наше присутствие более не нужно, то вечером мы, пожалуй, вернёмся в «Сферу»… Вы правы, дел всегда хватает…
Слайдер вполоборота вопросительно покосился на стоящего возле рейфа, проверяя его реакцию на сказанное. Стив, похоже, не возражал. Сознавал ли он, что его маленькое приключение за пределами «Сферы» подошло к концу, и уже сегодня вечером они вернуться в гостеприимные стены станции, где его ждут привычная уже комната и визор?
… Съемки закончились.
И хотя все вроде бы оставалось по-прежнему, шестое чувство подсказывало слайдеру, что в душе и сознании их гостя за это время произошли необратимые изменения; невозможно контачить с миром и оставаться неизменным. Но вот какие – оставалось пока загадкой. Единственно мог предположить Жорик, что последняя им сыгранная сцена зацепила-таки гостя особенно сильно, нежели все предыдущие; уж слишком пристально впился рейф взглядом в экран во время прогона, наблюдая, как его персонаж, с которым он, похоже, успел сжиться, возвращается в свой таинственный мир….
Рейф ощущал в себе некоторую перемену, которую опять-таки не мог объяснить, поскольку снедаемые его эмоции не подавались анализу, не имея должного опыта в прошлом. Это было прежде незнакомое ему чувство, словно с уходом джинна он в одночасье лишился какой-то частицы самого себя. Нечто покинуло его, оставив после себя непривычную саднящую пустоту. В принципе его расе знакомо было чувство привязанности, но никогда еще оно не казалось самому рейфу столь сильным, а утрата столь ощутимой. Прежде он воспринимал внезапный и подчас трагический уход из жизни своих собратьев по Семье как неотъемлемую часть жизни, жиздящуюся на законе выживания сильнейших; кто-то погибал или терялся, на их место со временем приходили другие. Потеря любимцев из числа людей тоже не являлась в Улье сколько-нибудь значимой трагедией и вызывала у хозяев разве что чувство досады от осознания, что на их собственность кто-то беззастенчиво покусился, либо принятия факта, что питомец ценой своей жизни выполнил данное ему поручения. Хотя, случались и промашки, рождавшие в сознании хозяина иные чувства, и потеря быстро забывалась.
Но его персонаж не был мертв…
Он …
… - Он ушел … - первым нарушив тишину, произнес рейф, рассеянно обозревая открывающийся в окно флаера пейзаж, когда, распрощавшись с продюсером и его командой, они возвращались в «Сферу».
- Кто? – не сразу понял Жорик, выдернутый из глубин собственных размышлений.
- Джинн, - ответил рейф.
- Ну, так это хорошо, что он сумел вернуться, - оптимистично заметил слайдер. – Разве нет? Рашид своим последним желанием подарил ему свободу…
Рейф молча кивнул, соглашаясь. Что ж, джинну повезло, чего рейф не мог сказать о себе. Не смотря на гостеприимство и занятность окружающего его мира, невольная оторванность от Семьи привносила в существование рейфа определенный дискомфорт. Стив сознавал, что, не смотря на дарованную ему людьми «Сферы» новую жизнь, он никогда не сможет всецело стать частью их общества. И хотя они и напоминали ему легендарных «братьев рейфов», все равно меж ним и этими людьми всегда будет лежать незримая пропасть, обусловленная не только генетикой, но и рядом иных существенных, по мнению рейфа, нюансов, позволяющих  считать себя особенной расой и долгое время доминировать над людьми своей галактики.
«Мы слишком разные», - думал Стив. И честно говоря, джинн, не смотря на свою природную экзотичность, был куда как ближе и понятнее рейфу. Вот только, к сожалению, в этом мире не найдется второго такого Рашида, который бы вот так же подарил ему свободу . Окружающие люди не догадывались о связывающем его с этим миром неписанном законе жизни рейфов, а Стив был слишком горд, чтобы заговорить об этом. Молодняк с юного возраста учили, что каждая особь должна стоически переживать возникающие на её пути препятствия, с чем бы они ни были связаны, и в этом сила их расы. Стенать и жаловаться на судьбу – участь двуногой еды. В то же время, если складывались благоприятные условия, рейфу не возбранялось воспользоваться ими на собственное благо и благо Семьи. Это не считалось проявлением слабости…
- Ты уже скучаешь по нему? – осторожно осведомился Жорик, предпринимая очередную попытку разговорить гостя.
- Скучаю? – недоуменно переспросил рейф, пытаясь предать анализу прежде незнакомое ему слово, характеризующее, по всему, некое эмоциональное состояние, переживаемое людьми.
- Ну, это когда кто-то, к кому ты привык, внезапно исчезает из твоей жизни, и ты вдруг ощущаешь, что чего-то не хватает… - как мог понятнее попытался объяснить слайдер.
- Если это так, то да, – после непродолжительной паузы вынужден был согласиться рейф. - Это похоже на то, что ты говоришь…
- Ты прежде не испытывал подобных чувств? – видя замешательство собеседника, доверительно поинтересовался Жорик. - Когда приходилось терять кого-то, кто долгое время был рядом…
- Нам иногда приходится терять своих сородичей либо питомцев, но тогда было иначе, - ответил рейф. -Каждый из нас сознает, что подобные потери неизбежны и внутренне готов к ним. Здесь и сейчас иначе, и я не могу дать этому четкий анализ… Если б он был мертв, все было бы понятно, но он – ушел…
- Ты за время съемки успел порядочно привязаться к своему персонажу, - предположил Жорик, – позволив ему стать частью тебя. Такое иногда происходит с людьми, когда они сродняются с чем-то, что становится для них особо значимым, а потому, когда оно вдруг исчезает из их жизни, чувствуют внутри пустоту…
- И что вы в таком случае делаете? – поинтересовался рейф.
- Ищем положительные моменты, на которые можно было бы опереться, – ответил Жорик. - Скажем, я рад, что джинн сумел вернуться в свой мир. Это в некоторой степени облегчает боль утраты. А потом время залечит душевные раны…
…Рейф как и прежде выслушал, кивнул и вновь уставился в окно.
Что ж, со своей стороны он тоже был рад за джинна и даже где-то по-хорошему завидовал ему. Просидеть всю жизнь в кувшине, время от времени, когда представится случай, исполняя чьи-то желания – незавидная участь для могущественного существа; в том, что его персонаж действительно был могущественен, рейф более не сомневался. Не зря ж его, вытащив из родного мира, запутали клубком хитроумных законов, коим он был вынужден подчиниться, а затем посадили в кувшин. Люди боялись джиннов, хотя и не прочь при случае были воспользоваться их могуществом в своих интересах. И даже возможность взимания платы не дает полного удовлетворения, способного целиком и полностью компенсировать годы плена и унижения. Но теперь его персонаж был свободен.
«Люди вообще многого боятся, - вновь отрешенно подумал рейф, припомнив тех немногих, за кем ему довелось какое-то время понаблюдать в родном Улье. – Даже когда ситуация не связана напрямую с угрозой потери собственной жизни. В том числе, за тех, кто рядом…».
Последнее было рейфу не понятно. Прежде он не испытывал страха за своих собратьев, воспринимая их повседневную службу Семье, борьбу и уход из жизни как нечто естественное. Конечно, в некоторой степени было досадно сознавать, что, погибая, член его Семьи тем самым проявил слабость. С другой стороны это позволяло Семье обновляться, выбраковывая слабые звенья, а значит – становиться сильней по отношению к прочим конкурентам. Сила – залог выживания и процветания. Слабость – путь к гибели Семьи. …
« А кто я?» - внезапно с холодком в сознании подумал рейф. Ведь если судить с данной точки зрения, его вполне можно было счесть слабым звеном: он попался в расставленную лантийцами ловушку, был ими пленен и в итоге умер, что опять-таки вступало в логическое противоречие с фактом того, что он на данный момент жив. Только об этом никто из его соплеменников не знает и, возможно, уже никогда не узнает, если конечно не подвернется случай, который поможет ему, не теряя собственного достоинства, вернуться в родную для него реальность… .

5. Возвращение
(«Сфера». Аппоратменты начальника станции)
несколько дней спустя


… Жизнь постепенно входила в привычную колею. Слайдеры были заняты делами, которых у них всегда хватало с избытком: на станцию время от времени прибывали гости, возвращались из межпространственных экспедиций разведчики, привозили артефакты, требующие всестороннего изучения, анализа и систематизации. …
Стив же в последние дни после возвращения практически превратился в добровольного затворника, почти не покидая выделенной ему комнаты. Значительную часть времени рейф проводил за просмотром многочисленных каналов визора, иногда прерываясь для того, чтобы спустится в столовую и обновить гастрономические впечатления, пополнив свою коллекцию каким-нибудь новым для него вкусом. Все остальное время он пребывал в состоянии некой прострации, замкнувшись в себе. Жизнь станции и окружающего мира, казалось, его не интересовала. И хотя его присутствие в стенах «Сферы» и поведение не доставляло собой проблем для окружающих, душевное и эмоциональное состояние гостя не могло не беспокоить тех, кто однажды дал ему второй шанс на жизнь….
… - День добрый! – поприветствовал Жорик, нарисовавшись на пороге апартаментов начальника станции. – Не помешаю?
- Ни в коем разе! – откликнулся Ричард Мэлл, отвлекшись от просмотра отчетов недавно прибывших разведгрупп «Поиска». – Заходи, присаживайся! …Я даже рад, что ты заглянул, хоть будет повод дать отдохнуть глазам и голове…
- Что ж, рад, коль есть польза от моего визита , - улыбнулся Жорик, пристраиваясь на краю дивана и окидывая кабинет беглым взглядом, удовлетворенно отметив, что за его отсутствие в обстановке ничего разительно не переменилось. Эльфы, а Ричард Мэлл был на седьмую часть эльфийской крови, принадлежа, якобы, к древнему и легендарному народу Богини Дану, о чем свидетельствовала его несколько экзотическая внешность, по природе не слишком- то склонны к переменам в чем-либо, предпочитая стабильность как в окружающем их пространстве, так и в отношении с коллегами и друзьями.
- Чай? Кофе? - гостеприимно осведомился Ричард Мэлл. перебравшись из-за стола в кресло напротив.
- Спасибо, я успел позавтракать, - ответил слайдер.
- Как всегда походя и наверняка всухомятку, – предположил начальник. – Желудок то не казенный…
- Желудок пока ни на что не жаловался, – парировал доброжелательно Жорик.
- Когда начнет жаловаться, может быть поздно… - по-отечески предостерег начальник. И хотя по возрасту они были почти погодки, Жорику, да и некоторым его коллегам, чаще прочих общавшимся с Ричардом, иногда казалось, что тому на самом деле гораздо больше лет, нежели заявлено официально. Впрочем, с тех пор, как в обществе землян набрала популярность программа «Возраст без границ», позволявшая каждому индивидуально подбирать для себя тот биологический возраст, который более соответствует возрасту души, определить реальное количество прожитых человеком лет навскидку стало весьма проблематично. Впрочем, да и кому это было нужно? Как гласит поговорка: «Счастливые часов не наблюдают», чего уж говорить о годах. Каждый живет столько, сколько ему необходимо, дабы решить все поставленные перед собой задачи, пока душа не пресытится окружающим миром. Тогда человек просто перестает омолаживаться, и включается программа мягкой старости без букета старческих недугов, долгое время являвшихся настоящим кошмаром человечества прошлых тысячелетий. Период мягкой старости может длиться несколько десятилетий, позволяя ему а заодно окружающим его родным и близким, друзьям и коллегам морально и духовно подготовиться к его грядущему переходу на иной уровень бытия, превращая смерть в своеобразные Врата, ведущие из одной жизни в другую и тем самым оставляя надежду, что когда-нибудь его дороги с этим миром и теми, кого он в нем оставляет, вновь пересекутся….
- Вот когда начнет, навещу Медцентр, – беззаботно откликнулся слайдер. – Ты же знаешь нашу медицину. Для неё невозможного не существует….
- Как поездка? – осведомился Ричар Мэлл, меняя тему. Вопрос был чисто риторическим, поскольку на всем протяжении участия гостя в проекте по созданию восточной сказки, Жорик при содействии Хранителя держал своего непосредственного начальника в курсе происходящего как в поселке киношников, так и непосредственно на съемочной площадке.
- Поездка удалась, – ответил Жорик. – Не ожидал, что участие нашего гостя в проекте в роли джинна возымеет столь неожиданный успех…
- Что ж, рад за него, – откликнулся Ричард Мэлл. - Но вижу, тебя все-таки что-то беспокоит…
- Наш гость, – ответил доверительно Жорик. – А точнее – его нынешнее состояние. Он и прежде не отличался общительностью, а после возвращения из поселка киношников и вовсе замкнулся и почти не кажет носа из своей комнаты. Похоже, он довольно болезненно переживает уход своего персонажа. По признанию, для него это непривычное состояние, не имеющее опыта в прошлом, а потому не поддающееся анализу и, соответственно, контролю. Я со своей стороны посоветовал ему посмотреть на этот момент с другой стороны и порадоваться за своего персонажа, что тому, наконец, удалось обрести свободу….
- И что гость?
- Как всегда выслушал, кивнул в знак согласия, - ответил Жорик. – А потом опять погрузился в себя. …Приходится признать, этот пегасский орешек оказался мне не по зубам.
- Остается надеяться, что время сгладит эмоциональную остроту потери….
- Но сдается мне, дело не только в этом, - после минутной паузы поделился с начальником своими соображениями Жорик. – Джинн не просто ушел, он с помощью последнего желания главного героя получил возможность вернуться в свой мир. Быть может, Стив хотел бы последовать его примеру…
- А что ему мешает? – пожал плечами Ричард Мэлл. – Его здесь никто насильно не держит, он не пленник, он - гость и может уйти, когда ему пожелается. Равно как и остаться в нашем мире …
- Так то оно так, – согласился Жорик. - И все-таки мне кажется, что есть нечто, чего мы о нем не знаем, а Стив не желает об этом говорить…
- У него есть на то право, – заметил с пониманием Ричард Мэлл. – Ты знаешь, не в наших обычаях лезть кому-либо в душу, пока он или она сами не захотят её раскрыть…
- Все так, – согласился Жорик. – И все-таки, но если б он хотя бы обмолвился об истинной причине своего нынешнего состояния, мы могли бы попытаться ему помочь…
- Вероятно, он не хочет выглядеть в наших глазах слабым … - предположил Ричард Мэлл.
- Но никто у нас не считает его слабым, - возразил Жорик.
- У нас – да, – согласился Ричард Мэлл. – Однако вполне возможно, что для народа, к коему принадлежит Стив, оглашение проблемы, а тем паче – просьба о помощи уже может считаться признаком слабости. А слабость – категория неудачников…
- Где-то я уже это слышал…
- Насколько я помню, не так давно эту мысль высказал наш гость - доктор МакКей из «Атлантиса», – напомнил начальник. – Он со своей стороны долго не решался попросить содействия наших ребят, боясь ударить в грязь лицом. Хотел справиться со всем самостоятельно…
- Есть вещи, справиться с которыми водиночку весьма непросто, – заметил Жорик. – Друзья и коллеги для того и существуют, чтобы помочь, когда это необходимо. Вероятно, у нашего гостя просто не сформировано понятие дружбы. Стив как-то обмолвился об иерархическом строении своей Семьи. При таком раскладе забота о нуждах отдельной личности не является доминантной. На первом месте интересы Семьи вцелом. Мне это напомнило один роман-антиутопию про «счастливый мир», в котором фантазией автора человечество было превращено в Семью, где большинство представляло собой безликие винтики социальной машины, призванной обслуживать интересы руководящего меньшинства, а личные проблемы, чаяния и желания отдельной личности рассматривались обществом как своеобразный атавизм прошлого, подлежащий искоренению. Если Стив прежде жил в подобной семье, его можно понять….
- Попробуй еще раз осторожно разговорить его, – предложил Ричард Мэлл. – Как ты это однажды уже сделал в случае с предложением продюсера поучаствовать в проекте его фильма, а затем связи с возникшей у него проблемой после первого кормления, на примере двух стаканов кефира объяснив нашему гостю на практике разницу между привычной для него жизненной энергией человека и энергией кристаллинов, выступивших донором в процессе его «воскрешения»…
- Тогда он мне дал повод заговорить об этом…
- Возможно, он и сейчас дает нам повод, просто мы его не замечаем, - сказал Ричард Мэлл. - Во всяком случае, наш гость тебе доверяет более чем кому-либо из нас…
- Ты так думаешь? – с толикой сомнения осведомился Жорик. – Порой мне кажется, что он просто терпит моё присутствие, воспринимая как часть обстановки окружающей его реальности, лишь время от времени обращаясь по интересующим его вопросам. Но почти никогда не вступает в дискуссии. Спросил, получил ответ и вновь варится в собственном соку… За все время общения, пока я сопровождал его в поселок киношников, я узнал о нем не больше, чем в первые дни нашего знакомства. Информацию приходится собирать буквально по крохам… А как дела у наших коллег из биологического отдела, работающих над вакциной хоффанцев? Может, им удалось узнать больше?
- Боюсь, что нет, – со вздохом ответил Ричард Мэлл. – Хотя продвижки есть. Во всяком случае, на основе полученного нами от людей «Атлантиса» материала, удалось разработать антидот, способный в разы уменьшить негативные последствия применения вакцины и повысить процент выживаемости тех, кому она была привита.
- Что ж, хорошая новость! – оптимистично заметил Жорик. – Вы успели поделиться ею с нашими союзниками с «Атлантиса»?
- Сперва необходимо все как следует перепроверить. Мы должны убедиться, что антидот работает, и уже потом внедрять его в массовое использование…
- Все верно, – согласился Жорик. – Главное – не навреди, помогая… Вакцина хоффанцев явилась палкой о двух концах, одним из которых она ударила по рейфам, другим – по своим же создателям…-
- Если б только по ним, – заметил Ричард Мэлл. – Насколько нам стало известно, хоффанцы успели распространить вакцину по некоторым известных им мирам как единственное средство, способное спасти их жителей от нашествия рейфов. Естественно, страх перед рейфами взял вверх над осторожностью, и результат не заставил себя долго ждать…
- А с рейфами вам не доводилось больше работать? - после непродолжительной паузы осведомился Жорик.
- Нет, – покачал головой начальник. – Похоже, наш гость – единственный рейф, на котором была испытана вакцина. О других подобных случаях нам ничего не известно. …
- Что ж, пожалуй, я пойду, – сказал, поднимаясь с дивана Жорик. - По пути загляну к Стиву… Может, действительно удастся его разговорить, хотя на этот счет у меня весьма нехилые сомнения… Спасибо, что уделил минуту внимания…
- И тебе спасибо, что зашел, - откликнулся Ричард Мэлл. – Держи меня в курсе…
- Обязательно! – пообещал слайдер, прикидывая в уме, чем в данный момент может быть занят гость, и под каким поводом на этот раз следует завязать непринужденную беседу. Зная замкнутый характер рейфа, Жорик не особенно рассчитывал на успех, но и не скидывал со счетов Госпожу Удачу….
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:12:33 | Сообщение # 19
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
…Как и предполагал, гостя он застал в выделенной ему для жилья комнате, но не в кресле напротив визора, где тот обычно проводил время с дистанционным пультом в руке. Визор был включен, но гость его не смотрел, устроившись на полу, покрытом мягким коротковорсным паласом, спиной к работающему экрану и сложив перед собой пальцы в форме треугольника. На появление на пороге его комнаты человека Стив почти не отреагировал, лишь безразлично мазнув взглядом. Так ушедший в свои мысли человек реагирует на влетевшую в комнату муху: летает и пусть себе летает… Подобная реакция гостя на его появление не могла не озадачить слайдера. Возможно, причиной столь разительной перемены в поведении была хандра, прежде незнакомая природе рейфа. Но только ли эмоциональный разрыв с сыгранным персонажем был причиной поразившего гостя неожиданного для него недуга? Это то Жорик и собирался выяснить….
…- Привет! – доверительно поприветствовал слайдер, шагнув в комнату и демократично опускаясь на пол напротив. – Не помешаю?
Рейф не ответил, прикрыв золотистые глаза и продолжая свою молчаливую медитацию. Что ж, слайдеру к подобной реакции гостя было не привыкать. Жорик знал уже, что если б тому был не по душе его визит, он бы непременно отреагировал. В данном случае, рейфу, возможно, было все равно…
Какое-то время они молчали: рейф продолжал медитацию, Жорик задумчиво приглядывался к нему, соображая, с чего начать разговор. От внимания слайдера не ушли треугольником сложенные пальцы рейфа. Он уже видел подобное в первые дни их знакомства.
«Что это? Какой-то знак?» - подумал слайдер, не решаясь нарушить медитативную сосредоточенность гостя. Что ж, он дождется, когда рейф закончит свой очередной сеанс медитации. ...
…Некоторое время спустя гость открыл глаза и с молчаливым вопросом уставился на сидевшего напротив него человека, как бы спрашивая, что он здесь делает?
- Еще раз привет! – воспользовавшись моментом, произнес доверительно слайдер. – Проходил мимо, решил заглянуть… Кстати, давно хотел спросить, а что означает этот жест? – Жорик попытался воспроизвести подсмотренный им жест.
- Помогает концентрации, - ответил гость, поняв, о чем спрашивает человек. Рейф поднялся, Жорик последовал за ним, разминая затекшие от продолжительного сиденья ноги.
- Ты все еще пытаешься связаться со своими … - скорее констатация факта, нежели вопрос.
Рейф молча мотнул головой, словно отгоняя невидимую муху. Он уже давно оставил надежду, поняв, что все попытки преодолеть незримый барьер меж мирами бессмысленны. Сеансы медитации были необходимы, дабы привести мысли в порядок: слишком много информации, слишком много непривычных и непонятных для него, неподдающихся анализу эмоций. Нужно было время, чтобы разобраться во всем….
- Извини, если невольно задел, - по-своему поняв реакцию гостя, сказал Жорик. – Возможно, все дело в том, что мы слишком мало знаем о твоем народе…. За все время, что ты здесь, мы почти ничего так и не узнали, что позволило лучше тебя понимать, а, следовательно, оказать более действенную помощь, если такова необходима…
Рейф вполоборота стрельнул вопросительным взглядом. Прежде никто из людей не задавался вопросом узнать о его народе, а тем более пытаться понять. Люди либо поклонялись и добровольно служили, выполняя различные необходимые для Семьи поручения, либо убегали и прятались. Были, конечно, и такие, кто пытался оказывать вооруженное сопротивление.
Но здесь, в этом странном и не похожем на привычный мире все было иначе. Здесь не было рейфов. Но было немало иных рас. Одни в чем-то казались близки, другие – совершенно чуждыми и даже вызывающими непроизвольную антипатию. И, судя по тому, что довелось наблюдать ему с помощью экрана визора, здешние люди находили с ними общий язык. Если не получалось, привлекали посредников среди представителей близких по сути и природе рас.
- Постарайся понять, нам далеко не все равно, что с тобой происходит, - доверительно продолжал Жорик, внимательно наблюдая за реакцией гостя, которая подчас была красноречивее слов.
По всему человек не врал; рейф остро чувствовал, когда люди в недалеком прошлом пытались его обмануть. Что ж, люди этого мира уже не раз на деле доказывали свою практическую пользу, охотно отвечая на его вопросы, помогая разобраться в непростых для него ситуациях; Стив припомнил недавнюю историю с кефиром, пополнившим его коллекцию вкусов. Человеку на примере напитка удалось объяснить ему разницу между привычной людской энергеий, которой его народ кормился на протяжении многих тысячелетий, и той, что он невольно вкусил, вернувшись к жизни в этом мире. Может, стоило вновь попробовать довериться ему? Но гость не спешил, продолжая вполоборота сверлить человека оценивающим взглядом. Рейфа разрывали внутренние противоречия: с одной стороны ему хотелось поведать человеку о желании по примеру своего персонажа вернуться в родной мир, с другой – удерживали врожденная гордость и отсутствие опыта доверительных бесед с кем либо. Прежде, человек догадывался о возникающих у него проблемах сам, равно как и те, кого рейфы считают своими «братьями»; ситуация тогда сложилась такова, что в вопросах и разговорах просто не было необходимости – бедственное положение экипажа корабля было более чем очевидно. …
- Давай как в прошлый раз, – после некоторой паузы предложил человек. – Я постараюсь угадать суть твоей проблемы… Насколько я понимаю, причина твоего теперешнего состояния кроется в том, что твой персонаж получил возможность вернуться домой? Но это лишь вершина айсберга…
- Айсберга? – переспросил рейф, выхватив из сказанного прежде незнакомое для себя слово.
- Так называется плавучая ледяная гора в океане, - пояснил Жорик. – Её вершина возвышается над поверхностью воды, тогда как большая часть основания находится под водой и, как правило, бывает не видна. В давние времена айсберги послужили причиной гибели многих кораблей, которым довелось с ними столкнуться. Корабль натыкался на вершину, айсберг переворачивался, увлекая корабль под воду. Вот я и хочу сказать, что твоя проблема мне кажется похожей на айсберг. Ты скучаешь по ушедшему джинну, к которому успел привязаться, но дело, как мне думается, не только в нем…
- Не так сильно, – помолчав, откликнулся рейф. – Я успел смириться с его уходом…
- Стало быть, есть еще что-то, как-то связанное с этим…
- Прежде чем уйти, джинн получил свободу, – после очередной продолжительной паузы, произнес гость. – Последнее желание человека освободило джинна от тех уз, что держали его в мире людей и заставляли исполнять людские желания…
- Но ты тоже свободен, - заметил Жорик. – Ты не пленник в нашем мире, ты здесь - гость. А это значит, что ты можешь покинуть этот мир, когда пожелаешь. А если захочешь – можешь остаться. Никто не будет гнать тебя насильно, но и удерживать против воли тоже не станет…
Рейф как всегда выслушал и лишь молча покачал головой.
- Почему? – не понял Жорик.
- Я не могу уйти, – ответил рейф. – Люди «Сферы» вернули меня к жизни, и теперь отныне моя жизнь принадлежит «Сфере»…
- Вот оно что… - произнес задумчиво слайдер. Что ж, сотрудникам станции уже доводилось прежде сталкиваться с подобной традицией, когда спасенный ими представитель того или иного народа добровольно отдавал себя в своеобразное «рабство» спасителям, покуда не сможет вернуть долг. И никакие доводы не могли убедить его в том, что его жизнь и свобода не могут принадлежать никому, кроме него самого. Для него это было дело чести. – А кому принадлежала твоя жизнь до этого?
- Семье, – ответил рейф. – Жизнь каждого из нас с момента прихода в мир принадлежит той или иной Семье, частью которой мы являемся, пока живы.
- И куда бы ты хотел вновь вернуться, но не можешь, поскольку считаешь, что теперь неразрывно связан с нашим миром, - подытожил Жорик.
Рейф кивнул, чувствуя удовлетворение. Было непривычно и одновременно приятно сознавать, что человек «Сферы» вновь понял его. И как знать, если очень постараться, возможно, не смотря на разделяющую их народы генетическую и социальную разницу, он мог бы попытаться прижиться здесь и найти своё место в их обществе, если б не тоска по своим, по Семье, которая на протяжении многих лет была единственным смыслом его существования.
- И что нужно сделать, чтобы разорвать эту связь? – поинтересовался слайдер. – Чтобы ты почувствовал себя по-настоящему свободным…
- Отпустить меня, – ответил рейф.
- Это проще простого, – ответил слайдер. – Ты свободен и можешь покинуть «Сферу» и наш мир когда пожелаешь. …
- Нет, – покачал головой рейф. – У нас это может сделать только Королева…
- Поэтому ты хочешь, чтобы тебя официально отпустил наш начальник, – догадался Жорик. - Если проводить параллели с вашей Семьей, то в «Сфере» он как раз выполняет роль Королевы. Главнее его разве что Председатель Совета Земли. Но он к твоему возвращению в мир живых не имеет никакого отношения…
- А он согласится меня отпустить? – после непродолжительной паузы с некоторой толикой сомнения осведомился рейф.
- Разумеется, - заверил гостя слайдер. – С этим не будет проблем. Главное, чтобы тебе было куда возвращаться. Если мы тебя отпустим, ты сможешь отыскать своих?
- Мне известны координаты Врат нескольких планет, где у нас имеются базы, – ответил рейф. - Там я смогу дождаться свой корабль…
- Что ж, это звучит весьма обнадеживающе, – отметил Жорик. - Понимаешь, мы не можем отпустить тебя просто в никуда. Это все равно, что изгнать, поэтому мы должны знать, что, вернувшись в свой мир, ты будешь в безопасности…
- Вы всегда заботитесь о безопасности тех, кого отпускаете? – поинтересовался рейф. Подобная забота так же была для него в новинку.
- Всегда, – ответил Жорик. – Ведь в некотором роде мы несем перед Единым Разумом ответственность за их судьбу…Знаешь, когда-то в прошлом один человек написал историю про маленького принца, путешествующего с одной планеты на другую. И в этой истории есть хорошие и правильные слова: «Ты всегда в ответе за тех, кого приручил…». Так сказал маленькому принцу старый Лис, с которым тот познакомился во время своего путешествия. Тоже самое, на мой взгляд, можно сказать и о тех, кого мы спасаем, кому дарим вторую жизнь…
…Это было необычно, незнакомо, непривычно и в то же время приятно сознавать, что кому-то не все равно. И не верилось еще, что его действительно отпустят. Ведь не для того ему вернули жизнь, чтобы вот так запросто взять и отпустить.
Но тогда для чего?
На этот вопрос у рейфа по-прежнему не было четкого ответа. В прошлый раз на его вопрос человек ответил, что его вернули лишь по тому соображению, что живым быть лучше, нежели не быть. То есть, вернув жизнь ради самой жизни. Но это, по мнению рейфа, было не практично. Всегда должна быть какая-то цель: выведать полезную информацию, подчинить себе и заставить выполнять определенные поручения, смирить непокорных… В последнем случае особо ценный экземпляр подвергали многократной процедуре отбора, а затем возврата энергии, тем самым в итоге давая понять, что и его жизнь, и его смерть отныне в руках хозяина, интересом которого он должен служить. Его же просто вернули, в дальнейшем предоставив самому себе. Никто не пытался его подчинить или чего-либо выведать как лантийцы. Его почти ни о чем не спрашивали. По большей части спрашивал он сам и всегда получал ответы.
- Тогда я скажу о твоем желании нашему начальнику, - сказал слайдер. – И когда ты будешь готов, он тебя официально отпустит, чтобы ты, как и твой персонаж, смог вернуться к себе…

(некоторое время спустя)

- … Говоришь, он хотел бы вернуться, но не может, полагая, что отныне его жизнь принадлежит нам… - задумчиво произнес Ричард Мэлл, выслушав подробности последнего разговора своего коллеги с гостем.
Неписанный Закон Долга, Закон Жизни…
Иногда, чтобы даровать очередному подопечному возможность рассчитаться, его коллегам приходилось создавать ситуации, при которых долг мог бы считаться возвращенным. И это приходилось делать так, чтобы должник не догадался о отыгрыше, который мог быть воспринят должником как оскорбление.
В данной ситуации как, оказалось, все было намного проще – рейфа следовало официально отпустить. И только…
- Что ж, - ответил Ричард Мэлл. – Если он в этом нуждается, мы его конечно же отпустим.
- И для этого необходимо, чтобы его отпустил ты, - добавил Жорик. – Ты же у нас по статусу вроде Королевы…
- Ну-у, какая из меня Королева? – натянуто усмехнулся начальник. – Сдается мне, у Королевы в Семье миссия куда как более значительная, нежели просто командовать подчиненными…
...Даже на протяжении нескольких лет занимая должность руководителя первой опытной группы при Московском Институте Времени, а затем пост начальника станции, он никогда не считал себя сколько-либо важной персоной, да и не стремился к этому. Они все – весь коллектив – делали по сути одно общее дело: отправлялись в разведку, исследовали вновь открываемые миры, спасали, заботились, выручали и, конечно же – отпускали на волю, поскольку неволя даже самый лучший из миров способна в одночасье превратить в подобие золотой клетки.
«Что же он так долго молчал? - подумал Ричард Мэлл. – Давно уже мог быть дома…»
Молчал, пытаясь смириться с неизбежным, притерпеться, найти своё место в новом для него мире, где он был единственным представителем своего народа. И все это время скучал по Семье….
Что ж, это нетрудно было понять и принять. Сами собой пришли на память истории первых космических и межпространственных робинзонад, когда, попав в иной мир, населенный людьми, либо похожими на людей гуманойдными существами, оказавшими «робинзону» значимую услугу и даже по доброте душевной готовыми принять в свое сообщество, человек, как бы ему ни было хорошо в окружении новых друзей, всегда в глубине души скучал по дому. И каждый раз, даже в, казалось бы, на первый взгляд безвыходных ситуациях, обстоятельства складывались таким образом, что «робинзон» возвращался домой….
- Он сказал, куда отправится, когда мы его отпустим? – после непродолжительной паузы деловито осведомился начальник.
« Хорошо то, что хорошо кончается. Ну а мы в свою очередь утешимся мыслью, что наш очередной гость вернётся в привычную для него среду…» - Ричард Мэлл кинул вопросительный взгляд на коллегу, которому дольше прочих довелось контактировать с гостем. И хоть плодотворным общением их контакт назвать было затруднительно, все равно наверняка Жорик по-своему успел привязаться к Стиву. Что ж, для него это не первый и, думается, не последний подобный опыт…
- Да, – ответил слайдер. – Сказал, что знает координаты Врат нескольких планет, где у его Семьи какие-то базы. Там он надеется дождаться своих…
- Тогда пусть приходит, когда будет готов…

…После ухода человека, гость еще какое-то время пребывал в задумчивой прострации, погрузившись в себя.
Это оказалось одновременно и сложно и просто – довериться кому-то, кто действительно может помочь. И результат вновь превзошел ожидания – люди этого мира его действительно собираются отпустить.
Человек сказал, когда он будет готов.
А он уже готов…
Он был готов с самого начала, лишь неписаный закон Жизни связывал его узами с этим людским миром. И вот очень скоро эти узы будут порваны, он обретет свободу и сможет вернуться к Семье…
Единственно, что омрачало радость, так это подспудное воспоминание о том, что Семья бросила его, когда он оказался в руках лантийцев. Тогда за ним никто так и не пришел… Это можно было объяснить тем, что рейф-неудачник не достоин внимания Семьи. Но с другой стороны, ему, возможно, просто не удалось докричаться до своих в ментале. Рейф припомнил металлическую клетку, в которой его держали, защищенную энергетическим полем. Здесь же не было клетки. Однако её роль выполняла незримая Грань, отделяющая один мир от другого; в своё время человек в общих словах попытался объяснить ему геометрию Великого Кристалла, включающего в себя множество различных миров, похожих друг на друга и совершенно разных. За годы существования и работы станции люди «Сферы» открыли для себя лишь малую часть из них. Но и это было немало, учитывая тот объем работы, что приносило исследование вновь открытых миров. Полученная от человека информация в своё время вызвала у рейфа восторг от осознания масштабов непуганой дичи и одновременно досаду, что его народу никогда при всем желании до неё не добраться. Даже родной мир лантийцев на поверку оказался слишком далек и требовал значительной технической подготовки.
С другой стороны, оказавшись по воле судьбы, в ином для него мире, рейф открыл для себя немало нового, в том числе и новые альтернативные источники еды; Стив припомнил демонстрацию работы Универсальной Реанимационной установки, которую люди называли «воскресителем», некогда вернувшей его из небытия. Но она была слишком громоздка, чтобы послужить подарком родному Улью. Рейф вспомнил про упомянутые человеком энергетические ванны, которыми время от времени пользовались люди этого мира, а так же энергию кристаллинов, которую по возвращению в мир живых ему довелось вкусить. Такой подарок вполне мог реабилитировать его в лице Королевы. Но захотят ли люди этого мира поделиться своими сокровищами? Нечто подсказывало ему - поделятся...
Но тут сама собой возникала другая проблема: опять-таки, если он вернётся со столь необычным подарком, это вызовет неминуемые расспросы. Тогда придется рассказать, при каких обстоятельствах он оказался в мире за Гранью. А это значит, Королева и его собратья узнают о том, что он позволил заманить себя в ловушку, был пленен лантийцами и умер после странного кормления, а потом послужил подарком лантийцев людям «Сферы», в свою очередь подарившим ему новую жизнь ради жизни, а затем отпустившим.
Обо всем этом по ряду причин рассказывать не хотелось. Не было в его истории ничего героического и значимого, чем бы он мог по-настоящему гордиться.
Стало быть, он вынужден будет покинуть этот мир с пустыми руками. Новая жизнь сама по себе уже может считаться достойным подарком.
Рейф досадливо поморщился, но, прагматичный ум, выбирая из двух зол меньшее, остановился на втором варианте. Во всяком случае, если верить сказанному человеком, их народ задался целью найти для себя в альтернативном Пегасе – как люди называли его родную галактику – пару-тройку подходящих под строительство стационарных баз миров, а это значит, что рано или поздно его пути с людьми «Сферы» вполне могут снова пересечься. И вот тогда, при иных, более благоприятных для себя обстоятельствах, он не упустит своего и постарается обзавестись чем-нибудь полезным для своей Семьи. Возможно, даже получится склонить Королеву к Союзу с этими людьми, обрисовав ей все возможные выгоды подобных контактов….
А пока ...
Пока он возвращается домой.
Осталось только дождаться очередного визита человека, чтобы тот проводил его к своему начальнику, единственно способному даровать свободу….
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:13:43 | Сообщение # 20
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
… А потому Ричард Мэлл не удивился, увидав гостя на пороге своего кабинета. Немного удивило лишь то, что гость столь быстро собрался. Видимо, выбор им был сделан уже давно, и как только рейф понял, что препятствие к свободе вполне преодолимо, решил действовать, не тратя времени на пустые размышления и сомнения.
- Проходите, Стив. Присаживайтесь, – гостеприимно предложил Ричард Мэлл, обратившись к гостю по имени, которое тот получил с легкой руки лантийцев. Рейф досадливо поморщился, решив для себя в очередной раз просто проигнорировать навязанное ему имя. В этом мире, как и в любом из людских миров, где он успел побывать вместе с Семьей, люди не могут обходиться без имен и названий. Возможно, причина в том, что по характеру своей природы люди не имеют возможности пользоваться образами ментала. Что ж, эту досадную мелочь в принципе можно им простить. По сути, они не виноваты, что примитивны по сравнению с его народом.
Гость огляделся, перетупив порог.
Да, он помнил кабинет начальника «Сферы». За минувшее время в его обстановке ничто разительным образом не переменилось с тех пор, как он встречался здесь с представителями племени Носферату, а затем его знакомили с человеком, создающим историю про джинна. Обстановка кабинета невольно навевала приятные воспоминания; именно в этом кабинете он впервые попробовал напиток, именуемый вином. И поскольку он не видел вина в длинном списке электронного меню станционной столовой, то угощение заставляло его чувствовать себя привилегированной персоной, что опять же было приятно, придавая ему некий более высокий статус пусть даже в своих собственных глазах.
Завершив осмотр помещения и будучи удовлетворен увиденным, гость неспешно с присущим его расе достоинством опустился на диванчик; разговаривать сидя – еще одна странная на взгляд рейфа традиция людей. В его родном корабле-Улье правом сидеть при аудиенции располагала лишь Королева. Все прочие стояли. Даже в зале управления не было ничего напоминающего кресла, не говоря уже о диванах. Единственно в маленьком пространстве личной каюты наличествовало нечто вроде узкого жесткого лежака для временного отдыха.
- Вам чаю или кофе? – предложил начальник станции – опять же дань традиции гостеприимства.
Рейф покачал головой, давая понять, что не хочет ни того, ни другого. Вина бы он выпил, но его, увы, в этот раз не предлагали.
«Должно быть, вино пьют по особым случаям», – подумал рейф. Да и он пришел сюда чисто по делу.
- Что ж, мой коллега передал мне вашу просьбу, - угадав намерение гостя, начальник решил перейти непосредственно к интересующему гостя вопросу, опустившись в кресло напротив. – Вы хотите вернуться домой.
- Да, – ответил рейф. – Человек сказал, что вы меня отпустите…
- Это так, – подтвердил Ричард Мэлл. – У нас нет причин удерживать вас в нашем мире против вашей воли. И если вам есть куда возвращаться, мы со своей стороны поможем вам вернуться в родной мир…
- Но как вы это сделаете? – поинтересовался рейф. Он сам не помнил, как попал в этот мир, поскольку в тот момент находился в состоянии небытия и очнулся уже в новой для него реальности.
- С помощью портала, - охотно ответил начальник станции. – Проложим его в один из известных нам миров вашей галактики, где наши разведчики уже успели побывать. Там есть устройство, именуемое звездными Вратами…
- Да, мы используем Звездные Врата для перемещения с планеты на планету, - оживился рейф. – Но что собой представляет ваш портал?
- Вам не сказали? – несколько удивился Ричард Мэлл. – Я полагал, вы в курсе…
- Я не спрашивал, – ответил гость. Он тогда действительно не интересовался этим вопросом, занимаясь активным сбором информации об окружающем мире.
- Тогда предлагаю исправить досадное упущение, - предложил Ричард Мэлл, вставая с кресла и кинув взгляд на наручные часы. - Через пять минут возвращается разведгруппа Олега Ганькова. И вы можете сами увидеть, что собой представляет упомянутый мной Портал… Если вам конечно интересно…
Рейф согласно кивнул, поднимаясь вслед за человеком. Мысль о скором возвращении смогла победить навалившуюся на него хандру, вновь пробудив в нем интерес к техническим чудесам окружающего его мира.
- Поскольку время ограничено, предлагаю вам прибегнуть к помощи моего Хранителя. – предложил доверительно Ричард Мэлл. – Он перенесет нас прямиком к Ангару Перемещения…
- Что для этого нужно? – по-деловому поинтересовался рейф.
- Ничего сложного, – ответил Ричард Мэлл. – Просто возьмите меня за руку…
Рейф осторожно коснулся протянутой ему руки, ощутив приятное тепло человеческой ладони. Рукопожатия, как и прочие физические контакты, за исключением редких случаев, в основном касающихся Королевы и её ближайшего окружения, не входили в число взаимоотношений внутри Семьи и рассматривались как своеобразная шутка, заимствованная у людей. Порой было забавно наблюдать оторопь на лицах людей из числа питомцев, когда кто-то из его собратьев протягивал им руку, поскольку жест этот со стороны представителя его народа воспринимался людьми как потенциальная угроза. Тут же человек сам протянул ему руку….
..И через мгновение они оказались совсем в другом месте станции напротив входа в упомянутый начальником Ангар Перемещений.
Что ж, это действительно было быстро… Намного быстрее, чем гость мог себе представить.
- У нас этот способ называется телепортацией, – сообщил гостю Ричард Мэлл.
Они прибыли во время, сэкономив несколько минут, понадобившихся, дабы избавиться от побочного явления в виде легкого головокружения и дезориентации, часто проявляющегося у новичков, покуда их организм еще не привык к подобного рода мгновенным «прыжкам» в пространстве. Но даже если у гостя и слегка кружилась голова. Он не подал вида, с интересом изучая обстановку внутри Ангара, представляющего собой сферическое помещение, в центре которого на возвышении располагалась ограничительная рамка из двух металлических витых столбов с хрустальными набалдашниками. Конструкция, совершенно непохожая на привычные рейфу Врата. На стене напротив двери располагался плоский экран наподобие визора, только большего размера. Но в данном случае он не функционировал, поскольку не был нужен. Переливчатый зуммер дал сигнал к началу священодейства. Меж ограничительных столбов на возвышении прямо в пространстве сформировалось серебристое сияющее облако, из которого один за другим вышли трое разведчиков и, приветливо кивнув начальнику с гостем – единственным встречающим их возле Ангара – поспешили по своим делам. Сияющее облако исчезло, невольно напомнив рейфу тот портал, через который на экране во время прогона ушел его персонаж. Гость еще какое-то время молча буравил взглядом тот участок пространства, где минуту назад светилось серебристое облако портала. В сознании гостя, заимствованные в своё время из коллективной памяти, мелькали туманные воспоминания о том, что кто-то из его соплеменников некогда уже был свидетелем подобного явления. И было это в его родном мире, на одной из планет среди древних развалин. Картинке памяти соответствовал короткий эмоциональный всплеск, характеризующий переживания свидетелей данного явления: удивление, растерянность и даже невольный подспудный страх перед неизвестным прежде явлением. А еще досада от того, что желанная добыча ускользнула буквально у них перед носом, бесследно растворившись в сияющем серебристо-белом облаке, свернувшемся сразу же, как им был поглощен последний нырнувший в него человек.
- Так значит, то были вы… - произнес вслух гость, покосившись на стоящего возле него человека.
- Привет! …Ты о чем? – осведомился, обращаясь к гостю, материализовавшийся прямо из воздуха Жорик. Вероятно, он тоже для скорости воспользовался помощью своего таинственного и весьма могущественного Хранителя.
Если на гостя и произвело впечатление его внезапное появление, тот не подал вида.
- Коллективная память моего народа хранит один весьма интересный эпизод, - ответил рейф, - свидетелями которого были несколько моих сородичей. А именно, на одной из планет они видели похожее явление, именуемое порталом, поглотившее преследуемую ими добычу. …
- Должно быть, ты имеешь в виду историю с нашими разведчиками, - припомнил Жорик. – Они действительно в свое время использовали Портал, дабы спасти преследуемых твоими соплеменниками нескольких человек, приведя их с собой в «Сферу». Извини за досадную накладку. Но тогда наши парни спасали своих соплеменников, хоть и не были с ними до этого близко знакомы…
- Ты можешь не извиняться, человек, – ответил рейф. – Ваши люди сделали то, что должны были в виду сложившихся обстоятельств. – Что ж, иногда добыча уходит от охотника. Но впервые в опыте моего народа она ушла таким необычным для нас образом…
- Надеюсь, из-за этого твои собратья не оказались поставлены на грань голодной смерти? – участливо осведомился Жорик.
- Нет, – ответил рейф и пояснил. – В каждом корабле присутствует запас пищи на случай неудачного сбора. Иногда, словно предчувствуя наше появление, люди прячутся так, что мы не можем их отыскать, или успевают сбежать через Врата. Тогда, чтобы благополучно добраться до очередных угодий, мы кормимся из запаса, сделанного ранее на другой планете …
- Может вам стоит подумать о смене рациона, – предложил Жорик. – тем паче, что есть серьезный повод для этого: судя по последним сведениям, полученным нашими коллегами из биологического отдела от союзников с «Атлантиса», за то время, что ты провел у нас, у твоего народа, похоже, намечаются нехилые проблемы с едой. То, что некогда стало причиной твоей смерти, теперь убивает как твой народ, так и людей, в чей организм попадает. Извини, но быть может, тебе стоит повременить с возвращением?
Рейф вопросительно уставился на слайдера.
- Это не означает, что мы намерены тебя удержать здесь против твоей воли и желания, - пояснил Жорик. - Я предложил это ради твоей безопасности. Не хочется, чтобы, вернувшись домой, ты случайно напоролся на подобный «сюрприз» во время кормления. Наши ученые вместе с учеными «Атлантиса» работают над этой проблемой. И уже получили опытный образец антидота, который еще должен пройти всестороннюю проверку на предмет возможных побочных эффектов прежде чем будет введен в оборот…
- Благодарю за заботу о моей безопасности, – ответил рейф. – Но на базе, куда я собираюсь, есть запасы еды, сделанные задолго до упомянутых вами событий. Мне их с лихвой хватит до появления нашего корабля…
- А потом? – спросил Жорик.
- Потом мы отправимся в безопасные угодья и останемся там, пока все не наладится, – ответил рейф, словно это уже было решенным делом.
- Что ж, выбор за тобой, – сказал Жорик, понимая, что гость настроен весьма решительно и чувствуя себя последней свиньей, давая ему совет повременить. Но с другой стороны, ему вовсе не хотелось, чтобы их гость и подопечный, случайно напоровшись во время очередного кормления на жертву хоффанской вакцины, вновь оказался в небытии. Второго шанса на чудесное воскрешение может и не представится…
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:15:01 | Сообщение # 21
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
…Прощание не было долгим, без бурных эмоций и помпезных речей. Просто двое слайдеров предложили проводить гостя через Портал к Звездным Вратам. Гость дал понять, что не против, учитывая то, что у него прежде не было опыта пользования Порталом; сияющее облако вызывало в нем естественную опаску. И хотя за все прожитое им в новом мире время окружавшие его люди ни разу не дали повода усомниться в их искренних благих намерениях, некий процент недоверия оставался. Какими бы хорошими ни были хозяева этого мира, они все же были людьми. Одно из негласных правил успешного выживания его народа диктовало рейфу, что всецело нельзя доверять никому, даже своему собрату.
Как всегда в таких случаях в мир, куда собирались отправиться слайдеры вместе с гостем, сперва была проведена рейдовая разведка, отметившая в месте расположения Врат отсутствие признаков какой-либо разумной жизни. Похоже, с тех пор, когда слайдеры были там в последний раз, сопровождая новых нечаянных друзей и в дальнейшем союзников из «Атлантиса», на территории развалин не ступала нога ни человека, ни рейфа, что означало - слайдеров и их гостя на той стороне не ждет случайный «сюрприз», способный осложнить проводы одним, и возвращение в родные пенаты - другому.
Провожающих тоже не было за исключением дежурной команды диспетчеров, обеспечивших открытие Портала в заданную сетку координат.

Позже рейф, анализируя собственные ощущения и мысленно возвращаясь к новому для него опыту, пытался сформулировать для себя разницу прохождения через Врата и Портал. Портал внешне напоминал сияющее, но не слепящее, серебристо-белое облако. Оно не было ни холодным, ни горячим, ни влажным, ни сухим. Просто облако из материализованной энергии, вступив в которое, в итоге мгновение спустя оказываешься совершенно в ином месте на таком отдалении от точки входа, что и представить сложно. По сути то была искусственная червоточина через незримую Грань, отделяющую одну реальность от другой. Оно ничем не пахло, и при контакте не вызывало никаких особых ощущений, если не считать легкого, едва уловимого приятного покалывания открытых частей кожи, отдаленно напоминающее едва уловимый сквознячок….
Диспетчера для удобства путешествующих выбрали последнюю сетку координат, которой некогда пользовались при проводе атлантийцев, что избавило гостя станции и сопровождающих его разведчиков от сомнительного удовольствия топать по солнцепеку через территорию развалин на другой конец, где собственно и располагались Звездные Врата. Теперь же развалины были у путешественников за спиной, храня умиротворяющий покой и потихоньку, но неотвратимо хороня под горами строительного мусора и бурными зарослями сорных трав былое величие древней расы, тем самым  лишний  раз  напоминая  окружающему о бренности бытия.

Впереди на пологом холме возвышалось гигантское уже знакомое разведчиком кольцо, неподалеку от которого в траве средь песка и пыли располагалось так называемое наборное устройство. Набор одному гостю известной комбинации координат не занял много времени. Кольцо Врат ожило, выплеснув в пространство перед собой сгусток энергии, затем внутренность Кольца затянуло сине-белое, похожее на водную гладь, марево Горизонта Событий. Бегло оглядевшись, рейф уверенно направился к Вратам, чтобы, сделав еще шаг, раствориться в его сиянии….
Через несколько секунд Врата закрылись...
- Вот и все, - сказал один из слайдеров, продолжая задумчиво созерцать гигантское кольцо. В сказанном присутствовало удовлетворение с едва уловимой ноткой затаённой печали. - Еще один наш гость благополучно вернулся на историческую родину.
- Как и должно быть, – с интересом озираясь, заметил его коллега. – Со своей стороны мы можем только порадоваться за него…
- И надеяться, что ему повезет. И что наши пути когда-нибудь снова пересекутся…
- Что ж, вполне возможно. Мир тесен… К тому же, как показывает практика предыдущих контактов, время, проведенное иномирным гостями в нашем мире, не проходит для них даром. Рано или поздно, так или иначе, некоторые из них исподволь начинают искать пути пересечения, желая если не вернуться, то на какое-то время вновь соприкоснуться с атмосферой нашей реальности. Стив не исключение. Он вкусил достаточно, чтобы однажды захотеть обновить полученный опыт. Думаю, к тому времени мы не только отыщем для себя подходящий мир, но и построим стационарную базу. И что-то мне подсказывает, что наш приятель однажды непременно заглянет на огонек.
И быть может даже не один…

ЭПИЛОГ

АU. Галактика Пегас
Энное время спустя

***

…Как он и предполагал, корабль-Улей действительно появился. Он только не ожидал, что это случится столь скоро, рассчитывая провести в пределах базы довольно продолжительный отрезок времени. На базе было достаточно еды, и риск угодить в упомянутую человеком из «Сферы» ловушку ему не грозил, поскольку все запасы были сделаны задолго до того, как над его народом нависла реальная смертельная опасность, связанная с Источником необходимой для жизни энергии. К тому же энергия таинственного кристаллина оказалась настолько «густой», что он до сих пор не чувствовал голода. …
… Корабль прилетел, чтобы воспользоваться припасенными на базе «консервами». Он услышал их задолго до того, как легкий крейсер, отделившись от корабля-Улья опустился на поверхность планеты неподалеку от базы; ментал теперь был полон голосов собратьев, которые по-своему были рады его возвращению. Судя по той информации, что он успел почерпнуть в ментале, дела у его народа - и в частности Семьи – действительно оставляли желать лучшего. Незадолго до его возвращения в родной мир их корабль во время очередных сборов напоролся-таки на «сюрприз». В итоге несколько собратьев умерли, покормившись прямо на месте сборов, после чего Королевой был отдан приказ прекратить охоту до выяснения обстоятельств. А пока было решено, что Семья будет кормиться от ранее сделанных запасов, хранящихся на базах, что, по мнению Королевы, должно помочь продержаться какое-то время.
Что ж, похоже, он вернулся в подходящий момент. И хотя, опасаясь ненужных расспросов, он не прихватил из альтернативного мира никаких физических артефактов, у него в запасе оставалась идея, позаимствованная им от знакомства с народом Носферату. Её он и преподнес Королеве в качестве подарка. И сейчас, стоя в тронном зале, он молча и терпеливо ожидал вердикта Королевы, обдумывающей его идею, исподволь наблюдая за реакцией двух находившихся возле трона собратьев явно из числа особо приближенных, и в свою очередь ловя на себе их вопросительные взгляды.
Он мог лишь гадать, что им было известно – если конечно было - о его пленении лантийцами, послужившим в итоге причиной временного отрыва от Семьи и отсутствия в ментале. Те несколько особей низшего звена, что были с ним тогда – давно мертвы. И успели ли они перед смертью сбросить в ментал какую-либо информацию относительно сложившейся ситуации – было неизвестно. Во всяком случае, во время встречи на базе его не подвергли допросу, а история, которую он поведал в оправдание своего временного отсутствия, похоже, всех удовлетворила.
В прежние времена бывали случаи, когда тот или иной индивид или группа особей ввиду определенных обстоятельств отрывались от Семьи. Затем какое-то время спустя они либо возвращались, либо не возвращались вовсе. Все зависело от того какую цель они преследовали, от результатов поиска, ну и от сложившихся обстоятельств.
И все-таки толика сомнений оставалась, омрачая столь долгожданное воссоединение с Семьей.. … Ведь своим неожиданным возвращением он невольно мог перейти кому-нибудь дорогу. Но как бы там ни было, теперь все зависело от того, какое решение примет Королева…
… - Что ж, твоё предложение необычно и довольно интересно, - наконец, нарушив повисшую в тронном зале тишину, произнесла Королева. – Говоришь, люди сами будут отдавать нам своих соплеменников…
Королева натянуто усмехнулась, ибо звучало это как-то неправдоподобно: еще никогда на её памяти люди добровольно не отдавали её народу в качестве жертвы своих соплеменников. Бывали случаи, когда в дар приносили чужаков. Впрочем, её народу было без разницы - чужак или кренной житель угодий. Главное, чтобы жертвенный экземпляр соответствовал требованиям отбора.
- Тех, кто нарушил законы своего племени и соответственно представляет для остальных угрозу, – пояснил рейф. – Полагаю, из двух зол люди выберут меньшее…
- Что ж, это можно опробовать, - согласилась Королева. Разведка донесла, что ряд принадлежащих Семье угодий еще не были подвергнуты загрязнению, то есть там не наблюдалось повальной внезапно вспыхнувшей эпидемии среди людей, сопровождающей загрязнение Источника. А значит, если идея сработает в одном из людских миров, то данный метод отбора можно будет затем распространить и на другие, предварительно вынудив местное население ограничить или вовсе прекратить общение с другими мирами во избежание проникновения смертельной заразы. - У меня есть на примете подходящие угодья, к которым в данный момент мы направляемся….
… Корабль-Улей вышел из гиперпространства вблизи одного из людских миров, входивших в состав кормовых угодий Семьи, но не стал приближаться к планете, дабы не вызвать ненужную панику среди населения. Паника и последующие игры в прятки были сейчас Королеве не нужны. Выждав время, корабль послал на планету всего лишь одну стрелу с определенным заданием: Королеве нужен был человек – своего рода лидер, который, как полагала Королева, при верном подходе к делу со своей стороны должен был поспособствовать скорейшему претворению задуманного ею в жизнь.
И такой человек нашелся…
Некоторое время спустя стрела вернулась, доставив в своих недрах весьма важного в своем роде пассажира, которого в тронный зал привел пилот стрелы в сопровождении двух «солдат». Пассажир шел на подгибающихся ногах, ошалело озираясь по сторонам. Его захватили транспортным лучом, когда он в одиночестве вышел подышать на балкон. Нападение и захват были настолько внезапны, что никто из окружающих не то, чтобы что-то предпринять, даже, поди, понять не успели, что собственно произошло. И теперь, придя себя после материализации, он вынужден был тащиться в компании белобрысого инопланетянина по полутемному, жуткому коридору в сопровождении двух не менее жутких чудовищ с наростами на лицах.
Он знал о рейфах …во всяком случае, что такие существовали и несколько раз на протяжении истории его народа с промежутками в тысячелетия наведывались на планету, дабы забрать надлежащую им жертву. Затем они уходили и опять надолго исчезали. Но прежде чем уйти восвояси, уничтожали инфраструктуру планеты, откидывая людское общество едва ли не на уровень первобытно-общинного строя. И уцелевшим приходилось вновь все начинать с начала…
Хотя, если жертва была добровольной, то инфраструктура страдала несильно, что позволяло сэкономить силы и затрачиваемое на восстановление цивилизации время.
«Ну, конечно же! Они вернулись, и им нужна жертва!» – пронеслась в голове невольного гостя обжигающая холодом мысль, ведь жертвой отчего-то выбрали его. Это казалось несправедливым. Особенно сейчас, когда он достиг пика карьерной лестницы, заполучив, наконец, вожделенный пост Магистрата. Обидно умирать в столь неподходящее время…
- Умирать не придется, если ты сделаешь то, о чем тебя попросят, - внезапно пришел ответ на его невысказанную (или все-таки высказанную) вслух мысль.
Предавшись своим невеселым и пугающим мыслям, он не заметил, как путешествие закончилось в большой длинной зале с единственным не менее жутким креслом с высокой спинкой. В данный момент оно было пусто, поскольку хозяйка кресла стояла подле него, с интересом изучая его цепким пытливым взглядом, словно оценивая его возможности и, следовательно – потенциальную пригодность для воплощения своих идей. Его молчаливый провожатый и два сопровождающих длинноволосых урода беззвучно отошли в сторону, слившись с окружающим полумраком. Одно то уже было хорошо, что он более не мог их видеть, хотя и догадывался, что они где-то рядом.
Вздрогнув, он уставился на обратившуюся к нему особь, не сразу – возможно от страха – заметив, что с ним говорила особь женского пола, которая однако, на его взгляд, не так уж сильно отличалась от прочих инопланетян: такая же тощая, бледная, беловолосая с желтыми, как у хищного зверя, глазами с темным вертикальным зрачком. Такая же непредсказуемая и опасная.
«И, возможно, голодная…» - подсказал его внутренний голос.
-Ч..ч..что вам от меня н..надо? – через силу шевеля онемевшим языком осмелился произнести он.
- Тебя пригласили сюда, чтобы сделать твоему народу выгодное предложение, - исподволь смакуя его страх, ответила женская особь. – Мы могли бы прийти и стереть твой мир с лица планеты, как поступали до этого. Но ситуация изменилась, и потому в качестве доброй воли с нашей стороны мы предлагаем твоему народу добровольное сотрудничество.
Королева сделала паузу и выразительно посмотрела на человека, тем самым давая понять, какая высокая честь оказана его жалкому миру и соплеменникам.
Сотрудничество с пришельцами?!
Он, конечно, слышал от тех редких гостей, приходивших в его мир из других миров через Кольцо Предков, что некоторые из народов галактики в своё время покорились и добровольно оказывают пришельцам различные услуги, за что те не трогают их. Такие народы называли почитателями рейфов, и отношение к ним со стороны свободных людей было соответствующим. Но, с другой стороны, если это спасает народ от сомнительной перспективы стать едой для пришельцев, то почему бы и нет? Мудрый из двух зол всегда выберет наименьшее. Надо только сперва узнать, в чем будет заключаться предложенное сотрудничество? А именно – цену предложенной его соплеменникам безопасности.
- В ч.. чем з..заключается сотрудничество? - собравшись силами и преодолев сковывающий волю страх, осведомился гость.
- Ценю практичный подход к делу, – заметила Королева. – Думаю, мы сработаемся… От вас требуется не много - время от времени добровольно отдавать нам тех из твоего народа, что нарушают ваши законы, являя собой опасность для существования вашего общества. Как видишь, цена весьма невелика… Мы же со своей стороны гарантируем вам спокойное существование. Но вы еще будете должны прекратить все связи с прочими мирами…
- Да нас итак почти никто не посещает, – заметил гость, стараясь припомнить, когда в последний раз у них бывали иномирные гости. – Варимся в собственном соку…
- Вот и хорошо, – сказала Королева. – Возможно, вы уже слышали об эпидемии, унесшей жизни тысяч твоих и моих соплеменников…
-Н..не-ет, - ответил гость, вновь ощутив липкий холодок меж лопаток. Об эпидемии он действительно ничего не слышал. Не хватало ему еще одной напасти.
- Насколько нам известно, она распространяется через то, что вы называете Кольцами Предков, - сообщила Королева. – Её приносят люди. …
- К ..какие люди? – спросил гость.
- Пока мы не знаем этого, - ответила Королева, с трудом скрывая досаду. – Нам известно лишь то, что когда они приходят в новый мир, там вспыхивает эпидемия. Многие умирают… Именно поэтому необходима полная изоляция.
- Д..думаю, для нас это не будет существенной проблемой, - откликнулся гость. – Мы сами тоже ни к кому не ходим…
- Почему? – полюбопытствовала Королева. – Насколько нам известно, в твоем мире есть Кольцо Предков…
- Есть, но что от него толку? - пожал плечами гость. – Коль Предки лишили нас возможности покидать свой мир…
- У Кольца Предков отсутствует наборное устройство? – догадалась Королева.
- Похоже на то, – согласился гость. - Судя по Хроникам, некогда в давние времена оно находилось на орбите. Но затем Предки для чего-то переместили его на поверхность планеты, разместив на одном из малодоступных островов.
- Что ж, это даже хорошо, - после некоторого раздумья, заявила Королева. – Малодоступный остров и Кольцо Предков без наборного устройства … Вы можете оставлять свою жертву на острове. Мы же будем прилетать туда через Кольцо Предков, дабы собрать приношение…
- Да, действительно хорошая идея, – приободрился гость. – Чем меньшее количество моего народа будет знать об этом – тем лучше…
- Так значит, ты принимаешь мое предложение? – подытожила Королева. Гость пожал плечами, мол, а куда мне деваться?
- Но сперва мне необходимо обговорить этот вопрос с Советом, – заметил он. – В него входят доверенные люди. Они будут молчать… И потом нам надо все подготовить….
- Что ж, готовьте, – согласилась Королева. – Время мы вам дадим. А пока вас вернут на планету и вместе с вами отправиться мой посыльный….
Королева кивнула на выступившего из полумрака рейфа.
- Это так необходимо? – стушевался гость; тащить с собой на планету пришельца в его планы не входило. Как он объяснит это своим подчиненным и народу?
- Он проследит за соблюдением договора, – ответила Королева. – И даст нам знать, когда жертва будет готова…
Гость развел руками, как бы говоря, что он пасс.
- Просто моё возвращение в столь необычной компании, – сказал он, – может осложнить переговоры с Советом…
- Думаю, ваш Совет так же мудр, как и ты, и потому сделают верный выбор, - заметила Королева, опустившись в своё кресло и тем самым давая понять, что аудиенция окончена…
…Какое-то время рейф и Королева молча смотрели друг на друга, переведя общение в ментал, затем рейф развернулся и приблизился к гостю.
- Следуй за мной, человек, - негромко сказал он, направившись к выходу из зала. …
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:24:08 | Сообщение # 22
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
AU.Галактика Пегас «Атлантис»
некоторое время спустя/ кабинет доктора Вейр)


… - И что же вы хотите показать нам, доктор МакКей? – стараясь держать себя в руках и не выказывать излишнего любопытства, сдержанно поинтересовалась доктор Вейр у появившегося на пороге её кабинета ученого с интригующим рулоном в руках. Визит МакКея оторвал её от просмотра отчета одной из разведгрупп, возвратившейся с миссии незадолго до возвращения самого Родни, по просьбе доктора Беккета почтившего с визитом «Сферу»; ну не любил доктор Беккет ходить через Врата. Порталы слайдеров вызывали в нем не больше доверия, в то время как для Родни это был лишний повод для прогулки за Грань к альтернативным союзникам, учитывая совместную работу над решением проблемы последствий применения вакцины хоффанцев.
- Предлагаю подождать майора Шеппарда, – усилием воли пытаясь унять эмоции, откликнулся Родни. – Он должен вот-вот подойти. Думаю, ему тоже стоит это увидеть…
- Откровенно признаюсь, вы меня интригуете, Родни, - призналась Элизабет, пытаясь навскидку угадать, что за сверток притащил гений. Но единственно, что она поняла, так это то, что интрига как-то связана с этим самым свертком, а точнее – его содержимым.
Джон не заставил себя долго ждать. Однако явился он в компании Тейлы и здоровяка слегка диковатой наружности не так давно появившегося в «Атлантисе».
- Еще раз всем день добрый! – с порога поприветствовал присутствующих майор Шеппард. – Извини, Родни, надеюсь, ты не против, если Тейла и Ронон присоединяться к нам…
По сути это была просто вежливая констатация факта, коль они уже пришли, а потому Родни просто кивнул, интригующе развернув сверток, оказавшийся постером, прихваченным им по возвращению от альтернативных союзников. С виду постер как постер – реклама не так давно отснятой в мире альтернативной Земли восточной сказки, где весьма витиевато переплелись знакомые землянам с детства мотивы «Тысячи и одной ночи», преподанные в несколько ином варианте. Ничего особенного, если не считать технических наворотов в виде трехмерной проекции и подвижных изображений. Впрочем, на родной Земле атлантийцев уже стали появляться подобные ноу-хау. Так что в первый момент оставалось загадкой, что именно побудило гения двух галактик притащить постер в «Атлантис»? И почему именно этот? Наверняка в мире альтернативной Земли снимают не только восточные сказки…
- И что тут у нас? – несколько небрежно осведомился Шеппард, давая тем самым понять, что он несколько, мягко говоря, разочарован; из-за какой-то ерунды их с Рононом и Тейлой вытащили из спортивного зала, где Ронон демонстрировал новым друзьям приемы сатедианского рукопашного боя. – Откровенно говоря, не знал, что ты увлекаешься детскими сказками…
- Ты много чего обо мне еще не знаешь, – сдержанно парировал малость уязвленный очередным подколом Шеппарда МакКей. – Но дело не в этом. … Предлагаю внимательно посмотреть на постер и сказать, что вам в нем покажется странным…
- А что здесь не так? – с интересом рассматривая постер вслух подумала Элизабет. Оформленный в восточных традициях, постер по-своему мог считаться произведением искусства. В центре помещались переливающееся название сказки на фоне старинного восточного кувшина, а по бокам располагались движущиеся эпизоды из фильма, демонстрация которых дополнялась опять-таки восточной музыкой в стиле «Тысячи и одной ночи». Все вроде было на месте…
Разве что…
- Этот вот явно вылитый рейф, – нахмурившись, первым выдал Ронон, приглядевшись к материализующемуся в одном из эпизодов джинну. – Ваши альтернативные союзники общаются с рейфами?
Ронон недоуменно покосился на Джона, явно ожидая объяснений; за время, проведенное в «Атлантисе», от Шеппарда и Тейлы а так же Родни он успел узнать о контакте атлантийцев с жителями альтернативной Земли, с которыми отряд Шеппарда как-то совершенно случайно пересекся на одной из планет Пегаса с последующим обоюдным подписанием Соглашения о взаимовыгодном сотрудничестве. Но никто не говорил, что альтернативные союзники «Атлантиса» при этом на равных якшаются еще с его врагами. А в том, что на одной из движущихся картинок именно рейф, пусть и в довольно странной, непривычной для рейфов одежде, Ронон ничуть не сомневался. Своих заклятых врагов он узнавал сразу и издалека, в каком бы обличии они ни представали.
- Насколько я знаю, нет, – авторитетно заверил МакКей. – И думаю, этому должно быть какое-то иное объяснение…
- Действительно, - сказала Элизабет, присматривавшаяся к колонке с указанием как авторов и изготовителей фильма, так и исполнителей главных ролей, где напротив роли джинна ясно читалось расовая принадлежность и имя, данное в свое время рейфу в «Атлантисе».
- Учитывая опять же то, что данный рейф, когда его передавали альтернативным союзникам, был мертв, – заметил Шеппард. – При желании доктор Беккет может подтвердить данный факт, поскольку лично делал вскрытие трупа рейфа.
- Вы отдали вашим союзникам мертвого рейфа? – удивился сатедианин. – Зачем?
- Отчасти чтобы помочь им в исследованиях, отчасти дабы замести следы экспериментов хоффанцев, – ответил Шеппард. – Хотели как лучше … Ты же, полагаю, знаешь, что сделают с планетой рейфы, прознай они, кто именно повинен в загрязнении их основного Источника питания… впрочем, учитывая упертость самих хоффанцев, рейфы могут и опоздать с возмездием. Видишь ли, - продолжал Шеппард на вопросительный взгляд сатедианца, - хоффанцы в свое время не без нашей помощи разработали вакцину, которая затрудняла процесс отнятия жизненной энергии и со временем теоретически должна была побудить рейфов отказаться от кормления людьми. Однако при непосредственном испытании на практике выяснилось, что вакцина не только затрудняет процесс кормления, но и впоследствии убивает покормившуюся особь.
- Так это хорошо! – искренне одобрил Ронон.
- Отчасти, - встрял Родни. – Поскольку вскоре так же выяснилось, что вакцина убивает не только рейфов. Из ста привившихся хоффанцев умерла почти половина. Мы предупреждали их главу повременить с массовой вакцинацией, но нас просто никто не стал слушать. Даже, несмотря на массовые смерти, вакцинация продолжается, а потому народ Хофа имеет все шансы почить прежде, чем рейфы до них доберутся…
- Однако, судя по тому, что мы видим, наш беловолосый «друг» жив – здоров, еще и снимается в сказке… - заметил Шеппард.
- Откровенно говоря, это меня и озадачило, – признался МакКей. – Это не может быть наш рейф…
Родни вопросительно окинул взглядом присутствующих, словно ища у них поддержки в данном вопросе.
- Но здесь написано – «в роли джинна рейф Стив», - Элизабет озадаченно посмотрела на МакКея.
- Возможно, ты нам что-то не дорассказал о наших альтернативных союзниках, Родни, – заметил Шеппард, мысленно гадая, каким образом сотрудникам «Сферы» удалось не только оживить прошедшего операцию вскрытия рейфа, но и в дальнейшем подбить его на участие в съемках фильма. Джон вновь припомнил все, что успел узнать о рейфах и вновь пришел к выводу, что это практически невыполнимая задача; рейфы воспринимают людей как пищу и вряд ли кто либо из них согласился на подобную авантюру, сочтя это ниже своего достоинства. Рейфы вообще не склонны вступать в добровольные контакты с людьми за исключением тех случаев, когда необходимо получить от очередного пленника интересующую их информацию прежде, чем пленник будет энергетически высушен. Вряд ли бы Стив сделал исключение для сотрудников «Сферы»…
И все-таки шестое чувство исподволь шепнуло Джону, что, похоже, примерно так оно и было. Нет, МакКей определенно что-то утаил….
И это не нравилось майору, поскольку он не мог не замечать, что мир альтернативной Земли оказывает на ученого свое непосредственное влияние. Не зря же Родни не упускает возможности лишний раз отправиться за Грань, прикрываясь интересами экспедиции.
- Что ты имеешь в виду? – подозрительно осведомился Родни.
- Технологии, - ответил Джон. – Их настоящие возможности … ты же какое-то время работал и жил в том мире... То, что мы видели своими глазами в исполнении Хранителя Антона – может быть лишь верхушкой айсберга.
- Хочешь сказать, люди альтернативной Земли обладают возможностями возвращать мертвое к жизни? – осторожно осведомился гений, уж слишком фантастично это звучало. Конечно, в фантастических романах и фильмах такие технологии существовали. В том числе и на их родной Земле. Даже легендарный ученый Виктор Франкенштейн в свое время сумел создать и оживить своего гомункулуса. Но фантастика тем и отличается от реальности, что зачастую выдает желаемое за действительное.
- Я не утверждаю, я лишь предполагаю, – продолжая задумчиво разглядывать постер, откликнулся Шеппард, ища в уме возможные логичные объяснения тому, что было перед его глазами.
- Кстати, смею напомнить, это была-таки твоя идея – передать альтернативным союзникам тело рейфа! - после непродолжительно паузы решил пойти в наступление МакКей.
- Но я же не знал, что они его оживят, – обескуражено пожал плечами Шеппард. Действительно «сюрприз» так «сюрприз» …
- Никто этого не знал, – примиряюще сказала Элизабет.
- Возможно, – согласился сдержанно Шеппард. – Хотя кое-кто мог знать, но почему-то решил промолчать…
- Опять же, напоминаю – я занимался написанием программы межпространственного моста, а не шпионскими играми! – возмущенно возразил гений, сообразив, в чей огород камень. – И вообще, я как ученый считал и считаю подобное практически невозможным!
- С нашей точки зрения, - поправила Элизабет. – Но насколько мне известно, наши альтернативные союзники шагнули далеко вперед. И невозможное для нас, Родни, для них вполне заурядное событие. Как, скажем, полеты человека в космос. Вспомните, какой ажиотаж вызывали первые запуски. Сейчас же работу наших астронавтов на орбитальной станции мы воспринимаем как нечто само собой разумеющееся. Особенно в свете того, где мы сейчас сами с вами находимся… Для наших дедов в их время это тоже считалось невозможным, что не отменяет данности происходящих событий.
- Но я действительно не знал, что они на это способны … - растерянно пробормотал МакКей. Он действительно не знал. А, считая эту возможность нереальной, даже не интересовался этим.
- Или тебе просто не сказали, – заметил Шеппард.
- А они не обязаны были мне говорить, – возразил МакКей. - В Соглашении имеется пункт – кстати, прописанный нашими юристами из МНК – о невмешательстве во внутренние дела друг друга. Уже согласно этого пункта наши союзники могут поступать с переданным им телом рейфа, так как сочтут необходимым, не ставя нас в известность. …Но я не понимаю, зачем им было нужно оживлять рейфа? Мертвый рейф на мой взгляд в плане исследования намного безопаснее живого….
- Может быть, из любопытства, – предположил Шеппард.
Родни пожал плечами. Подобного любопытства в отношении рейфа он не понимал, хотя как ученый порой сам грешил подобным. Правда, только исключительно в отношении техники. Но техника – это не оживший рейф. Гаджеты хотя бы можно контролировать.
- Видишь ли, Родни, – после непродолжительной паузы сказал Джон. – Если таковая техника по оживлению у наших альтернативных союзников существует, и если они действительно вернули нашего рейфа в мир живых, нас в обозримом будущем могут ждать проблемы….
- Проблемы? Какие?! - вскинулся МакКей. О возможных проблемах для себя и Города, связанных с гипотетическим оживлением рейфа альтернативными союзниками он в данный момент думал меньше всего. Странно, что за время пребывания в стенах «Сферы» никто не говорил об ожившем рейфе, во всяком случае, выглядело все так, словно возвращенный из небытия рейф не доставил сотрудникам «Сферы» своим возвращением никаких хлопот.
« А ведь он наверняка должен был быть ужасно голоден, – подумал Родни. – Интересно, каким образом сотрудники «Сферы» обеспечивали его рацион? Ведь они уже в курсе, чем, а точнее кем именно питаются рейфы…»
- Рейф был у нас и знает о существовании «Атлантиса», – ответил Шеппард, припоминая свои «задушевные» беседы с пленником. – Кстати, ты его случайно там не встречал?
- Не-ет, кажется, нет… - порывшись в памяти, ответил Родни. – В «Сфере» вообще-то много разного народа бывает, но если б я вдруг встретил в коридорах «Сферы» живого рейфа…
Вот именно, если б он вдруг встретил в одном из коридоров Стива во плоти….
Но ему не дали подумать о том, чем могла бы закончиться для них обоих подобная встреча.
- Тебя самого, поди, пришлось бы тогда воскрешать из мертвых, - пошутил Шеппард. – Учитывая то, что ты принимал непосредственное участие в пленении рейфа, Стив мог тебя запомнить...
- А тобой, помнится, он обещал покормиться, как только выйдет из клетки «Атлантиса», – в свою очередь не преминул напомнить Родни, невольно ощутив неприятный холодок меж лопаток; рейф действительно мог случайно его запомнить. Так что возможно оно даже к лучшему, что их пути в «Сфере» ни разу не пересеклись, если конечно рейф на тот момент все еще находился в пределах станции. Насколько он успел узнать сотрудников «Сферы», слайдеры вполне могли его отпустить. Отпустили же они в свое время их команду и даже со своей стороны помогли вернуться в «Атлантис». А если учесть, что рейф в их понимании такой же житель галактики как, скажем, Ронон или Тейла, то вряд ли они станут относиться к нему иначе.
«Хотелось бы только знать, как им удалось его приручить?» - подумал Родни, мысленно пожалев, что, будучи в «Сфере» не потрудился поинтересоваться дальнейшей судьбой переданного им тела рейфа. Но кто же мог знать, что у их подарка может оказаться столь интригующая история?
Рейф, снимающийся в кино …
Сознание ученого до конца не могло поверить в возможность подобного. Однако постер, который он совершенно случайно в последний день углядел в кабинете начальника станции, наглядно свидетельствовал, что, похоже, в мире альтернативной Земли возможно все…или почти все…
- Я помню, - ответил Джон. - Поэтому для всех было бы лучше, если б рейф оставался мертвым… Кстати, не помешало бы исподволь разузнать о дальнейшей судьбе нашего «друга». Если рейф вдруг решил сменить место жительства и податься в киноактеры, возможно так оно даже и лучше…
- Боишься, что Стив невзначай решит нагрянуть в гости? – не упустил возможности в свою очередь поддеть товарища Родни, – дабы, наконец, исполнить своё обещание…
- Опасаюсь, что он может прийти не один, – ответил Шеппард.
- Впрочем, пусть приходит, – сказал Родни. – У Города есть защита, так что нас голыми руками нас не взять…
- Однако нам не помешало бы подстраховаться, – предположил Шеппард. – Так, на всякий случай…. Интересно, как там у дженаев продвигается работа над бомбой?
- Насколько мне известно, они подошли к последнему этапу, – ответил Родни. – Во всяком случае, так было до моей командировки в «Сферу»…
- Тогда бы не мешало заглянуть к ним «на огонек», дабы лишний раз убедиться, что все идет как надо, – предложил деловито Шеппард. – А заодно договориться о возможности испытания. Даже если рейфы не придут, мы можем сымитировать нападение на Город и, прикрывшись щитом, активировать бомбу, а после пустить слух, что Город уничтожен, что позволит нам выиграть время, пока мы отыщем базу Древних с хранилищем непочатых МНТ.…
- Это можно, – согласился Родни. – Когда вылетаем?
- Можно завтра с утра, - предложил Шеппард. – Кстати, ты случайно не захватил с собой диск с копией фильма? – Шеппард кивнул на постер.
- Не думал, что ты интересуешься детскими сказками, – не без иронии откликнулся Родни, возвращая Шеппарду должок.
- Чисто спортивный интерес, – невозмутимо ответил Шеппард. – Хотелось бы хоть одним глазком взглянуть, что наши альтернативные союзники учудили с рейфом, а заодно не отказался бы узнать, как им это удалось… Ну так как?
Родни кивнул, торжественно достав из нагрудного кармашка упаковку с диском. Чтобы он да упустил подобную возможность!
- Когда будем смотреть? – поинтересовалась доктор Вейр.
- Может, вечером, - предложил МакКей. – Когда у всех будет свободное время.
- Не забудь запастись попкорном, – напомнил Шеппард.
- Тогда с тебя сандвичи и «Кола», - парировал Родни. – А вы придете? – поинтересовался он у Тейлы с Рононом, с мрачным видом прислушивающимся к разговору. То, о чем говорили новые хозяева Города Предков, выходило за рамки мировосприятия сатедианца, и Ронон был порядочно озадачен и растерян, не зная как теперь ему относиться к появившимся у него друзьям. Хотя он то со своей стороны никаких Соглашений о сотрудничестве с альтернативными землянами не подписывал. И вообще ничем им не обязан.
- Возможно, – уклончиво ответила атозианка, не меньше Ронона озадаченная происходящим. Воистину люди альтернативной Земли были полны сюрпризов. И, похоже, это их не первый сюрприз и, надо полагать, не последний…
…Но это уже совершенно другая история….

КОНЕЦ


Сообщение отредактировал Kitten - Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:34:01
 
Форум » Творчество фанатов » Фан-фики » Пересечение миров («Сфера» и «Атлантис») Подарок… ((эксперимент продолжается))
Страница 2 из 2«12
Поиск:











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ