Заголовок
Сегодня Суббота, 23 Сентябрь 2017,

на часах 01:24:53 (мск)

Главная страница | Регистрация | Выход | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

[ Полезная информация ] [ Новые сообщения · Участники · Устав (правила форума) · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 212»
Форум » Творчество фанатов » Фан-фики » Пересечение миров («Сфера» и «Атлантис») Подарок… ((эксперимент продолжается))
Пересечение миров («Сфера» и «Атлантис») Подарок…
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:11:02 | Сообщение # 1
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Название: Пересечение миров («Сфера» и «Атлантис») Подарок…
Автор: Kitten
Бета: (сама + Ворд)
Рейтинг: РG +13
Жанр: AU, кроссовер, приключения, юмор, всего помаленьку… (временами POV)
Диклеймер: что не моё, то принадлежит своим авторам.
Персонажи: сотрудники ЗВА, частично ЗВ-1, станции «Сфера» рейф Стив и многие другие по ходу сюжета…
Размер: завершен
Предупреждение 1: своеобразный литературный эксперимент продолжается.
Предупреждение 2: поскольку данный мир "Атлантиса" альтернативный, возможны как хронологические расхождения в некоторых известных нам событиях, так и в их содержании.
Предупреждение 3: это не попытка переписать сюжет известного нам сериала, а просто желание автора удовлетворить своё любопытство на тему «а что же дальше?» и что будет, если в известный нам контекст франшизы вмешается неученый её изначальными авторами фактор, коим являются вновь обретенные атлантийцами союзники из альтернативной реальности Земли с их собственным восприятием сих самых событий. Так что истории будут писаться и выкладываться по мере участия в них кого-либо из альтернативных союзников и опускаться те, в коих они участия не принимали.
Предупреждение 4: временами взгляд на происходящее будет даваться от лица конкретного действующего персонажа.
Продолжение. -




«Неисповедимы твои Пути, Господи…» (с)


«Атлантис»
…энное время спустя…


… - Вы действительно уверены, что стоит втягивать в это дело наших альтернативных союзников? – заслушав в очередной раз краткий отчет команды майора Шеппарда, с толикой сомнения осведомилась доктор Вейр, понимая, что история, в эпицентре которой они невольно оказались из чисто человеческого желания оказать помощь ученым с Хоффана, выставляет их не в лучшем свете. Ведь по сути, открыв бутылку с джинном, они невольно подписали приговор десяткам тысяч граждан галактики.
Единственно, что их может оправдать, так лишь то, что и доктор Беккет, непосредственно работавший с хоффанцами над вакциной, и майор Джон Шеппард, являющийся инициатором этой работы и одновременно отвечающий за безопасность миссии, предупреждали хоффанцев и просили не спешить.
Не их вина, что потерявший от эйфории голову Канцлер Хоффана не внял их просьбам и предостережениям. Его не остановила даже смерть половины из числа тех его соплеменников, кто успел пройти вакцинацию. Хуже того - упрямый Канцлер собирается распространить вакцину по мирам Кольца Врат. А значит – в скором времени следует ждать новых смертей. Доктор Вейр не сомневалась, что постоянный, почти врожденный страх перед рейфами толкнет большинство жителей Пегаса на отчаянный шаг. Легко предсказать, какое из двух зол на их взгляд может показаться меньшим. И вряд ли найдутся доводы, способные заставить отчаявшихся пересмотреть своё решение. Попытка доктора Беккета и майора Шеппарда повлиять на дальнейшее развитие событий потерпела крах, дав понять, что атлантийцы более не в авторитете. Участие доктора Беккета помогло ученым Хоффаны в более скорые сроки добиться результата, к которому они шли на протяжении нескольких поколений. Больше помощь людей из «Атлантиса» не нужна, остальное хоффанцы сделают сами. Канцлер ясно дал это понять.
Впрочем, они уже делают, планомерно убивая свой народ…
«… нам остается лишь наблюдать и готовиться к худшему сценарию…» - с горечью сознавая собственное бессилие что-либо изменить, подумала доктор Вейр.
- Почему нет? - на миг подняв глаза от экрана планшета, задал встречный вопрос доктор МакКей. – Быть может, с их помощью мы создадим новую вакцину или улучшим вакцину хоффанцев. Так, чтобы она убивала только рейфов.
- Но захотят ли наши союзники участвовать в этом? – в свою очередь усомнился доктор Беккет. – Помнится, Родни, ты говорил, что люди альтернативной Земли настроены весьма пацифично, в том числе даже к рейфам…
- Они просто не знают рейфов так хорошо, как мы, – возразил МакКей.
- А вот с этим мы им можем помочь, – усмехнулся майор Шеппард, которому на ум пришла идея на счет дальнейшей судьбы мертвого рейфа, труп которого в данный момент находился в морге «Атлантиса». На всем протяжении пути в голове майора непрестанно крутились мысли на счет того, что дальше делать с мертвым пленником, которого после вскрытия они забрали с Хоффаны. Уж слишком неожиданно он помер. Откровенно говоря, Джон сам не ожидал, что вакцина хоффанцев даст столь сокрушительный результат. Убивать рейфа изначально ни в чьи планы не входило, хотя что делать с ним дальше – тоже было не понятно. Конечно, со временем от энергетического голода пленный рейф все равно рано или поздно скопытился бы. В глубине души Джон надеялся, что за то время, возможно, ему удалось бы раскрутить рейфа на сотрудничество. У пленника была единственная «ахиллесова пята» - энергетический голод, который, по всему мучил его намного сильнее, нежели знакомый людям физический. Что ж, вполне возможно, что голод мог бы стать союзником в переговорах. Ведь согласился же Стив слить кое-какую интересующую атлантийцев информацию взамен на обещание предоставить ему объект для кормления. И хотя полученная от пленника информация оказалась скудной, из сказанного рейфом Джон понял одно – ситуация в плане случайной побудки рейфов оказалась куда как более серьезной. С другой стороны, кто поручится, что пленник сказал правду? Может, он блефовал. Стив обещал, что за ним придут его соплеменники. Время шло, но нипкто не приходил. Возможно, рейф, попавший в плен к потенциальной пище, в глазах своих собратьев является неудачником, не заслуживающим спасения. И в глубине души, если конечно у рейфов гипотетически наличествует таковая, Стив знал это, хотя и держался молодцом…
Джон ловил себя на том, что гордый и опасный противник вызывает у него невольное уважение….
… Впрочем, вариантов, что делать с телом пленника, наклевывалось несколько: можно тело выбросить в океан на покорм местным рыбам, можно кремировать или оставить в качестве биологического материала хотя бы на первое время, пока оно пригодно для работы.
А можно …
Вот именно!
Как в поговорке: «Нет тела – нет и дела».
- Почему бы нам в свою очередь не сделать им подарок? – предложил майор, довольный пришедшей к нему в голову светлой мыслью. – Отдадим тело нашего пленника биологам «Сферы».
- Отличная идея! – поддержал идею Шеппарда МакКей, на которого даже мертвый рейф в холодильнике морга «Атлантиса» наводил подспудный ужас. - Мертвый рейф не представляет опасности и может послужить отличным наглядным подспорьем для исследования вида.
- Вы уверены, что они согласятся забрать у нас тело? – осведомилась доктор Вейр.
- Я уверен, что они не откажутся, – авторитетно заявил доктор МакКей, уповая на время, проведенное им в условиях «Сферы» и в обществе её специалистов. – Во-первых, это подарок, а от подарка не принято отказываться. Во-вторых, ученые «Сферы» не упустят случая изучить новый для себя вид, так сказать, практически, учитывая, что рейфы в их реальности не водятся. Ну и потом, я видел их лаборатории. Они настолько совершеннее наших, насколько мы опережаем тех же хоффанцев.
- Но наши лаборатории, как и сам Город, - детище Древних, - напомнил гению Шеппард, решив лишний раз напомнить, с какой ревностью не так давно сам ученый относился к наследию альтеранцев.
- Стало быть, наши альтернативные союзники обогнали даже Древних, - невозмутимо парировал Родни.
- Родни, я вижу, пребывание в мире наших союзников настолько впечатлило тебя, что ты только и ждешь повода вернуться туда вновь, - с некоторой толикой плохо скрытой ревности заметил майор Шеппард; первые дни после триумфального возвращения у МакКея только и разговоров было, что о мире альтернативных союзников. Родни не уставал по поводу и без нахваливать технику, с которой ему довелось поработать, и то, как в мире слайдеров используют метод расширения пространства. Поведал даже как-то за обедом о шоу с драконом. Единственно о чем умолчал МакКей. так это о его путешествии в ступе Яги, опасаясь быть неверно понятым. Во всяком случае, пока он не раскроет для себя секрет сего летательного средства, Родни решил об этом моменте не распространяться….
- Когда-нибудь …может быть, - с толикой плохо скрытой ностальгии нарочито скромно и одновременно с присущим ему пафосом ответил доктор МакКей, продолжая что-то отыскивать в своём планшете. – Не спорю, мне хочется туда вернуться. Но мой разум вопреки желаниям моего эго говорит, что сейчас моё место здесь, рядом с вами. Если кому на этот раз и светит прогулка за Грань нашей реальности, так это доктору Беккету…
- Я бы предпочел работать здесь, – сдержанно откликнулся доктор Беккет, от перспективы очередного путешествия за Горизонт Событий чувствуя себя малость не в своей тарелке. - Может, лучше пригласить к нам биологов «Сферы»? Введем их в курс дела и передадим подарок…
Доктор Беккет окинул вопросительным взглядом присутствующих, словно ища поддержки.
- Почему бы и нет, - пожал плечами майор Шеппард. …

Земля. «Сфера».
кабинет начальника станции.


… - Говорите, наши союзники с «Атлантиса» сами вышли на связь? – заинтригованно переспросил начальник первой межпространственной станции «Сфера», выслушав коллег, заявившихся к нему в кабинет с аргументом, так сказать, и фактом.
- Заметьте, впервые за все время нашего контакта, - ответил Станислав. – Обычно мы связываемся с ними и сообщаем о нашем предстоящем визите с очередной порцией оговоренной гуманитарки…
- Стало быть, у наших альтернативных братьев по разуму назрела проблема, заставившая их постучаться к нам первыми, – с каким-то присущим ему азартом сообщил Жорж Станиславович.
- Они не сказали, в чем заключается эта проблема?
- Нет, но просили прислать нашего представителя, - сообщил Жорик. - А лучше даже двух или трех из числа ученых и обязательно с тележкой. Намекнув, что лучше всего для данной роли подойдут специалисты биологического отдела.
- А тележка зачем? – не понял начальник станции.
- Очевидно, хотят сделать нам ответный подарок, – ответил Жорик. – Интересно, что они собираются нам подарить? Неужели что-нибудь из трофейных сокровищ Древних?
- Это вряд ли, – усомнился Станислав. - Своими трофеями наши союзники по всему делиться с нами не намерены. Заметьте, все миссии по планетам альтернативного Пегаса, в которых в последнее время принимали наши коллеги, за исключением первой, проходили вне миров, где потенциально могут находиться останки цивилизации Древних. Это говорит о том, что наши союзники опасаются невольной конкуренции с нашей стороны.
- Да брось, Стас, какая конкуренция? – усмехнувшись, возразил Жорик. - У нас разных технический уровень. Наши союзники ищут МНТ для обеспечения работоспособности Города, нам же МНТ не нужны. …Я вообще удивляюсь, почему бы им не использовать наши технологии? Пара-тройка кристаллинов решила бы все их проблемы.
- Потому что боятся, – ответил Станислав.
- Кого, нас?
- Нет. Того, что кристаллины в один прекрасный момент могут захватить их Город, - ответил Станислав. – А они ничего не смогут им противопоставить…
- Ерунда! Зачем им это? Сущностям кристаллинов чужда природа любого насилия. – возразил Жорик.
- Это мы знаем и понимаем, – терпеливо заметил Станислав. – А людям той эпохи Земли, к которой относятся наши альтернативные союзники с «Атлантиса» присущи совершенно иные понятия. Они, как и их древние предки, инстинктивно опасаются всего, чего не понимают и над чем не могут иметь власть. Тому же доктору МакКею, например, гораздо было бы легче воспринимать наши автономники как пусть и технически сложные, но просто гаджеты, нежели приборы, коими управляет некий разум. И то, что этот разум дружески настроен, не имеет значения. Гораздо важнее то, что однажды, по словам доктора Родни, он может вдруг обернуться против носителей браслетов, то есть – против нас…
- Ясен пень, - усмехнулся снисходительно Жорик. – Доктор МакКей в своё время насмотрелся низкопробной фантастики про бунт машин. Но ведь и машины просто так. Без повода, не бунтуют… А ведь я не раз замечал, какие взгляды он бросает на наши автономники. Полагаю, что в глубине души он не оказался бы обзавестись подобным аксессуаром. …
- Может, когда будет к этому морально и психологически готов, – встрял в дискуссию коллег начальник. - Что ж, я полагаю, среди биологов найдутся желающие нанести визит в «Атлантис».
- Я в этом не сомневаюсь, - согласился Жорик.
- Тогда передайте нашим союзникам, что мы согласны и договоритесь о времени визита…
- Они готовы принять наших специалистов хоть сейчас, - заметил Станислав. – По всему назревшая проблема не терпит отлагательств.
- Что ж, тогда не будем заставлять их ждать… - подытожил начальник «Сферы»….


Сообщение отредактировал Kitten - Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:13:04
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:14:32 | Сообщение # 2
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
1.Пробуждение

… Сознание неторопливо, словно нехотя, возвращалось из небытия, клетка за клеткой пробуждая организм к активной деятельности.
Знакомые ощущения, сходные с теми, что он испытывал при выходе из стазиса.
Хотя нет. В этот раз было одно и весьма существенное отличие – не было подспудного чувства голода, сопровождающего последние мгновения до окончательного пробуждения. И это казалось необъяснимо странным.
И еще одно - он не слышал метальных голосов своих пробуждающихся собратьев.
Его окружала ментальная тишина.
Хотя нет, ментальный эфир не был абсолютно пуст. До него сознания доносились отзвуки чьих-то разговоров. Однако то были чужие голоса. Кто-то был рядом. Кто-то сильный и властный. Но этот … или точнее сказать – эти кто-то, в свою очередь ощущая его ментальное присутствие, не проявляли агрессии.
Любопытство, сдержанная доброжелательность….
Их эмоции не несли опасности. Чужаки не собирались нападать…
Нет. Это однозначно не могли быть люди. Даже у самых одаренных ментальными способностями представителей данного вида возможности были настолько ограничены, что лишь скромно чиркали о край ментала. Сфера ментала всецело принадлежала его виду и существам подобным ему. Правда, за всю свою долгую жизнь ему пока что не удавалось обнаружить в ментале кого-то еще, кого бы он мог считать себе ровней.
А тут вдруг такой сюрприз. …
И это не было ментальным миражом. Он отчетливо ощущал близость Иных.
И это были не рейфы. В этом он был точно уверен.
Тогда кто?
Вопрос родился и завис, оставаясь без ответа.
Существа или даже сущности, чье присутствие он ясно ощущал в ментале, были ему не знакомы.
Рейф открыл глаза, анализируя пространство, доступное его взору. Но даже этой малости было достаточно, чтобы сделать вывод – он не на корабле. В нескольких метрах над ним белый потолок, какие бывают в людских домах. В помещении царит приятный глазу полумрак. Но он разительно отличается от привычного полумрака Улья….
… Сделанные выводы заставили рейфа непроизвольно напрячься. Меж тем память постепенно, но неумолимо возвращала последние события до того, как нечто погрузило его в небытие….
… Кажется, он был в плену.
У людей…
Что может быть хуже по понятиям рейфов, нежели попасть в плен к еде?
Рейф досадливо поморщился, эмоционально заново переживая унижение от осознания, что был вероломно схвачен и посажен в клетку. Люди – эти жалкие существа – использовали для этого женщину как отвлекающий маневр. По опыту многочисленных сборов он знал, что женщины всегда слабее, их легче взять. Даже когда кто-либо из них в отчаянии пытается сопротивляться. Вот и тогда он почти победил, готовясь нанести последний сокрушительный удар, который должен был забрать жизненную энергию у его очередной жертвы, еще до конца не осознав, что попал в хитро расставленную ловушку. Импульс станнера, заимствованного людьми у одного из сопровождавших его «солдат» закончил короткое противостояние в пользу людей.
Он даже не подозревал, что кто-то из простейших столь быстро сообразит как им пользоваться…
… Потом он очнулся в клетке…
… О, да! Он помнил клетку, периметр которой был защищен энергетическим полем, ощутимо бьющим электротоком при попытке дотянуться до людей, стоявших по ту сторону незримой защиты.
Он помнил их лица. В руках людей было оружие. И все-таки, не смотря на наличие защитного поля, они ужасно боялись его - своего единственного пленника, в распоряжении которого было небольшое внутриклеточное пространство, которое, время от времени приходя в холодное бешенство от осознания собственного положения, он принимался мерить ногами и, стараясь не приближаться к границе защиты. …
… Рейф слегка повернул голову. Угол обзора значительно расширился, позволяя видеть обстановку помещения, в котором он находился, и которое совершенно не походило на знакомую уже ему клетку.
Может его все-таки спасли? Но кто?
Беспощадная память меж тем раскрывала новую порцию воспоминаний.
Нет, за ним никто не пришел. И человек по ту сторону клетки, по всему, отлично знал это. Он боялся, как и другие, но умело скрывал свой страх. И даже пытался разговаривать с пленником, пропуская мимо ушей его угрозы.
Он дал пленнику имя – Стив.
Впрочем, рейфу на это было плевать. Единственно, что его беспокоило – нарастающее чувство голода, которое было в разы сильнее эмоциональных переживаний, вызванных пленом.
И опять человек по ту сторону клетки, похоже, догадывался об этом, поскольку вскоре предложил сделку: информация об рейфах в обмен на возможность покормиться. Людям отчего-то было необходимо знать о количестве пробудившихся Ульев.
Предложение звучало заманчиво. И все же в нем ощущался скрытый подвох. Рейф не знал, в чем именно он заключается: все попытки прочесть что-либо в сознании пленителей не увенчались успехом. Возможно, причина неудачи была во все том же защитном поле, которое так же могло препятствовать ментальной связи.
Может, поэтому его собратья не пришли за ним, как он рассчитывал…
Сложно до конца осознавать факт, что тебя просто кинули как неудачника. Но людям по ту сторону клетки необязательно знать это. Пусть думают, что приход его собратьев – лишь вопрос времени.
И продолжают бояться…
Меж тем время шло, и все более усиливающийся голод в итоге заставил его согласиться на предложение людей.
А какой у него был выбор? И был ли выбор вообще? Разве что весьма ужасная перспектива умереть голодной смертью, предварительно ослабнув настолько, что тело перестанет повиноваться импульсам мозга, а сознание постепенно скатится в омут безумия. Впрочем, пленник отчего то был уверен, что люди найдут повод и способ прикончить его прежде, чем это сделает голод.
Может, оно и к лучшему…
…Но он был до сих пор жив.
А голод исчез, сменившись приятным ощущением сытости.
Его действительно покормили? И это тоже казалось странным, учитывая то, что он знал о людях…
Те, кто сделал это, должны были быть в курсе особенности рейфского меню.
И по всему это явно не лантийцы.
Тогда кто? Может быть, почитатели?
Рейф вспомнил о тех немногих, кто, в отличие от своих собратьев, признал за его видом доминантную роль и даже готов был служить новым богам, способным как отнимать жизнь, так и даровать её. Да, в принципе почитатели могли подыскать для него подходящую жертву. Быть может, даже не одну….
Обычно в роли жертвы выступали чужаки, забредшие в их поселение. Подобные подарки могущественным беловолосым богам компенсировали собственные потери при сборах. И чем щедрее были дары, тем меньшее число поселян разделяло судьбу приносимых ими жертв.
Оставался лишь вопрос: каким образом почитатели, большинство из которых были на довольно низком технологическом уровне, сумели вызволить его из плена? Может быть, они выкупили его. Обменяв на что-то, что было реально ценным для лантийцев? Но вряд ли бы лантийцы пошли бы на подобную сделку. …
В довесок рейфа смущало очередное воспоминание – его последнее кормление, оборвавшееся, так толком и не начавшись. Люди отвезли его куда-то на другую людскую планету, поменяв одну клетку на другую (правда, вторая клетка не имела защитного поля), а потом привели к нему обещанную жертву. Удивительно, как они решились отдать ему себе подобного. Впрочем, вскоре все стало ясно: человек не просто был слаб. Он, по всему, был еще безнадежно болен. Так что не все ли равно ему было когда и как умереть?
Хотя, может, его жертва знала что-то, что не знал на тот момент он? А именно – что по каким-то причинам ему не удастся на этот раз отобедать. И этот незадавшийся обед станет для него последним…
Внезапная волна озарения была подобна вспышке электрического разряда.
Конечно же – люди убили его!
Но почему он до сих пор жив?
И этот вопрос требовал незамедлительного ответа…

… Рейф пошевелился и выпростал из-под закрывающей его махровой простыни одну руку. За ней другую, обнаружив отсутствие на пальцах привычных уже металлических перстней-«когтей», которыми так удобно срезать у жертвы на груди одежду. Легкий, донельзя любопытный сквознячок, гуляя по комнате, не преминул тот час забраться под одеяло, красноречиво дав понять, что рейф был гол. Это открытие вызвало у него непроизвольное досадное шипение; люди - или кто это был, пусть даже и из числа почитателей – раздели его. Обнаженность в понятие его народа означало уязвимость для потенциального врага. Кожаная экипировка давала пусть не абсолютную, но толику защиты, особенно в ближнем бою, когда в ход шел металл. …
… Впрочем, одежда обнаружилась тут же неподалеку, аккуратно разложенная на низком диванчике у стены. Возле диванчика на полу, покрытом мягкой ворсистой, приятной для голых стоп материей, стояли его высокие узконосые ботинки.
Оглядевшись и выскользнув из-под накрывающей его простыни, рейф поспешил одеться, мысленно удивляясь тому, что одежда и обувь его выглядят как новые.
Там же, на низком стеклянном столике с металлическими ножками обнаружились его перстни, костяной гребень и зажим для волос. Оружия, однако, не было: свой клинок он потерял еще при пленении. Рейф опять досадливо поморщился: терять оружие не к добру. Впрочем. оружие могли забрать пленившие его люди.
Лантийцы…
Да. Он вспомнил. Это были лантийцы … или их потомки, которые через тысячелетия вновь вернулись в галактику. Может, поэтому все Улья проснулись – намечалось очередное противостояние.
Но на этот раз хитрые лантийцы решили сменить тактику. Они явно создали нечто. Что не только не дало ему возможности покормиться, но и впоследствии погрузило его в сон без сновидения.
Но, быть может, это и не была смерть … или идея лантийцев убить его провалилась?
Ведь он жив и здоров – и это факт. А с фактами спорить глупо.
Рейф довольно усмехнулся, празднуя свою маленькую победу, в то время как глаза его осматривали обстановку комнаты, давая пищу сознанию, из имевшегося личного и коллективного опыта пытающегося определить своё местонахождение.
Но ничего не приходило в голову – ничто , окружающее его, не подсказывало ему верного ответа. Он, конечно, бывал в людских мирах и не раз. Но нигде в поселениях не видел подобной обстановки. Хотя конечно, основные знакомые рейфу предметы ему встречались: столы, стулья, диванчики либо широкие скамьи, кровати и прочее. Но все было другим. Даже форма единственного большого окна, под которым на кушетке он не так давно лежал.
И запахи были другие. И звуки…
На миг, отстрагировшись от ментала, где в эфире продолжали звучать чужие голоса, рейф прислушался к окружающему его пространству. Кругом царила тишина, что было тоже немного странным, ведь днем люди бодрствуют. Но его чуткое ухо не слышало человеческих голосов за дверью. Разве что все покинули данную часть жилища, чтобы не докучать ему своим присутствием. Он знал, как порой нестерпимо навязчивы могут быть люди….
…Однако вскоре до его уха долетели звуки шагов.
Кто-то шел по коридору.
Шаги приближались. Некто шел неспеша, но и без явного намерения тормознуть против двери, за которой находился гость; в том, что он в данном случае выступал в роли гостя, рейф уже не сомневался. Поскольку прекрасно знал, как поступают с пленниками. Во всяком случае, в тех мирах, где он успел побывать.
Что ж, может те, кто его подобрал, думают, что он все еще в отключке. С одной стороны, он был бы рад еще какое-то время побыть в одиночестве. С другой – с момента пробуждения у него накопилось уже достаточно вопросов, что, по мнению рейфа, было уже веским поводом вступить в контакт…
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:17:05 | Сообщение # 3
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
2.Вопросы и ответы

… Рейф решительно шагнул к двери, которая с легким шорохом отъехала в сторону при его приближении.
Его не заперли, что лишний раз подтверждало догадку рейфа, что он скорее гость, нежели пленник. А такое может быть только в двух случаях: если он у почитателей и если он каким-то невообразимым образом оказался у тех, кого в его среде называют «братьями рейфов». Но если в первом случае окружающая его обстановка не напоминала ни одно из известных ему людских поселений, где обитают почитатели, то вторая казалась еще более невероятной. Слишком далеко было до ближайших миров, где обитали эти самые «братья». И попасть туда он мог только чудом, а в чудеса прагматически настроенные рейфы не склонны были верить…
…За дверью действительно располагался уходящий в обе стороны длинный коридор, по другую сторону которого, напротив двери в комнату, неожиданно для рейфа обнаружилась прозрачная стена, состоящая из множества панорамных окон, открывающих потрясающий вид на окружающий здание ландшафт, частью которого был то ли сад, то ли ухоженный участок леса. Впрочем, рейфу на тот момент было не до окружающих красот, ибо, несмотря на то, что сутки перевалили далеко за полдень и приближались к вечеру, контраст яркости освещения меж комнатой и коридором оказался неожиданно велик, на миг заставив рейфа невольно зажмуриться и отступить на шаг назад. Но уже через минуту глаза привыкли к разнице освещения, и рейф вновь решительно шагнул в коридор.
Незнакомец тем временем уже дошел почти до конца коридора и готов был свернуть, скрывшись из виду.
На первый взгляд это был человек. Во всяком случае – выглядел он как человек. Одет был в черную с серебряной отделкой форму. Подобной формы рейфу прежде видеть не доводилось. Нет, это точно был не лантиец. Равно как и окружающая обстановка не напоминала ему «Атлантис», где ему не позволили бы свободно разгуливать по Городу.
- Человек! – окликнул незнакомца рейф на том языке людей, на котором не так давно обращался к пленившим его лантийцам. Догонять незнакомца рейф счел ниже своего достоинства.
Единственно, что могло бы заставить его пуститься в погоню – это голод. Но голода он не чувствовал.
Незнакомец оглянулся. Похоже, он ничуть не удивился и не испугался, застав гостя в коридоре.
- День добрый! – радушно обратился он, развернувшись на каблуках и направившись к рейфу. – Вы уже, смотрю, проснулись. С пробуждением! …А мы полагали, что вы проспите как минимум до завтрашнего утра…
- Где я? – задал первый интересующий его вопрос рейф, пропустив приветствие человека мимо ушей.
- Вы на территории первой межпространственной станции «Сфера», – охотно ответил незнакомец, не проявляя при этом ни тени страха или агрессии. – На планете Земля…
- Земля? – уцепился за слово рейф, вперив в незнакомца недоверчивый взгляд своих янтарных с вертикальным зрачком глаз, пытаясь понять, не обманывает ли его человек. Рейф не раз слышал это слово. Для его вида оно означало – новые богатые угодья, куда рейфам сложно было добраться, поскольку находились они в иной галактике. А еще, насколько он был осведомлен, Земля была планетой лантийцев.
Сделав шаг, рейф почти вплотную приблизился к незнакомцу, на миг слегка подавшись вперед и погрузив лицо в незримое биополе человека. Со стороны могло бы показаться, что рейф зачем-то обнюхивает его. Незнакомец продолжал оставаться на месте, не сделав инстинктивного шага назад. Разве что пребывая в легком замешательстве от действий гостя.
Да, привычного испытываемого людьми страха не было. Доброжелательность вперемешку с любопытством. Одним словом, непуганая дичь, как бы сказали его собратья.
Но к биополю человека примешивалось что-то еще, чего сознание рейфа не в силах было идентифицировать. И это нечто, по сути, было сродни тем чужакам, голоса которых он слышал в ментале. Возможно, оно было как-то связано с этими людьми. Но как – этого рейф тоже пока понять не мог.
Нет. Этот человек не походил на обычную двуногую пищу. Он был какой-то особенный и больше напоминал представителя той далекой человеческой расы Пегаса, на которую предками рейфа давным давно был наложен строгий запрет по части кормления, тем самым вернув гостя к мысли о так называемых «братьях рейфов» - тех немногочисленных представителей людского вида, которых рейфы могли считать равными себе. Они никогда не появлялись в данной части галактики, являвшейся некогда плацдармом противостояния рейфов и Древних а после поделенной на кормовые угодья, и не пользовались сетью Звездных Врат.
Неопределенная туманная надежда всего на краткий миг закралась в сознание рейфа, сходная с человеческим «а в вдруг?». Но все выглядело более чем странно: «братья рейфов», живущие на Земле лантийцев. Но даже если б и было так, вряд ли лантийцы разрешили им забрать рейфа в свой мир. Разве что при условии, что этим миром правили «братья рейфов», а лантийцы были на вторых ролях. Но судя по тому, как вели себя лантийцы не так давно в «Атлантисе», рейф был вынужден усомниться в последнем предположении. Рабы себя так не ведут.
- Что-то не так? – участливо осведомился человек, заметив замешательство гостя, прежде чем тот, взяв себя в руки, вновь поспешил спрятаться за маску внешней холодной невозмутимости.
- Я слышал это слово, - вынужден был объясниться гость. - Так называют свой мир лантийцы…
- Вы имеете в виду людей с «Атлантиса»? – уточнил человек, ибо альтернативные союзники прежде ни разу не именовали себя лантийцами.
« Возможно, их так называют жители галактики. Стоит в будущем прояснить этот нюанс, чтобы ненароком не попасть впросак…»
- Да, – ответил гость, внимательно следя за собеседником.
- Верно, - согласился человек и поспешил объяснить. – Только они живут на другой Земле, находящейся в иной реальности, альтернативной по отношению к нашей…
Другая Земля? Это кое-что проясняло. …
Но что человек говорил про иную реальность?
Другая галактика – это рейф мог понять, исходя из той скупой информации, которую удалось раздобыть о чужаках Королеве- Хранительнице до её смерти, послав её в информационный эфир и сделав достоянием большинства рейфов.
Но иная реальность? Где она? Сколько до неё лететь?
- Как я здесь оказался? – задал очередной волнующий его вопрос рейф.
- Вас нам отдали, – все так же просто, без затей и игры в слова, ответил человек, в очередной раз нарушив маску внешней невозмутимости гостя.
- Отдали? – повторил рейф, пытаясь сопоставить в памяти последние минуты до того, как сознание погрузилось в темноту ничто.
Кто? – спрашивать не было нужды. Рейф уже сам знал ответ на данный вопрос.
- Да, – подтвердил человек. – Те, кого вы называете лантийцами. Чтобы мы могли поближе познакомиться с вашей расой.
Все вставало на свои места: лантийцы схватили его, держали в клетке с защитным полем в «Атлантисе», рассчитывая, что голод заставит пленника выдать информацию о его народе. Затем отвезли на какую-то планету, предварительно заключив договор: за информацию возможность покормиться, после чего он почувствовал себя нехорошо и провалился в ничто, перестав воспринимать окружающий мир. Что было с ним потом – неизвестно. Но, судя по всему. лантийцы по каким-то своим причинам, возможно с целью угодить, решили отдать его этим людям.
Но зачем?
Что означает:«Чтобы мы могли поближе познакомиться с вашей расой»?
Впрочем, в сознании рейфа уже крутилась догадка, что имел ввиду человек. Ведь ученые Улья не раз «поближе знакомились» с очередной порцией отобранной пищи на определение её качества. Самые лучшие экземпляры предназначались для Королевы и её приближенных.
Вспомнил рейф и то, что у него самого в «Атлантисе» брали биологический материал для исследования, предварительно оглушив из станнера. …
Что ж, он мог это понять.
Оставался вопрос: почему он до сих пор жив? …Если конечно он был мертв, в чем рейф до конца не был уверен, поскольку у его вида не было четкой концепции смерти. Мертвым считалась особь, продолжительное время не подающая признаков контакта с окружающей действительностью. Чаще этому предшествовало кормление другим рейфом, превращающее особь в сухую оболочку, либо внешнее воздействие, являющее собой травму, не совместимую с жизнью и не поддающуюся регенерации. Но у себя при одевании он ничего такого не обнаружил. …
Может, он все-таки ошибался, решив, что был мертв и его погружение в ничто было реакцией организма на незадавшееся кормление?
Воспоминания о последних минутах не давали четкой картины произошедшего.
А далее следовал информационный провал в памяти…
Повисла пауза.
Рейф не знал, как задать очередной интересующий его вопрос. Человек не лез с расспросами, ожидая, когда гость вновь заговорит первым.
- Что со мной было до пробуждения? - наконец, нарушив первым паузу, задал вопрос гость.
- Хотите спросить – что мы с вами делали? – уточнил человек. – Ничего такого, о чем бы вам стоило беспокоиться:провели сканирование, взяли необходимые количество биологического материала для исследования ну и вернули вас…
-Вернули? – зацепился за очередное слово рейф.
- Ну да, - слегка пожал плечами человек. – Согласитесь, живым все-таки быть лучше, нежели мертвым…
- Мертвым? ...Значит, когда вам меня отдали, я был мертв?
- Не знаю как по-вашему, а по-нашему – да, - подтвердил человек. Про то, что союзники с «Атлантиса» успели провести вскрытие, он решил гостю не говорить, тем паче, что последующая процедура воскрешения начисто стерла все следы внешнего хирургического вмешательства.
Значит, он все-таки был мертв. ...
Лантийцы поспешили избавиться от его тела, а люди этой Земли каким-то образом сумели его вернуть…
Эти люди иные во всех отношениях. Рейф был заинтригован и уже не скрывал этого, поскольку до сих пор в Пегасе даровать смерть и жизнь могли лишь представители его вида и никто боле. Даже за «братьями рейфов» не водилась подобная особенность…
... - Но как вы это сделали? – после непродолжительной паузы осведомился рейф, не в силах далее играть роль мистера-невозмутимость. Действительно, как люди, даже отличающиеся от знакомых ему людей Пегаса, смогли вернуть его к жизни? За счет чего?
- В нашем распоряжении есть Универсальная Реанимационная Установка, – ответил человек, - которую мы называем просто «воскреситель». Вот ей-то да еще нашим братьям по разуму вы и обязаны возвращением в сей бренный физический мир…
Установка? Что ж, это опять же многое объясняло. Но о каких «братьях по разуму» он говорил? Может, о тех, чьё присутствие рейф ощущает с момента своего пробуждения? Должно быть, это действительно могущественная раса, раз создала машину, возвращающую к жизни.
- Человек, ты должен показать мне эту машину, - тоном, не терпящим возражений заявил рейф.
- Можно, - после короткой паузы ответил человек. – Это не секрет за семью печатями. К тому же вы имеете на это полное моральное право… если конечно вы не хотите передохнуть…
- Нет, – отрезал рейф, для которого на данный момент главным было получить ответы на свои вопросы.
- И не голодны…
Рейф многозначительно усмехнулся.
- Человек, если б я был голоден, ты бы давно уже узнал об этом. …Где находится ваша машина, возвращающая жизнь?
- Что ж, тогда идем, – пригласил незнакомец. – Кстати, передавшие вас нам лантийцы обмолвились, что дали вам имя – Стив… Меня же зовут Жорж Станиславович, или просто Жорик. Так что будем знакомы.
Однако следовавший за Жориком гость никак не отреагировал на последние слова человека и пожимать протянутую руку не спешил. Впрочем, Жорик не настаивал. Возможно данное ему в «Атлантисе» имя ничего для него не значило, равно как и имя сопровождающего его человека, а рукопожатие не было принято в их среде. Разные народы – разные традиции. …
… Пройдя очередным длинным коридором и свернув направо, они вышли к лифтовой площадке. Нажатием кнопки вызова на панели, дожидались свободную кабину.
- Проходите, не бойтесь, – сказал Жорик, - эта кабина доставит нас в нужный нам сектор станции….
Рейф снова ухмыльнулся. Последние слова человека показались ему забавными. Если разобраться, то бояться как раз должен был его провожатый, не подозревая, что из-за необычности создавшегося положения и в благодарность за возвращение из небытия гость для себя отметил его и прочих представителей его вида, обитающих на станции в разряд неприкосновенных.
Во всяком случае, пока они для него представляют интерес…
Однако пребывающий в благостном неведении человек по всему не подозревал о грозящей ему потенциальной опасности, источником которой априори являлся его подопечный; при иных обстоятельствах рейф не преминул бы им покормиться.
Впрочем, в свою очередь гость так же не ведал, что покормиться своим провожатым на деле было бы не так просто, если вообще невозможно, нежели он предполагал. …
…Створки дверцы лифта с легким шипением сомкнулись. Жорик со знанием дела выбрал нужную кнопку, и кабина лифта мягко тронулась с места.
Гость с любопытством озирался по сторонам, разглядывал кнопки, коснулся рукой гладкой поверхности металлопластика, которым были изнутри отделаны стены лифтовой кабины. Пальцы ощутили приятную прохладу. Разумеется, ничего подобного ни в рейфских Ульях, ни на базах не наблюдалось….
… По дороге Жорик мысленно при содействии своего Хранителя связался с медико-биологическим отделом, дабы выяснить, «есть ли кто дома».
«Дома», а точнее в зале, где размещалась портативная модель «воскресителя» на данный момент дежурили трое сотрудников, уже бывшие в курсе того, что гость станции требует свидания с машиной, которая вернула его с того света. А потому не спешили покидать своего поста, дабы не подвести коллегу, согласившегося обеспечить гостю сею встречу….
…Само здание станции, состоявшее, казалось бы, из многочисленных переплетающихся коридоров, лифтов, лестниц и лестничных пролетов с балкончиками, не представляла собой ничего интересного. Все интересное скрывалось за многочисленными дверями…
… Помещение, в которое привел его человек, было сферической формы, лишенное окон.
При их приближении широкие створки дверей разошлись по сторонам, открывая вход в святая святых, где в центре возвышался высокий прямоугольный стол с прозрачным колпаком, от которого к расположенной вдоль стен аппаратуре тянулись многочисленные толстые и тонкие кабеля. Под потолком находились четыре мощные лампы. Но на тот момент они были выключены за ненадобностью. Еще шесть менее мощных работавших светильника располагались вдоль стен. Их света было вполне достаточно для освещения всего помещения, в котором гость и его сопровождающий застали троих молодых людей: двух представителей мужского пола и одну женскую особь, с любопытством обернувшихся на вошедших. На всех троих поверх черной с серебром формы были накинуты белые халаты. …
Похоже, их ждали.
- Вот то, что вы желали видеть, – обращаясь к гостю, сообщил Жорик, указывая на стол с прозрачным колпаком сверху. – Универсальная Реанимационная Установка. А это наши сотрудники, обеспечивающие её работу - Жан, Алексей и Ольга.
… Рейф с интересом огляделся, поочередно окинув цепким взглядом представленных ему людей, дольше других задержав внимание на женской особи, решив про себя, что, возможно, она здесь командует парадом.
Нет, на упомянутых провожатым « братьев по разуму» по мнению гостя они не походили. Должно быть, они выполняли роль обслуживающего персонала – нечто вроде младшего офицерского состава на Улье, а сами «братья по разуму» в данный момент отдыхали от забот где-нибудь в ином уединенном месте. Впрочем, знакомиться с ними у рейфа пока что желания не было. Его интересовала сама установка. И в частности – принцип её работы. Рейфу требовалась наглядная демонстрация процесса, о чем он тот час без обиняков заявил сопровождающему…
- К сожалению, это на данный момент не возможно, - сказал, извиняясь, Жорик. - У нас нет объекта для воскрешения. …Для этого как минимум надо, чтобы кто-нибудь умер…
Рейф снова усмехнулся, коротко кивнул, давая понять, что при необходимости может посодействовать в этом. Присутствующим лишь следует назначить жертву.
- Никто умирать не будет, - отойдя от минутного шока и взяв себя в руки, категорично заявила Ольга. - Жан, свяжись с кухней. Пусть робот доставит нам тушку цыпленка…
… Вскоре нелепейшее, по мнению рейфа, механическое существо доставило в зал «воскрешения» замороженное нечто в упаковке, по которому сложно было представить, что оно собой являло при жизни.
Как узнал немногим позже гость, клонированные на специальной фабрике цыплята практически и не жили. Их специально выращивали для последующей заморозки и употребления в пищу.
- Конечно цыпленок – не человек, но для демонстрации возможностей «воскресителя» - то, что надо, – прокомментировал Жорик. – Общий принцип тот же…
… Нечто, именуемое цыпленком, вытащили из прозрачной целлофановой упаковки и поместили на стол под прозрачный колпак. Жан, Алексей и Ольга заняли свои места возле аппаратуры. Что-то еле слышно загудело, под потолком вспыхнули лампы, на миг заставив рейфа невольно зажмуриться от нестерпимо яркого для его глаз света. Затем из скрытых в верхней панели стола ниш появились зажимы, металлические щупы и иглы, которые воткнулись в мороженную тушку цыпленка. Заработал насос. Внутреннее пространство под колпаком заволокло легким туманом.
- Нужно время для разморозки,- сообщил Жан.
- Сколько? – спросил рейф, внимательно следя за происходящим.
-Немного, - кинув взгляд на часы, ответил Жан, – минуты две-три…
… По истечении указанного времени шум насоса стих, иглы исчезли. Рейфу показалось, что легкий туман под колпаком, скрадывающий очертания находящейся там тушки, стал гуще и даже изменил свою конфигурацию; тушка цыпленка почти исчезла в его молочно-белом одеяле. И там, в этом туманном мареве началось действо, достойное богов.
Но рейф по своей природе не верил в богов и даже не знал об их существовании, если таковые действительно когда-либо населяли вселенную. Он сделал пару шагов и почти вплотную приблизился к столу, чтобы лучше видеть происходящее под колпаком. На его глазах ощипанная, потрошенная и замороженная тушка цыпленка с невероятной скоростью трансформировалась: у неё отрастали недостающие конечности, появились когти на лапах, гребешок на голове. В завершении из совершенно голого тела поползли белые перья…
… Когда машина кончила работу, молочный туман исчез. На столе под колпаком лежало уже сформировавшееся существо, отличное от того, что было доставлено роботом из кухни.
Гудение установки стихло, зажимы и щупы вслед за иглами попрятались в отведенные им ниши, прозрачный колпак разделился на две половины, каждая из которых отъехала в противоположную сторону стола. …
… - Вот и все, – сказал Алексей, подойдя к столу и наблюдая за лежавшей на нем птицей. – Сейчас объект «воскрешения» должен прийти в себя…
Полежав еще немного, изображая мертвого лебедя, цыпленок открыл сначала один круглый глаз, потом другой, поднял голову, ошеломленно озираясь, словно пытаясь своим куриным умишком сообразить, где он находится и что собственно происходит. В следующую минуту птица была уже на ногах, переступая с лапы на лапу. Цыпленок, оказавшийся молодым петушком, встряхнулся, расправил крылья, разминая затекшие мышцы, и, покосившись на гостя, который ближе всех находился к нему, важно произнес:
- Ко-о-о…
- Со мной было то же? – после непродолжительного молчания осведомился гость, пытаясь поверить в только что увиденное и одновременно сохранять мину внешней невозмутимости.
- Ну, не совсем, – ответил Жан. – Вы все-таки не птица…
- На последней стадии, когда ваше «воскрешение» практически завершилось, – сообщил Алексей, - вас усыпили и доставили затем в одну из комнат, где вы и пришли в себя.
- А что теперь делать с этим пернатым чудом? – спросила ни к кому конкретно не обращаясь Ольга, нащупав в кармане накинутого на плечи белого халата остатки недоеденного печенья. Подавив печенье пальцами, она приглашающее поднесла ладонь к цыпленку. – Не отправлять же его назад на кухню…
- Ко-о? - настороженно произнесла птица, скосив глаз на содержимое протянутой ладони. Затем, помедлив немного, наклонила голову и осторожно взяла клювом с ладони несколько крошек, прежде чем начать есть.
- Быстро, однако, учится, – с удовлетворением заметил Алексей. – И не скажешь, что пищевой клон…
- Возможно, дает себя знать наследственная память, - предположила Ольга. – Ведь клонов создают из клеток обычных птиц, у которых уже имеется определенный жизненный опыт…
-Зачем такого красавца на кухню? Можно отправить в Легендарий или отдать в соседнее село, – предложил Жорик. – Пусть воспитывают…
- Ко-ко-о, - вновь в свою очередь произнесла птица, то ли благодаря за угощение, то ли соглашаясь с принятым на счет её решения…
Судя по часам вся процедура «воскрешения» заняла не более десяти с небольшим минут.
- Прежде, когда «воскреситель» был еще экспериментальной моделью, - сообщил Жан. – Процедура занимала гораздо больше времени и не всегда заканчивалась успешно…
- И кто же создал эту машину? – поинтересовался гость. – Вы?
- Нет, что вы, – улыбнулся Жан. - Универсальная Реанимационная Установка была создана в позапрошлом веке на планете Кэйрона, входящей в состав галактического Центра, жители которой намного старше землян и потому намного обогнали нас в своем развитии. Но даже не они сами являлись авторами данной идеи. Кэйроны лишь сумели разобраться в чертежах, описании и затем сконструировать установку. А имени того, кто придумал её, увы, никто не знает, как и того, к какой расе он принадлежал.
- У этой установки вообще забавная история, - в свою очередь сообщил Алексей. – Ходит легенда, что якобы сами чертежи установки подкинул одному любопытному кэйроне какой-то толи пират, толи торговец, выменяв на что-то более для него ценное. Хотел, видимо, посмеяться над любопытным до всего нового ученым с Кэйрона. А кэйроны возьми да и создай действующую модель воскресителя.
- Поди, горе-насмешник потом не одно десятилетие себе локти кусал, что продешевил… - усмехнулся Жорик. – Знал бы он наперед, какое сокровище отдал кэйронам, запросил бы за чертежи намного больше. За сто с лишним лет установку значительно усовершенствовали, создали портативную модель…
- И сколько у вас таких установок? – поинтересовался рейф.
- Да пожалуй, на каждой планете, входящей в состав Галактической Федерации сейчас есть свой «воскреситель», а, то и несколько… - ответил Алексей. – Потом, свои портативные «воскресители» есть почти на каждом крупном экспедиционном корабле Галактического Флота да и почти на каждой космической станции. Ведь заранее не знаешь, когда, где и с кем может случиться несчастье…
Гость коротко кивнул, словно соглашаясь, анализируя полученную информацию и одновременно думая о своем. Если он и был впечатлен, то не показывал вида. Рейфский прагматизм тот час же подсказал ему идею возможного использования подобной установки в условиях Улья или базы: возвращать жизнь использованной еде, что сулило практически бесконечный источник питания. Конечно, сами рейфы могли при желании давать своей жертве жизнь, но для этого необходимо было расстаться с частью забранной рейфом энергии. Поэтому к энергодонорству прибегали нечасто, в исключительных случаях. Тут же открывалась перспектива возвращать использованную еду к жизни, не затрачивая собственных сил. Оставалось лишь придумать как заполучить подобную установку в распоряжении своей Семьи. И тогда его Улей получит существенное преимущество перед остальными, ну а у него будут неплохие шансы подняться по иерархической лестнице и занять место поближе к Королеве….
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:19:38 | Сообщение # 4
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
«Сфера» Гостевая
некоторое время спустя)


…Проводив очередного подопечного в комнату, где тот проснулся, дабы гость, будучи в одиночестве, имел возможность переварить и свалившуюся на него информацию, Жорик заскочил в Гостевую, где обычно собирается свободный от работы народ «Сферы» попить чайку, обменяться новостями…
- О, Жорж! Привет! - обрадовался его появлению Артемий. - С новым подопечным!
Жорж не удивился приветствию. Учитывая наличие в системе общения сотрудников станции Хранителей, новости разносились быстрее степного пожара.
- Смотрю, тебе просто патологически везет на экзотику, – заметил Макар. – Что ни подопечный – то личность…
- И не говори, – откликнулся Жорик, опускаясь в свободное кресло и взяв с круглого журнального столика налитую ему чашку крепкого чая с мятой. Он знал, куда клонит коллега: несколько лет назад одним из подопечных Жоржа был некий герр Румер, известный как Чародей или Саруман Радужный – майя альтернативной техно-Арды. Тот еще был фрукт…
- Как наш гость? - осведомился Олег.
- Я думаю, ты сам прекрасно знаешь… - ответил Жорик.
- Знаю. Но хотел бы услышать твоё мнение, – сказал Олег.
- Наш гость далеко пойдет, – ответил Жорик, сделав глоток из чашки и откинувшись на полукруглую спинку кресла. – Похоже, он не из тех ребят, кого можно чем-либо реально шокировать. Во всяком случае, после пробуждения он не пытался дать дёру…
- Да, уже значительный прогресс, – заметил кто-то из коллег. – Хотя, помнится, герр Румер тоже не пытался никуда бежать…
- Ну, так он не был из числа «воскрешенных», - возразили ему. – Он, скорее залетный маг… то есть попал к нам вместе с «Белой Звездой», вернувшейся на автопилоте. И не один, а с эскортом из четверых, кажется, урукхаев, пытавшихся пилотировать минбарский корабль…
… Народ повеселел, припоминая нюансы той давней истории с «Белой звездой» , приведшей к знакомству с очередной альтернативой мира Арды, известного некогда людям с подачи Профессора Толкиена как Средиземье…
Все понимали, что очередной гость «Сферы» не маг, но тоже наверняка полон своих сюрпризов.
- Подозреваю, сейчас он размышляет как раздобыть экземпляр «воскресителя» во владение родного Улья… - сказал кто-то.
- Зачем рейфам «воскреситель»? – спросил с некоторым недоумением молодой стажер Владислав. – Насколько я успел понять, они из числа долгоживущих …
- «Воскреситель» им нужен для возобновления запасов еды, – ответил Жорик. – Я видел, с каким интересом наш гость наблюдал за процессом восстановления подопытной тушки цыпленка. Притом, что доставленный из холодильника цыпленок был ощипан, выпотрошен с удалением верхних и нижних конечностей: я имею в виду голову и лапы. Представьте, на Улье поставят подобный агрегат; рейфам данного Улья не будет нужды участвовать в сборах…во всяком случае какое-то время. Покормился – останки в «воскреситель», и через десять-пятнадцать минут еда для очередного рейфа готова. Гость дал мне понять, что тем самым мы спасем немало представителей нашего вида, которых рейфы используют в качестве энергетической пищи…
- С другой стороны твой подопечный и наш гость по всему пока еще не в курсе мелких нюансов Реанимационной Установки, – заметил Олег. - Процесс «воскрешения» одного и того же индивидуума, как показали ранние опыты на мелких грызунах, не может быть бесконечным: где-то на шестом-седьмом экземпляре восстановления цепочки ДНК дают сбой.
- Ну да, никто ж не планирует умирать и воскресать по десять раз кряду… Установка создавалась для экстерных случаев, когда преждевременная гибель живого а тем паче – разумного – существа может рассматриваться и рассматривается как высшая несправедливость…
- К тому же установка весьма энергозатратна, - заметил Аркадий. – Интересно. Найдется ли на рейфском Улье источник энергии, способный обеспечить её работу? У нас процесс «воскрешения» обеспечивают наши друзья кристаллины. Прежде использовались специальные батареи-накопители и на кристаллоидной основе, запаса которых обычно хватало на одно-максимум пару «воскрешений», после чего батареи требовали суточной подзарядки. Ну и сопутствующая аппаратура, для которой необходимо отдельное помещение и обслуживающий персонал…
- Я думаю, наш гость пребывает на счет всего этого пока в благостном неведении, – сказал Жорик. – Я не стал сходу обламывать его, пусть помечатает…
- Если конечно эти ребята умеют мечтать…
- Полагаю, любое разумное существо в той или иной степени склонно к мечтаниям, - возразил Жорик. – Другое дело, что у каждого это проявляется по-разному. Наш гость заинтересован в выживании и процветании собственного вида и собственной Семьи. Что ж, его можно понять. Судя по тому, что нашим коллегам из биологического отдела вкратце поведали наши братья по разуму с «Атлантиса» о хоффанах и их «чудесной» вакцине, которую те планируют распространить по всем доступным им планетам Сети Звездных Врат, у рейфов вскоре могут начаться нехилые проблемы с едой, которые в свою, очередь опять-таки непременно аукнуться на народах Пегаса.
- Если уже не аукаются, – сказал Олег, - учитывая то, что наши союзники были вынуждены обратиться к нам за помощью… Если б не порожденная вакциной хоффанов проблема, мы, возможно, никогда бы не узнали об этой истории и не получили бы в подарок мертвого рейфа. Вспомните хотя бы нашу собственную историю, когда американцы делились с нами своими проблемами?
- Только когда сами не могли их решить, – ответил кто-то из присутствующих. - Когда реально припекало, они становились сговорчивыми и готовыми на любые уступки…
- Кстати, как дела у наших биологов? – осведомился Жорик.
- Заканчивают общий анализ полученной информации, - ответил Владислав.
- Значит, вскорости мы узнаем о нашем гостей чуточку больше, - сказал Жорик. – А то после общения со Стивом меня терзают сомнения на счет подлинности изложенной нашими союзниками версии о происхождении рейфов: типа в пещере на некой планете сидели жуки и ели людей, впоследствии чего энное время спустя появились рейфы…
- Возможно, это рабочая, так сказать - черновая версия, - заметил кто-то. – Любой школьник на земле и иной планете Галактической Федерации знаем, например. Что человек разумный как вид не является венцом эволюции, как полагали наши предки. Эволюция произвела вид, именуемый «человек простейший», не имевший зачатков разума и мало чем отличавшийся от обезьян, что в своё время и привело к путанице и ошибочным заключениям. В то время как вид «человека разумного» был искусственно создан на основе человека простейшего. Некто, кого наши далекие предки считали богом, будучи представителем одной из старших рас, однажды усовершенствовал человека простейшего до человека разумного. Поэтому никому так и не удалось найти то самое пресловутое переходное звено. Затем, на каком-то этапе. Оставшись без догляда Свыше, вид человека разумного оказался на грани исчезновения. Возможно, причиной тому был ряд крупных природных катаклизмов, вызвавших крупномасштабную деградацию вида, когда человек разумный рисковал вновь раствориться в своем диком предшественнике. К счастью, уцелевшие особи сумели выстоять и дать новую поросль…
- И, заметьте, коллеги, подобные истории можно найти практически на каждой планете. И ни только… я имею в виду еще и известные нам альтернативные и сопредельные миры. Везде найдется предание о Сотворении мира и всех в нем живущих, основой которого будет сотворение разумных существ. И у каждого вида - свой Создатель, хотя если собрать их описания и характерные черты, нарисуется общий, объединяющий творцов портрет некоего Высшего существа, раса которого некогда в незапамятные времена создавала жизнь во вселенной. И, заметьте, – нигде ничто не появилось само собой просто так по воле природы…
- Значит, подождем результатов исследования, – допив чай, подытожил, вставая с кресла, Жорик. – Вечером я навещу нашего гостя. Возможно, к тому времени у него появятся новые вопросы…
- И намекни ему на возможные проблемы с «воскресителем». Пусть заранее обдумает все плюсы и минусы, что б потом не оказаться в пролете…

( Комната гостя)
… Вернувшись в комнату, где  пробудился, гость уселся на кушетку и какое-то время оставался недвижим. Со стороны могло показаться, что рейф медитирует. Возможно, отчасти, так оно и было. Рейфу нужно было время для анализа и систематизации полученной информации, значительная часть которой выходила за рамки привычных стереотипов и нуждалась в осмыслении….
… Увиденное и услышанное им при контакте с человеком лишний раз подтвердило его первоначальное предположение на счет того, что это были другие люди, отличные от привычных ему двуногих особей вида «человек», с которыми он имел дело в Пегасе. В них информполе не было ни затаенной агрессии, ни фатального отчаяния от осознания, что их жизнь по сути находится во власти иных, более сильных, властных, не знающих жалости существ. Впрочем, здесь его никто не почитал за бога.
Но главное – у этих людей в руках был источник нескончаемой еды. И даже, по их словам, не один. А, следовательно, надо найти способ договориться о передаче одной из чудесных машин, способных вернуть оприходованную еду в её прежнее состояние, родному Улью Стива.
Оставался вопрос: с кем именно следовало договариваться? Сопровождавший его человек и трое молодых особей из местной касты ученых упоминали о каких-то «братьях по разуму». Может быть, эти «братья по разуму» и были теми самыми кэйронами, создавшими в своё время чудесную машину? Хотя, нет … кэйроны вроде бы с другой планеты. Связаны они как-то с теми голосами в эфире, которые он продолжает слышать?
Впрочем, голоса как будто исчезли. Отодвинулись куда-то вглубь ментального пространства, но ощущения присутствия осталось. А он, увлекшись «воскресителем» и открывающимися вместе с ним перспективами для его Семьи, так и не удосужился прояснить вопрос на счет голосов и незримого присутствия возле людей «Сферы», как они называли свой Город, еще кого-то, более сильного и значимого. Но ничего, его провожатый обещал заглянуть еще, тогда он обязательно спросит. А затем потребует проводить его к источнику голосов, как до этого потребовал показать «воскреситель».
Опираясь на собственный опыт, равно как и на опыт предыдущих поколений, рейф пытался представить себе «братьев по разуму», к которым надлежит обращаться по поводу чудесной машины. Какие они? Как выглядят? Ему казалось, что это должны быть больше, чем люди и даже больше, чем Древние. Древние не умели возвращать людей к жизни. Они были самонадеянны и временами откровенно наивны. Только такие низшие существа как люди Пегаса могли почитать Древних за богов. Да и то далеко не все. Нет, однозначно, «братья по разуму» не могут походить на Древних. …
… Впрочем, вскоре очередная загадка сама собой разрешиться. Надо только набраться терпения и подождать. …

... Ждать пришлось недолго.
Время летит быстро, когда с головой погружен в анализ полученной информации. За этим занятием Стив не заметил, как мир за окном постепенно погрузился в сумерки. Впрочем, его это не сильно волновало.
Однако, не смотря на уход в самое себя, часть сознания рейфа продолжала время от времени зондировать окружающий эфир, прислушиваясь к звукам, доносящимся по ту сторону его импровизированной крепости, являющей собой комнату пробуждения. А потому приближающиеся к его комнате шаги он услышал раньше, нежели скользнувшая в сторону дверь пропустила в комнату недавнего знакомого. Рейф быстро поднялся ему навстречу, но нападать не собирался; сказался инстинкт быть всегда готовым к отражению любой потенциальной атаки извне.
- Привет! – сказал Жорик, а это был именно он. – Зашел как обещал… как дела? Надеюсь, мы вас не перегрузили впечатлениями, как-никак первый день в новой для вас обстановке…
Рейф привычно проигнорировал многословие, свойственное людской расе.
- Человек, – сказал он, - ты должен показать мне тех, чьё присутствие я постоянно ощущаю рядом с момента моего пробуждения.
- Вы о Хранителях? – догадался Жорик, припоминая, что недавний гость «Сферы» - доктор МакКей – тоже в своё время сетовал на некоторый дискомфорт, который он, якобы, испытывал, ощущая иное присутствие. Впрочем, дискомфорт ученого довольно быстро прошел, когда тот погрузился с головой в работу. Ну а Хранители станции со своей стороны старались не доставать гостя излишним присутствием, понимая, что с непривычки подобный контакт – испытание для ранимой людской психики. Ученый с «Атлантиса», по их мнению, не представлял потенциальной опасности для «Сферы», а потому в постоянном наблюдении за ним не было нужды.
- Хранителях? – переспросил несколько озадаченно рейф.
- Ну да, - откликнулся Жорик. – Наших союзниках, друзьях и братьях по разуму… Они являются представителями расы кристаллинов и в основном по своей природе обитают в ментале, поэтому вы их и слышите. Мы их тоже слышим, поскольку является своего рода ментальными симбиотами. А смотреть там особо не на что – с виду обыкновенный кристалл, обладающий при этом рядом феноменальных свойств.
С минуту рейф пребывал в легком замешательстве – очередная порция полученной от человека информации несколько выбила его из колеи устоявшихся рамок мировоззрения.
«Так вот о каких братьях по разуму говорили люди…»
Нет, с подобной расой рейфам контачить прежде не доводилось. Разумные кристаллы, обладающие феноменальными способностями. Это одновременно и притягивало, и пугало. Стив вспомнил многочисленные чужие голоса в ментале в первые минуты своего пробуждения и свои первые впечатления. Что ж, вполне допустимо, что таинственная раса Хранителей заслуживала той характеристики, которую ей дал человек. Затем рейф припомнил о упомянутых в своё время кэйронах – авторах чудесной машины, возвращающей жизнь, которую он надеялся раздобыть для своего Улья. Кажется, люди тоже называли их «братьями». Может, тогда лучше начать с них…
- Человек, – после непродолжительной паузы вновь обратился рейф к Жорику. – Тогда я хотел бы видеть кэйронов, что создали вашу машину, возвращающую жизнь…
- К сожалению, это невозможно, – ответил Жорик. – Кэйроны практически не посещают людские миры, поскольку их внешний вид весьма непривычен и даже в некотором роде пугающ для окружающих. При необходимости мы встречаемся с их представителями в Галактическом Центре…
- Тогда проводи меня туда… - сказал настойчиво рейф, пытаясь навскидку мысленно представить себе, как могут выглядеть кэйроны.
- Галактический Центр находится не на Земле и даже не в пределах нашей солнечной системы, – пояснил Жорик. – Это очень далеко отсюда.
- Как далеко? – поинтересовался дотошный рейф.
- Пять-шесть «прыжков» - ответил Жорик. – Пусть весьма неблизкий. … Но я могу проводить вас в наш Информцентр, где в архиве есть голографические изображения кэйрон, равно как и большинства известных нам представителей, чьи миры входят в состав Галактической Федерации. Да и до Имфромцентра куда ближе, чем до центра галактики…
… Рейф продолжал присматриваться к человеку. Похоже, тот не врал и не пытался скрыть интересующую гостя информацию. Должно быть, действительно, до упомянутого Галактического Центра не близко. Прожив большую сознательную часть своей жизни в условиях Улья и постоянных перемещений, Стив прекрасно знал, что такое «прыжки». После каждого такого прыжка, их кораблю необходим был отдых. Что ж, рейф был вынужден смириться с тем, что вместо живых кэйрон ему покажут их изображение….
… Путь до местного Информцентра занял действительно немного времени; будучи полон бьющей через край энергии за интересующими его ответами гость был готов идти куда угодно. …
… Как и большинство помещений станции, Информцентр представлял собой комнату сферической формы, лишенную окон. Только в отличие от зала, в котором находился «воскреситель», эта комната была меньшего размера, а меблировка состояла всего лишь из одного круглого стола на единственной металлической витой ножке, расположенного в центре комнаты. Никакой иной аппаратуры, окромя небольших диодных светильников на стенах по кругу в ней не наблюдалось. На самом же столе обнаружился небольшой месяцевидный пульт и короткий металлический стержень с кристаллическим круглым набалдашником, выходящий из центра стола. …
Человек уверенно подошел к столу, нажал несколько клавиш на пульте. Свет померк, погрузив комнату в полумрак. Раздалось едва слышное гудение, затем прямо в воздухе над кристаллическим набалдашником сформировалась полупрозрачная голографическая сфера проекционного экрана. Жорик набрал запрос, и вскоре в центре полупрозрачной сфера начали поочередно появляться объемные изображения представителей известных землянам рас, как тех, с кем у Земли уже установлены постоянные контакты. так и тех, о ком люди знали лишь понаслышке, а изображения позаимствовали из архива галактического Центра. Большинство из них относились к представителям гуманоидного типа, мало чем отличаясь от людей Земли и Пегаса. Но были и полугуманоиды и негуманоиды. Последних было немного. Их внешний облик одновременно удивлял, немного пугал и ставил гостя в тупик; это каким образом могла проходить эволюция, чтобы в итоге создать такое? В то же время по словам стоявшего рядом человека, эти негуманоиды были вполне по-своему разумны. Некоторых даже имели ученую степень.
Наконец в центре воздушной сферы появилось изображение кэйроны.
Представители планеты Кэйрона являли собой негуманоидную расу, дальними эволюционными предками которой по всему были какие-то местные земноводные. Стив с интересом и одновременно с недоумением рассматривал нелепое, по его мнению, существо, внешне напоминающее огромную, хотя и ниже людей ростом, массивную вставшую на задние лапы хвостатую жабу с длинными тонкими руками и большими выпуклыми глазами. На жабе был тонкий зеленый чешуйчатый комбинезон. Хвост раздваивался на конце, заканчиваясь своеобразной роговой «вилкой».
«И эти существа создали машину, возвращающую жизнь?!»
Возможно, по словам людей, они и великие ученые, но, по мнению рейфа, выглядели кэйроны весьма экзотично и не аппетитно, чтобы возникло хотя бы гипотетическое желание ими покормиться.
Необычный внешний облик кэйрон вновь заставил рейфа глубоко задуматься над тем, возможно ли вообще с ними договориться? Разве что, как и рейфы, эти существа могут общаться через ментал.
Единственно утешало – кэйроны не походили на Древних, хотя в данной реальности являлись одной из так называемых старших рас….
- Хотите посмотреть еще что-нибудь? – нарушив очередную повисшую паузу, осведомился у гостя Жорик.
- Мне достаточно … пока, – ответил гость.
Жорик выключил проектор, полупрозрачная сфера над столом исчезла, в комнате автоматически включилось освещение.
- Если вдруг возникнет желание, заглядывайте, – предложил Жорик. - Система управления нехитрая…
Жорик показал гостю основные кнопки и порядок включения. Гость кратко кивнул, дав понять, что запомнил. Может когда-нибудь пригодится.
- А сейчас, если вы не против, готов показать вам сакральное место станции, – в своей излюбленной манере предложил Жорик, – где мы кормимся…
Из разговоров с доктором МакКеем в своё время, когда речь заходила о рейфах, Жорик вынес то, что единственным интересом и смыслом жизни потомков жука иратуса является еда. А потому решил, что, возможно, гостю будет интересно взглянуть на местную столовую.
- Просто с утра на ногах и еще, представьте себе, по-настоящему не обедал, если не считать чашки чая, которым меня угостили коллеги в Гостевой… - посетовал он, видя, что предложение не встретило горячего отклика со стороны гостя.
- Мы не едим вашу пищу, – сказал рейф.
- Я в курсе, – ответил Жорик. – Тогда просто так, за компанию …


Сообщение отредактировал Kitten - Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:21:20
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:24:28 | Сообщение # 5
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Станция « Сфера»
столовая)


(продолжение)

… Любопытство свойственно большинству живых существ, а наделенным разумом – и подавно. Не обделил Единый Разум, по всему, этим чувством и рейфов. Правда, если рейфы и испытывали любопытство к чему-либо, то по складу своего характера и менталитету не выражали этого открыто. Так что гость дал понять, что за компанию готов последовать за своим провожатым. Интереса, так сказать, ради. В родном Улье он время от времени имел склонность издали наблюдать на людьми, собранными в качестве стратегического запаса, пока они еще были живы. Примерно так же человек наблюдает за домашними канарейками или попугайчиками в клетке: как они резвятся, ухаживают друг за другом, как едят, размножаются. ...
Единственно, человек их не ест. Но ежели вдруг припрет безвыходная ситуация к стенке, поставив перед жестким выбором: голодная смерть или канарейка, то деваться будет некуда. И канарейка сгодится , дабы заморить червячка….

… Сакральная святая святых, как выразился Жорик, располагалось на первом этаже станции и представляло собой огромный зал, одна стенка которого представляла собой мозаику из огромных, глядящих на сад панорамных окон. Другая была покрыта пейзажами различных как бы неуловимо перетекающих один в другой миров. В противоположной стороне от входа располагался узел раздачи заказов. Вдоль стен стояли небольшие деревца в кадках, придавая интерьеру живописный вид и ощущение домашнего уюта. Ну а остальное место занимали аккуратные шестигранные столики. За некоторыми из них поодиночке, парами или небольшими группами сидели люди, поглощая пищу. Последние о чем-то меж собой оживленно болтали, временами разряжаясь взрывами смеха. Между столиками, разнося заказы, словно механические насекомые сновали роботы-официанты. Один такой не так давно доставил из кухни тушку мороженого цыпленка в зал, где находился «воскреситель». …
… За одним из столиков лицом к входу лениво обозревая столовую и время от времени позевывая то ли от усталости, то ли от скуки сидел молодой человек, дожидаясь своего заказа. Заметив Жорика с гостем, молодой человек призывно махнул им рукой; даже наличие рейфа в компании старого приятеля его не смущало. Скорее наоборот – интриговало, ибо о том, что очередной необычный гость станции благополучно пробудился после «воскрешения», нашел себе опекуна в лице Жоржа Станиславовича и уже успел побывать в зале, где находится «воскреситель», знали многие. Но, поскольку в мире слайдеров излишнее любопытство к чьей-либо персоне было не в обычае, никто за гостем, открыв рот, хвостиком не ходил. Все в той или иной степени просто рассчитывали на случайную встречу.
- О, смотрите! – обрадовался Жорик. – Это мой коллега Анатолий или просто Тошка. И он предлагает нам составить ему компанию.
Рейф был не против, степенно и с присущим его расе достоинством следуя за своим провожатым. Очередной человек – возможность узнать что-то новое, пополнив информационную копилку всего вида вцелом.
Мужская особь, которую провожатый именовал Тошкой, была заметно моложе провожатого. Она с нескрываемым интересом уставилась на гостя, занявшего свободное место по соседству с Жориком. Слышать о рейфах Тошка слышал, а видел, как и многие сотрудники «Сферы» впервые.
«Нет, все-таки прикольно, что наши ребята решили оживить этого парня…С мертвого то что возьмешь, окромя анализов».
И даже мысль, некогда старательно насаждаемая доктором МакКеем, об опасности, которую представляют собой рейфы, не портила первых впечатлений от встречи.
«Ну, едят они людей, стало быть, на то есть причина. Надо выявить её и постараться устранить. Гораздо хуже, когда людей едят сами люди. Правда, каннибализм на Земле уже давно в далеком прошлом. Но было ведь… из истории правды не выкинешь. Её можно попытаться забыть, заретушировать, преподнести под соусом неких экзотрадиций, но факт останется фактом…».
В своё время нечто в таком роде было сказано доктору МакКею, что привело ученого в некоторый ступор. По всему атлантийский гений пытался в очередной раз пожаловаться на тяготы экспедиционной жизни в Пегасе, расписывая в красках, какой ужасный и коварный враг им на этот раз достался, и, забывая, что люди сами далеко не сахар.
«Интересно, он мысли читает? - подумал Тошка, чувствуя на себе цепкий изучающий взгляд янтарных глаз с вертикальным зрачком. – Глаза как у кошки… Говорят, что эти ребята типа менталисты. Если читает, то пусть знает, как мы относимся к вопросу их гастрономического выбора: не осуждаем, но надеемся понять причину сего, которая наверняка кроется в истории их расы. Возможно, им нужна помощь, просто они сами того пока не знают. Привычка – такое явление, оно затягивает….»
Анатолий припомнил, что успел углядеть, побывав в лаборатории, где до этого проводилось комплексное исследование биологического материала и скан-данных, взятых во время осмотра еще мертвого подарка.
« Да уж, удружили союзники с «Атлантиса» так удружили. Поди, сами даже ни сном,ни духом, что мы решили пойти немножко дальше и мертвое сделали живым…».
Судя по данным сканирования внутренностей, рейфы сохранили пищевую систему, подобную человеческой, которая находилась в некой консервации: ею не пользовались, учитывая принцип питания данного вида, но она все равно была вопреки утверждению, что природа-матушка не терпит излишеств и всячески избавляется от ненужных организму рудиментов. И если природа за долгие тысячелетия эволюции вида от этого не избавилась, стало быть, у неё на данный орган какие-то свои планы.
Меж тем смерив очередного человека изучающим взглядом и составив первое впечатление, гость принялся осматривать зал, прислушиваясь к разговорам людей. Говорили о разном, в основном о ничего незначащей и не представляющей интереса, по мнению рейфа, чепухе. Люди вообще болтливая раса. Возможно, тем самым они компенсируют отсутствие способности входить в эфир ментала, язык которого намного богаче и разнообразнее, нежели звуковая речь.
Внезапно гость поймал себя на том, что понимает, о чем говорят окружающие люди, хотя на этот раз они говорили на совершенно, казалось бы, незнакомом ему языке.
Очередная загадка здешнего мира, которая, – Стив был в этом уверен, - вскорости так же разрешится. А потому на этот раз не спешил с вопросами, кормясь пищей информационной, поскольку энергетически был сыт. Рейф припомнил, что подобное состояние сытости он испытывал только однажды, когда его Улей, выйдя из очередного «прыжка», совершенно случайно набрел на мир людей, ранее неизвестный рейфам и еще никем не застолбленный. Народу на планете жило немерянно, так что у его Семьи была тогда приличная поляна. Однако рейф не мог не отметить, что на этот раз качество наполнявшей его живой энергии было несколько отличным от того, чем ему доводилось питаться прежде. Что ж, этот момент тоже стоило для себя прояснить.
А пока он понаблюдает за людьми. …
… Меж тем его провожатый уже что-то там рассматривал на планшете, лежавшим в центре стола, нажимая на какие-то кнопки.
- Слушай. Стив, я помню, ты говорил, что не ешь нашу еду, - сказал, наконец, Жорик. – Но, может, присоседишься к коллективу разнообразия ради… а то мы с коллегой будем есть, а ты – смотреть, негоже это как-то…
Рейф вопросительно уставился на провожатого. Из многословной тирады человека он понял, что тот хочет его чем-то угостить. Рейф никогда прежде не пробовал человеческой еды да и не нуждался в этом, хотя рейфские ученые и не отвергали подобной возможности. Но к чему кормиться людской едой, когда природа даровала им возможность получать все и сразу, не расходуя энергию на переработку съеденной пищи? И потом, остатки пищи должны куда-то деваться. Навскидку рейф знал, что люди из числа почитателей, появлявшиеся в его родном Улье, время от времени предпочитают уединяться, дабы избавиться от непереваренной организмом еды. Однажды кто-то из молодых и особо любопытных собратьев Стива сподобился случайно застать одного из почитателей за подобным процессом. Зрелище не вызвало у него особого восторга, а с человеком, застанным врасплох за сей процедурой, от неожиданности едва не случился досадный конфуз… Впрочем, если б он знал, что его Повелителям крупно все равно на его уединенные процедуры, то так бы не маялся. Стиву не было известно, какая судьба в итоге постигла несчастного. Да он этим и не интересовался. Кажется, его сочли нездоровым и поспешили оприходовать, пока он был еще гож в пищу. Чего ж добру пропадать…
…- Для начала можно попробовать, скажем, десерт, – меж тем продолжал Жорик. – Смотрите, тут богатый выбор желе. Можно взять, например, голубое – его обожает доктор МакКей с «Атлантиса», или грушево-яблочное…
- Я не ем вашу еду, – повторил рейф, но в тоне сказанного уже не было прежней уверенности – любопытство делало своё коварное дело.
- Ну, так если не понравится – можно не есть, - согласился Жорик. – Но попробовать, мне кажется, стоит… Новые впечатления и все такое… Помню, как меня в Новой Франции угостили устрицами. Не скажу, что я таки без ума от моллюсков да еще в лимонном соку, но рискнул попробовать, дабы не обижать ребят – для них устрицы деликатес из мира их предков.
- Кстати, - откинувшись на спинку стула и наблюдая за роботом, как бы между прочим заметил Тошка, - наши ученые, которые обследовали вас, сообщили, что природа по странному стечению обстоятельств или какому-то своему тайному умыслу, оставила вам способность питаться обычной пищей. Обычно, если природа что-то считает для какого-то вида лишним, она со временем за годы эволюции убирает данный элемент. По логике вещей, когда ваш вид начал питаться энергетически, он должен был разительно измениться на физиологическом уровне: у вас должны были исчезнуть пищеварительная система и зубы: согласитесь, для забора у жертвы её энергии ни то, ни другое вам не нужно, равно как и для общения в ментале. Но, то и другое меж тем у вас присутствует. Спрашивается, зачем?
Гость слушал, слегка склонив голову, пытаясь понять, что хочет от него второй человек. Похоже, молодая мужская особь намекает на то, что рейфы могут при желании кормиться как их двуногая еда, уповая на физиологию рейфов. Прежде Стив не сильно задумывался над вопросом, почему у взрослых особей его вида сохраняются рудименты, присущие детскому возрасту. Помнил ли он, что когда-то питался по-другому? Скорее нет, привыкнув к куда более энергетически полной пище. К тому же, кормясь очередной жертвой, он попутно сканировал её личное информполе, получая о жертве всю имеющуюся в наличие информацию, все страхи. Потаенные мысли, все, что люди называют личной жизнью, скрытой от прочих им подобных особей.
- Наше потомство до определенного возраста кормиться как люди, – наконец изволил пояснить гость.
- Ну вот, видите! – обрадовался Тошка. – Значит в принципе и для вас не все потерянно. Другое дело, что за время эволюции вы привыкли к иному способу получения необходимой вам энергии. Ведь по сути смысл нашего питания примерно тот же – добыть из пищи необходимую для жизни и деятельности организма энергию. Просто у нас иной принцип. Хотя. Надо отдать должное нашим ученым. Сейчас каждый, кто испытывает энергетическое недоедание, может компенсировать недостачу за счет энергованн.
- Ну а нам в данном случае опять-таки помогают Хранители, играя роль своеобразных энергодоноров, – добавил Жорик. – И нам польза, и им не накладно…
- И где они сами берут энергию? – осведомился рейф, припомнив, что слышал уже от сопровождающего о Хранителях.
- Да отовсюду, – ответил Тошка. - От солнца, из внешней среды, из эмоционального фона … Они умеют её накапливать и трансформировать в необходимый вид энергии. Кстати, они очень нам помогли с вашим «воскрешением», даровав вам необходимую энергию…
«Так вот причина отсутствия голода после пробуждения!» - подумал Стив.
Еще одна загадка этого странного мира была для него решена.
И неожиданно найден еще один потенциальный источник питания для его Семьи...
… Пока сидящие за одним с ним столом люди, по мнению гостя, довольно забавно рассуждали на тему особенностей питания рейфов, нелепое механическое существо доставило заказ и, бойко и одновременно со знанием дела расставив на столе тарелки с чашками, разложив столовые приборы, пожелало приятного аппетита и умчалось выполнять новые заказы.
Меж тем сопровождающий гогстя человек и молодая особь мужского пола напротив приступили к процессу кормления.
Перед рейфом на белой квадратной салфеточке тоже появилась небольшая полупрозрачная низкая форма, наполненная нечто голубого цвета. Рейф вспомнил, что его сопровождающий назвал содержимое желе. Возле формы тут же обнаружилась десертная ложечка. Рейф с интересом повертел её в руке, пытаясь навскидку сообразить, как ею пользоваться. Впрочем, подсказка оказалась рядом: за соседним столиком человек средних лет, с аппетитом смаковал какое-то блюдо, используя похожий столовый предмет. Какое-то время гость с вниманием изучал процесс, прежде чем сам решился осторожно зачерпнуть ложкой небольшую порцию и неспешно, с опаской, отправить в рот, прислушиваясь к собственным ощущениям: как-никак это был его первый в его долгой жизни опыт кормления тем, что обычно едят люди. А потому сравнить возникшие ощущения было не с чем.
За первой порцией последовала вторая: дотошному и прагматичному характеру рейфа необходимо было, во что бы то ни стало, дать своим новым ощущениям точное определение. Но пока что он мог сказать только одно – процесс поглощения странного желе ему неожиданно понравился.
- Ну вот, лед тронулся, – заметив эксперимент гостя над самим собой, удовлетворенно подытожила молодая особь. – Процесс пошел…
Рейф недоуменно взглянул на него, пытаясь понять, что человек хотел этим сказать.
- Я хотел сказать, что стоило только начать, - пояснил Тошка. – Дальше пойдет как по накатанному…
И опять фраза человека осталась за пределами понимания, будучи проигнорированная гостем. Впрочем. Тошка и не думал обижаться. Главное – они с коллегой сумели убедить гостя испытать новое для него ощущение, которого ему прежде испытывать не доводилось. И гость, судя по всему, уверенно входил во вкус…

… Позже, распрощавшись с коллегой и вновь проводив гостя до комнаты, негласно ставшей его маленькой местной обителью, Жорик потратил пару лишних минут. Дабы открыть гостью секрет небольшой комнатки, скрытой за белой дверью, которую рейф видел, но назначение которой осталось для него непонятным. Человек весьма доходчиво и вместе с тем деликатно объяснил, что если после дегустации в столовой у гостя вдруг через некоторое время появятся странные позывы внизу живота, ему стоит заглянуть в это уютное маленькое помещение, центром которого было белое невысокое широкое кресло с дырой в центре, в народе ласково именуемое «белым братом». И что потом необходимо будет нажать белую кнопку наверху кресла. Впрочем, на стенке почти на уровне «белого брата» был ряд характерных картинок, предназначенных явно для гостей станции, ввиду своих особенностей впервые сталкивающихся с подобным сервисом.
Эта маленькая лекция вновь невольно напомнила гостью про незадачливого почитателя и физиологии людей, время от времени заставляющей их освобождаться от не усвоенных их организмами остатков съеденной ими пищи. Что ж, вполне возможно вскоре ему самому придется испытать на себе этот весьма неприглядный итог его смелого эксперимента. Во всяком случае, гость был уверен, что с достоинством справиться с очередным испытанием.
Перед тем как покинуть гостя, человек показал, как включается плоский экран на одной из стен, показывающий различные подвижные и озвученные картинки из жизни людей. Прибор назывался визором и мог поочередно переключаться на множество каналов, для чего на маленьком пульте наличествовал ряд кнопок. Гость, стоит отдать ему должное, достаточно быстро разобрался, как и что нажимать, дав понять, что эта забава ему определенно нравится.
- Ну что ж, тогда развлекайтесь, - ответил Человек. – И нескучной вам ночи….
Гость коротко кивнул, дав понять, что человек может быть свободен.
На какое-то время визор действительно завладел вниманием гостя. Столь масштабного объема самой разнообразной информации о людях не могло дать ни одно наблюдение за оказывающимися в Улье почитателями. Тут была информация самого различного толка: о взаимоотношении людей друг с другом а так же с представителями иных рас, о проблемах физиологии людей, и о вкусной и полезной пище…. Были так же истории, включающие и то, и другое. Какое то время рейф с интересом наблюдал за происходящем в визоре, переключая каналы и по ходу пытаясь анализировать пласт получаемой информации, пока наконец не понял, что это практически невозможно – необходимо время, чтобы во всем разобраться и расставить все по полочкам сознания. А потому, вскоре гость выключил визор и, сев на кушетку, вновь погрузился в себя, сканируя ментальное пространство. И вновь в ментальном эфире были лишь уже привычные, но чужие ему голоса. Но теперь он знал, кому они принадлежат и что не опасны. На них просто впредь можно не обращать внимания. Так со временем свыкаешься с затяжным дождем или снежной вьюгой за окном, переставая их замечать, воспринимая как данность…
Но на исходе второй ночи в ментальный эфир внезапно вклинились голоса, которых гость прежде не слышал. …
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:28:19 | Сообщение # 6
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
3.Новые знакомства

…Их тональность отличалась от голосов Хранителей: в ней ощущалась настороженность, скрываемая под маской вежливого любопытства. Так ведут себя хищники, случайно встретившиеся на ней тральной территории. Но открытой агрессии не было. Незнакомцы – а их было несколько, судя по характеру голосов - словно пытались определить, с кем имеют дело.
Пару раз гость, как ему казалось, уловил даже чей-то мимолетный образ. Но образ истаял прежде, чем сознание рейфа успело за него уцепиться.
Казалось, это был человек или некто, внешне схожий с человеком, но имеющий отличную от людей природу. И этот некто по природе своей был так же хищником, как и сам гость…
… Рейф прислушивался к новым голосам, пытаясь определить степень исходящей от них потенциальной опасности. Впервые за проведенное время в новой для него реальности, в которой он против своей воли оказался, гость ощущал себя малость не в своей тарелке. Похоже, примерно так же чувствовали себя и незнакомцы: в их реальность вторгся некто, кто мог представлять потенциальную угрозу их привычному существоваанию...
… Однако на рассвете голоса стихли и вскоре пропали вовсе, чтобы с закатом появиться вновь, что навело гостя на мысль о ночной природе незнакомцев.
На этот раз голоса звучали намного ближе, а возникающие в сознании гостя образы были более четкими: он успел зацепить образ взрослой мужской особи и двух молодых, одна из которых была женщиной с ярко рыжими волосами. Впрочем, вскоре две молодые особи удалились. Их голоса затихли и пропали, оставив одну взрослую мужскую, которая находилась где-то в пределах станции. И эта особь, по всему, ждала очной встречи…
Что ж, он был не против встречи. Лучше сразу выяснить, с кем имеешь дело.
Примерно в тоже время в комнату заглянул его провожатый – человек по имени Жорик, сообщив как бы между прочим, что на станцию прибыли редкие гости, точнее - один гость. Рейф лишь усмехнулся: если человек задался целью удивить его, то опоздал.
- Что ж, стало быть, они уже известили вас о своем визите, - заключил как ни в чем не бывало Жорик, словно предполагал, что такое могло иметь место.
- Да, мне известно о их появлении, – откликнулся, поднимаясь с кушетки рейф. – Кто они?
- Вампиры, – попросту ответил человек. – Носферату, Дети Ночи … в истории человечества Земли у них было немало имен. Полагаю, их визит был лишь вопросом времени: они отличные менталисты и могли почувствовать ваше появление в нашей реальности… Что же касается их природы, - продолжал Жорик, когда они с гостем вышли в коридор, - то мы склоняемся к мысли, что это отдельная параллельная ветвь вида, случайно образовавшаяся где-то на заре времен путем симбиоза человека и сущности Инферно, благодаря чему вампиры получили ряд несвойственных человеческому виду способностей, именуемых в их среде Тёмным талантом.
- Каких? – осведомился гость. Про сущнеость Инферно он так же слышал впервые.
- Вампиры могут читать мысли, левитировать, быстро перемещаться в пространстве, ну и практически не стареют и не болеют, - перечислил Жорик. – В некотором роде они схожи с вами…
- Почему ты так думаешь, человек?
- Потому что в силу своей природы, как и вы, вампиры вынуждены питаться живой энергией, которую на протяжении тысячелетий заимствовали у людей, - ответил Жорик. – Только получают её иначе – через кровь. Хотя в последнее время они давно не охотятся, перейдя на синтезированную кровь, в которой есть все им необходимое. Ну и энергованны к их услугам…
… Что ж, во всяком случае становилось понятно ощущение напряженной выжидательности и сдержанного любопытства, не так давно ощущаемых в ментале. Рейф отлично понимал причину: он был невольным потенциальным конкурентом этим существам. Даже если они сумели решить проблему своего кормления, дабы иметь возможность существовать с людьми на одной планете….

… Их ждали в гостевой.
Существо, которого сопровождающий назвал вампиром, стояло возле окна спиной к входу, из-за легкого приятного полумрака, преднамеренного созданного в помещении, и черного костюма в который был облачен, почти что сливаясь с окружающей обстановкой и вечерней темнотой за панорамным окном.
Все время ожидания он был неподвижен, время  от времени перебрасываясь фразами с единственным человеком в комнате, но едва рейф с Жориком оказались на пороге гостевой, вампир ожил, быстро, с грацией, присущей хищнику, обернувшись, при этом сохраняя внешнее достоинство и невозмутимость.
Существо внешне действительно походило на человека, сохраняя человеческие черты, за тысячелетия законсервированные древним обрядом Обращения. Но по природе своей он уже не принадлежал к виду хомо сапиенс. Его сущность оставалась человеческой лишь отчасти. Другая часть принадлежала существу более высокого энергетического ранга, изначально ничем не связанного с природой того, что зовется жизнью. В этой сущности заключалась Сила, и рейф ощутил её присутствие, едва вслед за провожатым переступил порог гостевой. Сила, которая была стреножена волей человеческой части существа, но с которой, тем не менее, нельзя было не считаться.
Да, чутье не подвело рейфа – в десятке шагов от него в выжидающей позе действительно застыл хищник без страха и упрека, скрытый под человеческой личиной. Стив с трудом подавил инстинкт, призывающий рейфа действовать соответственно установленной и передающейся из поколение в поколение программе в отношении конкурентов, и тоже принял выжидающую позу, сверля цепким взглядом существо возле окна. Пока что то не давало повода для активных ответных действий; вампир даже скрестил руки на груди, тем самым давая понять, что не  настроен на ссору, и визит его носит мирный и сугубо деловой характер.
- В последний раз подобное я наблюдал, когда на нашей территории встретились два Сарумана из разных альтернатив мира Арды, - вполголоса прокомментировал Жорик, приблизившись к креслу, в котором сидел начальник станции Ричард Мэлл, до этого развлекавший вампира неспешной беседой за жизнь. – Думал, нас ждут громы и молнии, но обошлось наудивление мирно: маги заценили друг друга и пришли к единодушному выводу, что делить им тут, по сути нечего, а значит нет и причин для  выяснений, кто из них наиболее  настоящий.
- Надеюсь, данная  встреча пройдет так  же так же, – откликнулся Ричард Мэлл, с интересом наблюдая за гостями и неспешно попивая ароматный чай из большой чашки. Шестое чувство и многолетний опыт подсказывали ему, что как бы ни развернулись события, до серьезной ссоры дело не дойдет. Во-первых, оба хищника на нейтральной территории и прекрасно знают это, во-вторых, и самое, наверное, главное – оба сыты. А сытый хищник не полезет в драку, если его не станут нарочито провоцировать. Да и Хранители станции не проявляли беспокойства, что было хорошим знаком.
Если гости и слышали комментарии людей, то никак на них не отреагировали, продолжая мерить друг друга оценивающими взглядами, а, может, уже вели беседу на ином, недостижимом для простых смертных, уровне общения.
Вампир был почти на полголовы выше рейфа и отличался заметной худобой, эффект которой дополнял черный длинный фрак. Фарфоровой белизны узкое лицо не отражало видимых эмоций, лишь напряженно, как два зеленых огонька горели глаза, выдавая внутреннюю борьбу между альфой и омегой природы гостя; человеческой частице вампира приходилось прикладывать неимоверные усилия, удерживая в узде свою инфернальную составляющую. На этот раз победа вновь была за человеком, и инферниту пришлось уступить. Напряжение повисшей паузы заметно спало, видимо гости сумели договориться. Рейф отступил на несколько шагов назад, опустившись в одно из пустующих кресел, меж тем, не выпуская вампира из виду. Тот в свою очередь неспешно занял кресло по правую руку от начальника станции, с которым их связывала многолетняя дружба.
- Что ж, - ощущая некоторую неловкость, первым решился нарушить повисшую паузу начальник станции. – Надеюсь, можно считать, что знакомство состоялось.
Вампир без слов коротко кивнул в знак согласия. Рейф внешне никак не отреагировал. Но, похоже, что он тоже согласен и готов к продолжению общения с целью получения новой для него информации.
- Может тогда по бокальчику легкого красного вина? – предложил Жорик, дабы разрядить непростую для всех присутствующих обстановку. – Стив, вы когда-либо у себя в галактике Пегас прежде пробовали вино?
- Вино? – переспросил застанный врасплох рейф, пытаясь припомнить, что это такое, и по всему пребывающий в некотором замешательстве.
- Ясно, – сделал вывод Жорик. – Что ж, у вас есть отличная возможность пополнить информационный багаж новым опытом. – А вы? - Жорик обратился к вампиру. - Как вы  на счет вина? Употребляете?
- Разве что в случаях редкого исключения, – ответил сдержанно вампир. – После обряда Обращения вампир более не нуждается в человеческой пище, но вино мы пьем и в основном красное, поскольку оно полезно для крови.
Словно по-волшебству на низком круглом столике в центре гостевой появились чеканные серебристые узкие фужеры на тонких ножках, в которые Жорик разлил из темной бутылки рубиновую жидкость.
- Понемногу, – сказал он. – Чисто символично, чтобы снять напряжение… ну  и за  знакомство, разумеется.
Последнее было обращено к гостям.
… Рейф в течение некоторого времени с молчаливым интересом изучал протянутый ему человеком сосуд и его содержимое; жидкость, которую его сопровождающий назвал вином,имела незнакомый запах и несколько терпкий, но довольно приятный вкус. Нет, ничего подобного ему прежде пробовать не доводилось. Он вообще по жизни мало общался с людьми, следуя негласному правилу своего народа: люди это в первую очередь еда, которую следует употреблять по прямому назначению, что он и делал, сводя общение к процессу кормления. Ну и еще мимолетные моменты наблюдения за людьми, на какое-то время взятыми живыми в Улей.
И уж конечно вином его никто не угощал. …
… Обстановка постепенно разрядилась. Вампир, представившийся бароном Генрихом фон Брауном, что означало занимаемую достаточно высокую ступень в иерархической лестнице прошлых лет, и начальник станции продолжили прерванный появлением Стива разговор: вампир рассказывал о своей маленькой общине, состоящей из десятка подобных себе особей, ведущей преимущественно уединенный образ жизни, хотя в новом для них мире никто их не ограничивает в возможности посещать общественные места. И таких, подобной его, общин на Земле еще две или три в разных концах планеты. По своей природе вампиры – одиночки и тяготятся обществом себе подобных, а потому стараются, чтобы их пути пересекались как можно реже. Единственной до сих пор неразрешимой загадкой в новом мире для них было то, что по каким-то неведомым причинам либо критериям отбора во время Ночи Великого Очищения некая Сила пощадила их, не развоплотив вместе с остальными. Единственным объяснением, на взгляд барона, могло служить то, что, в отличие от большинства своих собратьев, до Ночи Великого Очищения, кардинально изменившей жизнь на планете, члены его общины предпочитали охотиться сугубо в криминальных кругах человечества. Отлавливая и кормясь различным человеческим сбродом: воры, убийцы, мошенники, наркоманы и торговцы дурью… и тем самым оказывая человечеству неоценимую услугу. Такая охота, по словам вампира, доставляла особое, ни с чем несравнимое удовольствие. Когда жертва, сама будучи хищником, пытается сопротивляться. Надеясь избежать уготовленной ей участи быть пищей существа более совершенного во всех отношениях, нежели она сама. …
… Стив слушал с заметным интересом, поскольку вампир говорил по сути хорошо знакомые ему вещи. И хотя рейфы не вели в своих охотничьих угодьях столь строгий качественный отбор, в сказанном была своя логика. Возможно, поэтому время от времени в среде жертв появлялись так называемые «беглецы», которым вживляли поисковый чип и затем отпускали, в последующем открывая на них охоту. «Беглецы» необходимы были для натаскивания молодежи. А чтобы охота продолжалась как можно дольше, на роль «беглецов» обычно отбирали здоровых, сильных и выносливых особей. Примерно о том же говорил вампир: их жертвы не отличались большим умом, зато, как правило, были сильны, упрямы, агрессивны. Чем агрессивней и злей была потенциальная жертва – тем интересней было на неё охотиться, и тем насыщенней и вкусней была награда….
Однако в Ночь Великих перемен волей высших Сил практически все представители криминального слоя человечества были развоплощены: просто растворились без остатка под влиянием этой самой нисшедшей на Землю Силы, словно и нежили никогда на свете. А с их исчезновением перед уцелевшими вампирами встал вопрос дальнейшего кормления, который, впрочем. довольно быстро был решен за счет потребления сперва донорской крови, а затем синтезированного состава, по всем параметрам заменяющего кровь. Это помогло вампирам выжить при дальнейшем планетарном катаклизме, деля с людьми своеобразные «ковчеги» и не представляя более угрозы для их обитателей. Это было своего рода испытанием как для тех, так и для других. Когда же угроза миновала, позволив покинуть временные убежища, общества вампиров получили возможность уединиться в уцелевших замках и продолжать жить по собственным законам. …
… Позже, снова оставшись один, рейф анализировал полученный очередной пласт информации.
Никто из его соплеменников, на тот момент знавших о Земле, не был в курсе о существовании на планете лантийцев разумных двуногих хищников, в случае чего способных составить нехилую конкуренцию. … Возможно, что и сами лантийцы об их существовании не знали, поскольку в отличие от его народа, вампиры предпочитают вести сугубо уединенный образ жизни и не светиться. Да и охотятся в основном ночью, тщательно заметая следы своих кормлений. Во всяком случае, по словам барона, используя свою кровь, вампир начисто стирает следы своих укусов с тела жертвы, так что итог кормления вампира в глазах прочих людей выглядит как следствие сердечного приступа. А поскольку вампиры, в частности – его семьи – в основном охотились в криминальной среде и среде нелегалов, не имеющих ни визы на жительство, ни медицинской страховки, то, как правило, с такими трупами никто долго не возился. Это при условии, что труп вообще удавалось обнаружить. Да и кто, будучи в здравом уме, поверит в реальное существование тех, чья природа не укладывалась в рамки законов окружающего мира? …
…Хотя рейф вновь был вынужден напомнить себе, что находится в иной реальности, и на Земле лантийцев, возможно, все может быть по-другому. И все же полученная информация на счет вампиров была, на взгляд рейфа, весьма полезной, учитывая желание, охватившее часть его сородичей, отыскать Землю обетованную, сделав её очередной кормовой базой. А потому вдвойне досадно сознавать, что он ни с кем не сможет своими знаниями поделиться.
Рейф продолжал вслушиваться в ментальный эфир, надеясь услышать хотя бы знакомый отголосок, но в эфире были все те же уже знакомые ему далекие голоса… и ни одного родного.
Голоса вампиров так же пропали: убедившись, что нечаянный гость «Сферы» не представляет для них реальной опасности, вампиры более ничем себя не проявляли. Да и он со своей стороны не стремился к сближению, считая собственный способ получения необходимой жизненной энергии куда как более чистым, нежели у конкурентов. Даже если рейфы не могут скрыть следов своего кормления. Да это им и не требовалось, учитывая то, что на протяжении тысячелетий после ухода Древних, их вид по сути являлся безраздельным хозяином галактики.
Другое дело – выбор жертвы. Тут рейф был солидарен с бароном: куда как интереснее, когда жертва сопротивляется, стараясь всеми силами отсрочить неминуемую гибель, даруя охотнику драгоценные моменты истинного удовольствия от процесса охоты.
Прежде рейф знал, что в Пегасе людские общества, которые время от времени посещала его Семья, весьма неоднородны: среди людей существуют как жертвы, так и хищники, которых, если ориентироваться на характеристики. Данные бароном, вполне можно отнести к местным криминальным структурам. Однако людская жизнь не касалась рейфов. И они не стремились вникать в её нюансы, приходя лишь с одной целью – забрать очередной людской оброк. А в выборе руководствовались в основном критериями возраста и здоровья. Моральный облик жертв рейфов не интересовал. Но, чего греха таить, может быть стоит привнести в жизнь своего народа некое разнообразие. Во всяком случае, стоило бы попробовать. Но для этого для начала необходимо было вернуться в Пегас, к своему народу….
… В такие минуты, когда рейф думал о своем народе, его охватывало чувство одиночества. Можно ли назвать это тоской? Возможно, если рейфам знакомо это понятие. Во всяком случае, Стив ясно сознавал, что находится невообразимо далеко от своих. Он один среди людей, даже если эти люди не похожи на тех, которых он знал по Пегасу, и уж конечно не похожи на лантийцев.
Лантийцы коварно отняли у него жизнь, ввергнув сознание в небытие.
Эти люди – вернули его к жизни. И теперь по негласному рейфскому закону, жизнь его принадлежит этим людям, о чем никто из них даже не догадывается. Он не может уйти, пока его не отпустят. Так что о возвращении нечего бы ло и думать … во всяком случае – пока…
… Впрочем вскоре рейфу представилось еще одно неожиданное знакомство, привнесшее в его жизнь очередной новый опыт и приблизившее его к реализации его заветного желания, которое он предпочитал хранить при себе…
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:31:24 | Сообщение # 7
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
AU Земля.
Первая межпространственная станция «Сфера».
Аппоратменты начальника станции
несколько дней спустя)


« - Жорж, это Ричард Мэлл. Загляни-ка ко мне, если не сильно занят…»
«Лечу … точнее – «прыгаю»!» …
… Минуту спустя Жорж Станиславович уже стоял на пороге аппоратментов начальника станции с немым вопросом на лице.
В кабинете кроме начальника был еще прежде незнакомый Жорику человек восточной наружности, уютно устроившийся в одном из кресел и попивающий чай с баранками, срочно по такому случаю доставленными из столовой.
- Вай! Уже здесь! … Никак не привыкну к этим вашим штучкам с перемещением … - восхищенно воскликнул он, заметив слайдера на пороге.
- В каждой избушке свои игрушки, – ответил Жорик, входя и по приглашению хозяина кабинета заняв пустующее кресло напротив.
- Чай будешь? – осведомился гостеприимно Ричард Мэлл.
- Нет, спасибо, - вежливо отклонил предложение Жорик.- Я только что из столовой…
- Извини, если оторвали от еды…
- Я уже пообедал…
- Тогда знакомьтесь – наш гость, продюсер юго-восточной киностудии « Санрико-продакшн» Ахмет Нарзабаевич Алкинджан…
- Очень приятно, - Жорик пожал протянутую ему руку. – Жорж Станиславович… Чем обязан?
- Дело к вам есть особой важности! - с восточным темпераментом обратился к слайдеру продюсер. – Говорят, вы опекаете одного вашего гостя…
- Не то, чтобы опекаю, - ответил Жорик, прикинув в уме, от кого продюсер мог позаимствовать сии слухи? Хотя, говорят – шило в мешке не утаишь, а новости по станции разносятся с быстротой степного пожара. – Точнее: какое-то время выступал в роли консультанта-сопровождающего. Но сейчас наш гость и сам неплохо осваивается. …
- Что ж, приятно слышать, – прокомментировал Ричард Мэлл. Столь быстрая адаптация гостя не могла не радовать, хотя, чего греха таить, начальник до сих пор пребывал в некотором замешательстве по поводу дальнейшей судьбы гостя. Не век же ему отираться в стенах станции. Когда-нибудь придет время выйти в, так сказать, – большой свет и начать осваивать пространство за её гостеприимными стенами. И вот тогда начнутся вопросы – как сложатся его дальнейшие отношения с окружающим миром? Сумеет ли он, не смотря на специфику своей природы, вписаться в земное сообщество? То, что рейф с первых дней не проявлял агрессии, о которой сотрудникам станции в своё время не раз говорили союзники с «Атлантиса», уповая на природу этого вида, было само по себе добрым знаком. Возможно, атлантийцы ошибаются, и рейфы далеко не такие оголтелые хищники, способные думать только о еде и видеть во всех людях потенциальную жертву. Как говорится – дай бог…
- А в чем дело? – поинтересовался Жорик, прикидывая в уме, в какую историю успел влипнуть предоставленный самому себе Стив. Вроде бы он пока не успел проголодаться, да и уважаемый продюсер как-то не смахивает на жертву внезапного нападения голодного рейфа.
- Хотел бы вас попросить об одной услуге, – сказал продюсер. – Хотя я изначально приезжал за совсем другим, но одно другому не мешает. Одним словом, случайно встретив вашего гостя… Вай! Где вы взяли такого?
«Вот оно что! Уважаемый продюсер, по каким-то своим делам почтивший визитом «Сферу», по всему, случайно встретился со Стивом в одном из коридоров станции. И верней всего, когда рейф возвращался из Информатория; в последнее время он частенько наведывался туда за новыми порциями информации. Понятно, что неординарная внешность гостя не оставила продюсера равнодушным. Но к чему он клонит?»
- В каком смысле, где взяли? – не понял Жорик. – Нам вообще-то его подарили… союзники из альтернативной реальности для исследований. Наши коллеги из биологического отдела после всех необходимых процедур решили его воскресить. Благо у нас есть такая возможность…
- Отличная идея! - продюсер не скрывал эмоций, хотя и не говорил, какой конкретно у него интерес к Стиву. – Вы не представляете себе, как во время!
-Дело в том, что Ахмет Нарзанбаевич является автором экранизации серии восточных сказок под общим названием «Арабские ночи», – сообщил Ричард Мэлл. – Ну, ты помнишь, наверное, его версии «Али-баба и сорок разбойников», «Халиф-аист», «Халиджан и ковер-самолет»…
Жорик кивнул, еще не понимая полностью, каким образом это относится к их гостю. Ни по своей природе, ни по месту обитания вида рейф как будто никак в «Арабские ночи» не вписывается.
- Ну вот, а сейчас я работаю над сказкой про двух братьев, один из которых в поисках сбежавшей овцы проникает в пещеру, некогда принадлежавшую разбойникам, и находит там старинный сосуд с заточенным в нем джинном… - с жаром подхватил продюсер. – Окончательное название мы пока не придумали, проект еще в работе Но ваш гость… он то, что мне надо! Время летит, а меня до сих пор никого нет на роль джинна… Вай! Я как увидел, думаю: вот типаж, даже грима не надо!
О такой стороне вопроса Жорик даже не думал, хотя было в чертах рейфа что-то отдаленно восточное.
- Надеюсь, вы не подходили к нему с подобным предложением? – осторожно осведомился Жорик, пытаясь навскидку представить возможную реакцию рейфа.
- Нет, не успел, – признался продюсер. – А что, надо было?
- И хорошо, что не успели, – заметил Жорик. – Наш гость родом из альтернативной реальности, из иной галактики, вряд ли в курсе, что такое кино, и уж точно ничего не знает о джиннах…
- Вай! У них там нет кино? – неподдельно удивился и даже несколько расстроился продюсер, в силу своего профессионального мировоззрения считающий, что кино, как двигатель прогресса, обязано быть везде. – Какое досадное упущение! Вам не кажется, что это следует исправить…
- Возможно, когда-нибудь оно там появится, – поспешил его утешить Жорик. – Сейчас, поверьте мне на слово, жителям Пегаса не до кино. Что касается нашего гостя, то ввиду специфики его происхождения я не вполне уверен, что он сможет понять, что от него требуется.
- Но, может, если вы поговорите с ним как консультант-сопровождающий …, - с надеждой попросил продюсер. – Объясните ситуацию, обрисуете в общих чертах персонажа…
- Хм… - задумчиво произнес Жорик. – Попробовать, конечно, можно, но заранее ничего обещать не могу…. Все зависит от того, насколько ваше предложение заинтересует Стива.
- Вашего гостя зовут Стив?!
- Так его назвали в своё время наши союзники с «Атлантиса», - пояснил Жорик. – Как его зовут на самом деле – никто не знает, а он не говорит. По всему, у его народа нет в нашем понимании привычных имен.
- Но как-то они должны друг друга именовать… - несколько озадаченно проронил продюсер.
- Возможно, есть что-то, что заменяет им имена, – предположил Ричард Мэлл.- лежащее за пределами нашего привычного восприятия….
- Впрочем, это не суть важно, – поспешил заверить сотрудников «Сферы» продюсер. - Не хочет раскрывать своё имя – никто не будет на этом настаивать. В конце концов, в нашем обществе свобода личности – не пустой звук. Я и вся моя группа будем вам премного благодарны, если вы сможете уговорить его выручить нас… Я оставлю вам копию сценария, чтобы вам было легче понять и затем объяснить вашему иномирному гостю, что он него требуется. На корке мой номер для связи. Звоните в любое время суток. Я еще пару дней задержусь здесь, есть кое-какие дела… Спасибо за угощение! Будете у нас – заходите. Восточного гостеприимства еще никто не отменял… А пока прошу меня простить – дела…
Восточный гость деловито взглянул на часы.
- Вас проводить? – предложил Жорик, покосившись на прошитую стопку отпечатанных листов, оставленную восточным гостем на краю стола возле пустой чайной чашки.
- Спасибо, не нужно, – ответил продюсер. – Я тут не в первый раз, дорогу знаю…
…- Что ты об этом думаешь? – поинтересовался Ричард Мэлл минутой позже, когда продюсер покинул пределы его апартаментов, спеша по своим многочисленным делам.
- Честно говоря, не знаю, что и думать, – озадаченно признался Жорик, явно не ожидая подобного развития событий. – Я даже не представляю, как Стив может отреагировать на подобное предложение… Будь то Чародей из техно-Арды, спрогнозировать возможные варианты его реакции было бы легче. Как и всякий Майар, Чародей не лишен тщеславия и все-таки предсказуем. Но наш нынешний гость. Он своего рода «человек в футляре”. Я до сих пор удивляюсь, что он не просится отпустить его…
- Может быть, ему некуда возвращаться… - предположил Ричард Мэлл. – Я имею в виду его конкретный дом. Не галактику и не весь мир. Наши союзники не потрудились в свою очередь рассказать нам, каким образом Стив оказался у них. Похоже, в его истории есть нечто, чего они не хотели бы афишировать, в очередной раз намекнув на пункт Соглашения о невмешательстве во внутренние дела друг друга……
- Ну да ладно, – сказал Жорик. – То их дела и их проблемы. В данный момент Стив на нашей территории. Он жив, сыт и свободен, насколько может быть свободно разумное существо, ограниченное пространством станции. Наружу наш гость пока не рвется. Ему вполне хватает телеканалов визора и базы Инфрмцентра для нового опыта и новых знаний…
- Но, может быть, пора уже постепенно открывать для него внешний мир, – предложил Ричард Мэлл. – Придет время, когда ему придется выйти за пределы станции…
- Возможно, ты прав, – ответил задумчиво Жорик, продолжая разглядывать обложку сценария. – И данный случай – прекрасный повод сделать в этом направлении первый шаг. Что ж, я попробую поговорить с ним о предложении Ахмета Нарзанбаевича. Буду делать уклон на возможность получить новый опыт, как на днях в столовой, когда мы с Анатолием уболтали нашего гостя на порцию желе…
- И как? - поинтересовался Ричард Мэлл.
- Предоставь, ему понравился процесс… Коллеги говорили мне, что на днях видели его в столовой. Назаказывал себе всякой всячины, представляешь…
-Как бы это пагубно не отразилось на его здоровье, – заметил озабоченно начальник станции. - Пищеварительная система, тысячелетиями находящаяся в состоянии «спячки» может не справится с внезапной нагрузкой… могут возникнуть проблемы…
- Думаю, если б что-то случилось, мы бы уже были в курсе, – обнадежил начальника Жорик. – Для него процесс поглощения нашей еды – своего рода хобби. Вряд ли оно сводится только к желанию набить себе брюхо. Это больше похоже на коллекционирование ощущений, вызываемых дегустацией того или иного рода пищи…
- Что ж, наш гость не скучает – это уже хорошо…. Ладно, не буду тебя задерживать. Держи меня в курсе происходящего.
- Пренепременно, – пообещал Жорик, забирая с собой сценарий. Впереди его ждала «арабская ночь» погружения в восточную сказку, а затем – непростой разговор с гостем, в процессе которого он должен будет объяснить рейфу то, что находилось за пределами жизненного опыта его народа. И надеяться, что окажется правильно понят.
А еще на любопытство гостя, которым тот явно был не обделен…

… Прежде чем отправиться к гостю, Жорик, вернувшись к себе в комнату, которую время от времени занимал в жилом секторе «Сферы», решил сперва сам ознакомиться с оставленным продюсером сценарием...
… Сюжет, в рабочем порядке именуемый «Рашид и волшебный кувшин» был довольно занимателен. В нем ощущались отголоски знакомых сказок «Тысячи и одной ночи»….
… История начиналась в давние времена. Некий восточный ученый-философ Сулейман, руководствуясь древними свитками, как-то вызвал джинна. Но поскольку Сулейман кое-что слышал о природе джиннов, то прежде он позаботился о собственной безопасности, создав защитный круг, за пределы которого джинн не может выйти, а значит – и причинить реальный вызвавшему его.
«Иначе говоря, – подумал Жорик. – Сулейман, ориентируясь на более древних знатоков, по сути, сам того не ведая, создал первый искусственный «прокол в пространстве», откуда в данную реальность попало существо по природе относящееся к энергетическому миру. А затем, хитроумно заставив его исполнить три своих желаний, привязал джинна к старому кувшину, который специально поставил в круг, тем самым сумев избежать неминуемой расплаты за исполненные желания»…
Впредь Сулейман несколько раз еще обращался к джинну, заставляя того творить мелкие чудеса для себя и окружающих. Но однажды случилась беда: в дом Сулеймана пробрались грабители, убили хозяина. Забрав с собой его добро – все, что им показалось ценным, в том числе и старый кувшин, а дом и свитки предали огню. Так кувшин с заточенным в нем джинном отправился в продолжительное странствие по свету, переходя из рук в руки. И всякий раз очередной неосторожный обладатель сего сокровища, активировав джинна. Загадывал ему желания, а после их исполнения окупал их собственной жизнью, компенсируя джинну его энергозатраты….
… Однажды на караван торговцев, везших товар, возле одного из городов напали разбойники, обосновавшиеся в скальном пещерном лабиринте. Ограбив и убив купцов, они свезли их товары в свои подземные чертоги, а в скором времени сами были пойманы отрядом местного падишаха и казнены на площади. Похищенного так и не нашли: разбойники предпочли умереть. Но не выдали местонахождения своей пещеры с сокровищами…
…Прошли десятилетия, прежде чем один из братьев по имени Рашид, вынужденный батрачить на более преуспевающего старшего брата, вместе с помощником-подпаском пася скот недалеко от города в поисках отбившейся от стада овцы случайно набрел на пещеру, откуда доносилось жалобное блеянье. Отыскав животное и передав его подпаску, Рашид решил осмотреть пещеру и, взяв факел, отправился по коридору вглубь подземелья…Однако так совпало, что в это время случилось одно из малых землетрясений, и коридор, который он только что миновал, засыпало камнями. Когда пыль осела, и земля перестала дрожать под ногами, в свете уцелевшего факела Рашид увидел, что путь на волю отрезан. Ему ничего иного не оставалось, как продолжать путешествие вперед навстречу неизвестности. Коридор привел его в итоге в большую подземную пещеру. Судя по обстановке пещера когда-то была обитаема, но заброшена. Если и было в ней что-то ценное, то все давно было вывезено. Осматривая пещеру, Рашид нашел только один старый кувшин, который, по всему то ли не заметили, позабыли в спешке. Рашид давно чувствовал жажду, а потому обрадовался. Однако не похоже, что в кувшине хранили вино, или оно от времени успело испариться. Осматривая неожиданную находку и прикидывая в уме, сколько можно будет выручить на базаре за подобный раритет, Рашид потер его край рукавом, дабы лучше рассмотреть хитросплетение нанесенного на кувшин затейливого рисунка, и от неожиданности выронил кувшин и отпрянул, когда вдруг из кувшина повалил дым, уплотнившийся и затем принявший очертание как будто человеческой фигуры. Рашид много раз слышал в детстве сказки про джиннов, но никогда не верил в их существование. А теперь один из них стоял перед ним во плоти и ждал, когда очередной клиент начнет загадывать желания. У Рашида же было единственное желание - выбраться из пещеры. Ни о чем ином он на тот момент не помышлял, о чем он, малость придя в себя, и сообщил джинну. Внезапно мир завертелся перед его глазами, а когда Рашид вновь пришел в себя, он был уже у себя дома в ветхой хибаре. доставшейся ему после смерти отца. Старинный кувшин стоял рядом на полу. Как он здесь оказался, этого Рашид не мог понять, да и некогда было, поскольку к нему заглянул его старший брат собственной персоной. Оказывается, с тех пор, как Рашид отправился на обследование обнаруженной пещеры, в итоге едва не оказавшись её пленником, прошло больше месяца. Рашида уже считали мертвым. А тут прошел слух, что Рашид вернулся. Делая вид, что радуется возвращению младшего брата, старший тем временем жадным взором обшаривал обстановку единственной комнатки. пытаясь понять, где столько времени мог пропадать его младший братец. И конечно в поле его зрения попал кувшин, которым старший брат тот час завладел, сообщив, что кувшин пойдет в оплату долгов, накопившихся за младшим братом во время его отсутствия. Естественно, придя домой, старший брат, как до него младший, принялся, было, тряпицей протирать внешнюю сторону кувшина, следствием чего было очередное явление его пленника. Обрадовавшись столь неожиданному везению, старший брат тот час принялся загадывать желание. А хотел он на тот момент одного – стать еще более богатым и даже занять место падишаха, что и произошло: очнулся старший брат во дворце, окруженный десятком слуг, жен и наложниц. Как это случилось, и куда подевался прежний владыка – этого никто не знал. Да и на тот момент это меньше всего интересовало старшего брата; его очередное желание исполнилось. Естественно кувшин обнаружился тут же; джин исчез, вернувшись в сосуд в ожидании очередного желания. …
… Радости старшего брата не было предела, он и думать забыл о младшем. Но у Рашида была девушка, на которую старший брат давно заглядывался, но которая всякий раз на попытки ухаживания отвечала категорическим отказом. Теперь же, когда он стал владыкой, он пожелал, чтобы её нашли и привели ко двору. Когда же Рашид попытался, было, вступиться за невесту, по приказу нового падишаха его кинули в темницу, пообещав казнить в день свадьбы. Девушку же доставили к владыке. Но как тот не осыпал её драгоценностями, шелками и благовониями, она оставалась непреклонна. Старшему брату ничего не оставалось, как вновь прибегнуть к помощи волшебного кувшина, загадав его пленнику второе желание. Джинн исполнил и это. Однако девушка изменилась, превратившись внешне в живую безэмоциональную куклу. Но старшему брату и новому падишаху было все равно. Главное, что она дала согласие выйти за него замуж. День свадьбы был назначен.
Только и этого старшему брату показалось со временем мало. Он захотел, чтобы у него была самая большая и сильная армия в мире. Но как собрать такую армию, если ты – всего лишь поместный владыка небольшой части суши? И вновь старший брат прибег к помощи джинна. Однако он оказался столь беспечен, что думать забыл про какую-либо осторожность. Исполнив третье желание, джинн был намерен получить плату, явившись в день свадьбы в пиршественном зале и своим явлением устроив небольшой переполох среди гостей. Но ему нужен был только сам падишах. Ни отчаянные захмелевшие гости, ни бросившаяся ему наперерез охранявшая падишаха стража не могли помешать джинну получить плату, которой была жизнь загадавшего желания. Только после этого джинн мог вновь вернуться в свой сосуд. При этом все волшебство исчезло: как мираж растворилось многочисленное грозное воинство, до этого занимавшее площадь перед дворцом, а невеста падишаха вдруг очнулась, словно от кошмарного сна. Вспомнив, что Рашид до сих пор томится в темнице, она велела привести его. Рашид тем временем, узнав, что его невеста выходит замуж за старшего брата, ставшего падишахом, и, утратив всякую надежду, уже готовился к неминуемой, казалось бы, смерти; ведь ему было сказано, что его казнят в день свадьбы. И был сильно удивлен, узнав, что новый падишах мертв, его гости и слуги в большинстве своем разбежались, а невеста вновь обрела себя и жалела о случившемся. …
Выбравшись из темницы и вернувшись в главный зал, Рашид обнаружил там мертвого старшего брата и знакомый ему уже кувшин. Рашид вспомнил, что у него оставалось еще два желания. Вызвав джинна он вторым желанием пожелал, чтобы все стало как прежде, тем самым ликвидировав все последствия того, что успел натворить его старший брат. А третьим желанием он освободил джинна, разрешив тому вернуться в его родной мир, тем самым избегнув печальной участи старшего брата….
« Что ж, недурно, – подумал Жорик. – Во всяком случае, младший брат поступил благородно. Помнится, в сказке про рыбака и кувшин, рыбак обманул джинна, заставив вновь забраться в кувшин, после чего запечатал сосуд и выбросил в море….»
Оставалось придумать, как более доступно объяснить гостю, кто такие джинны и по каким законам они живут и действуют. В голове Жорика уже постепенно созревал план, требующий незамедлительного воплощения, а потому, прихватив сценарий, Жорик направился к гостю, зная, что тот, скорее всего, убивает время за просмотром визора; в отличие от людей сытые рейфы, по словам самого же гостя, не нуждались в еженощном сне, не считая кратковременным периодов отдыха, которые в основном выпадали на раннее утро, когда гостю необходимо было время переварить и проанализировать полученный объем информации…


Сообщение отредактировал Kitten - Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:32:24
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:40:50 | Сообщение # 8
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Земля "Сфера"
комната гостя...


(тем же вечером, точнее - ночью)

…Как и предполагал Жорик, гость бодрствовал, сидя на краю кушетки, заменявшей ему ложе для отдыха, с дистанционкой в руке блуждая по многочисленным каналам визора, благо таковых было хоть отбавляй: тут вам и галактический канал, и исторический, и многие другие. Равно как и программ – от новостей до художественных фильмов. Он даже не поднялся навстречу человеку, лишь мазнул по нему взглядом, вновь уставившись в экран визора.
По реакции гостя сложно было понять, что именно берет из всей этой информационной мешанины рейф или просто убивает время. Возможно, если б он мог проводить ночь во сне, как люди, время бы для него бежало быстрее. Но энергетически сытый рейф в процессе сна не нуждался. Ну а проголодается он, по всему, еще не скоро: со слов самого гостя Жорик узнал, что рейфы питаются через определенные промежутки, за исключением чрезвычайных случаев, когда рейф ранен либо болен, и для восстановления требуется больше энергии, чем обычно. …
… - Извини, если помешал, – с порога приветливо начал Жорик. – Просто есть разговор…
Гость вновь молча посмотрел на него цепким взглядом своих янтарных глаз, затем нажатием кнопки на дистанционке выключил визор, тем самым давая понять, что настроен на общение. Пока что человек, именующий себя Жориком, в глазах гостя был хоть и малость назойливым, но вполне полезным в информационном плане объектом. К тому же он пришел не с пустыми руками. Рейф скользнул взглядом по странному предмету, представлявшему собой множество тонких белых листов, скрепленных вместе и покрытых черными значками, в руках человека. Если он и был заинтригован, то опять внешне ничем не показал этого, ожидая, когда человек соизволит все объяснить. …
… Жорик вкратце поведал гостю о визите в «Сферу» кинопродюсера.
Рейф помнил странного человека, среди прочих попавшегося ему на пути в одном из коридоров, поскольку, увидев рейфа, тот на миг застыл как вкопанный, уставившись на гостя круглыми глазами. Гость уже привык, что сотрудники станции вполне спокойно реагировали на него, встречаясь с ним на территории «Сферы», а потому реакция гостя несколько озадачила рейфа, невольно напомнив ему о реакции людей Пегаса. Впрочем, гость не намерен был выяснять причины столь неожиданной реакции, а потому просто продолжил путь, памятуя о своем табу по отношению к окружающим его людям… во всяком случае тем, что попадались ему в пределах стен станции….
… Роль незнакомца в человеческом обществе и его иерархическая принадлежность так же была непонятна гостю. Исходя из стереотипов своего вида, Стив привычно для себя разделил людей «Сферы» по известным ему категориям значимости, высокий пост в которой занимал начальник станции. Далее по рангу шли ученые, техники, разведчики… Столовые роботы и подобные им дроиды, обслуживающие нужды станции и её обитателей, в понятиях рейфа занимали уровень «солдат». С той только разницей, что не нуждались во внешнем управлении, подчиняясь встроенной в них программе, диктующей им что делать и образ поведения. Такая система взаимоотношений внутри сообщества была рейфу привычна и понятна. Каждый представитель той или иной категории занимался определенным кругом дел, выполняя определенные обязанности, возложенные на него Семьей.
Но тогда какая роль отводилась кинопродюсеру? Какую иерархическую ступень он занимал? Судя по тому, что рассказал человек, кинопродюсер не состоял в числе обитателей станции. Он был пришлым и, вероятно, принадлежал к какому-то иному человеческому клану….
- Наш гость Ахмет Нарзабаевич – человек искусства, - охотно пояснил Жорик, присев на край диванчика, где когда-то в первый день своего пребывания в новом мире рейф обнаружил свою одежду. – Он делает кино…
- Кино? – повторил рейф, пытаясь с высоты приобретенных знаний понять, что это такое.
Жорик кивнул на экран визора.
- Это то, что вы видите на экране визора, – пояснил он.
Рейф как всегда коротко кивнул. Что ж, с визором он уже успел познакомиться. Впрочем, нечто подобное было и в рейфских Ульях для общения кораблей с кораблями. Здесь же, по всему, визор играл роль своеобразного дополнительного носителя информации. Правда, собранная в визоре информация была настолько разнообразной, порой подчас противоречивой, что с трудом поддавалась систематизации. Единственно гость вычислил для себя три типа информации: о настоящем, прошлом и прочая, к которой относилось все то, чего рейф, ввиду отсутствия у него опыта в плане художественной интерпретации событий, не мог понять, поскольку происходящее сильно разнилось с тем, что он видел в новостных и исторических передачах. К разряду прочей он отнес все художественные фильмы. За исключением, пожалуй, мелодрам, по сюжету близким к реальной либо исторической действительности.
- Ну, так вот, - меж тем продолжал Жорик, поймав взгляд гостя, в очередной раз скользнувший по сценарию в руках человека. - Ахмет Нарзабаевич создает некую историю из прошлого истории земного человечества. А точнее – части его, проживающей далеко на востоке. И попросил меня узнать, не захочешь ли ты поучаствовать в этом довольно-таки занимательном деле…
- Поучаствовать? – переспросил рейф, еще до конца не понимая, чего конкретно хочет от него человек. В отличие от его вида, люди, за редким исключением, не обладали талантом прямо излагать то, что они хотят. – Каким образом?
- Ему нужен кто-то на роль джинна, – ответил Жорик. Что ж, гость заинтересовался, это уже что-то. Теперь оставалось грамотно донести до гостя идею его участия в проекте.
- Джинна? – гость вновь задумался, мысленно обратившись к собранной им за время нахождения в «Сфере» информации об окружающей его действительности. Но, к сожалению, ничего на тему джиннов там не оказалось. Рейф успел узнать про Хранителей, кэйрон, вампиров и части заинтересовавших его дружественных землянам рас, обитающих в данной реальности. Джиннов среди них не было.
- Это такие могущественные существа, – поспешил пояснить Жорик. – С которыми в далеком прошлом людям приходилось иметь дело.
Рейф слегка натянуто усмехнулся; то, что человек говорил о джиннах как о могущественных существах, ему определенно нравилось. Стоило узнать о них побольше.
- Я не видел джиннов в базе вашего Инфрматиория, – меж тем заметил рейф.
- Это было так давно, что никакого Информатория тогда еще и в помине не было, - пояснил Жорик. - Память о джиннах осталась лишь в людских преданиях. Мы даже не знаем, как они на самом деле выглядели.
- И куда же тогда подевались эти могущественные существа? – осведомился рейф, у которого невольно зародилось сомнение по поводу истинного могущества джиннов.
- Опять никто этого не знает. Но есть предположение, что те джинны, что время от времени появлялись в далеком прошлом нашего мира, могли быть выходцами из иной реальности, – предположил Жорик. – По тем или иным причинам они на время попадали в этот мир… ну как ты сам.
Рейф снова коротко кивнул. Что ж, это было логично.
- Чаще джинны становились невольными заложниками людского коварства, - продолжал Жорик, тем самым подводя к сути изложенных в сценарии событий. - Были в прошлом люди, пользующиеся оставленными им предками знаниями для того, чтобы создать так называемый точечный пространственно-временной провал, через который джинны и выпадали в наш мир, становясь его пленниками.
И это было понятно. А под точечным пространственно-временным провалом человек, скорее всего, подразумевает нечто схожее с известным рейфам подпространством. Оставалось лишь сомнение, как могущественное существо может позволить вытащить себя какому-то там человеку? С другой стороны, он сам, будучи представителем весьма могущественной расы Пегаса, попался в ловушку, расставленную ему людьми Атлантиса. Но если в его случае причина поимки была понятна – атлантийцам он был нужен в качестве биоматериала для исследований, то с какой целью люди прошлого ловили джиннов, пока оставалось для него загадкой.
- Вот и в этой истории, - Жорик положил фолиант сценария рядом с собой на диванчик. - Некий древний ученый из людей, пользуясь знаниями предков, вытащил в нашу реальность джинна.
- Зачем? – просил рейф.
- Чтобы тот исполнял его желания, – ответил Жорик.
- Служил ему, – по-своему понял рейф. Получается, какой-то человек вознамерился опустить могущественное существо до уровня слуги-почитателя.
- Можно сказать и так, – согласился Жорик. – По своей природе джинны могли влиять на окружающую действительность, меняя её энергией собственной воли. Возможно, когда-то, когда джинны на земле были более частыми гостями, люди узнали об этой их способности и затем нашли способ использовать это себе на пользу. Путем хитрых ритуалов они время от времени вытаскивали в наш мир джиннов, предварительно создавая защитные круги, обеспечивающие вызывающим безопасность, а потом ментально привязывали пленников к определенной программе, которую джинн волей-неволей ввиду опять же своей природы вынужден был следовать. Вот и наш ученый предварительно создал такой защитный для себя круг и поставил в центр его кувшин, впоследствии привязав к нему джинна. для которого впоследствии кувшин на тысячи лет стал местом заточения….
… Рейф досадливо поджал губы. Упоминание о защитном круге невольно напомнило ему о собственном пленении и клетке в «Атлантисе», защищенной энергетическим полем. Получалось, что кувшин для джинна было сродни клетки, куда помещали джинна, чтобы тот служил людям, исполняя их желания. Подобное положение показалось рейфу весьма унизительным.
- Должно быть, этот джинн был не достаточно могущественен, если позволил, чтобы люди сделали из него своего слугу, – предположил рейф.
- Думаю, в сложившихся обстоятельствах ему просто не оставили выбора, – заметил Жорик, исподволь наблюдая за реакцией гостя и пытаясь навскидку догадаться, что у того твориться в голове.
Рейф снова на какое-то время ушел в себя, осмысливая сказанное. Беспощадная память вернула его в то время, когда он был пленником атлантийцев. Человек по имени Шеппард предлагал ему еду взамен на полезную людям Атлантиса информацию.
А какой у него тогда был выбор? Разве что только гордо умереть голодной смертью.
Однако у него выбор все-таки был… Хотя потом он все равно умер, пусть не от голода, а от подсунутой ему еды. Он чувствовал, что уготованный ему в жертву человек болен, и все-таки рискнул покориться – день ото дня, проведенных в неволе, терзающий его голод становился все невыносимей.
Возможно, нечто подобное, оказавшись во власти человека, переживал и джинн. Тогда его переживания были понятны рейфу. Он прекрасно знал, что такое голод, когда гордость и личные амбиции отходят на второй план.
Оставался непонятным вопрос с кувшином. Возможно, так в этом мире называется клетка, подобная той, в которой атлантийцы держали самого рейфа. Однако нечто подсказывало ему, что он ошибается.
- Что такое кувшин? - оборвав паузу молчания, поинтересовался гость.
- Это такой сосуд, в котором люди раньше держали воду либо вино, - ответил Жорик.
Что такое сосуд, рейф знал: у ученых Улья были сосуды, в которых те держали те или иные консервирующие растворы. Но как можно в небольшое пространство сосуда поместить живое существо? Это просто нереально…
Рейф сказал об этом человеку.
- Все дело опять-таки в природе джиннов. Они, должно быть, выходцы из энергетического сопределья и не обладают конкретной физической оболочкой, как мы с вами, - поспешил объяснить Жорик. - Но при необходимости могут создавать себе вполне реальный облик… Иначе говоря. джинн в его привычном состоянии может быть похож на облачко пара или струю дыма… а может и энергии. Но, представая пред очередным вызвавшим его, джинн принимает физический облик. Может, так ему удобнее общаться с человеком и исполнять желания…
Что ж, для начала вполне сойдет.
Гость попытался мысленно систематизировать полученные знания. Итак, джинны – могущественные существа из иной энергетической реальности, способные влиять на окружающий мир, изменяя его, и вместе с тем имеющие ряд неудобных для них слабостей, позволяющих людям использовать могущество джиннов в своих интересах. В таком свете собственная раса казалась гостю более продвинутой. Во всяком случае, не смотря на имеющиеся у рейфов слабые места, они, подобно джиннам, никогда не служили людям – ни добровольно, ни принудительно. Человек предлагает ему исполнить роль одного из джиннов. Что ж, это по-своему интересный опыт. Оставался еще один вопрос.
- Чем питаются джинны? – осведомился рейф.
Странно, что он не задал этот вопрос раньше. Возможно, тому причиной эмоции, вызванные воспоминаниями о собственном унизительном плене.
Действительно, как и всякое существо, джинны должны чем-то питаться.
- Этого так же никто толком не знает, – ответил Жорик. – Можно лишь предположить, что в плане питания они куда как ближе к вам, нежели к нам. забирая энергию тех, чьи желания исполняли. При условии, конечно, что воспользовавшийся услугами джинна человек был настолько самонадеян и неосмотрителен. что забывал про собственную безопасность… В предложенной нам истории таким человеком выступает старший брат главного героя, нашедшего в пещере старинный кувшин с заточенный в нем джинном. Придя проведать младшего брата, он забирает у него кувшин и, обнаружив в нем джинна, начинает загадывать желания. В итоге старший брат теряет бдительность и расплачивается с джинном собственной жизнью.
Рейф улыбнулся: подобный исход событий ему определенно нравился. У Джинна появляется возможность реально отплатить человеку за своё тысячелетнее унижение.
- А что младший брат? – поинтересовался рейф, решив для себя, что как и джинн при первой же возможности тоже бы обязательно покормился своими пленителями. Однако судьба распорядилась иначе. – Он тоже загадывал желание?
- Для себя всего одно, – ответил Жорик. – Чтобы джинн помог ему выбраться из ловушки, в которую он попал в результате подземного толчка. обрушившего каменный свод подземного коридора…
- А потом? Ты говорил, что джинн должен был выполнить три желания…
- Потом он загадал еще два, последним желанием разорвав нить, связывающую джинна с этим миром. и тем самым позволив ему вернуться в свой…
- И джинн не покормился им?
- Не успел, – ответил Жорик. – Ведь, выполняя третье желание, он покинул мир людей…
Что ж, младший брат оказался умнее старшего. Он отпустил джинна и тем самым сумел спасти свою жизнь.
- А что он загадал вторым желанием? – поинтересовался рейф.
- Чтобы джинн исправил то, что успел натворить его старший брат, - ответил Жорик. Радуясь, что история по всему захватила гостя. – Видишь ли, людям старого мира было присуще такое свойство человеческой натуры как жадность, когда человеку хочется иметь больше того, что ему необходимо для полноценной жизни – больше еды, нежели он сможет съесть, больше одежды, больше украшений, больше власти над окружающими… И старший брат, получив в свое распоряжении возможности джинна, начал воплощать свои желания. В итоге он стал властелином земли, где жил. Но ему все было мало. И в достижении желаемого он не брезговал ничем: где не могли помочь привычные людям средства – там он прибегал к помощи джинна. И в итоге потерял бдительность, за что и поплатился. В наше время жадность не в чести. Она является своего рода атавизмом, как хвост, скажем, или жабры. В то время как, благодаря синтезу, каждый может получить все необходимое в любых количествах, люди научились контролировать свои желания. Нет нужды превращать жилище в склад желаемых, но ненужных для жизни вещей и еды, когда в каждом доме есть бытовой синтезатор, способный по определенной программе создать то, в чем нуждаешься в конкретный момент. … Ну как, порадуем хорошими новостями уважаемого Ахмета Нарзабаевича? Никто конечно не настаивает, окончательное решение по-прежнему за тобой. Ахмет Нарзабаевич, думаю, подыщет себе джинна и среди людских актеров. Но посуди сам: сможет ли человек, даже самый хороший актер, сыграть роль подобного вашей расе существа лучше, чем ты?
Способ «от противного» всегда оправдывал себя. Оправдал он себя и в данном случае: от внимательного взгляда Жорика, на протяжении всего разговора продолжавшего следить за реакцией гостя, не укрылось, как при последнем доводе сверкнули глаза рейфа.
Рыбка заглотнула наживку. Оставалось только потянуть и аккуратно подсечь, дабы рыбка не сорвалась с крючка.
И стратегия Жорика себя оправдала. Уговаривать гостя долго не пришлось.
- Я согласен, человек, – ответил гость после непродолжительно раздумья. То, что гость по-прежнему игнорировал имена, не имело для Жорика особого значения. Главное – гость согласился.
- Тогда завтра же утром я обрадую Ахмета Нарзабаевича, - оптимистично сказал Жорик. – Сейчас он спит и видит, поди, десятый сон, а потому вряд ли обрадуется новости. Но завтра, я в этом более чем уверен, он уже будет здесь собственной персоной. Вас стоит представить друг другу до того, как мы отправимся на место, где будет разворачиваться история с джинном…
Земля "Сфера" кабинет начальника станции
на следующие сутки)


… Ахмет Нарзабаевич не заставил себя долго ждать.
- Вай! – воскликнул он с порога. – Вы в очередной раз спасаете меня!… Чем я обязан?
- Абсолютно ничем, – ответил начальник станции. - Жорж Станиславович, как и обещал, всего лишь поговорил с нашим гостем, не более того. Окончательное решение гость принял сам. Никто заранее не знал, каким оно будет, так что, считайте, вам повезло…
- Еще как повезло! – продюсер вальяжно плюхнулся в предложенное кресло, достав из принесенного им саквояжа бутылку красного вина и пакет с фруктами; не иначе саквояж у него с эффектом расширения пространства, когда внутри он более вместительный, нежели кажется снаружи. Впрочем, начальника «Сферы» этим было не удивить. – И это стоит отметить!
- Вы точно уверены, что вам нужен именно наш гость? – осторожно осведомился Ричард Мэлл. – Все-таки он - представитель иной расы, весьма далекой от нашей культуры…
- Тем лучше! - ответил продюсер. – Ведь ему предстоит сыграть не падишаха, а джинна – существо по природе тоже сугубо далекое от людей… я думаю, мы договоримся.
- Только наш гость не слишком- то разговорчив, – заметил начальник станции.
- А где вы видели болтливых джиннов? – весело парировал продюсер, припоминая первую встречу с гостем в одном из коридоров станции. – Да это невелика беда. Главное – типаж…
Продюсер вопросительно огляделся в поисках подходящих сосудов под вино.
«Ну да, у заточенного на тысячелетия в кувшин джинна действительно нет причин быть чрезмерно общительным… - подумал Ричард Мэлл. – Может оно и к лучшему…»
- Как ваши прочие дела? – поинтересовался он, выставив на журнальный столик серебристые фужеры и блюдо под фрукты, понимая, что вино и закуска – дань восточным традициям, пренебрегать которыми не стоит – обидишь хорошего человека. А в том, что Ахмет Нарзабаевич – хороший человек, Ричард Мэлл не сомневался. Все плохие люди давно канули в историю. К тому же так открыто по-детски радоваться мог только хороший человек. Ричард Мэлл мысленно усмехнулся, пытаясь представить себе возможную реакцию союзников с «Атлантиса», подаривших «Сфере» мертвого рейфа.
-О, с этим все в порядке! – оптимистично ответил продюсер. - Я закончил все свои дела и ждал только вашего звонка. Если ваш гость будет не против, уже сегодня вечером мы можем вылететь на место съемки…Кстати, фрукты мытые, я специально заранее их вымыл и сложил в герметичный пакет…
«Не человек – ураган, - подумал Ричард Мэлл, исподволь наблюдая, как восточный гость аккуратно раскладывает фрукты на большом блюде. – Когда только успел? …Или ссылка на дела - всего лишь предлог, чтобы скрыть то, что основным его делом было заполучить интересующего его потенциального актера… Что ж, можно сказать, он его почти заполучил. Вот человек, абсолютно ничего не знающий про рейфов… впрочем, чего греха таить, мы сами не слишком – то много о них узнали за то время, что воскрешенный Стив провел в стенах станции. Если не считать итогов проведенного общего исследования. Но оно может сказать нам лишь о природе рейфов, особенности их генотипа, физиологии и строения. Но ничего об устройстве их общества, их культуре, религии, если таковая имеется. Окромя тех крох, что нам в свое время соизволили поведать союзники, и того, что удалось узнать из общения с самим Стивом…».
В отличие от прежних гостей станции, рейф действительно отличался наименьшей общительностью, предпочитая больше слушать, нежели говорить. Если что-то спрашивал – то чисто по делу. То, что наиболее интересовало его в данный момент. О себе и своем народе говорил еще меньше, чаще уходя в себя. Особенно, будучи предоставлен самому себе. Жорик, ориентируясь на впечатления собственного Хранителя, предположил, что Стив таким образом отчаянно пытается отыскать отголоски своих в ментале, всякий раз сталкиваясь с одним и тем же результатом, а именно – что в этом мире он рейф в единственном экземпларе. А докричаться до своих через Грань Кристалла, отделяющую одну реальность от другой, у него, видать, силенок не хватает.
Что ж, Ричард Мэлл отлично представлял себе, что может чувствовать гость, придя в себя в совершенно незнакомом и чужом для него месте. Среди пусть и дружелюбно настроенных к нему людей. Каково сознавать, что ты здесь – единственный из могикан?
«Надо будет при случае все же попытаться разговорить гостя, дабы побольше узнать о его доме. И если ему есть куда вернуться, то намекнуть, что таковая возможность для него реально существует…»
… От размышлений о дальнейшей судьбе гостя начальника станции отвлекло появление Жорика в компании рейфа.
- Вай! – произнес продюсер, увидев Стива. Рейф вопросительно уставился на него своим цепким взглядом, пытаясь понять, чего хочет сказать этот странный человек.
Не похоже, что он был испуган или удивлен. Скорее – удовлетворен, что не ошибся в своем выборе. Тогда, в коридоре, занятый совершенно иными мыслями, он не вполне хорошо разглядел рейфа. Единственно, что бросилось в глаза, так это его экзотическая, немного «восточная» внешность. По мнению продюсера, рейф как никто соответствовал образу джинна… Этого для Ахмета Нарзабаевича было достаточно, чтобы со своей стороны начать «охоту» на интересующий его объект…
Стив в свою очередь с интересом окинул взглядом вальяжно полуразвалившегося в кресле человека, которого Жорик именовал странным словом «продюсер». Ахмет Нарзабаевич внешне отличался от людей станции, с которыми уже успел познакомиться рейф. Он был меньше ростом – едва по плечо рейфу, шире в плечах, со смуглой кожей, как и подобает жителю юга, и по-восточному тёмными, слегка раскосыми глазами. Впрочем, за свою долгую жизнь рейф успел повидать немало самых разных людей, и подобные нюансы его мало интересовали. Во всяком случае, пока он жил себе в Пегасе, где люди для него были не более чем еда. А еду прежде всего оценивают по тому, сколько полезной жизненной энергии от неё можно получить. Да и люди в Пегасе были в основном друг другу под стать – занимались тем, что отчаянно пытались выжить, в страхе ожидая очередного визита его собратьев.
А этот человек делал кино. Историю из прошлого своего мира, в которой участвовало существо из иной реальности, в чем-то схожее по природе с рейфом. Только рейфы не живут в кувшинах и не исполняют людских желаний.
- Мы с коллегой подумали, что до того, как приступим к совместной работе, вам стоит познакомиться поближе, – обращаясь одновременно и к продюсеру, и к рейфу, заметил Ричард Мэлл.
- Что ж, это дельная мысль, - деловито откликнулся Ахмет Нарзабаевич, разливая вино. – Со своей стороны я очень рад, что вы согласились нас выручить…
Последние слова явно были обращены к рейфу, вниманием которого уже завладели знакомые фужеры. Гость отлично помнил, что в прошлое его посещение данной комнаты, его наравне с прочими гостями угощали приятным напитком. К сожалению, в станционной столовой среди довольно обширного набора блюд ничего подобного не наблюдалось. Стив уже несколько раз самостоятельно бывал в столовой и научился пользоваться электронным меню, ориентируясь в выборе в основном по сопровождающей каждое блюдо картинкой. Дважды он ошибался, выбирая то клюквенный морс, то сок из красных сортов винограда, по цвету внешне и отчасти вкусу напоминающий тот напиток, что ему довелось попробовать. Но все равно, это было не то. Рейф желал повторить давний опыт. Но, по всему, интересующий его напиток могли пить только представители высшей иерархической ступени и приближенные к ним. И то, что он уже дважды удостаивается сей чести, льстило рейфу. На миг он даже забыл, что вокруг него люди.
Но люди вновь напомнили о себе.
- Угощайтесь! – по-восточному гостеприимно предложил Ахмет Нарзабаевич. – Знакомство стоит отметить … Как вам сценарий?
- Я вкратце изложил нашему гостю суть истории, – сообщил Жорик. Не говорить же продюсеру, что, понимая устную речь, гость при этом не умеет читать. А, стало быть, без посторонней помощи не может насладиться всем колоритом восточной сказки. – Ну, чтоб не терять времени…
Продюсер согласно кивнул.
- И как вам ваша роль? – вновь обратился продюсер к рейфу, который уже смаковал содержимое своего фужера, получая от процесса несомненное удовольствие, и, казалось, ничто иное его в этот миг не интересовало. Естественно, обращенный к нему вопрос завис в воздухе, оставшись без ответа.
Впрочем, припомнив, что его новый актер не из числа общительных, продюсер сам принялся рассказывать хозяевам станции и гостю о нюансах своей непростой и довольно занимательной работы, попутно вспоминая смешные случаи из своей прошлой практики. А таких у киношников со стажем всегда набирается немало. Меж тем рейф продолжал хранить привычное молчание. И по его реакции сложно было понять, насколько ему интересно то, о чем рассказывает Ахмет Нарзабаевич.
«Ничего, – мысленно утешал себя продюсер, запоздало понимая, что малообщительный и неразговорчивый новый актер – это еще мягко сказано. - Главное, у меня будет почти настоящий джинн … во всяком случае внешне. Голливуд наших предков поумирал бы от зависти…».


Сообщение отредактировал Kitten - Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:42:54
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:45:22 | Сообщение # 9
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
4. Фабрика грез (за пределами «Сферы»)

… Поскольку никаких важных дел у рейфа в пределах станции не было, решили не дожидаться вечера и выехать тот час же, благо проблем с транспортом не наблюдалось – на взлетно-посадочной площадке флаеров близ станции всегда наличествовали свободные машины. А если вдруг таковых не окажется – машину можно было вызвать автоматически, нажав на кнопку на пульте вызова.
Вот только с момента своего воскрешения, гость еще не покидал пределов «Сферы», получая информацию о внешнем мире в основном с помощью визора, о чем Ричард Мэлл деликатно сообщил продюсеру.
- Когда-нибудь ему все равно бы пришлось выйти за пределы станции, – заметил Ахмет Нарзабаевич. – Не собираетесь же вы пожизненно держать вашего гостя взаперти…
- Не собираемся, – подтвердил Ричард Мэлл, прислушиваясь к тому, как Жорик объяснял рейфу, что тому вскоре предстоит покинуть станцию и увидеть мир Земли за её пределами. – Просто не ожидали, что это произойдет столь скоро, и потому не знаем, как наш гость поведет себя, оказавшись за её пределами. …
Судя по выражению лица гостя и тому, как он слушал человека, идея покинуть стены станции и в том числе комнату, которую ему предоставили для проживания, рейфа одновременно невольно настораживала и интриговала, поскольку обещала новые знания и впечатления. Жорик как мог доступно объяснил Стиву, что процесс создания истории с джинном будут проходить далеко от станции на востоке, близ одного из восточных городов, чтобы сохранить наибольшую достоверность событий.
- А там будет… - не зная названия напитка, коим угощался, гость указал на бутылку.
- Конечно! Все будет, дорогой! – откликнулся Ахмет Нарзабаевич. – И вино, и фрукты, и шашлык… Поехали!
Продюсеру не терпелось поскорее добраться до рабочего лагеря своей съемочной группы, дабы представить коллегам по цеху свою экзотическую находку.
Что такое шашлык, гость, разумеется, не знал, поскольку в своих гастрономических исследований новых для него вкусов еще не успел добраться до него в длинном списке электронного меню. Что ж, у него будет вскоре возможность восполнить пробел.
Рейф поднялся, поставив фужер на край стола, тем самым давая понять, что он в принципе готов ехать.
- Полагаю, вам стоит поехать вместе с нашим гостем, – сказал Ричард Мэлл, обращаясь к Жорику.
- Да, это весьма благоразумно, – согласился Ахмет Нарзабаевич. – Коль вы уже сумели вступить с ним в контакт. Мы вас не задержим – всего каких-то пара-тройка дней…
… Взлетно-посадочная площадка местного воздушного транспорта людей была неподалеку. Но до неё следовало еще дойти. Оказавшись снаружи, рейф в первую минуту был вынужден инстинктивно зажмуриться – слишком ярким был свет снаружи; за время, проведенное в стенах станции, глазные нервы гостя отвыкли от наружного света, превосходящего даже тот, что был в коридорах станции и столовой. В отведенной ему комнате так вообще царил приятный и привычный глазам гостя полумрак.
- Вай! – оглянувшись на рейфа, произнес Ахмет Нарзабаевич, догадавшись о проблеме гостя. Затем, остановившись и порывшись в своем саквояже, выудил оттуда солнцезащитные очки, протянув их рейфу.
- Что это? – спросил гость, взяв из рук человека и с интересом оглядев странный предмет. Прежде ничего подобного ему видеть не доводилось.
- Солнцезащитные очки, – поспешил объяснить Жорик, мысленно досадуя на свою непредусмотрительность. Он вкратце объяснил рейфу , по всему впервые видящему подобное приспособление, для чего они и как ими пользоваться.
Что ж, тонированные стекла очков действительно создавали для глаз комфортную обстановку, позволяя меж тем без помех обозревать окружающий мир. …
А посмотреть было на что. Одна внешняя архитектура здания «Сферы» говорила, что люди данного мира действительно другие… .
За свою долгую жизнь рейф успел побывать во множестве известных его Семье людских миров Пегаса, но не видел там ничего подобного. Архитектура людских построек мало чем отличалась друг от дружки: все те же в основном квадратные стены с узкими прорезями окон и покатыми крышами. А некоторые из людей и вовсе, как животные, жили в подземных норах. Тогда как здание «Сферы» снаружи представляло собой сверкающий в лучах полуденного солнца всеми плоскостями панорамных окон гигантских размеров сферической формы многогранный кристалл, бережно покоящийся в таких же гигантских неведомо кому принадлежащих ладонях.
От подъезда здания до взлетно-посадочной площадки вела широкая аккуратная дорожка из белого туфа.
Людские воздушные машины данного мира тоже отличались от того, что рейфу доводилось видеть прежде, в том числе и от воздушных машин атлантийцев. Несколько таких, именуемых флаерами, стояли в тенечке, дожидаясь потенциальных пассажиров. По сравнению с летающей машиной атлантийцев и привычными рейфу катерами и «стрелами» эти казались ненадежно хрупкими
- Они только с виду кажутся хрупкими, – заметив некоторую нерешительность гостя. заметил ободряюще Жорик. – На самом деле флаеры – один из самых надежных видов воздушного транспорта. За последние несколько столетий ни одной серьезной аварии.
Впрочем, вскоре гость сумел оценить достоинства летающей людской машины – не смотря на скорость, летела она бесшумно. Плюс ко всему благодаря прозрачному верху кабины пассажирам предоставлялся прекрасный обзор, чем гость не преминул воспользоваться…
… Земля действительно была большой, во всяком случае, казалась таковой с высоты птичьего полета, и людей, по всему, жило на ней немало. Одним словом – отличная поляна для его народа. Вот только он был единственным его представителем в данной реальности. При иных обстоятельствах он, возможно, даже порадовался отсутствию потенциальных конкурентов. Но энергетическая сытость и собственное табу, наложенное на местных людей в первые часы пребывания в данном мире, заставляли забыть о возможной охоте. Сейчас его куда больше занимал таинственный и непонятный процесс съемки, о котором упоминал сидевший на переднем сиденье человек, именуемый продюсером.
Ну и еще обещанный им таинственный шашлык…

… До поселка съемочной группы, разбитого в нескольких километрах от небольшого городка Ашбек, добрались еще засветло. Солнце, пройдя зенит, уже клонилось к земле, в зависимости от угла наклона меняя спектр на красновато-оранжевый и заливая часть неба и всю округу мягким масляно-золотистым светом.
Поселок представлял собой ряд одноэтажных коттеджей, собранных проворными роботами-строителями, под присмотром одного их техников занимавшихся теперь неподалеку сборкой декораций для съемок. Коттеджи стояли в ряд, создавая импровизированную улицу. В них было все необходимое для комфортной жизни и работы съемочной группы в полевых условиях; когда съемки закончатся, коттеджи так же быстро разберут и перевезут в другое место, либо за ненадобностью отправят на склад киностудии. Но сейчас в них небольшими группами жили актеры, операторы, гримеры, костюмеры – все кто, так или иначе принимал участие в создании фильма. Кроме жилых коттеджей так же было собрано несколько технических помещений для реквизита и гримерных. Возле коттеджей чуть в стороне под открытым небом красовались несколько больших и маленьких пестрых шатровых палаток в истинно восточном стиле, предназначенных для отдыха между съемками. Под крышей одной из них – самой большой – размещалась полевая кухня, были расставлены столики со стульями, установлен походный пищевой синтезатор и ряд холодильников, отделявших зону общепита от импровизированной походной кухни. Возле кухни на улице несколько смуглых молодых людей раскочегаривали мангалы для жарки мяса, используя сухостой, собранный в ближайшей роще. В дальнейшем прогоревшие дрова заменят на доставленные из Ашбека наборы щепы для барбекю. На них и будет жариться над углями нанизанное на многочисленные тонкие металлические шпажки шампуров замаринованное в пряных травах ароматное мясо.
С высоты птичьего полета поселок напоминал человеческий муравейник, насчитывающий более сотни обитателей, не считая группы мелких, но проворных и сильных роботов, поблескивающих в солнечных лучах хромированными боками.
Заметив приближающийся флаер, киношники, не занятые срочной работой, но обладавшие любопытством, присущим всем живым существам, не сговариваясь, потянулись к импровизированной взлетно-посадочной площадке.
- Быстро вы освоились, – заметил Жорик, с интересом обозревая раскинувшийся под днищем флаера поселок.
- Мы зря время не теряем, – не без гордости за свою съемочную команду, ответил продюсер. – И пока я ездил к вам, мои люди уже начали сборку декораций к первым сценам фильма… Ого! Уже дворец падишаха собирают…
… Действительно, в стороне от поселка на расчищенном участке роботы собирали первые фрагменты сложной объемной мозаики, которая впоследствии должна превратиться в роскошный дворец местного восточного владыки. Поодаль от него уже были таким же образом, как малыш собирает свои кубичные домики, отстроен фрагмент древневосточного городка, на окраине которого, судя по сюжету сказки, некогда жил по соседству со своим старшим братом главный герой фильма.
Как и поселок киношников, съемочный городок представлял собой одну улицу длиной в десяток-другой домов по обе стороны дороги, размер и архитектура которых, надо понимать, напрямую зависели от занимаемой должности и финансовых возможностей их обитателей. Были тут и жалкие лачуги, ютившиеся в основном на окраине, и вполне добротные двухэтажные дома с балкончиками и открытыми верандами, утопающими в тени апельсиновых и персиковых деревьев, некоторые из которых были покрыты плодами. Только в отличие от жилых коттеджей, эти дома были напрочь лишены всех современных благ цивилизации и предназначены сугубо для съемок, поскольку создавались по прототипам домов, соответствующих времени сказки.
- Когда ж успели вырастить сады? – поинтересовался Жорик, когда, идя на снижение, флаер, скользнув над импровизированным городком далекого прошлого, взял курс на взлетно-посадочную площадку.
- Технология быстрого роста, – со знанием дела пояснил Ахмет Нарзабаевич. – Утром садишь семечко – к вечеру получаешь сад… Когда-то наши биологи задались целью создать подобную технологию для получения быстрых урожаев, дабы решить продовольственную проблему после планетарной катастрофы. Со временем, когда жизнь на Земле вновь пришла в норму, актуальность данных технологий для сельского хозяйства отпала, а мы, люди искусства, подхватили новаторство и с успехом используем для своих нужд….
- Насколько мне известно, семена перед этим подвергают специальной обработке, – заметил Жорик.
- Да, – согласился Ахмет Нарзабаевич, - вроде как выдерживают в некоем специальном растворе, после чего они входят и растут как по волшебству. Я сам вначале не верил, пока не увидел воочию в позапрошлом году, когда мне для съемок понадобилась подобная технология. – Правда, говорят, они и стареют быстрее. Через неделю от сада не останется и следа…
… Стив вполуха прислушивался к тому, о чем говорят люди. Молчавшего всю дорогу рейфа меньше всего интересовали технологии быстрого выращивания садов. Его вниманием завладел людской муравейник внизу, сосредоточившийся в своей основной массе в районе коттеджей, палаток и взлетно-посадочной площадки. Среди них были люди разных возрастов и половой принадлежности: и женские особи и мужские. Было даже несколько детей, с любопытством глазевших на приближающийся флаер….
… Флаер тем временем мягко опустился и, подняв легкую песчаную пыль, завис в сантиметре от каменистой, выжженной солнцем земли.
- Вот мы и на месте, - сказал продюсер, первым выбравшись из воздушной машины и с удовлетворением озирая поселок и кипевшую на его территории жизнь. Он приветливо кивнул встречающим, перекинувшись с кое-кем из них парой-тройкой фраз на родном языке. На лицах появились белозубые улыбки, кто-то беззвучно засмеялся, но встречающие не торопились расходиться; их вниманием завладели спутники Ахмета Нарзабаевича, в свою очередь неспешно покинувшие салон флаера.
И если с первым из них все было ясно – про контакты продюсера с группой легенщиков и специалистами «Сферы» многие из съемочной группы были наслышаны, то личность второго вызывала особый интерес: высокий, с длинными белыми волосами, в черном длиннополом кожаном плаще и солнцезащитных очках, закрывавших пол-лица; не смотря на то, что солнце было уже в фазе заката и не светило столь ярко как в полдень, Стив не спешил расставаться с солнцезащитными очками, имея при этом весьма импозантный вид. Это отчасти странное, но в то же время полезное ноу-хау людей делало его пребывание в дневное время вне стен станции более комфортным….
… Рейф молча продолжал разглядывать встречающих, попутно сканируя по привычке окружающее ментальное пространство. Эти люди были более похожи на своих соплеменников в Пегасе; во всяком случае он не улавливал возле них присутствие незримых ментальных симбиотов, что было свойственно для сотрудников «Сферы». И все-таки они тоже были другими. … Во всяком случае, в них не было врожденного страха перед его расой. Они в свою очередь с любопытством таращились на него. Вполголоса гадая меж собой, кого и зачем их продюсер притащил на съемки. И откуда родом может быть молчаливый гость.
Последнее рейфу было совершенно безразлично, он не собирался ими кормиться. А потому, продолжая хранить молчание, в компании Жорика проследовал за Ахметом Нарзабаевичем в одну из цветастых палаток…
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:46:55 | Сообщение # 10
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
… Внутри палатка была убрана по-восточному: основной её  достопримечательностью служил  яркий большой ковер с затейливым цветочным и геометрическим орнаментом, расстеленный прямо на земле. Поверх ковра по сторонам разбросано с десяток разномастных подушек для сиденья, в то время как в центре возвышался небольшой круглый деревянный столик, предназначенный для разных яств и напитков.
- Заходите, располагайтесь, – по-хозяйски пригласил гостей продюсер, давая понять, что данная палатка по совместительству является и рабочим кабинетом, отданным под его единоличное владение. - Похоже, мы прибыли аккурат к ужину. Пока ужинаем, роботы закончат сборку вашего жилого коттеджа. Завтра с утра, приступим к работе. А пока отдыхайте, знакомьтесь с обстановкой…
…Если снаружи в полдень солнцезащитные очки оказались спасением для его глаз, то в палатке они были явно лишними. А потому, оказавшись под защищающим от солнечных лучшей тентом палатки, рейф поспешил снять очки, но не вернул их продюсеру, а, сложив, спрятал в один из внутренних кармашков своего кожаного плаща – очки могли еще пригодиться, и расставаться с ними Стив не спешил.
Убранство и обстановка палатки разительно отличались от того, что он видел в отведенной ему в пределах станции комнате. По примеру хозяина гости опустились на приглянувшиеся им подушки вокруг стола, на котором, словно по волшебству, появились восточные сладости, обещанные продюсером фрукты и вино. Снаружи доносились голоса; говорили на незнакомом рейфу языке. Изредка в палатку залетал шаловливый ветерок, принося с собой вечернюю прохладу, запахи поселка и аромат жарящегося возле столовой на углях мяса. Аромат совершенно не знакомый рейфу, а потому интригующий, возбуждающий чисто исследовательский интерес.
Может, то как раз и был запах упомянутого продюсером таинственного шашлыка. …

Пока готовился ужин, гостям было предложено ознакомиться с первой сценой фильма, которой будет посвящен завтрашний день, а именно краткой истории пленения и заточения джинна. Смакующему вино рейфу вновь рассказали историю о пленении джинна, но с большими подробностями, по всему продюсер знал об этих существах гораздо больше, нежели человек, именуемый Жориком. Впрочем, тот не возражал, предоставив возможность рулить хозяину проекта.
- Но как джинн поместится в кувшине? – осведомился рейф, выслушав историю на этот раз с подачи Ахмета Нарзабаевича. Он с толикой сомнения посмотрел на стоявшую на столе бутылку, откуда ему уже дваджы – в «Сфере» и теперь здесь, в палатке киношного поселка, наливали вино. Рейф помнил, что кувшин, куда по сюжету истории коварный человек Сулейман упрятал своего могущественного пленника, прежде служил сосудом для хранения того самого приятного напитка, которым он наслаждался вот уже второй раз за сутки, а, стало быть, был сродни сосуду, стоявшему на столе. Логика рейфа подсказывала, что даже в роли джинна он туда при всем желании не влезет.
Рейф с недоумением посмотрел на людей.
- Вай! Не стоит беспокоится, - тот час поспешил заверить гостя продюсер. – Это уже дело техники. Ни в какой кувшин лично вам лезть не придется. Вам лишь надо изобразить физическое воплощение джинна, которое тот принимает, оказавшись в нашем мире вне кувшина. Я почему-то уверен, что у вас отлично получится…
- Главное постарайся удержаться и не съесть этого пройдоху Сулеймана раньше времени, - не преминул вставить Жорик, памятуя о главном гастрономическом пристрастии народа, к коему по природе своей относился Стив. – Ему предстоит умереть совсем иною смертью…
- А жаль, –с пониманием откликнулся рейф. Будь его воля, он бы с удовольствием покормился Сулейманом, хотя и не чувствовал в этом острой нужды. Чисто из-за принципа. Однако память рейфа вернула недавний разговор с Жориком, пересказавшим сюжет истории, в которой хитрый Сулейман, подозревая возможный печальный исход своего дерзкого эксперимента, обеспечил себе какую-то защиту, которую джинн не мог преодолеть. Рейф вновь невольно вспомнил клетку в «Атлантисе» с защитным полем и осведомился на счет защиты.
- Защита, разумеется, будет, – ответил продюсер. - Сулейман не был настолько беспечен, как многие другие, к кому впоследствии попадал в руки волшебный кувшин.
Правда, в чем заключалась эта самая защита, продюсер сказать не успел, поскольку робот, приписанный к полевой столовой, прикатил тележку с ужином, состоявшим из восточного плова с изюмом и шашлыка, заставившего рейфа на время позабыть о джинне и переключиться на пополнение своей коллекции опыта новым букетом вкусов….

… За время ужина солнце успело опуститься за горизонт, сверкнув на последок красочным фейерверком заката, вслед за которым на землю, минуя стадию привычных жителю средних широт сумерек, опустилась кисея южной ночи. Работы по сборке декораций были давно завершены, стайку проворных роботов-строителей еще до ужина оправили на заслуженный отдых в один их технических ангаров, а с наступлением темноты на территории в разных сторонах были включены с десяток мощных осветительных прожекторов, превратив поселок в подобие небольшого звездного скопления. Меж тем в довесок к прожекторам палатки для отдыха и столовую, куда переместилось большинство сотрудников основного коллектива съемочной группы, украсили цветные световые гирлянды, перемигивающиеся в такт доносившейся из динамиков легкой восточной музыке. За ужином народ бойко обсуждал события прошедшего дня, в том числе и инкогнито таинственного гостя, прибывшего вместе с продюсером и сотрудником станции…
…Сборка и монтаж внутреннего убранства и технической части жилого коттеджа для гостей так же были завершены еще до темноты, о чем сообщил один их техников, под конец ужина заглянув в палатку Ахмета Нарзабаевича, попутно лишний раз мазнув любопытным взглядом по гостям, особенно по рейфу, открывшему для себя вкус восточного плова и шашлыков. Будучи занят на сборке коттеджа, который начали возводить еще до непосредственного появления самих гостей, техник пропустил момент их появления в поселке и теперь восполнял упущенное. Что ж, долетавшие до него околотком слухи не преувеличивали – один из гостей Ахмета Нарзабаевича действительно стоил того, чтобы на него посмотреть.
Кем был нечаянный гость и с какой планеты, техник, как и большинство сотрудников киношного коллектива, разумеется, не знал, поскольку гостей официально еще не успели представить группе. Но по его внешности было очевидно, что гость явно неземного происхождения. О его роли в проекте тоже можно было только гадать … впрочем, при взгляде на гостя, у техника созрела гипотеза, зачем сей инопланетянин понадобился продюсеру. Оставалось лишь дождаться утра, чтобы проверить, прав он или нет…
… После ужина гостей из «Сферы» проводили в коттедж, представлявший собой сборное бунгало: жилище, может, не шикарное, но со всеми необходимыми удобствами, какие может себе позволить человек в полевых условиях: санузел, душевая, кондиционер, портативный бытовой синтезатор вкупе с утилизатором – как необходимые атрибуты быта современного общества земли. Наличествовали даже холодильник-бар для напитков, визор, два кресла и вертикальные жалюзи на окнах.
Комната, правда, была одна, рассчитанная на двух-трех постояльцев. В данном случае, поскольку коттедж собирался специально для гостей, в комнате было два койко-места. Зато у каждого была своя прикроватная тумбочка с лампой-торшером, свой шкаф и небольшой круглый прикроватный коврик все той же затейливой восточной тематики.
- Не с дворец, конечно, но жить можно, – окинув взглядом комнату, оптимистично изрек Ахмет Нарзабаевич. – Учитывая, что большую часть дня актеры и технический персонал все равно проводят на съемочной площадке… В холодильнике-баре соки, минералка. Так что располагайтесь и чувствуйте себя как дома….
… Жорик покосился на Стива, который с интересом изучал обстановку нового жилища, находя его вполне сносным для временного обитания. Особенно рейфа порадовало наличие в комнате визора, к которому он успел привыкнуть за время, проведенное в «Сфере». А потому, тот час завладев лежащим на одной из прикроватных тумбочек пультом управления, рейф, с удобством устроившись в кресле напротив экрана, включил визор. Жорик не возражал: если ему это так интересно – то пусть смотрит. Сам же слайдер, вытащив из нагрудного кармашка пластиковую карточку с набором различных кодировок и сунув её в прорезь считывающего устройства бытового синтезатора, синтезировал себе книгу, которую читал накануне и оставил в комнате жилого сектора «Сферы». Пролистнув с десяток страниц и по памяти найдя главу, на которой остановился накануне, Жорик по-домашнему привычно завалился с книгой на выбранную им кровать, включив свой торшер….
Рейф мазнул по нему мимолетным рассеянным взглядом и вновь обратился к экрану визора. Единственно, что слегка омрачало настроение рейфа, так это отсутствие в холодильнике-баре столь полюбившегося ему легкого столового вина, да еще немного смущало наличие в качестве компаньона по комнате человека: как-то не по-рейфским понятиям было жить бок о бок с потенциальной едой. Впрочем, человек, которого он в первый день своего пробуждения в новом для него мире совершенно случайно выбрал посредником для себя, оказался действительно полезен для него и даже интересен. В нем совершенно не наблюдалось того набившего оскомину раболепия, которое присуще почитателям его расы. Как не было и врожденного страха, в итоге порождающего взаимную инстинктивную неприязнь. И самое, наверное, для него главное - человек этот совершенно не походил на пленивших его лантийцев. Он был одним из тех, кто чудесным образом вернул рейфу жизнь, а значит, по праву мог считаться «братом рейфов», что подразумевало общение на равных…
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:50:17 | Сообщение # 11
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
…Стив не ведал, сколько времени он провел перед экраном, с помощь пульта дистанционного управления гуляя по многочисленным каналам. Когда ему надоело смотреть, он выключил визор, вопросительно оглянувшись на человека. Тот уже давно крепко спал – ни включенный свет, ни работавший визор ему не мешали. Книга, которую он до этого читал, выскользнув из пальцев и соскользнув по покрывалу, лежала на полу возле кровати. Поднявшись с кресла, рейф подошел и, наклонившись, поднял загадочный для него предмет, с любопытством покрутил в руках и даже перелистнул несколько страниц, стараясь понять, что такого интересного находят люди в этом странном предмете, состоящем из множества тонких непрочных листов, покрытых затейливыми значками? Несколько раз он встречал подобные предметы в людских мирах Пегаса, где его Улей бывал во время сборов. Но и тогда, назначение этих предметов оставалось для него загадкой. Положив странный предмет на прикроватную тумбочку возле кровати человека и выключив торшер, рейф тихо покинул комнату, выйдя на крыльцо. …
… Несмотря на то, что он не кормился с момента своего пробуждения, рейф по-прежнему был бодр и не нуждался в еженощном отдыхе, который был необходим людям. Ночь была комфортным для него временем суток; глаза не страдали от солнечного света и отлично видели в темноте….
… Снаружи в столь поздний час не было ни души – поселок спал в ожидании завтрашнего дня. Неслышно спустившись с крыльца и слившись с ночной темнотой, рейф направился в сторону ближайших скальных нагромождений, подальше от ярких прожекторов, продолжавших освещать территорию поселка. Ему не нужен был искусственный свет, дабы насладиться истинным великолепием ночи.
За время, прошедшее с момента заката температура заметно понизилась. Порывами налетал ветерок, неся собой ночную прохладу. Но в своем кожаном длиннополом плаще рейф не чувствовал дискомфорта. Его народ по природе своей не любил сильную жару, равно как и сильный холод, а потому рейфы были редкими гостями миров, представлявших собой песчаную, выжженную пустыню. Облетали они стороной и планеты, поверхность которых была скованна вечными льдами. К тому же подобные миры обычно бывали либо безжизненны, либо малонаселенны и не представляли для Семьи никакого практического интереса. Другое дело планеты, климат которых являл собой золотую середину меж жарой и холодом. Именно в таких мирах итог сборов бывал особенно высок. Такие миры ценились выше прочих. В памяти борткомпьютера его корабля-Улья насчитывалось с десяток координат благоприятных для сборов планет, принадлежавших их Семье. В чужие угодья они не совались, поскольку подобные провокации ничем хорошим не кончались. Особенно если хозяева угодий внезапно заставали на своей территории непрошенных гостей….
… Остановившись на минуту, рейф огляделся. Здесь, вдали от людского поселка ночная тьма, казалось, окутывала землю непроницаемым одеялом. Но для рейфа это не было проблемой – его глаза отлично видели в темноте, и Стив уверенно прокладывал путь сквозь тьму среди скалистых нагромождений, неспешно, но уверенно подымаясь на ближайший холм. Там он нашел подходящий валун, на который опустился, на некоторое время погрузившись в медитативное состояние….
… Меж тем острый слух рейфа продолжал улавливать и анализировать звуки, доносящиеся из окутанного тьмой окружающего пространства. Голоса ночи не несли в себе угрозы, принадлежа в основном ночным птицам и животным. Для него они не представляли опасности, ни гастрономического интереса, поскольку их запас жизненной энергии был ничтожно мал и качественно отличался от людского. Ну а более крупные и серьезные хищники, подчиняясь врожденному инстинкту, предпочитали обходить представителей его вида стороной. Во всяком случае, так было в Пегасе. Но вряд ли местное зверьё отличается в этом плане от своих пегасских собратьев. Поскольку попытка напасть на медитирующего в ночной темноте и кажущегося со стороны легкой добычей рейфа для них может означать лишь одно – неминуемую смерть; один уверенный взмах сильной руки с нанизанными на пальцы металлическими перстнями-«когтями», которыми рейф обычно вспарывает одежду своей потенциальной жертвы, и брюхо четвероногого хищника будет распорото от и до, лишив его возможности дальнейшего существования….
… Очередной сеанс медитации не принес ничего нового. Рейф поднял голову и посмотрел на небо, покрытое крошевом чужих для него звезд. Высоко и чуть в стороне в небе висел желтоватый серп спутника планеты, который люди именовали Луной. Благодаря телеканалам визора, рейф уже знал, что люди основали на Луне свои базы – небольшие города, закрытые прозрачными полусферами защитных куполов из сверхпрочных материалов. И если в благоприятный момент, когда Луна приближается к планете на максимальное расстояние, внимательно приглядеться, то можно заметить крохотные огоньки на её освещенной поверхности.
Оторвав взгляд от Луны, рейф обратил внимание на серебристую дугу Орбитального Причала, опоясывающего планету и делящее околопланетное пространство на внутренний и внешний космос. Про Орбитальный причал он так же узнал из визора. Несколько столетий назад он заменил собой сеть околоземных космических станций, включая в себя научные лаборатории, грузовые терминалы, доки и ангары, расположенные со стороны внешнего космоса и предназначенных для стоянки космических лайнеров Дальней Разведки. Там же расположены основные системы противоастеройдной и противокометной защиты, надежно обеспечивающей безопасность планеты. Со стороны планеты расположены жилые, научные сектора а так же причалы малогабаритных грузовых, почтовых и пассажирских кораблей, являющихся связующим звеном Орбитального Причала с планетой. Ничего подобного в Пегасе, разумеется, не было, да и не могло быть, поскольку на протяжении многих тысячелетий, являясь доминирующим, его вид не позволял людям Пегаса развиваться технически, пресекая любые попытки прогресса. Сопротивление жестоко подавлялось, вплоть до полного физического истребления. И хотя в свое массе рейфы не были сторонниками столь радикальных мер, осторожность и установленный тысячелетиями порядок были превыше всего. Ради этого можно было поступиться жизнью пары-тройки особенно агрессивных, а значит – потенциально опасных миров. Впрочем, люди быстро множились. Достаточно было на тысячу-другую лет погрузиться в стазис, чтобы пищевые угодья вновь изобиловали едой. Однако внезапно вторгшиеся на территории рейфских угодий лантийцы, ставшие причиной преждевременного пробуждения Ульев, нарушили установленный порядок, что неминуемо грозило хаосом и возможными конфликтами Семей. До него уже тогда долетали слухи о том, что незваные пришельцы шныряли по галактике, совали любопытные носы во все дыры, лишая его собратьев их законной пищи, а то и жизни….
Вспомнив про лантийцев, рейф негромко зашипел, вновь ощутив переполнявшие его досаду и гнев. Он так до конца и не понял, что с ним сделали люди. Знал лишь, что их стараниями он оказался в плену, а потом и вовсе лишился жизни, если верить тем, кто его затем вернул.
Опять же оставалось непонятным, зачем люди этого мира, будучи союзниками лантийцев, подарили ему новую жизнь? Ведь, как выяснилось позднее из разговоров и оброненных ими фраз, они кое-что знали о его народе. В том числе то, что рейфы кормятся жизненной энергией им подобных. И все-таки пошли на риск, вернув его к жизни. Что ими двигало – научный интерес или праздное любопытство? А может, его вернули ради чего-то иного, о чем он пока не подозревает? Хотелось бы знать – чего именно? Дабы быть готовым к возможным последствиям…. Хотя, не похоже, чтобы окружающие люди что-то замышляли против него. …
… Он никогда не говорил с людьми по душам. Впрочем, он не говорил по душам даже со своими собратьями, поскольку это было не принято среди ему подобных. Каждый рейф занимал в Улье раз и навсегда отведенную ему иерархическую нишу, занимаясь своим делом на благо Семьи. Ничего иного им знать было не положено. Единственной отрадой и развлечением служило участие в сборах. Ученые еще занимались изучением время от времени попадавших к ним технологий Древних, пытаясь приспособить их под нужды вида. Но такие случаи выпадали нечасто; покидая галактику. Древние постарались спрятать то, что не смогли забрать собой, закрывая доступы на свои базы и расставляя хитроумные ловушки. А со временем, с исчезновением реального противника, рейфы и вовсе утратили к наследию Древних интерес, пробудившийся с приходом в галактику лантийцев….

… Рейф вновь погрузился в легкий транс и просидел так почти до рассвета, когда небо начало светлеть? звезды блекнуть, а на горизонте наметилась пока бледная еще полоска разгорающейся зари - предвестницы нового дня.
Из состоянии прострации его вывел маленький, но довольно бойкий кузнечик, скакнувший откуда-то со стороны прямо рейфу на руку и тот час был пленен в кулаке. Стив с полминуты прислушивался к возне пленника в его ладони, затем разжал пальцы, поднеся ладонь ближе к глазам и с интересом разглядывая странное насекомое, собратья которого устроили настоящий концерт в преддверии утра. Ощутив себя на свободе, кузнечик по-быстрому решил ретироваться, пока ладонь, в которой он очутился, не смокнулась вновь. Рейф не возражал, проку от насекомого он не видел. Кинув взгляд в сторону разгорающейся зари, он поднялся и неспешно, с достоинством, присущим его расе, направился в обратный путь…
… Было еще достаточно рано, и поселок киношников дружно видел десятые сны. Единственный, кого он встретил, была большая рыжая собака, несущая в зубах кость. Остановившись в десятке шагов, пес, не выпуская из зубов трофея, настороженно посмотрел на странного незнакомца в черном, пытаясь понять, можно ли считать его опасным конкурентом. Затем, решив не рисковать, сошел с тропы и, сделав большой полукруг, огибая рейфа, в несколько скачков скрылся среди камней. Рейф даже не повел взглядом, ибо охотиться за четвероногим млекопитающим он не собирался…
… К своему удивлению, подойдя к коттеджу, куда их поселили накануне вечером, он застал человека сидящим на ступеньках крыльца со странным предметом в руках – тем самым, который человек с интересом изучал с вчерашнего вечера.
- Привет! – доброжелательно поприветствовал человек, не проявляя особых эмоций по поводу ночного отсутствия рейфа, не спрашивая, где тот был. – Присаживайся, в ногах правды нет…
Рейф остановился в нескольких шагах от крыльца и, слегка склонив голову, вопросительно посмотрел на человека, стараясь вникнуть в смысл последней фразы. Единственно, что он понял – человек предлагает составить ему компанию. Что ж, в принципе рейф был не против. К тому у него появилось немало новых вопросов.
- Почему ты не спишь? – осведомился рейф, присаживаясь рядом. Он указал на безлюдный поселок.
- Не хочется, – ответил Жорик. – Наверное, выспался за ночь… вот, вышел подышать свежим воздухом. Хотел почитать, да еще пожалуй темновато…
- Что это? – спросил рейф, кивнув на загадочный для него предмет на коленях человека.
- Это книга, – ответил Жорик.
- Книга? - переспросил рейф. – Зачем?
- Ну-у, своего рода – источник информации, – ответил Жорик. – Разве у вас нет книг? Где вы храните информацию?
- В памяти корабля, – ответил рейф. – Но в основном у нас наследственная память. …
Рейф снова с интересом и некоторым недоумением посмотрел на книгу, стараясь понять, почему люди предпочитают доверять информацию книгам, ведь они хрупки и недолговечны. Посещая людские миры он не единожды видел как подобные вещи легко обращаются в ничто при контакте с враждебной внешней средой.
- А ваш визор? – спросил он. – Разве он не более надежный источник информации?
- Книги гораздо старше визора, – пояснил доброжелательно Жорик. – Они появились задолго до того, как люди научились запечатлевать информацию с помощью визора. А до книг человек пытался оставлять информацию в камне, на глиняных табличках, папирусных свитках и берестяных грамотах. Сначала это были примитивные рисунки того, что видел человек вокруг себя, затем был придуман первый алфавит – специальные значки, которыми человек записывал слова и даже целые понятия.
Рейф кивнул.
- Я встречал подобное раньше, – сказал он.
Какое-то время они просто молчали, думая каждый о своем.
Меж тем небо с каждой минутой все более светлело, алел восход. Освещавшие ночью поселок прожектора автоматически погасли – в них более не было надобности. Первые, пробивающиеся из-за горизонта розоватые солнечные лучи несмело лизали висящие в небе редкие облака, превращая их в подобие розовой сахарной ваты.
- Человек, - рейф первым нарушил молчание, решив, наконец, задать очередной назревший вопрос. – Зачем вы сделали это?
- Что? – переспросил Жорик.
- Вернули меня. Вы ведь знали, кто я…
- Знали, – честно ответил Жорик.
- Тогда почему вернули? – продолжал допытываться рейф.
- Так сразу и не скажешь… Видимо, мои коллеги посчитали, что живым быть лучше, нежели мертвым, – ответил Жорик.
Что ж, с этим было сложно не согласиться, хотя рейф и не мог точно охарактеризовать состояния, именуемого смертью. Что было с ним в тот момент, когда он был мертв? Его восприятие окружающего мира закончилось с моментом отказа организма от дальнейшего функционирования. И момент этот был откровенно неприятен. Последующее, что он помнил, так это то, как проснулся в новом для него мире. И, в частности, чужие голоса в ментале, окружавшие его. Теперь он знал, кому они принадлежат, как и получил в свое время ответы на многие вопросы. И все же многое еще оставалось для него непонятным и выходящим за рамки привычной рейфской логики.
- Только поэтому? – Стив был явно озадачен. Со слов сидящего рядом на ступеньках человека выходило, что ему вернули жизнь ради самой жизни.
- Разве еще могут быть какие-то причины? – в свою очередь удивился Жорик. – Жизнь – единственно ценное, что есть во вселенной…
Рейф вновь поймал себя на том, что прежде никогда не думал о ценности жизни ни своей, ни кого-то еще. Его собственная жизнь прежде принадлежала исключительно Королеве, которой он всецело подчинялся и Семье, на благо которой он трудился, занимая отведенное ему место. И если было нужно – он был готов, не раздумывая, пожертвовать ради семьи жизнью. Теперь же его жизнь принадлежала людям «Сферы». Он не раз задумывался над этим фактом, но как ни странно, не ощущал досады по этому поводу. Возможно, причина подобной реакции крылась в этом мире и этих людях, один из которых сидел возле, ничуть не опасаясь его. Гораздо большую досаду и внутренний гнев вызывало воспоминание о недолгом плене у лантийцев. К нему всякий раз примешивалось чувство брошенности и ничтожности; ведь за ним никто тогда так и не пришел, что могло означать лишь одно: он, оказавшись в плену, а точнее – позволив захватить себя в плен - перестал иметь ценность для Семьи. И его место, должно быть, уже занял другой соплеменник. Вот это было действительно досадно. К тому же он так и не выполнил обещание, данное тому человеку, что почти ежедневно приходил проверить своего пленника и, болтая, разгуливал по другую сторону клетки, будучи уверенный в собственной безопасности и одновременно продолжая бояться его. А ведь он обещал тому человеку, что непременно им покормится, как только окажется на свободе…
- Ваши люди рисковали, возвращая меня, – после очередной непродолжительной паузы заметил рейф.
- Отчасти, – согласился Жорик. - Мы были в курсе, что ваш народ питается жизненной силой людей, а потому в процессе воскрешения насытили тебя необходимой энергией, решив, что энергетически сытый рейф не станет кормиться тот час по пробуждению…
- Это было весьма предусмотрительно с вашей стороны, – усмехнулся рейф. Что ж, надо признать, люди здешнего мира вновь удивили его.
… Меж тем утро уверенно вступало в свои права. Солнце, показавшись из-за горизонта, осветило поселок. На летней кухне уже начали готовить завтрак.
Наступил еще один день его жизни в новом мире…
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 21:54:44 | Сообщение # 12
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Сразу после завтрака решили приниматься за работу. Из Ашбека и других ближайших поселков прибыли добровольные статисты, чья роль сводилась к тому, чтобы изобразить жителей городка. Некоторые прикатили с собой ретро-тележки для фруктов и овощей, изображая торговцев.
Вскоре жизнь киношного поселка переместилась на съемочную площадку, где снимали первые общие сцены фильма.
- Идем, скоро твой выход, - сказал рейфу Жорик. Стив коротко кивнул, с интересом приглядываясь к тому, что происходило на съемочной площадке и пытаясь понять, зачем на небольшое пространство меж домами нагнали столько народа? Причем народ этот невольно напоминал ему людей Пегаса.
- Что делают все эти люди? – наконец, поправ гордость, спросил он.
- Это массовка, – пояснил Жорик. – Они изображают жителей городка, в котором некогда жили герои сказки.
- Вай! А вот и вы! – обрадовался продюсер. - Как устроились?
- Спасибо, хорошо, – за обоих ответил Жорик, пока рейф, вновь с восходом солнца нацепив очки, продолжал озираться по сторонам.
- Надеюсь, успели позавтракать? – продолжал заботливо вопрошать продюсер.
- Успели, – ответил Жорик. А завтракали они на этот раз в общей летней столовой, ловя на себе многочисленные откровенно любопытные взгляды съемочной группы. Однако рейфу это было, похоже, по барабану: обнаружив в меню знакомые ему блюда, Стив наслаждался ощущениями от процесса еды, игнорируя взгляды окружающих.
- Ну что ж, идем , посмотрим непосредственное место вашей сцены, - будучи удовлетворен ответами, пригласил Ахмет Нарзабаевич, направляясь к собранному дворцу падишаха. – Мы решили снимать сцену вызова джинна в одной из комнат дворца. Мои люди там все подготовят. … Кстати, вам необходимо будет переодеться, – деловито заметил он, обращаясь к рейфу.
- Зачем? – спросил тот. Рейфу было неплохо и в собственной одежде.
- Просто джинны одевались иначе, – авторитетно ответил Ахмет Нарзабаевич, словно на своем веку успел лично повидать немало джиннов. – Видите ли, Стив, судя по тем крохам информации, на которую нам приходится опираться, когда джинн принимал физический облик, надо полагать, он брал образ из головы вызывающего.
- Это только на время съемки, – поспешил заверить рейфа Жорик. – Потом опять переоденешься в своё… Кстати, давно хотел спросить – тебе не жарко в этом пальто?
- Нет, – коротко бросил рейф, вынужденно смиряясь с необходимостью подчиниться. Видя, что принятие решения и самоконтроль дается подопечному непросто, Жорик благоразумно решил оставить расспросы на потом, обратив внимание на по-восточному миловидную помощницу продюсера, которая указала им местонахождение костюмерной.
- Только не задерживайтесь, - напутствовала она. – Через пятнадцать минут снимаем…
… В костюмерной их ждал костюм джинна, состоящий из длинного восточного покроя халата, шелковых штанов, мягких туфель со слегка загнутыми концами и чалмы.
- Слушай, а ты действительно реально похож на материализованного джинна, - заметил Жорик, когда рейф, скрепя сердце, переоделся. – Помнишь, я говорил, что вряд ли бы у человека получилось столь точно попасть в образ… Только очки тоже придется снять. Там, где будут проходить съемки не будет солнца…
- Вай! Настоящий джинн! – воскликнул, спеша к ним навстречу, Ахмет Нарзабаевич.
Меж тем рейф продолжал озираться по сторонам. Комната, где по сюжету должно было состояться пленение джинна и последующее заточение его в кувшин, была лишена окон. Единственным источником света были несколько приземистых узких восточных ламп. Убранство комнаты так же было небогатым: стеллаж со свитками у стены. Рядом небольшой резной деревянный столик, на котором тоже в кучу были свалены свитки – единственное сокровище Сулеймана. Почти в центре на полу был круг с нанесенными вдоль него какими-то знаками. В центре круга, поблескивая боками, уже стоял кувшин. Возле столика, копаясь в свитках, суетился человек в восточной одежде. Должно быть, то и был Сулейман, а точнее тот, кто его изображал. Обнаружив нужный свиток, он развернулся, едва не столкнувшись нос к носу с рейфом, так что от неожиданности был вынужден отступить на пару шагов. Рейф окинул его с ног до головы цепким оценивающим взглядом – так он прежде осматривал потенциальную еду, прежде чем приступить непосредственно к процессу кормления.
- Ох, прошу меня простить, - сказал актер, игравший Сулеймана, прижав свиток к груди. – Вы видимо и есть наш обещанный джинн… Надо заметить, выглядите вы действительно весьма реалистично…
Впрочем, человек не вызвал у рейфа особого впечатления: невысокий, сухопарый, смуглый с седыми прядями волос, выбивавшимися из-под чалмы. Он совершенно не походил на того человека, что когда-то пленил самого Стива.
«И этот человек сумел лишить свободы могущественное существо», – с некоторым недоумением и разочарованием подумал рейф. Было бы гораздо проще и понятней, если б Сулейман походил на лантийца.

…Пока снималась сцена с вызовом джинна, рейфу насколько возможно подробно объяснили суть последующей сцены, где ему надлежало сыграть роль уже принявшего физический облик по-своему могущественного существа. Сложность состояла в том, что необходимо было в доступной для понимания форме донести до Стива, что тому надлежит сделать, учитывая прагматичное мышление рейфа и отсутствие у него опыта в подобного рода делах.
- Тебе просто надо будет встать в центр круга возле кувшина, – сказал Жорик. – Сам же процесс материализации – это уже дело техники… на экране в дальнейшем это будет выглядеть так, что вызванный из своего мира джинн материализуется в круге.
Рейф озадаченно молчал, пытаясь логически уразуметь суть обрисованной ему сцены. Видимо, давалось ему это непросто.
- Видишь ли, кино создает визуальную историю событий, имевших место в далеком прошлом, – попытался доходчиво объяснить рейфу Жорик. - Поэтому некоторые моменты приходится имитировать, воссоздавать в современных условиях. В этом и заключается игра актеров – постараться насколько можно реалистично произвести то, что могло происходить в далеком прошлом. Естественно, в наших условиях мы не можем досконально воссоздать некоторые вещи, как, например, появление и воплощение джинна, но можем с помощью техники и последующей обработки создать такой эффект непосредственно на экране визора. Ведь главное в этой истории даже не сам процесс его появления и последующей материализации, а то, что по воле человека, использовавшего древние знания, иное существо было выдернуто из привычного ему мира и на тысячелетия пленено в кувшине, вынужденное играть по навязанным ему людьми правилам, пока не нашелся другой человек, который его освободил…
… После довольно продолжительной паузы рейф наконец коротко кивнул. Последнее понять ему было намного проще, нежели специфику создания реальности техниками фабрики грез, как люди данного мира называют кинематограф.
- Вот и хорошо! - обрадовался продюсер. – Когда сцена с вызовом джинна закончится, просто вставайте в круг и сыграйте материализованного джина, оказавшегося в плену обстоятельств… Вам рассказать, что такое плен?
- Не надо, – сухо бросил Стив, наблюдая за происходящим на съемочной площадке, где Сулейман, размахивая руками, что-то бормотал на непонятном рейфу языке. Сознание рейфа напряженно работало, пытаясь понять, как таким образом можно было вызвать и пленить джинна. В его случае все было просто и понятно: сперва атлантийцы подкинули передатчик, затем, как приманку, выпустили женщину … или, может, она сама решила проявить инициативу, таким образом выслуживаясь перед лантийцами. Не все ли равно. Ну а затем, когда казалось, что он победил и готов был забрать причитающийся ему по праву трофей в виде её жизненной силы, один из лантийцев банально оглушил его из станнера, который предварительно забрал у одного из ранее поверженных «солдат». Здесь же глаза рейфа не видели никакой реальной приманки, которая, по его мнению, могла бы заинтересовать джинна, кроме разве что стоящего в центре кувшина. …
… Меж тем, Сулейман продолжал махать руками и что-то бормотать, а потом вдруг остановился и застыл, зачарованно, словно еще до конца не веря в факт случившегося, гладя в пустоту круга.
- Все! Снято! – возвестил голос продюсера. – Следующая сцена!
- Идем, – негромко сказал Жорик, – твой выход… Попытайся на миг просто представить, что ты – джинн, которого вероломно лишили свободы с последующей целью исполнения желаний.
- Но я не исполняю желаний, – сухо возразил рейф, проходя вслед за человеком к месту съемки.
- И не придется, – откликнулся вполоборота Жорик. – Материализация исполнения желаний опять же дело техники. Когда дойдет до этого момента, ты просто сделай какой-нибудь этакий жест руками – и все… типа, чтобы старикан отстал. …
- Я могу сделать лишь один жест рукой, - с натянутой усмешкой заметил рейф. – И тогда он точно от меня отстанет…
- Только не забывай, что материализованный джинн вынужден подчиняться определенным законам, которыми не в силах пренебречь и не может покинуть защитного круга, – напомнил Жорик, поняв, на какое движение рукой намекал рейф. – И потом, этот человек не совсем тот Сулейман, он просто изображает того человека…

… Едва Стив шагнул в круг на полу, его вновь захлестнули воспоминания о своем недолгом, но весьма унизительном и досадном пленении. Так что ему не составило большого труда представить, что мог чувствовать джинн - рейф, возможно даже не отдавая себе в том отчета, перенес на джинна свои собственные переживания: досада от осознания факта пленения и собственного бессилия вновь обрести желанную свободу, понимание, что за ним никто не придет и не выручит, гнев на стоящее по другую сторону защитного круга человеческое существо, исконно считающееся ничтожным, но воле которого ввиду непреложных правил джинн вынужден отныне подчиняться. Все это смешалось в сознании пленника, превратившись в своеобразный эмоциональный коктейль. В итоге рейф наградил Сулеймана таким взглядом, что тот, невольно спав с лица, инстинктивно подался назад, позабыв, что между ними непреодолимая защитная черта.
- Потрясающе, просто потрясающе, - не скрывая восторга, вполголоса приговаривал продюсер, с интересом наблюдая за разворачивающимися на съемочной площадке событиями. – Он играет так, словно действительно знает, что такое плен…
- Похоже на то, – задумчиво откликнулся Жорик, мысленно подумав о том, что, возможно, только что невольно приоткрылась одна из страниц недавнего прошлого гостя. Вряд ли Стив по своей природе, менталитету и прагматичному мышлению способен играть. Он просто заново по-своему проживает то, что уже пережил когда-то. И, похоже, это не доставляет ему удовльствия...
- Где, вы говорили, его взяли? – вновь осведомился продюсер.
- Нам его подарили союзники из «Атлантиса», - напомнил Жорик. - И знаете, вы с ним поаккуратней. Возможно, Стив действительно был в плену… Мы практически ничего не знаем о его народе. Люди альтернативного Пегаса называют их рейфами, а как они сами себя именуют – нам неизвестно, Стив по своей натуре явно не из тех, кто готов восполнить информационные пробелы….
- А ваши союзники, они что, вам о рейфах ничего не рассказали? – спросил продюсер.
- Они, похоже, сами еще далеко не все знают, – откликнулся Жорик. - Только то, что к тому времени успели позаимствовать из базы Древних, ну и опирась на собственный опыт. А опыт первого контакта у них, по всему, был весьма печальный: рейфы, обычно имеющие дело исключительно с людьми Пегаса, захватили в плен людей экспедиции, не ведая о том, что взяли чужаков. Во время спасательной миссии наши союзники потеряли одного человека и своими действиями в итоге спровоцировали преждевременное пробуждение всех спящих рейфов в Пегасе. В результате рейфы объявили на них охоту, возможно, приняв их за вернувшихся в галактику Древних. Наши разведчики впервые встретились с отрядом «Атлантиса» на одной из планет Пегаса той реальности, поскольку её координаты оказались в базе данных «звездного скитальца»; по всему когда-то «скиталец» успел побывать в той реальности, на той планете....
- Знаете, звучит весьма интригующе, - заметил продюсер. – Из всего этого мог бы получиться неплохой сюжет….
- История с длинной «бородой», – усмехнулся Жорик.
- Для сериала так в самый раз, – отметил продюсер. – Это ж не анекдот. Тут чем длиннее « борода» и закрученней сюжет – тем интересней. Надеюсь, вы как-нибудь поведаете, с чего у вас там все началось…
- Может быть, – неопределенно ответил Жорик. – Прежде, чем снимать сериалы, надо самим во всем до конца разобраться. К тому же, наши альтернативные союзники и не в подозревают, что Стив жив и даже согласился играть в вашей истории роль джинна…
Жорик усмехнулся, попытавшись навскидку представить возможную реакцию союзников из «Атлантиса». В частности – доктора МакКея, которого в силу его работы на базе «Сферы» он знал лучше, чем прочих атлантийцев. Их представителей он видел лишь однажды во время подписания Соглашения. …
… Меж тем, на съемочной площадке, взяв себя в руки, Сулейман попытался, урезонить своего могущественного пленника. Он вновь взметнул руки над головой и что-то забормотал на древнеарабском, видимо призывая джинна подчиниться своей воле….
… То же мнение сложилось, по всему, и у Стива, поскольку рейф в протестующем жесте, метнулся, было, в сторону Сулеймана, но неожиданно вспыхнувшая на полу полоса защиты заставила его невольно отступить: память вернула ему горький опыт неосторожных контактов с защитным полем клетки, куда его упрятали лантийцы.
Рейф вернулся в центр круга и какое-то время оставался недвижим, игнорируя жесты и вопли старика. Затем вспомнив, что джинн вынужден в итоге подчиниться, хотя сам Стив не видел тому абсолютно никаких веских причин, сделал жест рукой, словно отмахивался от назойливого насекомого, которое к сожалению невозможно убить. Старик удовлетворенно просиял, дав понять, что его герой в итоге добился-таки желаемого.
Сцена была снята. Остальное, как говорил человек по имени Жорик, - было делом техники…
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:01:11 | Сообщение # 13
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
… На том непосредственное участие Стива в создании киноистории в этот день было закончено, и рейф, переодевшись в свое привычное и нацепив солнцезащитные очки, поскольку время приближалось к полудню, вместе с компаньоном из «Сферы» был предоставлен самому себе. Однако Стив не спешил покинуть съемочную площадку и предпочитал продолжить наблюдение за людьми и происходящими событиями со стороны. Жорик не лез к нему с расспросами, поскольку гость «Сферы» предпочитал спрашивать сам, а потому, набравшись терпения, дожидался, когда Стив вновь первым проявит инициативу. Единственно, что пока было известно о госте, да и то в качестве предположения, сделанного исходя из его реакции на вопрос продюсера о плене, что Стив, по всему, действительно, прежде чем умереть и в качестве своеобразного подарка достаться сотрудникам «Сферы», успел побыть в неволе. Ну а рейф пока не был расположен к откровениям. Его вниманием завладела группа прибывших в поселок всадников, занятых в сцене с разбойниками, которые, согласно сюжету сказки, должны будут в свою очередь напасть на торговый караван купцов, захватив в качестве трофея и кувшин с джинном. Рейф со стороны разглядывал странных для него животных, пытаясь припомнить, мог ли он видеть нечто подобное в Пегасе. Впрочем, кони были не единственным откровением для рейфа : незадолго до их появления в поселок прибыло с десяток еще более странных тварей, которых люди именовали верблюдами. Эти животные, взятые напрокат в ближайшем сафари-парке, участвовали в сцене, сопровождая караван купцов. Заметив интерес гостя, Жорик ненавязчиво заметил, что в древние времена верблюды, которых поэтично именовали кораблями пустынь, активно использовались людьми практически на всем ближнем востоке в качестве транспорта и тяговой силы.
Рейф никак не отреагировал на это замечание и вскоре вовсе утратил к верблюдам интерес. Он опять ушел в себя, на какое-то время выпав из окружающей действительности. Создавалось впечатление, что анализируя последние события, участником которых сам являлся на определенном их отрезке, рейф усиленно пытался решить какую-то очередную логическую задачу и не мог.
- Скажи, человек, - прервав молчание после продолжительной паузы. Наконец вновь он обратился к Жорику, решив прибегнуть к уже испытанному методу разрешению затруднительных для себя вопросов. - Почему человек, пленивший джина, при бормотал что- то непонятное. Размахивая руками?
- Полагаю, он читал заклинания, – ответил Жорик, уже привыкший, что гость так и не сподобился обращаться к нему по имени.
- Разве можно кого-нибудь пленить таким образом? - по мнению рейфа бормотание и размахивание руками было пустым сотрясением воздуха и не должно было привести к положительному результату.
- Возможно, все дело в том, что именно бормотал Сулейман, – попытался объяснить Жорик. – То есть в словах. В них могла содержаться своеобразная голосовая программа, которая при правильном их произношении создает между мирами нечто вроде точечного провала, сквозь который джинн и был притянут в наш мир. Ну а потом Сулейман дал ему новую программу, привязавшую джинна к месту своего заключения и впоследствии являющуюся для него определенным алгоритмом действий: при последующем вызове джинна, которой являлось усиленное потерание внешней стороны кувшина, т от должен был появиться, материализовавшись, исполнить желания и снова вернуться в кувшин.
- Однако джинн забирал жизни тех, чьи желания выполнял, – заметил рейф. - Почему же те, кто придумал этот алгоритм не позаботились о своей безопасности?
- Кто знает, – ответил Жорик. – Быть может, они считали, что о своей безопасности каждый должен заботиться сам. - Человек, умеющий думать, найдет способ получить желаемое и остаться в живых. Ну а излишне жадные и самонадеянные люди расплачивались за свою жадность и самонадеянность. К тому же, согласись, лишение джинна взымать плату за совершенные им чудеса, было бы нехорошо по отношению к нему. К тому же, это заставляет человека лишний раз подумать, прежде чем прибегать к совершаемым по его заявке чудесам. Как говорили наши предки - «за все хорошее надо платить». И по всему те, что составили подобный алгоритм, это знали и считали данный порядок вещей справедливым. А потому прибегали к помощи джиннов только в крайних случаях. Ну а Сулейман и ему подобные, отважившиеся вызвать существо из иного мира, просто пользовались алгоритмами тех древних мудрецов, принимая правила игры такими, каковы они есть. Вряд ли бы всех знаний и опыта хватило бы Сулейману на то, чтобы самостоятельно скорректировать алгоритм заклинаний.
Рейф кивнул, соглашаясь. Он припомнил, с каким изумлением смотрел в пустоту круга, где должен был появиться джинн, старик, словно еще не веря в то, что его опыт удался. Что ж, понятие программного алгоритма было знакомо рейфу, поскольку у них на корабле-Улье были системы управления, через которые офицеры технического состава с помощью специальных программ общались с кораблем. Но такой метод, какой использовал человек, именуемый Сулейманом, Стив наблюдал впервые…
… В то время, как рейф, вновь прибегнув к помощи сопровождавшего его человека из «Сферы» получал ответы на вновь возникшие у него вопросы, в другой части поселка киношников актер, игравший Сулеймана, закончив съемки последней сцены, где его герой трагически погибает от рук забравшихся к нему в дом воров, делился своими впечатлениями с окружающими коллегами.
- …в какой-то момент мне показалось, что этот джинн меня собирается съесть живьем либо убить ….
- Выглядело это со стороны вполне реалистично, – заметил кто-то из коллег, имевший возможность со стороны наблюдать за съемкой сцены. – Хотелось бы посмотреть, как это будет на экране…
- Думаю, не хуже, чем в натуре, - сказал кто-то из киношников. – А этот … инопланетянин, играющий джинна, кто он и откуда?
- Спроси что-нибудь полегче. То, что он не с Земли – это очевидно, а вот откуда …
- Ну-у, учитывая, что с ним представитель «Сферы», надо полагать, что откуда-то из очень далека…
- А чем, собственно в «Сфере» занимаются? – поинтересовался кто-то из любопытных.
- Вроде как исследуют параллельные миры, - ответили ему. – Наш Нарзабаич не в первый раз обращается к ним за помощью. Но прежде это была чисто информационная помощь. Живого инопланетянина на съемки он притаскивает впервые…
- Да-а, на этот раз Нарзабаич превзошел самого себя…
- А ведь согласитесь, этот парень реально внешне походит на материализованного джинна, – заметил кто-то. – И играл он весьма реалистично…
- Я в какой-то момент даже на миг забыл, где нахожусь, что происходит, и что между нами на полу защитный круг, – доверительно сообщил актер, игравший Сулеймана.
- Хотя, опять же, исходя из известных сказок «Тысячи и одной ночи» джинны при вызове были куда более покорны, – после непродолжительной паузы заметил кто-то.
- Это согласно сказкам, придуманным людьми, – возразили ему. – На деле никто наверняка не знает, какими были джинны, но логически можно предположить, какой должна быть реакция подобного существа, внезапно выпавшего из привычной реалии и плененного человеком. Рыба и та до последнего сопротивляется, когда её ловишь… а тут джинн….
… С продюсером они встретились уже под вечер. Тот как всегда был многословен и по-восточному эмоционален. Впрочем, рейф уже привык к тому, что люди много говорит и просто пропускал значительную часть его монолога мимо ушей, не акцентируя на сем внимание и предоставив спутнику отвечать на вопросы. Затем, как и в предыдущий вечер, продюсер пригласил гостей в свою палатку, по пути извиняясь, что за время работы уделял им меньше внимания, чем того бы хотелось.
- … с утра не присел и, представьте, даже не обедал, - посетовал продюсер. – С другой стороны мы за день отсняли аж четыре сцены!
Похоже, несмотря на усталость, Ахмет Нарзабаевич был донельзя доволен проделанной работой.
- Прежде нам за день удавалось отснять от силы два, максимум три эпизода, - продолжал разглагольствовать продюсер, выкладывая на стол знакомые уже гостям восточные лакомства. Но рейф ждал появления на столе напитка. Именуемого вином. И желания его не оказались обмануты: гостеприимный хозяин действительно вытащил из дорожного холодильника запотевший темный сосуд с приятной на вкус рубиновой жидкостью, откупорив его и щедро наполнив бокалы.
- Как говорится – за первый день съемки! – провозгласил он, подняв свой бокал. – И чтобы все остальные дни были такими же производительными. … А вы. – он обратился к Стиву. – Просто отлично справились! И даже привнесли в характер джинна нечто свое. Почему-то никто из нас не подумал, что, материализовавшись и оказавшись в плену защитного круга, джинн меж тем может попробовать сопротивляться. А ведь это вполне себе логично. За прошедшие тысячелетия благодаря сказкам люди привыкли к образу раболепных джиннов, кланяющихся при появлении и покорно выполняющих все прихоти людей. Но это, как мне думается. Не совсем верно, а точнее – совсем неверно. Наши предки просто выдавали желаемое за действительное. …
- А мне думается, - решил поделиться возникшей у него в голове версией Жорик. – Что в далеком прошлом люди и джинны вполне могли контактировать друг с другом и даже на некотором этапе быть союзниками. От джиннов люди могли получить в дар словесный алгоритм, открывающий портал между мирами, который впоследствии, разведав слабые стороны союзников, кто-то из наиболее алчных людей потом использовал против самих же джиннов. Джинны, обидевшись, ушли из нашего мира, однако знания остались….
- Вполне возможно, - согласился Ахмет Нарзабаевич. – С годами навык пользования звуковым алгоритмом постепенно утрачивался, древний язык забывался. И потом только самые одаренные могли воспроизвести заклинания, да и то не всегда рассчитывая на удачу.
- Иначе бы джиннам просто не было бы от людей покоя, - заметил Жорик.
- Тоже верно, – согласился Ахмет Нарзабаевич, подливая гостям вина. – Кстати, мои техники почти закончили обработку части ранее отснятого материала, так что еще до ужина можно будет посмотреть, как оно выглядит на экране… и в том числе, что собой представляет в натуре нематериализованный джинн.
Последнее опять-таки было обращено к смакующему вино рейфу.
« Похоже, этот парень прочно подсел на винцо, – подумал Жорик, с интересом приглядываясь к Стиву. – Но не похоже, чтобы оно действовало на него опьяняюще как на людей. А это значит, что печальная участь однажды спиться нашему гостю явно не грозит…»

… В это время в палатку продюсера заглянул человек, в котором Жорик не сразу узнал актера, игравшего Сулеймана, поскольку от старика в его внешности не осталось и следа. Это был невысокий, ладно сложенный человек средних лет с коротко стриженными цвета воронова крыла волосами.
- Проходи, Бахир. Не стой за порогом, - пригласил коллегу продюсер. – Присаживайся, отдохни, выпей с нами винца за первый день съемки…
- Спасибо, я ненадолго … только попрощаться…, – откликнулся актер, попутно кивнув гостям продюсера.
- Уже уезжаешь? – осведомился продюсер.
- Сцена с моим участием снята, – ответил актер. - Хочу успеть в проект Мякжимяна…
- Так утром и полетел бы, - заметил продюсер, доставая еще один бокал и наливая актеру вина.
- Хочу успеть до заката, – пояснил актер, – сам понимаешь, время дорого…
- Что ж, понимаю, - ответил продюсер. – Как не понять. Спасибо, что помог с Сулейманом… Не хочешь взглянуть на обработанный материал?
- Благодарю, как-нибудь в другой раз, - ответил актер, пригубив слегка из кубка чисто уважения хозяина ради. – Полагаю, не в последний раз встречаемся. … А вы отлично играли …
Комплимент предназначался явно Стиву. Рейф продолжал молча смаковать вино, оставив комплимент без ответа. Возможно, в его понимании констатация факта не нуждается в ответной благодарности. Если он и был удивлен столь резкими переменами во внешности недавнего напарника, то опять-таки ничем этого не выдал, сохраняя внешнюю невозмутимость. Что ж, после того, чему он был свидетелем при демонстрационном воскрешении цыплячьей тушки, экспресс-омоложение воспринималось как нечто само собой разумеющееся. Стиву было невдомек, что в киноискусстве секрет столь быстрой и разительной перемены может быть скрыт всего лишь в искусном гриме.
… Бахир в свою очередь осторожно приглядывался к беловолосому инопланетянину, с которым впервые встретился утром на съемочной площадке. И если во время розыгрыша сцены тот был сосредоточением бушующих в нем эмоций, то сейчас инопланетный гость Ахмета Нарзабаевича представлял собой непроницаемую гладь океана, под поверхностью которой может таиться все, что Аллаху угодно. Однако агрессии не проявлял, равно как и интереса к личности недавнего партнера по сыгранной сцене. Похоже, он вообще никого вокруг себя не замечал … или это так только казалось со стороны.
«Интересно, кто надоумил Назарбаича притащить на съемки инопланетного гостя?» – подумал в очередной раз актер. Не смотря на то, что Земля вот уже почти столетие является равноправным членом галактической Федерации, к помощи инопланетных гостей, временно проживающих на территории Земли, киношники практически не прибегали, справляясь своими силами. С другой стороны внешность персонажа, особенно такого экзотического как джинн, играет в успехе проекта вцелом не последнюю роль: чем правдоподобнее будет выглядеть персонаж, тем больше веры зрителя в реалистичность показанной истории. А этот гость в гримировке явно не нуждается. В принципе, он даже костюм мог не менять…
- Прошу прощения, но мне действительно пора, – сказал Бахир, ставя кубок на край стола и поднимаясь на ноги. – Ключи от коттеджа я передал Камиле …
- Обожди минуту. Мы тебя проводим, – предложил Ахмет Нарзабаевич. – Нам все равно по пути…
Продюсер поднялся, вслед за ним поднялись и гости. …
…Монтажный цех располагался в одном их технических ангаров неподалеку от взлетно-посадочной площадке, где в лучах заходящего солнца терпеливо дожидался своего пассажира серебристый легкий флаер….
…Проводив коллегу и обнявшись на прощание как велит древний восточный обычай, продюсер проводил гостей в святая святых любой фабрики грез место, где собственно и рождалось само кино, складываясь из мозаики отснятых ранее и смоделированных с помощью киномашины сцен.
Как и в зале, где снималась сцена с вызовом джинна, в помещении монтажной не было окон, а потому царил приятный глазу рейфа полумрак с множеством светящихся мониторов, на которых шел непосредственно монтаж а затем и прогон уже готовых сцен.
- Ну вот, здесь и обитают наши главные волшебники, – обращаясь к гостям, заметил Ахмет Нарзабаевич. – Так что, как у нас говорят – прошу любить и жаловать: Сабит – глава нашего монтажного цеха, его помощники Тамир и Аллен.
Названные кудесники, в свою очередь с неприкрытым любопытством взиравшие на гостей, казались молоды не по годам – старшему из них на вскидку было немногим за тридцать. Впрочем, в данном мире при развитии науки и медицины вот уже на протяжении многих десятилетий, а то и столетий внешность не являлась определяющим возрастным фактором. Каждый мог выглядеть на столько, насколько себя ощущал, подстраивая внешность под возрастные ощущения души.
По просьбе продюсера монтажеры охотно прокатили на одном из экранов уже готовый материал. Выглядело все действительно реалистично: небольшой восточный городок далекого прошлого Земли жил своей жизнью: улицы были полны народа, занимавшегося каждый своим делом. Чуть в стороне возвышался дворец местного владыки. А в небольшом явно не богатом доме, почти на окраине, местный философ Сулейман готовился к смелому и рискованному эксперименту, перебирая наваленные на небольшом столике старые свитки с древними письменами. Была ли в том хитрость киношников? Только свитки действительно выглядели весьма реалистично, словно были позаимствованы из какого-то местного музея древностей. На вопрос Жорика продюсер, не скрываясь, ответил, что за свитками ему пришлось ездить в Московский институт Времени к легенщикам.
- Вы хотите сказать, что свитки настоящие? – уточнил Жорик.
- Почему бы и нет, – невозмутимо пожал плечами продюсер, следя за происходящим на экране. – Уж не знаю, насколько они достоверны… в те времена тоже было немало любителей ловли рыбы в мутной воде. Однако Бахир подтвердил, что язык действительно древнеарамейский. Я потому его и пригласил на роль Сулеймана, что он один из известных профессоров востоковедения. Кино - это его хобби. У Мякжимяна он занят в проекте про археологов, обнаруживших какую-то древнюю гробницу…
… В это время на экране, отыскав нужный свиток, Сулейман приступил к таинству вызова джинна. По всему в  нем  не  было до конца уверенности в успехе затеянного столь смелого предприятия, а потому Сулейман был немало удивлен, когда незримые, но могущественные силы природы, подчиняясь словесному алгоритму древних заклинаний, пришли в движение: воздух над кругом, казалось, подернулся легкой рябью, затем в центре прямо в пустоте пространства возникла яркая белая точка, которая, вибрируя, начала разрастаться, испуская нежное серебристое свечение, которое затем подернулось легкой дымкой. Концентрация дымки росла, уплотняясь, приобретая конкретные очертания, пока не материализовалась в джинна.
Рейф с молчаливым интересом внимательно следил за материализацией своего персонажа. Если верить людям, то изначально по своей природе джинн походил на плотный сгусток то ли газа, то ли дыма, то ли сверхконцентрированной энергии, наделенной разумом и способностью влиять на физическую среду, меняя её по своему усмотрению, а чаще всего – по желанию очередного хозяина кувшина….
… Меж тем появившийся в круге джинн вовсе не намерен был мириться с фактом своего пленения и даже предпринял попытку кинуться на пленителя, заставив того непроизвольно отшатнуться и попятиться. Однако вспыхнувший на полу защитный круг остановил джинна, а дальнейшее чтение человеком алгоритма вынудило его подчиниться.
Рейф помнил, что именно эта вспышка, напомнившая ему реакцию защитного поля клетки в «Атлантисе», в которой он провел несколько дней, охладила его пыл, а потом, когда сцена была снята, он не сразу решился выйти из круга. Занося ногу над кругом,он невольно опасался повторения вспышки. Но вспышки так и не последовало.
Самым забавным и курьезным было исполнение желания. Во время съемки Стив так и не понял, чего собственно хотел от его персонажа Сулейман. Он просто сделал жест рукой, словно пытался отогнать назойливое зудящее над ухом насекомое, однако на экране на полу за кругом ниоткуда появилась большая миска с пловом и кувшинчик вина, хотя во время съемки самой сцены ничего подобного не было. Подобная трансформация привела рейфа в некоторое недоумение: получается, что Сулейман рисковал собственной жизнью, вызывая джинна, чтобы только сытно поесть? Впрочем, на счет утоления голода – тут рейфу все было понятно. Он знал, что такое голод не понаслышке. Особенно после пробуждения от спячки; как бы оставленные хранители не заботились о нуждах спящих, рейфы всегда просыпались с острым чувством голода. Но разве для того, чтобы найти себе еду, обязательно пленить джинна? Особенно учитывая плату, которую в итоге берет джинн за исполнения желаний. Хотя тут, надо отдать человеку должное, Сулейман подумал о своей безопасности. Не то, что три воришки, которые под покровом ночной темноты забрались в дом Сулеймана. Что они там надеялись отыскать? Может, тоже были голодны…. Нет, по всему их интересовала явно не еда. Они убили старика, забрали все, что сочли для себя ценным, в том числе кувшин с заточенным в него джинном, и, уходя, подожгли дом, дабы замести следы.
- Разве эти люди в свою очередь не попытаются заставить джинна исполнить их желания? – осведомился рейф.
- Полагаю, что так оно и будет, – согласился продюсер. – Один из воришек, рассматривая трофей, случайно потрет кувшин, тем самым пробудив к активности его пленника. А, сообразив, какое сокровище ему попалось, начнет загадывать желание.
- Три желания, – уточнил рейф.
- Верно, три, – согласился продюсер. – После чего вынужден будет расплатиться за чудеса…
Вот это интересовало рейфа больше всего.
- А как он будет расплачиваться? – осведомился дотошный рейф.
- Думаю, джинн его убьет, - ответил продюсер. – Увидев, что сталось с их товарищем, остальные воришки, дождавшись, когда джинн вынужден будет вновь вернуться в кувшин, закупорят его пробкой для верности и бросят в ближайшую речку, откуда его затем выловит один из купцов, пришедший к речке набрать воды.
- В принципе я бы мог им покормиться, – предложил как бы между прочим рейф.
- Уже успел проголодаться? – осведомился Жорик.
- Нет, – ответил рейф. - Вот джинн, скорее всего, голоден…
- Интересная идея, – заметил продюсер. - Опять-таки мы доподлинно не знаем, как именно джинны брали плату за свои чудеса…
- Однако согласиться ли ваш актер, чтобы им кормился джинн? – усомнился Жорик. – Ведь актер – не воришка, а только изображает его. Разве только ты кормиться будешь тоже понарошку…
- Это как? – не понял рейф.
- Сделаешь вид, что кормишься, – пояснил Жорик.
- Сделать вид, что кормлюсь? – переспросил рейф, пребывая в явном замешательстве. Он задумчиво посмотрел на свою кормящую длань. Кормление было довольно сложным процессом со впрыскиванием фермента и последующим забором жизненной энергии жертвы. Рейф не представлял себе, как можно кормиться понарошку.
- Но ведь ты, надеюсь, из-за принципа не собираешься убивать актера, – напомнил Жорик. – Настоящий воришка умер тысячелетия назад…
- Но ведь вы его потом вернете, – после минутной паузы раздумья заявил рейф. – С помощью вашей чудесной машины…
- Оно конечно, – согласился Жорик. – Просто сам процесс умирания….
Рейф никогда прежде не задумывался, что в процессе кормления испытывает его жертва. Он просто забирал необходимую ему жизненную энергию. В данный момент он еще не испытывал голода, а значит и нужды в кормлении. Однако готов был покормиться, дабы его персонаж смог получить причитающуюся ему плату.
- С другой стороны, – после минутной паузы предложил рейф. – Я могу не забирать всю его жизненную энергию. Он будет жить…
- Тогда надо будет просто позаботиться, чтобы из ближайшего медцентра доставили портативную энергованну, – сказал продюсер. – А заодно поговорю с актером….
Рейф, приняв подобный ответ за согласие, был удовлетворен. Однако Жорика продолжали грызть сомнения, основной причиной которых было то, что никто пока толком не знал всех физиологических и психологических тонкостей, сопровождающих процесс кормления. От атлантийцев удалось получить информацию лишь о внешней стороне процесса: человек на глазах стареет, превращаясь буквально в иссохшую мумию. Даже если Стив не станет забирать у человека всю энергию, тот останется жив, как подобный опыт отразиться на его дальнейшей жизни? Энергованна несомненно поможет телу. Но поможет ли она душе?
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:03:36 | Сообщение # 14
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
… Ситуация складывалась весьма непростая: с одной стороны, коль уговорили рейфа сыграть джинна, тот имел полное право на сублимацию от имени своего персонажа, не умея при этом играть понарошку, с другой – опасения причинить невольный вред невинному человеку, даже если тот вдруг по незнанию нюансов предстоящего ему испытания, согласиться подвергнуть себя потенциальной опасности. Воспользовавшись моментом, пока рейф вновь вспомнил о визоре, Жорик связался с непосредственным начальством в «Сфере», описав сложившуюся ситуацию и испросив совета. Подобная постановка вопроса поставила Ричарда Мэлла в тупик. Единственно что тот мог от себя посоветовать, так это опять же задействовать энергованну и последующую помощь Хранителя, способному аккуратно скорректировать воспоминания: человеку, решившему добровольно подвергнуть себя испытанию, не стоит помнить об этом.
Проблема разрешилась неожиданно: тем же вечером после ужина заглянул актер, который должен был играть означенного вора, и сообщил, что он в принципе согласен рискнуть. Это был молодой человек лет тридцати из числа стажеров, что уже выделились из  массовки, но еще не дослужились до ведущих ролей.
Он кинул любопытствующий взгляд на сидевшего в кресле напротив визора рейфа. Стив как всегда оставался по-рейфски невозмутим, лишь скользнул по припозднившемуся гостю мимолетным взглядом.
- Вы точно уверены в своём решении? – осведомился Жорик.
- Да, – утвердительно кивнул молодой актер. – Коли это необходимо для дела … А как это будет? – вполголоса поинтересовался он.
- Откровенно говоря, я даже не знаю... – несколько замялся Жорик, кинув вопросительный взгляд на рейфа, следившего за событиями на экране: показывали очередной остросюжетный фильм. – Дело в том, что за все время, что наш гость прожил в стенах «Сферы» ему не было нужды кормиться…да и сейчас он сыт, однако желает следовать возложенной на него роли. Единственно, что могу сказать – он обещал контролировать процесс, не доводя до фатального конца, а там вам гарантирована энергованна. Её завтра утром доставят из ближайшего Медцентра.
- Вот видите, не все так плохо, - оптимистично заметил актер.
- Так то оно так, – с толикой сомнения ответил Жорик. - Меня беспокоят возможные последствия сего смелого эксперимента с вашей стороны. Впрочем, мой непосредственный начальник предложил воспользоваться помощью моего Хранителя для последующей корректировки воспоминаний: Хранитель просто аккуратно уберет из вашей памяти и памяти вашего тела все негативные ощущения и воспоминания от данного процесса.
- Что ж, полагаю, это будет весьма кстати и заранее благодарю, – ответил молодой человек. – Тогда до завтра…
- До завтра, - откликнулся Жорик, проводив гостя до крыльца и задумчиво глядя ему вслед. …
… На следующий день снимали сцену с ворами, занимавшимися изучением своих нехитрых трофеев, прихваченных из дома старика Сулеймана. Один из воров – тот самый молодой актер, с интересом вертел в руках старинный кувшин, словно потаясь угадать его возможное содержимое. Он потряс кувшин, но поскольку изнутри не раздалось знакомого булькающего звука, молодой вор сделал вывод, что кувшин скорее всего пуст. Если это его и огорчило, то не надолго; по всему кувшин сам по себе стоил немалых денег и свидетельствовал о том, что его прежний хозяин знавал и лучшие времена.
- Что ж, хоть какая-то от кувшина польза, - сказал вор, вытащив закрывавшую горлышко дубовую пробку. Принюхался, но из кувшина ничем не пахло . Если и было когда-то в нем вино, его пары давно успели улетучиться.
- Как думаешь, за склько можно будет продать этот старый кувшин? – спросил его приятель.
- Думаю, при случае можно выручить неплохие деньги, - со знанием дела откликнулся исследовавший кувшин вор. – Может он и старый, но еще вполне пригоден для того, чтобы держать в нем хорошее вино или масло.
- Что-то он какой-то закопченный. – с толикой сомнения заметил третий вор.
- Ну, так оттереть по-хорошему, и будет как новенький, – усмехнулся вор с кувшином, вытащил из кармана штанов скомканную тряпицу, поплевал на неё и потер бок кувшина. – Вот видите, он уже почти чистый… Шайтан! Что это?!
В ответ на потирание неожиданно из кувшина повалил сероватый дымок, невольно заставив вора выпустить кувшин из рук и испуганно шарахнуться в сторону. Странный дымок увеличивал концентрацию, материализуясь в джинна….
… На этот раз Стив охотно сменил свой черный кожаный плащ на одежду джинна, поскольку впереди его ждала сцена, в которой он от лица джинна должен был получить заслуженное вознаграждение. Рейф еще с вечера не раз обращался мысленно к этому моменту, памятуя о собственном табу, некогда наложенном на людей этого странного мира. Но с другой стороны, если он покормится как джинн, табу не будет нарушено, ведь джинн никаких обязательств никому не давал, в том числе и самому себе. Впрочем, он также помнил, что обещал сохранить своей  жертве жизнь. Что ж, не испытывая энергетического голода, он вполне способен контролировать процесс и остановиться, когда это будет необходимо. Он помнил молодого человека, накануне вечером приходившего в их временный дом. Даже беглого взгляда хватило, чтобы отметить, что добровольная жертва, которую представлял собой молодой актер, совершенно не походила на ту, что была ему дарована атлантийцами за полученную информацию о пробуждении всех Ульев. И все же, памятуя прошлый горький опыт, рейф осторожничал, продолжая со стороны приглядываться к очередной жертве , словно пытаясь отыскать возможный скрытый подвох. Но такого не находилось, во всяком случае на взгляд со стороны. А исследовать жертву более детально, на миг коснувшись его биополя, пока что не позволяли обстоятельства. ...
… Стоя чуть в стороне, так чтобы не попасть в кадр, рейф внимательно следил за происходящим на съемочной площадке….
… Вот молодой вор вынимает затычку из горлышка кувшина, затем принюхивается, обсуждая с приятелями предполагаемый барыш. Впрочем, этому моменту рейф не придал особого значения; в его сообществе не было товарно-денежных отношений. Иногда дружественные Ульи обменивались «солдатами» и едой, но такое случалось нечасто. И что такое деньги, которые вор намеревался выручить за кувшин, рейф так же не знал, имея представление  разве что по просмотренным им ретро-фильмам в визоре; в этом мире, где он проснулся, вырвавшись из плена небытия, так же отсутствовала товарно-денежная система, давным-давно канувшая в прошлое, и деньги, если таковые еще оставались, можно было встретить разве в музее или у коллекционеров. Но рейф этим не интересовался….
- Твой выход, – негромко сказали ему.
Рейф сделал несколько шагов, входя в кадр, вызвав на лицах всех трех воров гамму эмоциональный переживаний – от легкого испуга до радости, когда они поняли, какой именно кувшин им попался в руки. Странно только, что его прежний почивший с их помощью хозяин, сгоревший вместе со своей хибарой, жил наудивление бедно. Ведь имея при себе такой кувшин с его необычным пленником, он мог бы купаться в роскоши.
Рейф-джинн в свою очередь с интересом изучал людей, радующихся столь нечаянной удаче и не подозревающих о том, что уже один из них довольно скоро должен будет расплатиться за свое легкомыслие. Он не собирался кланяться людям, как это делали сказочные джинны и испрашивать соизволения совершить чудо в угоду нового хозяина. Он просто терпеливо ждал, когда люди, наконец, начнут загадывать желания.
Впрочем, ворам, видимо, не нужно было, чтобы им кланялись. А первое желание было загадано и очень скоро. Новый хозяин пожелал много-много денег. Рейф вновь обратился  мысленно к  опыту  общения с визором.  Там чаще всего деньги представляли собой бумажки в пачках, которые герои фильма носили в черных прямоугольных ящиках, воюя за них с себе подобными. Видимо, в далеком прошлом  эти вещи значили для  людей  довольно много, раз  их столь высоко ценили, порой  даже выше, чем собственную жизнь. Однако он с присущей его расе невозмутимостью слегка хлопнул ладонью об ладонь, продолжая наблюдать за тем, как люди, толкаясь и пихаясь, принялись вдруг ловить что-то невидимое, что должно было падать сверху. Рейф осторожно посмотрел наверх, но кроме чистого неба с легкими облачками ничего не увидел; сцена снималась на природе, недалеко от протекавшего близ поселка киношников ручья. Однако, очень скоро радость на лицах людей сменилась сперва растерянностью, а потом испугом, которому рейф опять-таки не находил видимых причин, ведь с неба в буквально смысле ничего так и не упало. Только люди продолжали закрываться руками от чего-то невидимого. Двое из них уже лежали на земле, словно были не в силах подняться. Тогда новый хозяин кувшина потребовал, чтобы джинн остановил деньгопад. Рейф снова невозмутимо сделал тоже самое движение руками, и таинственный деньгопад прекратился. Во всяком случае так можно было предположить, продолжая наблюдать за игрой актеров. Молодые люди, помогая друг другу, не без труда поднялись на ноги, с изумлением на лицах озирая окружающее их пространство, которое на взгляд рейфа ничуть не изменилось.
Меж тем рейф-джинн терпеливо ждал третьего заключительного желания, дабы приступить к взыманию платы, но к его разочарованию продюсер сообщил, что сцена снята.
Стив был растерян, не зная что и думать. Выходило, что люди этого мира обманули его? Прежде ничего подобного не случалось, во всяком случае здесь… Такого подвоха он не ожидал и даже негромко зашипел от досады – ведь ему обещали возможность слегка покормиться. И вопрос был даже не в утолении голода, а процессе, доставлявшем рейфу особое удовольствие. И этого удовольствия его хотели коварно лишить.
- Наберись терпения, это еще не конец, – сказал Жорик, заметив перемену настроения рейфа, которую тот не сумел скрыть, и догадавшись о причине.
- Не конец? – переспросил рейф. Это меняло дело.
- Согласно сюжета сейчас трое друзей-воров отправятся в городскую таверну прогуливать столь необычным образом раздобытое богатство, - пояснил Жорик. - Устроят пир, а затем вернутся, и новый хозяин кувшина загадает свое третье желание…
Что ж, раз так, можно было подождать. Обнадеженный рейф успокоился, приняв прежний внешне невозмутимый вид.
Он подождет и пока понаблюдает за дальнейшим развитием событий.

… Как и обещал Жорик, после сцен в таверне  следовала очередная сцена с участием джинна. К тому времени прибыла новая массовка: люди, одетые в яркие одежды. К месту очередной сцены подкатили бутафорские бочки с вином, тележки с восточными сладостями и закусками, оставив все в тенечке матерчатого тента. …
… Согласно сюжета друзья вернулись с затянувшейся пирушки ближе к полудню следующего дня – как только проснулись под столом в таверне с больной от похмелья головой и пустыми карманами. По дороге все трое усиленно пытались вспомнить, а что было накануне, и куда это подевалось их богатство? Ведь оно казалось нескончаемым. Обнаружив отсутствие средств на опохмел, друзья решили вернуться к месту, где накануне оставили горы денег – прятать их было просто негде, да и что жалеть то, что буквально золотым дождем пролилось на них с неба? Главное – у них остался волшебный кувшин; каким-то непостижимым для себя образом они сумели сохранить это сокровище, не потеряв его, не пропив и не проиграв в кости….
- А ты точно уверен, что вчера мы были именно здесь до того, как отправились в город? – озадаченно озираясь по сторонам и морщась от головной боли, вызванной избытком принятого на грудь спиртного, с толикой сомнения осведомился один из приятелей. – Ведь когда мы уходили, здесь оставались горы денег, а сейчас я не вижу ни одной…
- Здесь, – ответил другой, подняв с земли монетку, по какой-то великой случайности затерявшуюся в пыли. – Вот монетка…
- Все, что осталось от нашего несметного богатства, - уныло подытожил маявшийся головной болью вор. – Пока мы пировали в таверне, нас, друзья мои, бессовестно  ограбили….
- То-то под вечер в таверне было столь необычно много сорящих деньгами гуляк вроде нас ….я думал, в город пришел какой-нибудь богатый купеческий  обоз….
- К чему расстраиваться, друзья, - сказал вор, прижимавший к груди кувшин. - Ограбили нас – это не беда. Главное – у нас остался кувшин с джинном, который даст нам еще денег столько, сколько мы попросим…
- Сейчас было бы неплохо опохмелиться, - заметил один из его друзей, присев на камень, ибо после перехода из города до речки, ноги его почти не держали.
- Давайте закатим пирушку, – предложил вор с кувшином. – Лично я не против повторить веселье…
Вор не без труда трясущимися руками вытащил пробку и потер бок кувшина.
- Эй, джинн, вылезай! - приказал он с трудом ворочающимся языком. – Мы с друзьями хотим веселья, много вина и еды…
Третье желание к великому удовольствию рейфа было загадано. Однако его немного смутило и даже насторожило происходящее с его жертвой. Что с ним случилось за столь короткое время? Ведь не так давно во время съемки предыдущей сцены все трое были здоровы и твердо держались на ногах.
- Они просто пьяны, - пояснил Жорик.
- Пьяны? – озадаченно переспросил рейф, в очередной раз обращаясь к личному опыту. Но тот ничего не мог подсказать, поскольку не содержал в себе эпизодов ни процесса опьянения, ни общения с людьми, находившимся в подобном состоянии.
- Эти парни явно перебрали с количеством выпитого вина, - сказал Жорик. – Точнее, в данном случае они изображают пьяных… - тот час поправился он. – Но, надо сказать, довольно реалистично для нашего времени. В наше время не принято так напиваться…
Рейф поймал себя на том, что действительно, за время, проведенное в новом для него мире, он ни разу ни в стенах «Сферы», ни в поселке киношников не встречал людей в состоянии, как сказал человек, опьянения. И даже не имел представления как это быть пьяным, хотя и выпил немало вина.
- Когда люди много пьют, это постепенно входит в привычку, - как бы между прочим заметил Жорик. – Человек становится зависим от вина. Эта болезнь называлась некогда алкоголизмом. Тебе, похоже, подобная участь не грозит. Видимо, высокая энергетика расщепляет в состав вина спирт еще до того, как тот начинает оказывать свое пагубное действие на работу организма.
- Они похожи на наших только что вышедших из кокона «солдат», – заметил рейф, невольно приоткрыв еще один момент из жизни своего народа.
- Ладно, иди. Сейчас твоя сцена, – сказал Жорик.
… Рейф-джинн уже привычным жестом отметил исполнения третьего желания. И стало ясно, зачем были нужны все те люди в ярких одеждах, бочки вина и закуска; все они волшебным образом явились на праздник жизни, который должен был вот-вот оборваться. Близилось время платить по счетам…
…Вот она – минута реального удовольствия, суть которого не дано постигнуть людям. Еще до начала финальной сцены Стива кратко ввели в курс того, как он должен будет действовать. Впрочем, рейф уже и сам знал, что будет делать. По сюжету в самый разгар пирушки джинн материализовался в толпе, заставив пирующих в испуге отшатнуться; возле джинна тот час образовалось пустое пространство. Рейф решительно шагнул к сидящим за столом друзьям, не сводя цепкого взгляда янтарных глаз с хозяина кувшина. Праздные гуляки расступились, давая ему дорогу. Музыка смолкла.
- Тебе чего? - заплетающимся языком спросил молодой вор - хозяин кувшина, с изумлением воззрившись на джинна, осмелившегося появиться без приглашения. – Я …тебя не звал… ступай себе в кувшин…
На поляне, где друзья-воры устроили пирушку, на миг повисла гнетущая тишина. Только  джинн никуда уходить не собирался. Какое-то время он стоял, возвышаясь над сидевшей на табурете жертвой, затем сделал резкий выпад, опрокинув табурет и сидевшего на нем наземь. И прежде чем кто-либо из гуляк или друзей – воров успел вмешаться, рейф стремительно кинулся на жертву, годами отточенным движением пальца с перстнем-«когтем» распорол шелковую рубаху, обнажив грудь, чтобы в следующий миг прихлопнуть на неё кормящую длань. По толпе гуляк пронесся вздох ужаса, и толпа очень быстро поредела. Исчезли танцовщицы в пестрых одеждах, музыканты. Бочки с вином и тележки с закуской – все испарилось, словно опять-таки по волшебству. Два приятеля вора, узрев, какая участь постигла их друга, враз протрезвели, но не смели даже приблизиться к джинну. Молодой же вор на глазах превратился в почти глубокого старика. Такое в натуре они видели впервые…
… Впрочем, Стив сдержал своё слово и остановился, не доводя процесс до необратимого состояния. Сцена была снята.
- Он жив, - сообщил рейф, коснувшись биополя жертвы. Затем поднялся на ноги, задумчиво созерцая кормящую длань с пятнами крови жертвы, вызванных ногтями, вонзившимися в плоть и удерживаемых руку рейфа во время процесса заимствования энергии. Тот час вокруг лежащего засуетились киношники и медики из ближайшего Медцентра, предупрежденные о подобной ситуации: было необходимо как можно быстрей доставить актера в специальную палатку, где его ждала уже портативная энергованна.
Рейф-джинн получил своё и был удовлетворен. Какое-то время он стоял, отрешенно наблюдая за суетящимися людьми. Затем вновь приблизился к добровольной жертве, которую уже успели переложить на принесенные носилки. Люди расступились при его приближении, гадая, что будет дальше. Рейф решительно опустился возле носилок на одно колено и вновь протянул кормящую длань к человеку.
- Постой! Ты ж обещал его не убивать, – напомнил Жорик, как и все, пребывая в замешательстве, поскольку не знал, что собирается сделать их гость, и можно ли этому как-то воспрепятствовать.
Гость не ответил.
Меж тем его ладонь вновь легла на грудь жертвы. Однако на этот раз процесс пошел в обратную сторону: лежащий на носилках старик на глазах молодел, возвращаясь в свое прежнее состояние.
Через какое-то время, показавшееся окружающим вечностью, рейф вновь поднялся на ноги, вполне удовлетворенный произведенным эффектом. На деле же, обратный процесс передачи энергии занял не более минуты. Актер был вновь молод, полон сил и, сев на носилках, пытаясь сообразить, что именно только что с ним было?
- Это было действительно эффектно, - вновь обретя дар речи, заметил, обращаясь к гостю Жорик. Достав из кармана форменной куртки пачку влажных салфеток, он вытащил одну и протянул её рейфу, дав понять, что ему стоит воспользоваться ею, чтобы стереть кровь с ладони. – Стало быть, по желанию вы можете не только брать, но и возвращать энергию…
- Можем, - подтвердил невозмутимо рейф, продолжая методично очищать салфеткой кормящую длань. Он был доволен и не скрывал этого.
«Вот это номер … - подумал Жорик, немало ошарашенный и озадаченный увиденным. – Наши союзники с «Атлантиса» не говорили нам, что рейфы могут выступать еще и в роли доноров… Возможно, они сами этого не знали…».
- Похоже, теперь наша с Хранителем очередь, – сказал Жорик, приблизившись к продолжавшему сидеть на носилках молодому человеку, окруженному коллегами: каждый пытался дотронуться до героя дня, чтобы удостовериться, что все только что произошедшее на съемочной площадке не было массовой галлюцинацией.
- Как вы? - спросил слайдер у вновь помолодевшего актера.
- Если вы спрашиваете про ощущения, я не знаю, как все это описать, - ответил молодой человек. - Голова немного кружится…
- Это пройдет, – сказал слайдер. – Ну а теперь доверьтесь моему Хранителю…
- Я весь в вашем распоряжении…
Жорик осторожно положил руки на голову молодого человека, коснувшись ладонями височных долей. Но ничего особенного, схожего с тем,свидетелем чему была большая часть съемочной группы, не случилось. Если что и было, оно осталось вне зрительного плана окружающих.
- Ну, вот и все, – сказал Жорик через минуту, поднимаясь на ноги, – теперь вам стоит отправиться к себе и как следует отдохнуть. У вас сегодня был нелегкий день…
 
KittenДата: Воскресенье, 27 Ноябрь 2016, 22:05:08 | Сообщение # 15
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
… Рейф продолжал пребывать в легкой задумчивой прострации, время от времени приглядываясь к своей кормящей длани: что-то на этот раз в процессе кормления было не так, а что именно, он не мог понять. Вроде все прошло как обычно, когда он кормился, будучи в своем мире.
Может, причина заключалась в том, что он был сыт? Хотя и прежде были случаи, когда он кормился чисто из-за принципа, дабы забрать энергию конкурента. Для него тогда это было - дело чести. Или причина не в нем, а в жителях этого мира – они действительно другие? Вся сложность состояла в том, что он лишь интуитивно ощущал разницу, не в силах дать ей четкую оценку.
- Что-то не так? – поинтересовался Жорик. заметив, что после кормления рейф вот уже в который раз с задумчивой сосредоточенностью рассматривает свою кормящую ладошку.
Рейф порывисто оглянулся, но не ответил, лишь пождал губы. Да и как он может объяснить человеку то, чего сам до конца не понимает? Опять же, обращаться к человеку за помощью, пусть и одному из тех, кто не так давно вернул его к жизни…
- Я не знаю, как сказать, – после недолгого молчания, проронил рейф.
- Скажи как есть, – предложил доверительно Жорик.
- Это сложно, - негромко ответил рейф. - Мы слишком разные…ты не поймешь…
- Давай так: я буду задавать наводящие вопросы, а ты отреагируешь, когда я попаду в цель, - предложил Жорик.- Твоя проблема касается кормления?
- Да, - ответил рейф.
- Не сложно было догадаться, поскольку после кормления ты часто рассматриваешь свою ладонь, – пояснил свою догадливость Жорик.
- Я пытаюсь понять, почему последнее кормление отличается от предыдущих, - сказал рейф.
- Сильно отличается? – осведомился Жорик.
- Все вроде бы так же, и все-таки что-то не так… - ответил задумчиво рейф.
- Может, причина в том, что ты еще не успел проголодаться? – предположил Жорик.
- Я думал об этом, – сказал рейф. – Но и раньше, до того, как я оказался у вас, мне доводилось кормиться, не испытывая голода… Но тогда не было никакой существенной разницы.
- А в данном случае, разница есть…
- Я чувствую её, но не могу понять, в чем именно она заключается.
- Стало быть, эта проблема возникла только сейчас и здесь, в нашем мире… - заключил Жорик, со своей стороны пытаясь понять, что именно произошло. Версий рождалось множество, начиная от чудесного воскрешения рейфа, которое каким-то непостижимым образом могло повлиять на его способность к кормлению.
Рейф сдержанно кивнул, вопросительно-выжидающе покосившись на человека. На что он надеялся? Что человек вдруг поможет ему разобраться в нюансах рейфской природы? Человек даст ответ рейфу, почему у него что-то пошло не так?! Это не укладывалось в голове, поскольку казалось невероятным и невозможным.
Меж тем Жорик мысленно продолжал плести логическую цепочку событий с момента появления в их мире а затем воскрешения Стива.
«Стоп! – сказал себе Жорик. – Вон она – возможная причина! Сразу же после процесса воскрешения рейфа искусственно энергетически покормили! И донорами были не люди…»
Рейф молча продолжал приглядываться к выражению лица человека: в отличие от большинства его собратьев, лица людей отражали их мысли и настроения. Этот человек в очередной раз пытался ему помочь, и, кажется, у него появилась какая-то мысль либо догадка…
- Похоже, я нащупал причину происходящего, – сказал Жорик. – Хотя и не вполне уверен в этом. …Мы еще очень мало знаем о твоём народе. Идем, - позвал он.
- Куда? – спросил рейф. Жорик кивнул в сторону шатра столовой. Рейф недоумевающе посмотрел в ту сторону, пытаясь понять, каким образом посещение столовой поможет ему найти ответ на его вопрос. И все же, будучи заинтригован предложением человека, направился следом за ним.
- Насколько я знаю, ты уже не раз бывал в нашей станционной столовой в «Сфере», - констатируя факт, Обратился к рейфу Жорик. – И даже кое-что самостоятельно успел попробовать…
-Да, – согласился рейф, недоумевая по поводу подобных расспросов.
Они пришли в столовую, которая в это время была полупустой, не считая пары-тройки посетителей, заскочивших сюда, дабы в промежутке меж сценами, отдохнуть и промочить горло. Киношники с молчаливым интересом уставились на рейфа; видимо недавняя история с кормлением и чудесным возвращением жертве назад её молодости успела облететь поселок.
- А тебе довелось попробовать наш кефир? – занимая место за одним из крайних столиков, осведомился у рейфа Жорик.
- Кефир? – переспросил рейф, припоминая, что это такое. – Нет. Я такого не заказывал…
- Тем лучше, – сказал Жорик и сделал заказ.
Через минуту-другую столовый робот-официант принес аж два стакана с белым густым веществом. По-видимому, это и был кефир. Рейф вопросительно покосился на стаканы, но пока логически так и не был в силах уразуметь, какая может быть связь между кефиром и его проблемой.
- Попробуй, – предложил Жорик, пододвинув рейфу один из стаканов. Тот аккуратно взял стакан, принюхался, а потом осторожно отпил. Кефир оказался довольно-таки вкусным, хотя и малость кисловатым.
- А теперь из этого стакана, - сказал Жорик.
Рейф взял второй стакан и сделал небольшой глоток. Содержимое второго стакана на вид было таким же, однако вкус его существенно отличался.
- Чувствуешь разницу? – осведомился человек.
- Кефир во втором стакане вкуснее, – ответил рейф, решив допить порцию до конца.
- Теперь понимаешь, в чем твоя проблема? – спросил Жорик.
- Не совсем, – вынужден был признаться рейф. – Причем здесь кефир? Он конечно вкусный, но…
- Кефир действительно не причем, - согласился Жорик. - Это своего рода аллегория, наглядный пример, олицетворяющий собой живую энергию, которую ты потребляешь. Первый стакан – это та энергия, которую ты потреблял до того, как оказался у нас. Во втором, которую тебе сразу же после воскрешения дали наши братья по разуму кристаллины.
- И во втором случае их энергия оказалась более высокого качества, – самостоятельно догадался рейф. Действительно! Как он мог позабыть о том моменте, что пробудился, совершенно не испытывая привычного голода?!
- А теперь ты снова вкусил энергию человека, - продолжал Жорик. – Это как после трехпроцентной жирности кефира вернуться к однопроцентному…
Жорик кивнул на первый стакан, из которого рейф сделал лишь пару глотков.
Да. Это все объясняло. Но что это значило для него?
- Выходит, я больше не смогу кормиться людьми? – после непродолжительно паузы осведомился рейф.
- Почему? Ты же только что покормился, - не понял Жорик. - Стало быть, сможешь. Вопрос в другом – захочешь ли? Впрочем, не стоит заранее переживать – энергия кристаллинов далеко не наркотик…
- Что такое наркотик? – поинтересовался рейф.
- Это такое вещество, употребление которого приводит к привыканию и дальнейшей зависимости от него, несмотря на пагубные последствия от употребления вплоть до разрушения организма, - объяснил Жорик. – Раньше, во времена предков, она была острой проблемой человечества наравне с пьянством.
Рейф припомнил игру актеров, изображавших опьянение. Что может быть в понимании рейфа хуже, нежели пасть до уровня неуправляемого новорожденного «солдата»? Разве что когда рейф медленно и необратимо сходит с ума от голода, прежде чем умереть. Но подобное на памяти Стива случалось очень и очень редко. Во всяком случае до появления в галактике лантийцев….

… Меж тем события на съемочной площадке разворачивались своим чередом. Пришедшие в себя от потрясения друзья хозяина кувшина. Дождавшись, когда джинн вернётся в свой сосуд, поспешили заткнуть горлышко кувшина пробкой и без сожаления бросили в ручей, чьи воды, подхватив кувшин, легко понесли его вниз по течению. Похоронив товарища и отыскав еще пару случайно завалявшихся среди песка и камней монет, они решили покинуть город, не подозревая, что в это время чуть ниже по течению остановился торговый караван. И один из купцов, отправившись набрать воды, выловил из реки кувшин. Решив пока не демонстрировать находку, купец направился к своему обозу и припрятал кувшин среди товара. еще не подозревая, что по следам обоза уже давно идет отряд местных разбойников. И очень скоро обоз подвергнется нападению и разграблению, а сам купец так никогда и не узнает секрета содержимого своей находки…

… Съемки последующих эпизодов с участием на этот раз главного героя истории состоялись лишь через сутки, ухлопанные киношниками на создание декораций пещерного грота с использованием разномастных баллонов с жидкой декоративной быстро застывающей пеной «под камень», придававшей внутренностям разбойничьей пещеры вполне реалистичный вид. Именно сюда в поисках сбежавшего от стада животного заглянул Рашид, визит которого, согласно сюжета, совпал с незначительным подземным толчком, обрушившим каменный свод потолка в тоннеле и тем самым отрезавшим главного героя от внешнего мира. Хотя сам актер, игравший Рашида, после предполагал, что обрушение свода вернее всего могло быть вызвано каким-то хитроумным механизмом, в своё время установленным разбойниками для защиты своих сокровищ от любопытных носов. Рашид об этом мог не подозревать, да и основной массы сокровищ давно не было в пещере, а механизм сработал, возможно разбуженный злополучным подземным толчком. Куда делись сокровища – никому не известно. Но исходя из сюжета строились предположения, что их мог под покровом ночи вывести и перепрятать кто-нибудь из младших разбойничьих чинов, которому повезло остаться в живых.
Впрочем, рейфу опять-таки не было до нюансов сюжета никакого дела – древние сокровища разбойников его не интересовали. Накануне во время очередного прогона уже обработанных ранее отснятых сцен, он, наконец, смог увидать на экране то, что по замыслу сценаристов падало с неба на незадачливых воров. И это были не уже знакомые ему по фильмам в визоре бумажные банкноты, ни черные плоские ящики, в которых их хранили. На экране с чистого неба буквально пролился дождь, состоящий из золотых и серебряных монет, вызвавший сперва восторг, а затем и панику у воришек, когда их чуть было не погребло заживо под вожделенным богатством, заставив хозяина кувшина использовать второе желание.
Один из актеров – та самая добровольная жертва – приглашенный на прогон по просьбе Жорика, заметив интерес и удивление рейфа, для наглядности вытащил из кармана и положил на приборный столик одну из случайно завалявшихся у него монет, которую он собирался вернуть хозяйственнику группы: после съемки монеты необходимо было вернуть в музей, где они были арендованы на время. Рейф с любопытством покрутил монету в руке, припоминая, что на некоторых посещаемых им людских планетах родной галактики видел нечто подобное. Монета оказалась весьма увесистой – не удивительно, что дождь из подобных момент буквально сбил людей с ног. Поскольку, в отличие от тех же солнцезащитных очков, рейф не видел для себя в монете никакого практического смысла, он вскоре утратил к ней интерес, вернув монету человеку. То, что происходило на экране, интересовало его куда больше какого-то металлического чеканного кружка; там джин вот-вот должен был получить заслуженную им плату за чудеса. …
… Жорик специально попросил продюсера пригласить на прогон обработанного материала актера, сыгравшего незадачливого хозяина кувшина – следовало убедиться, что частичная коррекция Хранителем памяти актера прошла нормально и не повлечет за собой случайного рецидива. А потому слайдер внимательно следил за реакцией молодого актера как на рейфа, который не так давно с его согласия кормился им, так и на происходящее на экране. Но рецидива не случилось: сознание человека сумело справиться с проблемой, достаточно спокойно восприняв сцену кормления, запечатленную на экране, словно это случилось не с ним, а с кем-то совсем другим; из памяти организма Хранителем были аккуратно изъяты неприятные ощущения, сопутствующие процессу забора энергии, даже следы от ногтей рейфа-джина на груди актера, смазанные регенератом, давно исчезли без следа. И потому близость рейфа, которому он, выудив из кармана, показал одну из монет, использованную в съемке а затем дальнейшей монтажной обработке отснятого, не вызвала в молодом человеке никаких, даже неосознанных интуитивных, негативных реакций, которые при иных обстоятельствах бывают у человека, когда он случайнов стречается вновь с причиной своих недавних болезненных переживаний.
«Что ж, хорошо то, что хорошо кончается, - подумал Жорик. – Учитывая, что джинну придется повторить кормление – на этот раз получив плату от жадного и коварного старшего брата главного героя….».
Жорик задумчиво покосился на рейфа, особо смакующего момент сцены с кормлением, вызвавшей у него воспоминание о минутном удовольствии. К последующим сценам с кувшином и купцами Стив остался равнодушен. Разборки меж людьми его не интересовали, поскольку напрямую не имели никакого отношение к его персонажу: ни купцы, ни затем напавшие на караван разбойники так и не загадали ни одного желания. А потому рейф с нетерпением ожидал дальнейших съемок, продолжая хранить присущую его расе внешнюю невозмутимость. Днем он в компании Жорика прогуливался по съемочной площадке, издалека наблюдая за жизнью и работой киношников. Ночью, оставив спящий поселок, удался в степь, где продолжал медитировать, анализируя полученные за день впечатления. Он уже не ждал, что кто-то из своих отзовется, действовал скорее в силу сложившейся привычки. Медитация успокаивала, помогала сконцентрироваться, направляя мысли в конкретное русло, что было необходимо его прагматичному сознанию. Несмотря на то, что за время, прошедшее с его чудесного возврата из Ничто рейф успел немало повидать, узнать и даже обзавестись необычным для его расы хобби, окружающий мир по-прежнему продолжал оставаться для него загадкой со многими неизвестными. И особенно – люди этого мира. Столь похожие и одновременно столь отличающиеся от людей его родного Пегаса…

…Со временем Стив не раз ловил за собой, что каким-то непостижимым ему образом втянулся в странную игру людей по воссозданию истории их далекого прошлого и, похоже, неким ментальным образом сжился со своим персонажем. Храня внешнюю невозмутимость, рейф меж тем ждал не раз обращенных к нему слов «твой выход». Это означало, что, действуя в рамках сюжетной линии каждой новой сцены с участием его персонажа, он мог отыгрывать свою роль так, как ему казалось правдоподобным и логичным для могущественного и одновременно ограниченного рядом правил и законов существа. По ходу съемок сцен Стив раз за разом невольно сравнивал свой народ и джиннов. У рейфов так же были свои непререкаемые правила и иерархические установки, но его народ казался Стиву куда как более свободным в отличие от джиннов со всем их могуществом.
«Впрочем, правила и законы для джиннов придумали люди, - напомнил себе рейф. – А как жили джинны у себя в мире, по признанию людей, никто не знает…».
Однако в процессе многодневных размышлений рейф пришел для себя к выводу, что какие-то правила в мире джиннов наверняка существуют или существовали. Эта мысль показалась ему наиболее логично верной, поскольку отсутствие каких-то ни было правил неминуемо ведет к хаосу и беспорядкам…..
…Меж тем жизнь на съемочной площадке шла своим чередом, работа кипела, и время пролетало незаметно.
Временами, предоставленный самому себе, рейф вспоминал уже отснятые сцены, заново переживая в душе испытанные им чувства. Ему оказался симпатичен молодой человек, игравший роль Рашида, если так - людским языком – можно выразить реакцию рейфа на очередного партнера. Впервые они встретились во время съемки сцены в разбойничьей пещере, когда, обнаружив в пещере кувшин мучимый жаждой молодой человек случайно вызвал джинна. Продюсер специально не стал их знакомить загодя, рассчитывая на реакцию актеров друг на друга. Особенно – на реакцию Рашида, учитывая что тот прибыл на съемки накануне вечером и еще не имел возможности пересечься со Стивом, хотя и мог уже слышать о нем от своих коллег – актеров по фильму. И ожидания продюсера не обманули: оказавшись на съемочной площадке лицом к лицу с рейфом-джинном, какое-то время молодой актер смотрел на него округлившимися от неподдельного изумления глазами; одно дело - неоднократно слышать от своих коллег, что в роли джинна снимается инопланетянин, другое – увидеть гостя Земли воочию в паре шагов от себя. В то время, как сам рейф, оставаясь внешне  равнодушным, терпеливо ожидал, когда очередной случайный клиент загадает своё первое желание. Подобная реакция людей не была для него чем-то новым. Хотя, стоило опять-таки отдать должное молодому актеру: в нем так  же  совершенно не ощущалось страха, присущего людям Пегаса. Что ж, к этому Стив тоже стал понемногу привыкать....
...Очередное желание было загадано.
Только в отличие от предшественников, просивших у джинна кто еду, а кто много денег, эта с виду особо ничем не примечательная молодая мужская особь попросила вызволить его из пещеры, пленником которой оказалась ввиду непредвиденных обстоятельств.
И это чудо оказалось джинну по силам, хотя и несколько озадачило рейфа, поскольку на самом деле во время съемок пещера, в которой оказался Рашид, была доступна как на вход, так и на выход. А потому, имея уже реальный опыт с предыдущими желаниями, когда невидимое становится видимым на экране во время прогона, рейф решил, что здесь, должно быть, похожий случай.
Однако последующая сцена с непосредственным участием джинна вызвала у рейфа едва сдерживаемое раздражение, когда на смену Рашиду пришел  старший братец главного героя, заглянувший навестить чудесным образом воскресшего родича и за неимением у того никаких иных ценностей, захвативший кувшин с джинном в качестве  некоего долга. Случайно открыв для себя секрет волшебного кувшина, старший братец почувствовал себя хозяином положения и вел себя по отношению к пленнику кувшина соответствующим образом. Лишь память о том, что перед ним актер, отлично играющий свою роль, а так же о ряде ограничений, связывающих джинна в мире людей по рукам и ногам, удерживали рейфа от желания напасть на наглеца и покормиться в назидание, не дожидаясь, когда тот использует все свои желания.
- У твоего джинна крепкие нервы, – не преминул с одобрением заметить после сыгранной сцены Жорик. – Удивительно, как он удерживался от нападения, ведь этот человек вел себя по отношению к джинну откровенно по-хамски…
- С трудом, - негромко бросил рейф, кинув взгляд в сторону, куда поспешно удалился актер; похоже он интуитивно ощутил на себе неподдельное раздражение рейфа и не хотел далее испытывать судьбу, мелькая перед глазами. – Мне приходилось напоминать себе, что передо мной человек, играющий роль, и еще о правилах, сдерживающих джинна от нападения, хотя на полу и не было защитного круга. Если б мы встретились в другое время и в другом месте, он бы не прожил и минуты…
«Почему меня это не удивляет?» - усмехнулся мысленно Жорик….
 
Форум » Творчество фанатов » Фан-фики » Пересечение миров («Сфера» и «Атлантис») Подарок… ((эксперимент продолжается))
Страница 1 из 212»
Поиск:











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ