Заголовок
Сегодня Пятница, 19 Июля 2019,

на часах 10:55:01 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

[ Полезная информация ] [ Новые сообщения · Участники · Устав (правила форума) · Поиск · RSS ]

  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Творчество фанатов » Фан-фики » Звездные Врата: Призрак «Атлантиса» (AU, приключения, юмор, всего помаленьку…)
Звездные Врата: Призрак «Атлантиса»
KittenДата: Среда, 19 Ноября 2014, 22:36:05 | Сообщение # 1
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Название: Звездные Врата: Призрак «Атлантиса»
Автор: Kitten
Бета: (сама + Ворд)
Консультанты:
Рейтинг: РG
Жанр: AU, приключения, юмор, всего помаленьку…
Диклеймер: что не моё, то принадлежит своим авторам.
Пейринг: Родни МакКей / обитатели Атлантиды
Размер: завершен (7 небольших эпизодов)

Предупреждение: у автора малость игривое настроение.... (шалить так шалить)

эпизод 1 Дверь


…День изначально обещал быть обычным и ничем не примечательным для доктора Мередита Родни МакКея, как и большинство дней, прожитых им в «Атлантисе», когда он не участвовал в экспедициях на другие планеты, не убегал от рейфов и не подвергался иным опасным, по мнению ученого, экспериментам со стороны подполковника Шеппарда и его верного друга и подчиненного Ронона Декса.
Как всегда Родни встал по сигналу будильника, чтобы не проспать завтрак. Хотя, надо сказать, вставать ему в этот раз ну о-очень не хотелось. Сделал зарядку, умылся, принял душ, оделся и неспешно направился в столовую, где опять-таки привычно поскандалил на предмет отсутствия на раздаче его любимого синего желе. Впрочем, вожделенное синее желе вскоре нашлось: когда дежурному надоело слушать стенания МакКея, он пожертвовал своей порцией, лишь бы ученый поскорей заткнулся.
Довольный и чрезвычайно гордый одержанной им маленькой победой, Родни, подхватив поднос, отыскал свободный стол, разложил тарелки, уселся поудобней и только собрался, было, отзавтракать, как на входе в столовую появился чем-то чрезвычайно озабоченный ассистент из очередной его группы. Родни тот час заподозрил неладное, а именно, что как следует позавтракать ему, видимо, не дадут. На всякий случай он сделал вид, что не замечает ассистента, но тот уже отыскал взглядом гения и торопливо пробирался к нему, ловко лавируя меж столами и попадающимися навстречу сотрудниками с подносами в руках.
- Доктор МакКей! – возбужденно окликнул ассистент, оказавшись на расстоянии одного столика и пары не задвинутых кем-то стульев. – Доброе утро!
Молодой человек спохватился, вспомнив о правилах приличия, и поспешил поприветствовать непосредственное начальство, машинально пятерней приглаживая растрепанную шевелюру. Впрочем, ему это не сильно помогло. Родни, искоса мазнув взглядом по молодому человеку, в очередной раз поймал себя на мысли, что шевелюрой и манерами тот весьма походит на подполковника Шеппарда, если тому скинуть годков эдак десять-пятнадцать и нацепить на переносицу очки.
«Может дальний родственник? - подумал без особого удовольствия гений. Даже звали парня так же – Джон. Только не Шеппард, а Хильтон или Хиллер, вообщем что-то вроде того. Родни не считал должным запоминать имена ассистентов, за исключением особо одаренных . Ассистенты постоянно сменялись, приходили и со временем возвращались на Землю. Те, конечно, кому посчастливилось остаться в живых. А он - гений и лучший ум двух галактик – оставался в «Атлантисе» на своем посту. Джон Хиллер прибыл не так давно с последней группой и уже успел своим неуемном характером и нестандартным типом мышления стать занозой ученого в пятой точке. – Вот свезло так свезло… Неужели не могли послать за мной кого-нибудь другого?».
- Не кричи, я не глухой, - ворчливо осадил подчиненного Родни, на всякий случай на этот раз решив начать завтрак с десерта. – И тебе утро доброе. Что случилось? Должна быть веская причина, чтобы оторвать меня от завтрака.
- Мы её открыли! – торжествующе выдохнул ассистент и без приглашения, в манере Шеппарда, несколько небрежно опустился на ближайший стул.
- Чего? – не сразу врубился МакКей.
- Дверь в лабораторию, - пояснил ассистент.
- Воистину тринадцатый подвиг Геракла, - в излюбленной манере съязвил ученый, припоминая события минувших дней. Действительно, не давеча как сутки назад в одном из дальних подвальных коридоров Города его группе удалось отыскать дверь, ведущую, как предположил Родни, в очередную лабораторию Древних. Впрочем, за последние два с небольшим года он ничего особенного в этом не видел – одной лабораторией больше в его трудовом послужном списке. Но эта дверь оказалась не из простых. Простые двери открывались либо физическими усилиями, либо за счет искусственного интеллекта Города, либо, когда к замку прикасался носитель гена Древних. Эта дверь не хотела открываться никак. Уж и пинали её, и колотили, пытались резать, не говоря о том, что Родни, будучи носителем искусственно привитого ему гена Древних, пытался открыть её прикладыванием руки к соответствующей пластине. Но, то ли механизм замка за десять с лишним тысячелетий заело, то ли сама дверь была с сюрпризом. А сюрпризы МакКей не любил с самого детства. Впрочем, двери до этого было крупно фиолетово. У Родни даже промелькнула мысль, что дверь эта, возможно, не более чем муляж на стене, и нет за ней никакой лаборатории. Такой вот своеобразный юмор кого-то из прежних хозяев Города. Мысль промелькнула и исчезла. А доктор МакКей, взвалив эту задачу на головы своих ассистентов, в итоге отправился почивать….
… И вот дверь открыли.
«Интересно, как они с ней совладали?» - с некоторой долей ревности подумал МакКей.
- И как вам это удалось? С помощью волшебного слова типа «Сми-сим, откройся!?
- Нет, с помощью С4, - невозмутимо ответил ассистент, в очередной раз пригладив ладонью непослушные вихры и взглянув на ученого знакомым взглядом.
- «Нет, определенно родственник…» - промелькнула в голове гения очередная мыль.
- И кто же вас надоумил? – снисходительно осведомился МакКей, уже заранее зная правильный ответ. На то он и гений. Что ж, на этот раз он попал в яблочко.
- Подполковник Шеппард сказал, что так оно будет быстрее…
«Джон Шеппард, значит…» - вздохнул ученый. Небось, и взрывчатку сам им подкинул.
- И главное – у нас получилось, - горделиво заметил ассистент.
- Ну и что там за дверью? – поинтересовался МакКей, стараясь, чтобы голос его звучал как можно безразличней. Не стоит показывать свою заинтересованность. Вот если б эту растреклятую дверь открыл он сам…. А так, пусть не думают, что они тут круче всех. А то еще возомнят о себе невесть что.
- Там комната, - ответил ассистент, вальяжно откинувшись на спинку стула и положив ноги на сиденье соседнего, стоящего как раз возле доктора МакКея стула. – А в комнате приборы…
- Надеюсь, вы ничего там не нажимали? Не крутили никакие реле?
- Мы оставили все как есть до вас, - ответил ассистент. – «Что мы, самоубийцы?»
- И правильно, кивнул доктор МакКей. – Вот сейчас я закончу завтракать, мы пойдем и все вместе осмотрим…
- Вот только … начал, было, ассистент и замялся.
- Что только? – насторожился Родни.
- Там что-то пикает…
- Как пикает? Что пикает?
- Мы не знаем. А пикает так: пик-пик и через секундную паузу снова пик- пик…
- Вы точно там ничего не трогали? - недоверчиво переспросил ученый.
- Клянусь здоровьем матушки – нет! Мы только открыли дверь.
- Точнее взорвали… - уточнил Родни.
- И оно запикало…
… Это интриговало. Про завтрак Родни успел забыть. Да какой там к черту завтрак, когда в комнате за таинственной дверью что-то пикает! Два с лишним года не пикало, и вот вам проснулось. Что же это такое может быть? Наверняка очередное ноу-хау Древних…
- Идем! – решительно поднявшись из-за стола, сказал МакКей. – Я должен это видеть…

эпизод.2 Кнопка.


Когда гений двух галактик в сопровождении ассистента Джона Хиллера наконец оказался на месте происшествия, большинство следов недавнего взрыва стараниями прочих ассистентов было благополучно убрано. Осталась лишь покореженная взрывом дверь, сорванная с петель и сиротливо стоявшая в сторонке возле стены. Родни скользнул по ней торжествующим взглядом победителя.
- Ну, что у вас тут? – спросил он, перешагнув порог шестигранной комнатки, где вдоль стен стояли столы с приборами. Большинство приборов Родни были уже знакомы по предыдущим находкам в ранее открытых им лабораториях и особого интереса не вызывали … кроме одного.
Этот прибор, представлявший собой черный квадратный ящик из матового неизвестного материала (камень – не камень, металл – не металл или все вместе в едином сплаве) имел на одной из граней небольшую панель со шкалой и большую красную кнопку. И именно он издавал упомянутое ассистентом: «пи-пи». То ли предупреждал, то ли наоборот – просил о чем-то.
Велев всем любопытным держаться подальше, Родни отважно шагнул к незнакомому прибору, горя желанием раскрыть его тайну. Красная кнопка так и манила прикоснуться к ней, а затем надавить и посмотреть, что в итоге выйдет.
«Но я ж не маленький ребенок, - сказал сам себе МакКей. - и на подобную провокацию не поддамся…».
Ученый внимательно оглядел куб со всех сторон, надеясь отыскать еще какую-нибудь панель управления, способную пролить свет на назначение сего предмета. Но ничего больше не нашел. Только шкала, стрелка которой замерла в левом горизонтальном положении, и кнока…
- Что это может быть, доктор МакКей? – осторожно полюбопытствовал кто-то из ассистентов.
- Все, что угодно, - ответил МакКей. - От портативного синтезатора пива до разрушителя миров.
Гений, разумеется, шутил, стараясь сохранить присутствие духа. От баночки пивка он, само собой бы сейчас не отказался – от нервного и умственного напряжения в горле ученого малость пересохло. Но что, если второе предположение окажется более верным, и , нажав красную кнопку, он тем самым отправит и «Атлантис», и галактику в небытие? Последнего МакКею хотелось меньше всего. Хотя, если б эта штука помогла бы разобраться с рейфами …
«Надо будет порыться в архивах «Атлантиса», - наказал себе Родни.
Это была последняя мысль, после чего случилось нечто, в одночасье перевернувшее жизнь ученого с ног на уши.
А именно, сам того не подозревая, он нажал-таки на пресловутую кнопку…

Добавлено (19 Ноября 2014, 22:36:05)
---------------------------------------------
эпизод 3 Игра в прятки

… Родни не сразу понял, что случилось. Точнее – совсем этого не понял, поскольку ничего этакого, что обычно ожидают при нажатии кнопок, не произошло, если не считать тугой струи воздуха, неожиданно ударившей стоявшего перед находкой ученого в грудь. Родни даже не упал, лишь сделал пару шагов назад.
Однако внезапная и вполне ощутимая тишина, которую, казалось, можно было резать как ножом масло, повисшая в после того, как прибор был активирован, красноречиво свидетельствовала, что явно что-то происходит … или уже произошло. И, разумеется – ничего хорошего…
МакКей огляделся. Судя по выражению лиц окружающего его народа, все-таки что-то случилось. Вот только с кем? Лично он – Родни МакКей чувствовал себя как всегда: руки, ноги, голова – все на месте. Да и удар в грудь был не таким, чтобы уж сильным; Ронон, когда пытается обучить его сатедианскому кун-фу, бьет в десятки раз ощутимей.
«Нет, явно если с кем-то что-то и произошло, то не со мной», - подумал успокаивающе Родни. Но успокоения хватила всего на минуту – ту самую паузу, которая отделяла повисшую гробовую тишину от последующей поднявшейся суматохи. Народ отчего-то разом испуганно заглядывался, словно искал кого-то.
«-Кого они ищут? – в первую секунду удивился МакКей. – Я ведь здесь … вот он я…»
Во вторую до него начало доходить, что ищут все-таки его.
- Эй, я здесь! – окликнул Родни, но на него как ни странно никто не обращал внимания, словно его не существовало.
- Вы что, ослепли и оглохли?! – Родни начал постепенно заводиться, чувствуя подкатывающий к сердцу липкий страх, в любую минуту готовый переродиться в панику. – У вас уши и глаза есть?!
Но реакция окружающих была прежней. Его продолжали активно игнорировать, при чем абсолютно все. И в то же время продолжали поиски. Даже за стоявшую у стеночки покореженную дверь на всякий случай зачем-то заглянули.
- Да вот же он, я! – Родни протянул было в нетерпении руку к проходившему мимо одному из ассистентов, желая хоть таким способом привлечь к себе внимание, но … внезапно его рука прошла сквозь молодого человека. Тот этого даже не заметил, продолжая свой путь, лишь зябко повел плечом. В это же самое время другой ассистент, пройдя прямо сквозь МакКея, осторожно приблизился к прибору, пытаясь понять, что все-таки случилось.
«- Что… что это такое?! - градус паники меж тем нарастал. – Что со мной?! Я умер ...или как?»
Однако анализ собственных ощущений, ясно давал понять, что он жив. Но почему-то окружающие его не видят и не слышат. Не могут же все они одновременно делать вид, что его нет?! Поскольку среди его новой группы были вполне адекватные ребята. И Эти ребята сейчас на полном серьезе пытались постичь всю глубину возникшей проблемы.
« Может, я нечаянно вознесся?» - промелькнула в голосе МакКея сумасшедшая мысль и тут же улетучилась. Не похоже было это на вознесение. Во всяком случае, как об этом рассказывал в своё время его друг - доктор Джексон, не раз испытавший вознесение на собственном опыте.
«Но если не вознесение, тогда что? - продолжал мысленно вопрошать МакКей. На распыление на атомы это тоже было не похоже. – Если б меня и впрямь распылило , я сейчас не мог бы ни думать, ни говорить, да и вообще прекратил своё существование как физическая единица. … Но я существую и я жив пока что. Даже испытываю легкий голод, ...или мне это только так кажется?»
Меж тем молодые люди из группы МакКея продолжали с интересом и осторожностью изучать странный прибор с кнопкой. Вскоре к ним присоединилась группа Радека Зеленки.
- Смотрите! – сказал кто-то, показывая на стрелку шкалы на панели, которая, ожив, скользнула почти до половины. – Я вам точно говорю, до того, как доктор МакКей нажал на кнопку, стрелка находилась в горизонтальном положении!
- Может, еще раз нажать? – предложил кто-то, занося над кнопкой руку.
- Стой! Убери руку от кнопки! – закричал МакКей, подскочив к прибору и пытаясь остановить молодого экспериментатора, но у него опять ничего не вышло. Однако кнопка так и не была нажата, но не его стараниями, а благодаря появлению на месте происшествия Джона Шеппарда в компании Ронона Декса.
- Я вижу, у вас получилось, - отметил Шеппард, заметив у станы покореженную взрывом дверь. – А где МакКей? Мне сказали, он отправился сюда…
- Мы это … его ищем, - несколько неуверенно ответил молодой тезка Шеппарда, поправив на переносице очки.
- То есть … - не понял Шеппард. – Он что, решил в прятки поиграть?
- Нет, - ответила какая-то пухленькая девушка. – Он просто нажал на кнопку…
- Какую кнопку? – спросил Шеппард.
- На этом приборе… и сразу же исчез, - пояснил тезка Шеппарда. – Мы даже не успели понять, как это случилось. Он велел нам выйти всем из комнаты, подошел к прибору, надавил кнопку и … исчез с концами.
- Ну, ладно, МакКей, это уже не смешно! – громко произнес Шеппард, озираясь. - Игры кончились!
- Я что, похож на шутника?! - возвразил Родни, но, как и следовало ожидать, его никто не услышал.
Поняв, что с доктором МакКеем случилось действительно нечто неординарное и по-всему зловещее, Шеппард осторожно приблизился к прибору. Осмотрел его со всех сторон, стараясь не касаться руками.
- Что хоть это такое? – озадаченно пробормотал он.
- Да мы сами пока не поняли, сэр, - ответил тезка Шеппарда. - Но именно из-за этого прибора исчез доктор МакКей.
- Может его тогда того? – предложил Ронон, приблизившись к столу, на котором покоился прибор. - Выбросить, пока еще кто-нибудь не исчез…
Декс, схватив в охапку прибор, попытался поднять его. Но не тут, то было. Ко всеобщему изумлению, как ни старался Ронон, прибор не сдвинулся ни на дюйм, словно намертво спаянный со столом.
- Тяжелая штука, - заметил, отдуваясь, но не ослабляя хватки, сатедианец.
- Осторожно, Чуи. Пупок надорвешь, - предостерег Шеппард. – Сколько же эта зараза весит?
- Не думаю, что много, - заметил Зеленка. – Иначе бы стол, на котором он лежит … или стоит … давно бы рухнул под его весом.
- Но почему тогда я не могу сдвинуть его с места? – спросил с недоумением Ронон, прекратив обниматься с прибором.
- Возможно, он просто соединен со столом, а тот в свою очередь – с полом, - предположил чех.
- Но я не вижу никаких соединительных шурупов, - еще раз все хорошенько осмотрев, возразил Шеппард.
- Их может и не быть, коли мы имеем дело с техникой Древних, - заметил Зеленка. - Соединение может происходить за счет действия некой энергии, появившейся при активации прибора.
- И как нам быть? – спросил кто-то из ассистентов.
- Да, как мне  быть? – вслед за ним повторил вопрос невидимый и неслышимый МакКей.
- Давайте оставим пока все как есть, пока не случилось чего похуже - рассудительно предложил Радек.
- А хуже и быть не может!- простенал Родни. – «Или может?» - подумал он, ощущая холодный липкий холодок меж лопаток.
- Надо изолировать эту комнату от любопытных, пока мы не найдем в архивах Атлантиса какую-нибудь информацию по этому прибору, - продолжал меж тем Радек. – Если его создали Древние, информация должна где-то быть…
- Если? – невольно напрягся МакКей. Но его опять никто не услышал.
- Хорошая идея, - одобрил Шеппард. - Вот только кто из нас владеет языком Древних? Насколько я помню, их язык знали Элизабет и Родни.
- Я могу… немного, - скромно признался Зеленка. – За время работы в Атлантисе я начал под руководством доктора МакКея изучать язык Древних.
- А что с дверью? – осведомился Ронон. – К месту её уже точно не приставишь…
- Подыщем подходящую замену. – ответил Шеппард. – Может временно снимем откуда-то, где оно не так актуально. И еще я распоряжусь приставить к двери парочку морпехов для пущей надежности. Так же стоит придумать, что сказать мистеру Вулси, когда тому понадобиться доктор МакКей.
- Что-нибудь придумаем, – ответил Джон Хиллер. – Главное – сообразить, что именно произошло с доктором МакКеем и как нам обратить процесс…
«И главное – чтобы процесс моей невольной игры в прятки не затянулся надолго и перестал быть обратимым», - в свою очередь подумал доктор МакКей…
… На том и порешили. Подходящая на замену дверь вскоре нашлась. Её принесли и приставили вместо поврежденной взрывом. Возле двери Джон Шеппард выставил пару часовых. Судя по лицам морпехов , более неблагодарной работой им еще заниматься до этого не доводилось. Но слово непосредственного начальства – закон. Да и спорить с начальством опасно, особенно если это Шеппард. И не потому, что начальство не понимает шуток… скорее уж наоборот. Найдет повод, отыграется – мало не будет. Что ж, если на этот раз их арестантом является некий странный прибор, так тому и быть. Во всяком случае, ног у него нет – не убежит. Главное – не входить в комнату и под любым предлогом ни в коем случае не нажимать красную кнопку. Говорят, доктор МакКей нажал. Больше его никто не видел….


Сообщение отредактировал Kitten - Вторник, 09 Декабря 2014, 22:24:49
 
KittenДата: Четверг, 20 Ноября 2014, 23:44:41 | Сообщение # 2
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
эпизод 4. От зари до зари….


Меж тем жизнь в Городе Предков продолжалась несмотря ни на что. Морпехи поочередно, сменяя друг друга, по двое сторожили непонятный и возможно – опасный аппарат, время от времени прислушиваясь к доносящимся из-за двери звукам. Но за новой дверью царила тишина. Враг затаился, приняв выжидательную позицию. А что? Аппарат тоже может быть врагом – непонятным, а значит потенциально опасным. История таинственного исчезновения доктора МакКея переходила из уст в уста. Обрастая по ходу новыми подробностями. Единственно неизменным оставалось одно: доктор МакКей хотел исследовать новое устройство и – пропал. Одни говорили, что его, возможно, расщепило на атомы. Другие предполагали, что он, вероятней всего – вознесся. Родни по ходу слушал этот бред, досадливо морщился от осознания собственного бессилия изменить или хоть как-нибудь повлиять на ситуацию.
Пока морпехи несли вахту возле дверей, за которыми скрывался аппарат, временно осиротевшая группа МакКея и группа Зеленки пытались отыскать в архивах Города хоть что-нибудь о таинственном агрегате. Не могли же Древние, соорудив это чудо техники, не оставить упоминаний о нем? Если, конечно, сами знали, как он работает… должен же хоть кто-нибудь из них знать! А если нет? Что, если изобретателя и по совместительству конструктора сего агрегата с кнопкой, будь она неладна, схарчили рейфы до того как он сподобился оставить инструкцию к своему детищу? Может, поэтому оставшиеся в живых незадолго до вынужденного бегства спрятали прибор, как говорится, – от греха подальше? Как бы то ни было, каждый в группе ассистентов чувствовал, что обязан сделать все, что может, чтобы разгадать загадку пресловутого агрегата и вернуть из небытия – если это конечно возможно – лучший из умов двух галактик. Хотя нашлись и такие, кто в душе порадовался даже случившейся оказии; за время участия в совместной экспедиции своим высокомерием и заносчивостью Родни МакКей успел «обступать пятки» порядочному числу народа. А потому они не горели азартом отыскать решение очередной головоломки, хотя старательно делали вид, что работают над этим.
В это время сам так называемый виновник торжества вынужденно осваивался в своей новой роли призрака «Атлантиса», на опыте определяя все плюсы и минусы своего состояния. В принципе, у призрака есть свои преимущества: можно ходить всюду, где только захочется, оставаясь невидимым и неслышимым, подслушивать чужие разговоры, даже проходить сквозь закрытые двери стены. Возможно, будь Родни подростком, игра в призрака на какое-то время, быть может, даже увлекла бы его, учитывая непростые взаимоотношения со сверстниками. Ведь каждый, кому незаслуженно досталось от жизни «плюшек» хотел бы хоть раз получить карт-бланш. Что ж, возможно, не зря предупреждают мудрецы быть осторожными в своих желаниях. Последние могут сбыться, но по иронии или черному юмору судьбы не тогда, когда это нужно, а скорее – совсем наоборот. И сейчас полученный «туз» в кармане Родни МакКея совсем не радовал. Даже уэллсовский человек-невидимка был в более выгодном положении, поскольку имел возможность заявить о своем присутствии: физический мир оставался для него осязаем. Лучший ум двух галактик был лишен даже этого.
«А ведь мне нужно как-то есть и пить, - напомнил себе Родни. – А потом, как я смогу решить проблему, когда не имею возможности работать на компьютере?»
Мысль о том, что он вынужден зависеть от кого-то угнетала МакКея. Ведь свои мозги в чужую голову не вставишь. А он даже не может подсказать, в каком направлении следует искать ответ. Родни припомнил, что нечто подобное с ним уже однажды случалось, когда он как-то опрометчиво нацепил на грудь и активировал защитный медальон Древних. Но тогда он был видим и слышим. Да и защитный медальон, как выяснилось позже, можно было отключить усилием мысли. На этот раз, по-всему, дела обстояли намного хуже. Насколько, Родни даже опасался думать, ибо паника кралась за ним по пятам, готовая поглотить ученого целиком. Родни боялся запаниковать, а потому старательно пытался отвлечься. И лучшим отвлекающим маневром была прогулка по коридорам Города. И чем дальше от потенциальных раздражителей – тем лучше. Поэтому, прокладывая очередной маршрут, Родни старался избегать пути, ведущего в столовую. Обошел стороной помещение лаборатории, где вели совместный мозговой штурм его группа с группой Зеленки, придумывая выход из сложившейся ситуации. От его присутствия все равно не будет никакого толку. Пустое место. Ноль без палочки. И спешащие по своим делам спокойно проходили сквозь него, не сбавляя шага. МакКей тяжело вздохнул; никогда еще он не чувствовал себя настолько бесполезным. …
...Постепенно Родни начал ловить себя на мысли, что теряет счет времени. Его наручные часы остановились – возможно, сломались вследствие воздействия неизвестной энергии. Сколько он уже бесцельно блуждает по коридорам Города: сутки, может двое? Время растянулось для него. Родни даже не мог навскидку сказать, с чем это связано – с его измененным состоянием или является следствием психологического потрясения? Однако усталости он не чувствовал … пока, разве что желудок, несмотря на желание Родни быть как можно дальше от соблазнов, напомнил, что пора бы подкрепиться.
«Нет, пока меня не вернут в прежнее состояние. Лучше даже не думать о еде!» - наказал сам себе ученый. И направился в противоположную от столовой сторону. Задержавшись на пару минут возле кабинета мистера Вулси и пользуясь своей невидимостью, Родни задумчиво понаблюдал, как тот перебирает бумаги у себя на столе.
«Интересно, когда мистер Вулси, наконец, заметит недостачу среди своего персонала? - подумал Родни. - Хотя, возможно, Шеппард уже сочинил очередную подходящую «лапшу» для его ушей. Что ж, может оно и к лучшему. Зачем мистеру Вулси знать, что я стал невидимкой? Меньше знаешь – крепче сон….»
Да и чем, собственно мистер Вулси мог бы помочь ему? Настроить отчет в КЗВ о таинственном исчезновении в ходе эксперимента одного из лучших специалистов Атлантиса? Единственно, на кого мог он возлагать надежду вернуться в привычный для него мир, были мозги его команды да еще, пожалуй, Радек Зеленка. Родни надеялся, что полученных Радеком знаний в плане изучения им языка Древних окажется достаточно, чтобы отыскать в архивах прежних хозяев Города упоминание о случайной находке, дабы понять, с чем они на этот раз имеют дело. Будь на месте Зеленки Элизабет Вейр, процесс поиска ускорился бы. Что ж, придется набраться терпения и как-нибудь выдержать выпавшее на его долю очередное испытание.
Словно почувствовав, что за ним наблюдают, мистер Вулси, поднял глаза поправил очки,, огляделся. Ничего и никого не увидев, вздохнул и вновь принялся за разбор документов. А Родни меж тем отправился дальше. Заглянул в лазарет к доктору Беккету. Не сумев прижиться на земле из-за массы разнообразных бюрократических заморочек, когда надоедает каждому второму доказывать, что ты реально существуешь, клон-Беккет решил вернуться в Атлантис и с согласия доктора Келлер вновь принял на себя роль главного доброго доктора экспедиции. Дженнифер с удовольствием сдала ему пост, согласившись на роль помощника. Но сейчас её в лазарете не было.
«Наверное, вернулась к себе», - затаенной печалью подумал Родни. Невозможность прежнего общения с любимой женщиной было еще одним минусом его нынешнего положения. Он прекрасно знал, где её комната и мог заглянуть к ней в гости. Но что толку, если она его не увидит, не услышит и даже прикоснуться к нему не сможет, равно как и он к ней.
«Вот так и рушится личная жизнь…» - подумал Родни и решил не ходить , хотя любопытство подначивало его на это; интересно все-таки посмотреть, чем занята его девушка, когда остается одна … ну, условно одна? Родни припомнил множество камер внутреннего слежения, коими напичкан Город для безопасности его обитателей. Он лично сам отлаживал некоторые из них. В лазарете кроме нескольких раненных после недавней стычки с отщепенцами дженаев, находился только сам доктор Беккет, а точнее – его точная копия, некогда воссозданная талантом и стараниями Майкла. Впрочем, Родни старался лишний раз не вспоминать об этом, тем более что клон-Беккет практически ничем не отличался от оригинала. Разве что был несколько внутренне подавлен осознанием своей истинной природы. Помещение лазарета освещалось голубоватым светом ночников да светом настольной лампы, возле которой доктор Беккет просматривал какие-то материалы. Знал ли он о случившемся? Возможно. Впрочем. Родни представлял, как должен чувствовать себя человек, сознающий всю масштабность разыгравшейся трагедии и будучи не в силах чем-нибудь реально помочь. К сожалению, произошедшее было не в компетенции врача.
Покинув лазарет, МакКей заглянул спортивный зал, где в гордом одиночестве и молчании разминался сатедианец. Создавалось впечатление, что Ронон задался целью как следует вымотать себя за то, что не смог справиться с треклятым аппаратом, из-за которого исчез его друг. МакКей припомнил, как не раз и не два в этом зале Ронон пытался приобщить его к традиционным развлечениям Сатеды. Но Родни всякий раз оказывался слишком неповоротлив и медлителен для подобного времяпровождения , а потому ничего путного из этого не выходило. Куда как больше Родни нравились часы, проведенные в компании Тейлы на медитативных сеансах. В полутьме, рассеиваемой лишь светом свеч, можно было, прикрыв глаза. Даже вздремнуть пару-тройку минут. Если не храпеть как Ронон. А потому он решил нанести ей визит. …
… Однако вопреки ожиданиям Родни, Тейла в этот час не медитировала. Устроившись с ногами в кресле, атозианка при свете нескольких разномастных расставленных на журнальном столике свечей с интересом листала какой-то потрепанный увесистый фолиант. Родни знал, что атозианка по привычке предпочитает живой огонь искусственному освещению Атлантиса. Тем более, что в кроватке у стены напротив дивана спал Торрен, и потолочный свет мог нарушить его сон.
Будучи невидим и неслышим Родни прошелся по хорошо знакомой ему комнате, в силу своего положения воспринимая её несколько в ином свете. – в свете ностальгических воспоминаний. Вот кресло, в котором он обычно сиживал, когда заходил навестить Тейлу. Сейчас он не имел возможности даже к нему прикоснуться - рука проходила сквозь физическую массу кресла, словно оно, как и весь мир вокруг него, было соткано из некой разновидности тумана.
Родни приблизился к креслу, в котором разместилась Тейла, и осторожно заглянул через плечо, стараясь угадать, что за фолиант у неё в руках. В это время Тейла закрыла книгу и отложив её на край журнального столика, томно потянулась, разминая затекшие мышцы. Обложка книги показалась Родни до боли знакомой.
«Война и мир». МакКей и припомнил, что не так давно видел этот томик валявшимся на кровати в комнате Шеппарда. Н-да, Шеппард нашел, кому сплавить роман, который он так, по-всему, и не смог одолеть. Что ж, может Тейле он покажется занятным.
Меж тем, покинув кресло, атозианка неспеша направилась к кровати, явно собираясь на боковую. Что ж, далее оставаться в гостях не имело смысла. Да и как-то неловко Родни чувствовал себя, от вынужденного подглядывания за коллегой по отряду. А потому поспешил покинуть комнату так же как и вошел – сквозь закрытую дверь…
… Вновь очутившись в пустом коридоре, Родни почувствовал. Было, желание повыть и постенать, как полагается классическому призраку. Но что толку выть и стенать, если твои завывания все равно никто кроме тебя самого не услышит?...
 
KittenДата: Воскресенье, 30 Ноября 2014, 01:11:02 | Сообщение # 3
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
эпизод 5 Мозговой штурм


… Несколько часов к ряду невидимкой слоняясь по коридорам Города, Родни открыл для себя еще один минус своего призрачного бытия, а именно - провалившуюся попытку вздремнуть.
Невидимка ты или нет, а спать хотелось: полученный ученым стресс от происходящего давал себя знать. А потому, покинув комнату Тейлы, Родни направился к себе с намерением вздремнуть и с робкой надеждой, что вдруг по его пробуждению проблема сама собой как-то рассосется, и все происходящее с ним окажется просто страшным сном.
Но едва собрался он воплотить в реальность задуманное, его новое положение вновь преподнесло ученому очередной неприятный сюрприз, поскольку все попытки его прилечь оборачивались одним и тем же: Родни неминуемо проваливался внутрь самой кровати, превратившейся для него в некий воздушный кисель, хотя снаружи выглядела вполне реалистичной. Точно так же для него выглядели стены и межкомнатные перегородки «Атлантиса», дающие возможность свободно проходить сквозь себя. То же самое было с креслом и даже с попыткой улечься на полу. И этого было достаточно, чтобы клаустрофобия Родни давала себя знать, заставляя каждый раз прикладывать усилия, лихорадочно выбираясь на свободу.
«Но почему я тогда хожу и не проваливаюсь?» - в очередной раз выбравшись на поверхность и прислушиваясь к учащенно бьющемуся сердцу, задал самому себе вопрос ученый. Действительно, почему он может ходить и не проваливается, тогда как всякая попытка прилечь или сесть в любимое кресло оборачивается одним и тем же?
«Может, играет роль то, что в момент случившегося со мной я стоял, а не сидел…, - предположил гений. – И под моими ногами мог остаться кусочек реального мира, который сопровождает меня на всем моем пути, куда бы я ни пошел…»
Но почему так, ученый объяснить не мог. Быть может, это какая-то иная физика, законов которой мы пока не знаем. Но Древние то должны были знать, раз придумали эту штуковину!
«Если конечно они сами её придумали, а не подобрали где-нибудь на одной из планет Пегаса… - эта мысль все чаще приходила в голову ученого. – Может поэтому они не торопились её использовать и вообще предпочли закрыть в одной из самых дальних лабораторий Города. Так сказать – от греха подальше…. Что, если кто-то из них вот так же уже испытал её действие на себе? Интересно, что с ним стало? Спасли ли его собратья? Или его невидимые и неосязаемые останки покоятся до сих пор где-то в одном из коридоров Города? И мы не однажды проходили мимо. Не подозревая о их наличии…»
Родни непроизвольно содрогнулся от нарисованной его воображением картинки. Нет уж, лучше цепляться за надежду, что его ассистенты во главе с Зеленкой прошерстят архивы «Атлантиса» и в итоге найдут способ вернуть все на свои места.
- Надо сходить, проверить, как у них идут дела, - сказал сам себе Родни, прямо сквозь дверь выйдя в коридор.
«Удобно, конечно, но не стоит превращать это в привычку. А то когда меня вернут в реальность, я рискую набить немало шишек, по-прежнему пытаясь пройти сквозь дверь или стену…»
Сонливость сама собой улетучилась. Возможно, его неудачные попытки прилечь спровоцировали усиленную выработку адреналина.
-И к лучшему, - пробормотал Родни, двигаясь в сторону лаборатории и стараясь по привычке избегать встречи с шедшими по коридору людьми. – Иначе бы мне пришлось спать вертикально… Это непривычно и неудобно. Уснув так, я бы непременно упал и опять провалился бы, что в итоге могло бы закончиться для меня печально, или бы просто разбудило бы меня, когда бы я начал задыхаться…. Да, это могло бы быть спасением…
... Задумавшись о своем, Родни не заметил, как его нагнал Шеппард и, пройдя прямо сквозь ученого, вошел в лабораторию, где за компьютерами, поочередно сменяя друг друга, работали молодые специалисты обеих групп, просматривая информационную базу Города; преимущество предоставлялось тем, кто хотя бы немного владел языком Древних. Таковых на поверку оказалось человек пять, и среди них к своему удивлению Родни заметил Джона Хиллера.
А не заметить его было бы сложно, учитывая то, что на данный момент в лаборатории кроме него находились Зеленка и еще пара ассистентов. остальных Радек отправил отдыхать и набираться сил.
«Никогда бы не подумал, что парень знает Древний», - удивленно сказал сам себе МакКей, припоминая, что за все время их знакомства тезка Шеппарда не проявлял особого интереса к архивам Города, в основном предпочитая работать с техникой. Да и Радек, которому ассистент помогал чинить джамперы, не раз отмечал, что у парня золотые руки.
- Ну, как дела? – осведомился у ищущих обогнавший ученого Шеппард. – Что-нибудь удалось накопать про наш таинственный ящик с кнопкой?
- Пока ничего, - вынужден был признаться Зеленка. В отличие от ассистентов он последние несколько часов провел в лаборатории, перебиваясь порциями кофе, которое ему приносили коллеги из его группы. – В официальной части архива о приборе ни слова…
- Так будем искать в неофициальной, - оптимистично предложил тезка Шеппарда. - Не может же быть так, что прибор есть, а сведений о нем – никаких…
- Еще как может, – устало возразил Зеленка, откинувшись на спинку кресла и потянувшись, разминая затекшие от долгого сиденья в одной позе мышцы. – Древние могли стереть информацию об опасном приборе, а сам прибор спрятать как можно дальше…
- В официальной базе – согласен, - кивнул, пригладив пятерней непослушную шевелюру, Джон Хиллер. - Но наверняка что-то могло остаться в дневниках кого-нибудь из прежних обитателей Города. Доктор МакКей, помнится, как-то обмолвился, что некоторые из ученых Атлантиса буквально были помешаны на личных дневниках, оставляя там свои заметки и впечатления. Не могло появление такого прибора пройти мимо их внимания и, не будучи зафиксировано в чьем-нибудь дневнике.
«- А парень дело говорит», - подумал МакКей, подойдя и невидимкой встав за его спиной.
- Ну что ж, попробуй, - без особой надежды на успех согласился Зеленка. – Месяца два назад, копаясь в архивах Города, мы с доктором МакКеем нашли небольшой электронный блок, состоящий из записей явно личного характера….
- К слову сказать, это я его нашел, - ревниво заметил Родни. Ученый уже знал, что не будет услышан, но проигнорировать слова коллеги он просто не мог.
- Нам удалось взломать защиту, - меж тем продолжал Зеленка. – Обнаруженный нами архив состоял из ряда записей, оставленных прежними хозяевами 2Атлантиса». К сожалению, у нас просто не было времени изучить все как следует. В первую очередь мы просматривали те блоки, где могла быть информация относительно хранилищ МНТ.
- Никогда не поздно ликвидировать досадный пробел, - откликнулся ассистент, принимаясь за работу. Кто-то из ассистентов принес в лабораторию свежесваренный кофе, поставив возле него полную кружку дымящегося ароматного напитка, поневоле заставив Родни глотать слюни. Ученый с удовольствием бы выпил кружечку кофе, но был лишь вынужден наблюдать, как это делают другие….
«Ничего, - сказал себе утешающе Родни. – Вот вернусь в прежнее состояние, выпью тогда не одну, а две кружки…»
И все-таки кофе напомнило Родни о том, что в последний раз он кушал только утром. Желудок тот час отозвался недовольным бурчанием. Родни стоически проигнорировал требование желудка, продолжая из-за плеча ассистента следить за происходящим на экране.
«Если б только я мог тебе помочь… Работа пошла бы намного быстрее…
- Вот, кажется что-то нашел, - после нескольких минут, показавшихся окружающим вечностью, сообщил Джон Хиллер. - В данной записи упоминается некий артефакт, по описанию смахивающий на наш ящик Пандоры с кнопкой.
- Так, и что там? – поинтересовался Джон Шеппард.
- Только то, что этот груз был в своё время доставлен в Город с какой-то планеты. По всему. Там был форпост Древних…
- А как он использовался и для чего?
- К сожалению, пока об этом ни слова, - ответил ассистент. – Так, посмотрим дальше… Вот! Тут говорится, что прибор являлся одной из разработок средств индивидуальной защиты. Но о том, что он такое и как работает – ни слова…
«Тогда я попал…» - подумал Родни.
- Как он работает – мы видели, – возразил кто-то из оставшихся ассистентов, – нажал кнопочку, и тебя нет.
- Или просто превращаешься в невидимку…
- Невидимку хотя бы можно ощутить и услышать. – возразил Хиллер. – если б доктор Родни был бы просто невидим. Он бы уже нашел способ дать о себе знать.
- Но, вероятно, энергия, которую вырабатывает этот прибор, делает человека не только невидимым, но и не слышимым… - предположил кто-то. – Ведь в записях сказано, что шла разработка средства индивидуальной защиты, а не распыления на атомы…
- Может, распыление и являлось защитой, - пошутил Джон Хиллер.
- Не думаю, -возразил Зеленка. – Скорее всего разработчики прибора опять что-то не учли… не зря же в итоге от него отказались, заперев о одной из лабораторий.
- У них могло не быть времени заняться им всерьез, - предположил Хиллер. – Рейфы тогда уже наступали на «Атлантис». Ну а брать с собой на Землю такую махину… вспомните, как Ронон пытался его поднять…
- Так он пытался поднять уже активизированный прибор …
- Все равно тащить лишний груз на Землю … тем более, что Древние предполагали, что так или иначе Город не достанется рейфам, коль будет погружен в океан…
- Ладно, что будем делать? – спросил Шеппард. – У кого какие будут предложения на счет того, как нам вернуть доктора МакКея?
- Можно попробовать метод клина, - после незначительной паузы предложил кто-то из ассистентов. – Ну, как говорится – клин клином вышибают… снова попробовать нажать на кнопку.
- То есть, способ проще не бывает. – подытожил Шеппард.
- Только сперва надо убедиться, что доктор МакКей по-прежнему с нами, - добавил его молодой коллега. – Только захочет ли доктор МакКей повторить эксперимент, особенно после того, что с ним случилось?
- Если это и впрямь может вернуть меня назад – то, разумеется, – ответил МакКей, однако его никто не услышал. – Мне уже нечего терять, кроме своей жизни. А на кой она мне нужна – такая жизнь?
Действительно, зачем ему такая жизнь, где он не может ни есть, ни пить. Ни даже поспать по-человечески? И на дальнейшей карьере его можно ставить жирный крест. Кто даст Нобелевскую невидимке? Да если б даже и дали. Он просто не сможет взять сертификат в руки. Он, пожалуй, больше ничего не может, только бродить коридорами «Атлантиса», дожидаясь, когда усталость и голод окончательно доконают его.
Нет, тогда действительно лучше умереть во время очередного эксперимента. Надеясь, что на второй раз энергия прибора действительно расщепит его на атомы либо вернет в прежнее состояние, и тогда все его проблемы разом исчезнут.
Родни был морально готов повторить эксперимент. Оставалось только придумать, как дать знать об этом окружающим…


Сообщение отредактировал Kitten - Воскресенье, 30 Ноября 2014, 22:37:01
 
ЕленаДата: Воскресенье, 30 Ноября 2014, 10:56:16 | Сообщение # 4
Сержант


Группа: Друзья

Сообщений: 42
Статус: В самоволке
Теоретически, окружающие сами почти до этого додумались
 
KittenДата: Воскресенье, 30 Ноября 2014, 22:35:19 | Сообщение # 5
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Цитата Елена ()
Теоретически, окружающие сами почти до этого додумались

они додумались лишь как попытаться вернуть Родни, но ни у кого не было достоверных фактов, что МакКей все еще с ними. Да и сам родни не имел возможности дать о себе знать (у полстергейста и то больше возможностей - постучать, там, или еще как).

хотя решение вскоре пришло само собой...


Сообщение отредактировал Kitten - Воскресенье, 30 Ноября 2014, 22:36:30
 
KittenДата: Вторник, 02 Декабря 2014, 00:27:15 | Сообщение # 6
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
эпизод 6 След


… Впрочем решение столь сложной для Родни в его новом положении задачи пришло само собой.
Гуляя по очередному коридору Города, Родни заметил на полу темное пятно от пролитого кем-то кофе, а в нем … человеческий с лед.
Точнее, Родни не сразу заметил пятно. Сперва он прошел по этому месту и лишь потом, оглянувшись, заметил на полу темно-коричневую успевшую несколько подсохнуть лужицу, а в лужице – след человеческой ноги, точнее ботинка.
В первую минуту ученый испытал смесь эмоций – от праведного гнева в адрес того, кто разлил в коридоре Города Древних кофе и не убрал за собой, до бурной радости, какую в своё время испытал Робинзон Крузо, однажды узрев следы на морском берегу. Впрочем, было еще сомнение и закономерный вопрос – а чей это мог быть след? На тот момент Родни был в коридоре один. Но с другой стороны, в отличие от упомянутого Робинзона, он не был единственным обитателем Города, а значит, след мог оставить кто угодно.
«Но если этот некто, - продолжал рассуждать сам с собой ученый, - увидел бы на своем пути кофейную лужу, то наверняка постарался бы обойти её стороной или вызвать техническую службу. Разве только этот кто-то должен быть настолько рассеян или думать о чем-то таком, сверхважном для себя, чтобы не замечать, что творится у него под ногами...я вот, например. Не заметил, если б коричневое пятно не привлекло моё внимание, когда я уже миновал его. А то, что в пятне отпечатался след, говорит о том, что оно еще довольно свежее, значит, кофе пролили совсем недавно. И прошел здесь по всему только один человек из числа рассеянных, иначе в пятне должны были отпечататься еще следы. Интересно, кто это мог быть?»
Родни вернулся, остановился на границе пятна и даже присел на корточки, чтобы получше рассмотреть след. Хоть какое-то разнообразие в его бесконечных странствиях по коридорам.
После минутных размышлений, Родни посмотрел на свои ноги, обутые в ботинки. А затем зачем-то сделал шаг, специально наступив на пятно с другой стороны от имевшегося следа. В кофейном пятне отпечатался еще один след, идентичный имеющемуся по размеру и по рисунку подошвы обуви, в которую был обут ученый на момент эксперимента с прибором, только направленный в обратную сторону.
«Не может быть! Это что же, мой собственный след?»
Во всяком случае, собственным глазам МакКей привык верить. А его глаза отчетливо видели рядом с обнаруженным следом тот, который он оставил несколько секунд назад. Открытие вдохновило ученого. Вот оно - решение проблемы как он может дать о себе знать окружающим! Однако, оставался вопрос: как ищущие его коллеги узнают, что это именно его следы? Подобные ботинки с похожим рисунком подошвы и подходящие по размеру могут оказаться у большинства членов экспедиции.
« Мне просто надо найти свидетеля, а то лучше двух или трех, которые могли бы зафиксировать момент, как я оставляю следы, - придумал Родни. – Но для этого необходимо, чтобы кто-то опять что-то пролил, причем именно там, где буду находиться я. И тогда я специально пройдусь по пролитому пятну, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что я по-прежнему рядом с ними и никуда не исчез…»
Над этим стоило подумать, поскольку от успеха решения очередной поставленной перед ним задачи зависело его возвращение в привычную реальность. А может, статья, и сама жизнь ученого. А в такие моменты Родни соображал лучше всего. Однако, похоже, очередная задачка тоже оказалась с характером. На первый взгляд все достаточно просто, но Родни никак не мог придумать, каким образом создать новое пятно, да еще при свидетелях. В его случае это было весьма проблематично, учитывая невозможность контакта с физическими предметами или людьми. Единственной контактной точкой оставались его ноги, а точнее – даже стопы, не охваченные облучением прибора. И что самое интересное – даже после его безуспешных попыток лечь или сесть, они не утратили связи с физическим миром, хотя логически при первой же попытке сменить положение тела, оторвав ноги от пола, энергетический кокон, делавший его невидимым и неосязаемым, должен был бы замкнуться. Но почему-то этого не происходило, и Родни, как ни старался, не мог дать сему феномену подходящего научного объяснения. Это просто было – и все.
«Прям Ахиллесова пята какая-то…» - припомнил Родни греческого мифического героя, у которого тоже была похожая точка – единственное уязвимое место на всем теле, куда его враги в конце концов умудрились-таки всадить роковую стрелу.
« Что ж, если есть у меня точка контакта с привычным миром, надо её использовать по полной. Меньше слов – больше дела…» - скомандовал себе МакКей вновь отправляясь в путь и по ходу обдумывая варианты использования своих стоп….
… Воистину верно сказано – Господь не оставляет детей своих в их злосчастьях. И хотя Родни, будучи ученым, не задумывался о наличии либо отсутствии где-то там Всемогущего Господа Бога, тот не оставлял его без доли своего участия, в трудную минуту посылая подсказки, либо создавая подходящие ситуации, дававшие возможность выйти из затруднительного положения.
Вот и сейчас, завернув за угол, Родни к своему негодованию, а минуту спустя – к зловредной радости, обнаружил в очередном коридоре Питера Кавенаха , о чем-то болтающего с двумя коллегами. И словно волшебному по совпадению, в руках Кавенаха обнаружился стаканчик с кофе. Беседа была весьма оживленной,, поскольку время от времени все трое разрождались дружным смехом . Пользуясь своей невидимостью, Родни приблизился, желая узнать, что такого интересного рассказывает своим товарищам Кавенах. И судя по тому, что в разговоре время от времени мелькало его имя, Родни сделал заключение, что разговор шел непосредственно о нём. А конкретно – обсуждались детали его внезапного и таинственного исчезновения.
Что ж, ничего удивительного в том не было, учитывая, что с утра, после его таинственного для окружающих исчезновения в «Атлантисе» только о нем и говорили. Правда, осторожно, чтобы не привлечь внимания начальства. Каждый понимал, что если сея сенсационная новость дойдет до ушей мистера Вулси. Тот непременно дознается о причинах случившегося. А там – отчет на Землю и прибытие высокой комиссии. И кто знает, чем все это может закончиться. К тому же Шеппард успел доложить мистеру Вулси, что доктор МакКей вместе с несколькими отсутствующими в Городе специалистами отбыл в очередную срочную экспедицию. Точнее, отбыли упомянутые специалисты, а МакКей в последний момент присоединился к ним. Это по расчетам Шеппарда должно помочь ищущим выиграть время. …
… Однако, не такой был человек Кавенах. Внезапное и таинственное исчезновение доктора МакКея стало для него поводом перемыть конкуренту косточки. Ни для кого не было тайной за семью печатями, что Кавенах давно испытывал по отношению к гению двух галактик жгучую зависть и при случае не упускал возможности припомнить все совершенные им ранее ошибки. Но сейчас Канавах явно чувствовал себя героем дня, и в его изложении истории проколов лучшего ума двух галактик выходили весьма комичными, а персона ученого преподносилась как образчик недалекости и неадекватности в плане принимаемых решений.
- Это ж надо было – взять и нажать кнопку неизвестного прибора, - продолжал разглагольствовать Кавенах, время от времени делая маленькие глотки из стаканчика с кофе. – Удивительно, как еще сам «Атлантис» не прекратил своего существования. Кто знает, что там Древние могли изобрести …
При помнил он в разговоре и историю с проектом «Артурос» в результате чего было взорвано 5/6 солнечной системы, где находилась планета, на орбите которой производился эксперимент по попытке активировать энергетическую станцию Древних. Родни не любил вспомнить тот досадный для себя случай, но Кавенаху, по всему, это доставляло особое удовольствие.
« Не иначе, этот умственный дегенерат и впрямь поверил в гипотезу, что меня распылило на атомы», - подумал Родни, чувствуя, что закипает. В иное время он бы просто поставил нахала на место, но сейчас МакКею очень хотелось как-то более существенно и ощутимо излить свой гнев. Да и в присутствии ученого Канавах не решался на подобные хлесткие комментарии в его адрес.
«Вот он, удачный случай, - шепнул гению голос его второго я. - Так что не медли»
Действительно, случай предоставлялся что надо - в одном месте и в одно время собрались все необходимые составляющие: кофе в стакане, необходимые свидетели грядущего шоу и пятая точка неприятеля как цель приложения воздействия одной из стоп ученого-невидимки.
Ну а не знающий меры язык Кавенаха лишь подогревал праведный гнев и жажду мести МакКея. И Родни решился на то, на что бы не пошел в иное время и при иных обстоятельствах. А именно - не замедлил воплотить свой недавний план, подойдя сзади и от души приложившись ступней к пятой точке продолжавшего разглагольствовать атлантийского сплетника. Так, что Кавенах, от неожиданности резко подавшись вперед по направлению, заданному ступней невидимой ноги, налетел на стоявшего перед ним коллегу, выронив стаканчик и расплескав остатки кофе.
- Чёрт! Что это было? – проронил Кавенах, с изумлением ощущая странную боль в пятой точке. – В меня словно что-то сзади врезалось…
- Да нет там никого, - сдержанно огрызнулся один из его недавних слушателей, с раздражением разглядывая пятна на своей форме. – Ты это … просто запнулся…
Родни был доволен. Наконец он отомстил своему завистнику, учитывая, какое у того при этом было лицо. Недоумение так же читалось и на лицах его собеседников, чья форма так же была забрызгана безобразными пятнами кофе. Но сколько бы они ни озирались, никого кроме них в коридоре обнаружить не удалось.
- Да не мог я запнуться, поскольку никуда не шел! – оправдывался Кавенах, пытаясь разгадать загадку случившегося и найти виновника досадного недоразумения. – Я стоял вместе с вами … и вообще, за что тут запинаться?
- Однако, что все это должно значить? – продолжая заинтригованно озираться, задался вопросом второй коллега Канаваха, производящий более благоприятное впечатление.
- Эй, смотрите! След! – воскликнул он, словно Колумб, открывший Америку. Затем сделал шаг к луже, образовавшейся на полу из вытекших из стаканчика остатков недопитого кофе.
- Подумаешь, след! – раздраженно отмахнулся Кавенах.
- Но еще секунду назад его не было, – возразил его коллега. – И это ни один из нас. Ведь мы даже не подходили к луже…
- И что? – спросил Кавенах. – Что это, по-твоему, должно значить?
- А то, что кто-то только что прошел мимо нас, и этот кто-то был невидим, - ответил коллега Кавенаха.
- Смотрите, еще один след! … И еще! – сообщил второй коллега, прекративший изучать географию пятен на своей форме и уставившись на новые следы уже на полу. – Мама мия! Если это то, о чем я думаю…
О том, что он думает в верном направлении, подсказало внезапно изменившееся выражение лица Кавенаха. Родни, торжествуя, понял – они догадались, кто именно оставляет следы и не только…
Впрочем, к тому моменту жажда мести уже сошла на нет, и МакКей просто радовался, что его затея задалась. А так же тому, что один из коллег Кавенаха – тот самый парень с умными, как показалось гению, глазами, первый обнаруживший след в кофейной луже, догадался связаться с лабораторией и сообщить о своем открытии.
«Что ж, когда вернусь, надо будет взять этого парня на заметку, - дал себе зарок МакКей. - Возможно, в будущем из него выйдет толк…»…

…- Его нашли! – торжествующе сообщил присутствующим Зеленка. В голосе чеха чувствовалось облечение, словно тяжкий камень разом спал с души. – Доктор МакКей по-прежнему в «Атлантисе»…
- Но он невидим и неслышим… как они узнали, что это он?! Где его нашли? Почему он не заявлял о себе раньше? - посыпались вопросы.
- Когда раньше? Еще и суток не прошло… - заметил Джон Хиллер.
- Или раньше он не знал, как это сделать, но затем придумал, - заметил кто-то из ассистентов группы МакКея.
- Так доктор МакКей голова! – подхватил другой.
- И как он это сделал? – поинтересовался Хиллер.
- Оставил следы в кофейной луже на полу… - с легким недоумением ответил доктор Зеленка, гадая, почему ни Родни, ни кто из них сразу до этого не додумались. Хотя все в принципе объяснимо: доктор МакКей мог быть в шоке, а больше никто в «Атлантисе» вообще не знал, в каком состоянии он находится и жив ли вообще. За то теперь Город знал, что лучший ум двух галактик жив, оправился от потрясения и готов действовать. Оставалось только гадать, что еще он предпримет для своего спасения? Пока что следы в луже кофе и на полу были прямым тому подтверждением. Родни вступил в фазу активности. Оставалось лишь дать ему понять, что спасение близко. Но как? Никто не знал, слышит ли их доктор МакКей…однако подробности случившегося в одном из коридоров говорили сами за себя, что исчезнувший таинственным образорм ученый не только слышит, но и видит. И даже может осязать, правда, только на уровне стоп. О последнем наглядно свидетельствовал характерный след, оставленный ботинком ученого на брюках в области пятой точки Кавенаха. История эта постепенно разошлась по всему Городу, обрастая все новыми фантастическими подробностями. Сам же Кавенах не знал, как ему воспринимать своё участие в этом деле: то ли он герой, подвергшийся коварному нападению агрессивного невидимки, то ли жертва будущих насмешек и анекдотов. И шестое чувство подсказывало Кавенаху, что последнее более, чем вероятно.
- А с чего решили, что это следы именно доктора МакКея? Их мог оставить любой проходивший мимо … - когда спало первое потрясение от внезапно сделанного открытия, усомнился кто-то из ассистентов. – В Городе немало народу, и след мог оставить любой из них…
- Только на момент образования следов в том коридоре никого не было, а свидетели сего стояли в стороне от лужи…
- Эврика! – торжествующе воскликнул Хиллер. – Теперь у нас есть возможность дать понять доктору МакКею, что мы хотим ему помочь, а именно – надо насыпать на полу в той комнате аккурат перед прибором рассыпать что-нибудь эдакое – муку, например… Так мы узнаем, понял ли доктор МакКей наше намерение и изволил ли прийти, чтобы мы могли попробовать его вернуть в прежнее состояние.
- Сыпать на пол муку слишком расточительно для нас, - заметил доктор зеленка.
- Тогда можно что-нибудь другое, - предложил Хиллер. – например, вымазать пол краской… или снова разлить кофе…
- А кто это все потом убирать будет?
- Или привезти, например, с побережья немного песка. После того, как песок будет рассыпан перед прибором, его надо будет какое-то время держать в увлаженном состоянии, поскольку на мокром песке лучше отпечатываются следы. Потом, когда эксперимент завершиться, песок сам собой подсохнет. и его несложно будет убрать, - предложил очередной вариант тезка Шеппарда.
- Что ж, как вариант действительно можно попробовать, - после некоторого раздумья, согласился Зеленка. – Завтра по утру кто-нибудь слетает на джампере на побережье и соберет песок. Потом рассыпим его на полу комнаты, увлажним и сообщим доктору МакКею, что готовы попробовать вернуть его в нашу реальность. Почему-то мне думается, что он не замедлит дать о себе знать и придет в комнату с прибором, чтобы завершить эксперимент….


Сообщение отредактировал Kitten - Вторник, 02 Декабря 2014, 22:00:19
 
ЕленаДата: Вторник, 02 Декабря 2014, 09:44:18 | Сообщение # 7
Сержант


Группа: Друзья

Сообщений: 42
Статус: В самоволке
Цитата Kitten ()
Или привезти, например, с побережья немного песка. После того, как песок будет рассыпан перед прибором, его надо будет какое-то время держать в увлаженном состоянии, поскольку на мокром песке лучше отпечатываются следы.

Дельное предложение! На таком песке - если достаточно много - при желании и надпись ногами можно сделать
 
KittenДата: Вторник, 02 Декабря 2014, 22:01:31 | Сообщение # 8
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Цитата Елена ()
Дельное предложение! На таком песке - если достаточно много - при желании и надпись ногами можно сделать

думаю, что вряд ли песка было достаточно для надписи да еще ногами, а вот оставить следы - это другое дело. При чем в отличие отс амого Родни следы эти будут видны невооруженным глазом.
 
АктёрДата: Понедельник, 08 Декабря 2014, 20:47:10 | Сообщение # 9
Старый командир базы
Генерал ЗВ


Группа: Начальство

Сообщений: 4562
Статус: В самоволке
Цитата Kitten ()
джампере

Прыгуне, Катерина, Прыгуне ))


Провидение дало нам такую землю, такой народ и такую Родину, что даже против нас будет весь мир, мы всё равно ВЫСТОИМ - © Аркадий Мамонтов.
Я Русский Оккупант
 
KittenДата: Понедельник, 08 Декабря 2014, 22:55:29 | Сообщение # 10
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Цитата Актёр ()
Прыгуне, Катерина, Прыгуне ))

однако в фан-доме везде используется именно вариант джампер (что переводится как прыгун), так что никакой разницы.


Сообщение отредактировал Kitten - Понедельник, 08 Декабря 2014, 22:56:12
 
KittenДата: Вторник, 09 Декабря 2014, 22:12:22 | Сообщение # 11
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
ну вот, завершающий эпизод.

эпизод 7 Фокус-покус


… Как и ожидалось, с доставкой необходимого количества песка с прибрежной полосы проблем не возникло. Стоило лишь сообщить Шеппарду, что проблема с возвращением гения двух галактик в привычную реальность почти решена, он тот час в компании с Рононом вызвался слетать за столь важным для «Атлантиса» грузом. Для мистера Вулси сея прогулка обосновывалась как разведмиссия с целью прозондировать ситуацию на побережье и заодно захватить с материка группу биологов, несколько дней проведших в полевом лагере за сбором необходимых им для исследования и систематизации образцов местной флоры и фауны, если последняя попадется.
Но как гласит житейская мудрость, построенная на многолетних наблюдениях за поведением капризной барышни Фортуны, если какое-то дело начинает неожиданно ладно спориться - жди подвоха; закон подлости пока еще никто не отменял. И едва с побережья вернулся джампер с ценным грузом, дежурные сообщили, что из гиперпространства неподалеку от планеты вышел рейфский Улей … пока в единственном экземпляре, и уже выходит на орбиту.
- Это тот, о ком я думаю… - несколько напряженно пробормотал, глядя на экран, Джон. На экране уже красовалась до боли знакомая ему рейфская физиономия: побег из дженайского плена – такое разве забудешь? А если даже постараешься – напомнит в кошмарных снах. И вот обладатель этой чрезмерно хитрой и одновременно довольной физиономии уже просился в гости, намекая на какую-то важную информацию.
«Тодд… принесла тебя нелегкая, - мысленно проворчал Шеппард. - И в самое неподходящее для нас время…»
Вот-вот, иначе говоря – только тебя сейчас нам еще и не доставало! Сопровождаемое тяжким вздохом праведных мучеников. Похоже, Тодд был того же мнения, а именно, что в «Атлантисе» не хватало только его персоны, а потому интригующе продолжал вещать с экрана о каких-то обнаруженных его экипажем находках, которые заинтересовать могли разве что падкого на наследие Древних доктора МакКея. Но не говорить же Тодду, что доктор МакКей менее суток назад исчез бесследно, нажав на красную кнопку какого-то агрегата. Иратусы чего доброго засмеют, кому расскажешь. Ведь не какой-нибудь ассистент-растяпа нажал на кнопку, а сам лучший ум двух галактик как дитя малое поддался кнопочному инстинкту. С другой стороны, можно при случае совместить приятное с полезным: произвести впечатление на рейфа грядущим экспериментом и заодно выяснить подробности того, что он там с ребятами нашел и где именно? Вдруг там отыщется небольшой заветный подвальчик с дверцей, за которой окажется склад столь необходимых «Атлантису» непочатых МНТ? Ну и заодно выяснить, что конкретно хочет от «Атлантиса» рейф, ибо чутье подсказывало Шеппарду, что не ради информации Тодд напрашивается в гости. Информация - это нечто вроде пропуска в «Атлантис» и своеобразная плата за некую услугу, которую рейф надеется за это для себя купить. Вообщем, добро на посещение «Атлантиса» рейфу было дано. И довольно скоро от Улья отделился малый катер, совершив мягкую посадку на одном из указанных пилотам причалов Города, где Тодда встречал лично Шеппард с четырьмя вооруженными до зубов пехотинцами и проводил до места проведения маленького шоу.
Дороге Шеппард вкратце и весьма витиевато поведал рейфу о готовящемся эксперименте и предложил роль почтенного зрителя едва ли не в первом ряду, надеясь, что за это время МакКей уже явился к месту своего воплощения. Впрочем беглого взгляда на участок присыпанного увлаженным песком пола было достаточно, чтобы понять, что гений двух галактик сам жаждет своего возвращения.
«Что ж, хотя бы избавил нас от необходимости разыскивать себя пов сему «Атлантису», - удовлетворенно подумал Шеппард, кивком давая Зеленке добро к началу представления.
- А где доктор МакКей? – осведомился рейф, окинув присутствующих испытующим взглядом. При появлении рейфа присутствующие поспешили перегруппироваться таким образом, что бы находиться на определенной удаленности от гостя. И хотя многие уже слышали историю побега Шеппарда совместно с рейфом от чрезмерно «гостеприимных» дженаев, все равно предпочитали держать дистанцию; рейф он и есть рейф, пусть даже и союзник. Кто знает, что может прийти ему в голову?
- Сейчас ты его увидишь, - загадочно ответил Шеппард, в душе надеясь, что интуиция не подвела ученых «Атлантиса», и возвращение доктора МакКея действительно состоится. Доктор Зеленка, занявший место с боку от агрегата, дабы его случайно не задело невидимым глазу энергетическим пучком, волнуясь, дрожащей от напряжения рукой нажал пресловутую кнопку…
… Родни в нетерпении застывший перед прибором, вновь ощутил знакомый толчок в грудь. И все… больше как будто ничего не произошло. Во всяком, случае, на первый взгляд. Но потом, по гомону голосов, он понял, что что-то все же случилось.
Его определенно видят. Значит – он вернулся! От охватившей его внезапной радости МакКей готов был сделать па на ушах, если б его комплекция сеё позволила бы. Он вернулся! Он жив! А это значит, что все проблемы, связанные с его временным пребыванием в роли невидимки позади, а впереди брезжит вожделенная Нобелевка. Впрочем, что там Нобелевка? Главное – он сможет продолжить свою деятельность и исследование пресловутого агрегата. А заодно выяснит, зачем Шеппард приволок с собой на эксперимент рейфа, и что Тодд на этот раз потерял в «Атлантисе»? Вполголоса слушая супящиеся на него со всех сторон приветствия обрадованных возвращением босса ассистентов, МакКей заинтересованно косился на Тодда, о чем-то разговаривающего с Зеленкой. Чех был несказанно доволен и не скрывал этого. Судя по тому, что оба время от времени поглядывали на загадочный агрегат – Зеленка настороженно и одновременно с облегчением, ибо, нажимая кнопку, в душе опасался стать невидимкой заместо доктора МакКея, Тодд – заинтригованно. Хотя надо отдать рейфу должное, ибо он мастерски скрывал свою заинтересованность за маской кажущегося безразличия. ..
…Но дослушать разговор и понять что к чему МакКей не успел: организм, не менее лучшего ума двух галактик обрадованный возвращением в привычную реальность, тот час напомнил о себе, буквально вынудив ученого покинуть коллег и опрометью бежать в ближайшее отхожее место, а потом за ученого взялся желудок, возмущенно напомнив, сколько его уже не загружали. Так что вскоре удовлетворенные итогом очередного эксперимента зрители поспешили переместиться вслед за ученым сперва в столовую, затем в его лабораторию, надеясь из уст гения услышать повествование о пережитом им во время вынужденного пребывания невидимкой и неслышимкой….
… Что ж, в качестве благодарности за увенчавшийся успехом труд по возвращению его в привычную реальность, Родни поведал сослуживцам о своих злоключениях, напоследок изъявив желание продолжить изучение прибора и выяснить, как им управлять.
- Ведь если мы поймем, что это на самом деле такое и сможем контролировать процесс, нашему открытию цены не будет, - важно вещал МакКей. – Кстати, а где Тодд?
Родни спохватился, припомнив, что во время эксперимента видел рейфа среди зрителей, гадая, зачем Шеппард притащил его на эксперимент? Потом на размышления об этом у гения просто не было времени. И вот, вновь вспомнил о рейфе.
Ассистенты запереглядывались, пытаясь понять, куда подевался гость «Атлантиса». В последний раз его видели о чем –то беседующим с Зеленкой. Но и Зеленки в лаборатории тоже не было.
- Может, Шеппард с Зеленкой отправились проводить Тодда до его корабля, - предположил кто-то.
- А зачем он прилетал? – поинтересовался Родни. В глубине души ученого шевельнулась смутная тревога, источник которой еще не был ему понятен.
- Вроде хотел поделиться какой-то информацией, - предположил тезка Шеппарда. – Думаю, Шеппард знает, какой именно…
- Или как всегда попросить у «Атлантиса» помощи, - предположил кто-то из группы доктора Зеленки. )-Так или иначе мы вскоре это узнаем…
…И он оказался прав. Хотя и наполовину, поскольку беседу в лаборатории прервало сообщение о имевшем место ЧП, обнаруженном незадолго после того, как рейфский катер благополучно покинул причал Города. А именно – на пирсе были обнаружены сраженные лучами рейфского станнера Шеппард, Ронон и их охрана. Подобного вероломства от союзника никто не ожидал. Но главная новость, потрясшая научное общество «Атлантиса» пришла минутами позже, когда Город облетела весть об исчезновении загадочного артефакта. Того самого, с красной кнопкой, а в шестигранной комнатке на полу подле стола было обнаружено еще одно оглушенное тело – на этот раз доктора Зеленки. Однако в случае с чехом, вырубка была произведена каким-то иным одному известным рейфу образом, поскольку станнера при себе у Тодда не было, пришедший в себя Шеппард мог в этом поклясться, поскольку сам досмотрел старого знакомого прежде, чем проводить его в Город. Как бы там ни было, факт оставался фактом – рейф сбежал, по всему прихватив с собой заинтересовавший его прибор. Как он сумел это провернуть – опять же оставалось загадкой, поскольку все свидетели первого опыта отлично помнили безуспешные попытки Ронона поднять этот агрегат. Даже если допустить то, что а деактивированный повторным нажатием кнопки аппарат мог оказаться намного легче, то как Тодд умудрился вынести его незаметно для окружающих? Это ж не мандарин и не конфета, его в карман не положишь. Но ведь как-то вынес. А возле шлюза, выходящего на причал с ожидавшим командора малым катером, Тодда по его ментальному приказу поддержала команда с десятком вооруженных «солдат», лучами станнеров расчистивших своему боссу дорогу к отступлению. Улей так же задерживаться на орбите планеты не стал и, сделав плавный полукруг, поспешил скрыться в окне гиперпространства…
- Вот ведь хитрый лис, - сдержанно ворчал Шеппард, за компанию с друзьями по несчастью очнувшись на койке в лазарете. Большего конфуза старший офицер безопасности «Атлантиса» до сих пор не испытывал. – И как только он все просчитал? Ведь охрана на каждом углу…
- Думаю, рейф действовал чисто спонтанно, - возразил один из сопровождавших Шеппарда морпехов, разделивших с начальством общую участь. – Экспромтом… вряд ли он заранее мог знать об артефакте.
- Кто его знает, - проворчал другой морпех. – Может быть, и знал … или узнал откуда-то, что прибор в своё время Древними до их ухода из Пегаса был перевезен в «Атлантис». Ну а обещанная инфа дала ему возможность беспрепятственно попасть в Город. Далее мы сами проводили рейфа к интересующему его артефакту.
- Да еще продемонстрировали его в действии, - напомнил убито зеленка, чувствуя за собой вину за случившееся. – Хотя и в обратном направлении…
Только угрюмый Ронон ничего не сказал, но выражение его лица было красноречивей любых слов.
- Интересно, зачем рейфу этот агрегат? – подумал вслух пришедший навестить коллег МакКей. – Что он с ним собирается делать?
- Может, будут превращать враждебные Улья в невидимок, - предположил кто-то из сопровождавших ученого ассистентов. Родни, не оборачиваясь , безошибочно угадал, кто именно.
- С другой стороны, почему нет, - заметил, подумав, МакКей. – А ведь это неплохая идея –использовать агрегат как своеобразное оружие против рейфов. Насколько я понял, агрегат создает вокруг объекта некое поле – нечто вроде защитного энергопузыря, из-за чего объект как бы выпадает из привычной ему реальности. Хотя продолжает существовать, видеть, слышать, чувствовать, но не может контактировать с внешним миром.
- Но вы же, как выяснилось, могли, - заметил кто-то из ассистентов, явно намекая на историю с Питером Кавенахом.
- Это я после понял, -невозмутимо парировал ученый. – Да и то единственной точкой, связывающей меня с прежним миром были мои стопы… А мы говорим о рейфском Улье, находящемся в открытом космосе. И вот представьте себе, если подобным образом обработать целый корабль. Экипаж его сразу и не поймет, что с ними случилось. Для начала у них откажет электроника, что неминуемо скажется на жизнеобеспечении Улья. Чем чревато подобное вы, полагаю, догадываетесь и сами. Даже если экипаж и уцелеет, он окажется заложником своего корабля. Выбраться за его пределы рейфы вряд ли смогут, а это опять же означает, что они будут вынуждены расходовать запасы Улья. И когда запасы кончатся…
- Рейфы просто пожрут друг друга, - заметил кто-то.
- Вполне возможно, - согласился гений. - Новых запасов им взять будет неоткуда. Последних ждет неминуемая голодная смерть. Это если победитель не смилостивится и не снимет кокон, вернув Улей в привычную реальность, дабы предложить побежденным выбор – сдаться и присоединиться к победителю либо бесславно погибнуть, ведь при отказе с даться ничто не помешает победителю вернуть Улей в энергетический кокон и тем самым лишить побежденных последнего шанса на спасение.
- Неплохая перспектива, - заметил одобрительно Шеппард. - Если Тодд таким образом собирается разобраться со своими недругами – флаг ему в руки, мы мешать не будем.
- Главное, чтобы он потом за компанию не разобрался с нами, - заметил присутствующий в лазарете Кавенах. – Ведь как заранее узнаешь, когда может быть нанесен удар…
МакКей поморщился, кинув косой взгляд на давнего соперника, которому даже недавняя история в коридоре не попортила настроения. Похоже, вопреки ожиданиям Родни, Питер даже гордился случившемся, а именно, что именно благодаря его пятой точке, к коей столь неожиданно и грубо приложился МакКей своей ступней, в итоге помогла вернуть лучший ум двух галактик в привычную ему реальность. А это что-то да значит. Ведь не окажись в «Атлантисе» его скромной личности, кого бы еще мог выбрать доктор МакКей для проверки возникшей в его голове теории, и как бы тогда он мог дать о себе знать? Хотя в перспективе когда-нибудь, возможно, ему бы и выпал удачный случай, вот только никто в «Атлантисе» за редким исключением не разливает по полу кофе. И бродил бы сейчас до сих пор по Городу доктор МакКей в ожидании удачного стечения обстоятельств и подходящей пятой точки для своего приложения к оной. И не факт, что нашел бы таковую. Так что ему – Питеру Кавенаху есть чем гордиться. И доктор МакКей еще должен спасибо ему сказать за оказанную услугу. И ведь что особо обидно, Родни сознавал, что, по сути, его конкурент и завистник прав – если б не его пятая точка, неизвестно сколько пришлось бы ждать подобного удачного стечения обстоятельств. И опять неизвестно, продержался бы он это время, учитывая то, что и без того его организм ужен был на пределе.
- Тоже верно, - тон Шеппарда стал более озабоченным, когда он представил упомянутую Кавенахом перспективу, где объектом приложения незримого луча может оказаться и сам «Атлантис» с его ничего не подозревающими обитателями. И перспектива эта, откровенно говоря, не радовала. Ведь неизвестно, что будет, окажись Город в зоне поражения подобного луча. Справиться ли искусственный интеллект Города с его пагубным воздействием, выводящим из строя электронику? Даже если щит и сможет отразить и свести на нет удар, то постоянно находиться под щитом просто нереально, да и сам щит подпитки требует, а новых МНТ пока так и не нашли. Вообщем, оставалось уповать лишь на благородство Тодда и на то, что агрегат случайно не окажется в чужих руках, чтобы в итоге быть использованным против тех, кто его обнаружил.
«Нет, не зря Древние в своё время убрали агрегат от греха подальше, - представив безрадостную перспективу, подумал МакКей. – И дверцу хитроумную поставили… Однако, как любили говорить его русские коллеги – «Против лома нет приёма окромя другого лома», особенно если в роли этого самого другого лома С4….»
… В лазарете повисла тяжелая пауза.
- И все же, любопытно, зачем Тодд прилетал? – первым нарушив молчание, вслух подумал Шеппард…

Конец.


Сообщение отредактировал Kitten - Вторник, 09 Декабря 2014, 23:19:54
 
ЕленаДата: Вторник, 09 Декабря 2014, 22:28:14 | Сообщение # 12
Сержант


Группа: Друзья

Сообщений: 42
Статус: В самоволке
Как же много всего в Атлантисе плохо лежит! И рейфов посторонних пускают...
 
KittenДата: Вторник, 09 Декабря 2014, 23:09:16 | Сообщение # 13
Капитан


Группа: Друзья

Сообщений: 232
Статус: В самоволке
Цитата Елена ()
Как же много всего в Атлантисе плохо лежит!
как положили, так оно и лежит. Ведь при Древних лежало хорошо до того как дверьв скрыли при помощи С4.
Цитата Елена ()
И рейфов посторонних пускают...

Тодд вроде как не посторонний рейф...

я тут на досуге подумала, а что было бы, попади, скажем, к Тодду Колечков Всевластья. И вот что явилось в голову (своего рода переделка)

решение рейфского вопроса: :)

Тодд как-то однажды Колечко нашел,
С этой находкой он в Улье пришел.
Долго потом в Атлантиде гадали,
куда же все рейфы вдруг запропали?


Сообщение отредактировал Kitten - Среда, 10 Декабря 2014, 22:18:24
 
Форум » Творчество фанатов » Фан-фики » Звездные Врата: Призрак «Атлантиса» (AU, приключения, юмор, всего помаленьку…)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ