Заголовок
Сегодня Вторник, 26 Мая 2020,

на часах 08:33:13 (мск)

Главная страница | Регистрация | Вход

Приветствуем тебя, Пришелец, на нашей базе!

[ Полезная информация ] [ Новые сообщения · Участники · Устав (правила форума) · Поиск · RSS ]

  • Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Форум » Творчество фанатов » Литературное творчество » Мысли вслух. Грентен (Фэнтези или что-то вроде того)
Мысли вслух. Грентен
ШореДата: Вторник, 25 Мая 2010, 18:20:12 | Сообщение # 61
Майор


Группа: Ревизоры

Сообщений: 493
Статус: В самоволке
***
Мои размышления прервал князь. Он был уже довольно спокоен и расположился на стуле в центре комнаты. Молнии в глаза приутихли. Стихия явно успокаивалась.
- Уважаемый князь Кронотас, я решила начать опрос с Вас, так как Вы вызываете меньше всего подозрений. Но мне необходимо убедиться в этом. – Фактически даже мне не столь необходимо убедиться в этом, скорее, мне надо составить общую картину происходящего. – Поэтому я прошу Вас рассказать обо всем произошедшем по порядку, включая все необычные происшествия, которые имели место за последние несколько месяцев. Возможно ключ к происходящему в них.
- Наемница Ювели, я все Вам расскажу, объясню, - князь подошел к этому вопросу весьма ответственно и начал издалека, хотя несколько лаконично. – Некоторое время назад к моей единственной дочери Любаве посватался королевич Эроли. Прекрасный молодой человек, умный, способный, будущий король. Дочь ответила ему, что должна обдумать этот вопрос, это серьезный шаг. Два месяца назад она неожиданно решила ответить согласием. Я послал Ганна с сопровождением обговорить все детали предстоящего брака, в том числе условия брачного договора. Все это время моя дочь, если честно, не была похожа на счастливую невесту. Но тут обострились трения с амазонками, вот уж не повезло нам с соседями. Пришлось предпринимать ответные действия, и было не до посольства и его дел. А жрец Скамр тоже постоянно заводил свою вечную песню про недостаточную охраняемость святилища, недообеспеченность его необходимым оборудованием. У нас практически полномасштабная война, а он требует новые дорогие вещи в храм. В общем, атмосфера была довольно нервозная. – Князь прервался. Я пыталась сосредоточиться на его рассказе, хотя все время возвращалась к мысли «Бедный Эроли. Опять не повезло с невестой. Непохоже, что Любава в него влюблена». А жрецом здесь, значит, Скамр. Имечко знакомое. – В общем, работы хватало, не считая того, что между этими делами приходилось беседовать с родителями девушек Дронтика и мирить тех, кого поссорил своими интригами Летис. Конфликт с амазонками быстро улегся и перешел в обычное состояние. В остальном все было как всегда. Позавчера вечером даже не зашел Скамр, чтобы как всегда поныть про неохраняемое святилище, и я даже сумел встретить вечернюю заря спокойным и почти счастливым, хотя ночью мне опять снились ужасные сны. И утром… Меня разбудил Скамр, ворвавшийся в мою опочивальню с криками «Украли, украли, я же предупреждал!». Он довольно быстро и почти внятно объяснил мне, что к чему и мы очень скоро уже осматривали место преступления. Первой мыслью была «Амазонки». Эти воинственные девы всегда доставляли море неприятностей. В порыве ярости я отправил к ним Луфина с нотой протеста и принялся собирать своих воинов. Но Скамр быстро выяснил, что в святилище не входил никто посторонний и, значит, амазонки тут ни при чем. Ситуация осложнилась. Очень мало людей имеют доступ в святилище. А Луфина вернуть уже невозможно, т.е. надо готовиться к полномасштабной войне с амазонками... И тут вечером с Луфином приезжаете вы, представительницы тех двух каст, которые часто занимаются такими вещами, как поиск похищенного. А главное, отношения с амазонками не испорчены, ведь они не получили грамоту. Ситуация несколько упрощается.
- Это все, что вы хотите мне сообщить? – Да, негусто. Интересная информация есть, но ее маловато.
- Да, больше ничего подозрительного не происходило, мы сами не ожидали такого поворота событий.
- А кого подозреваете Вы, князь. – Добавим в список графу: «Подозреваемый».
- Я не знаю. Но последнее время меня смущает поведение моей дочери. Сначала она яростно противилась браку с Эроли, а потом вдруг взяла и согласилась безо всяких условий. – Князю было тяжело говорить это, но скрывать он тоже не мог. – И ее постоянные перепады настроения. То она весела и счастлива, то угрюма и раздражительна, то абсолютно хладнокровна и безмятежна. Я понимаю, что от Вас нельзя скрывать информацию. Кроме того, вы поклялись.
- А в чьей невиновности Вы уверены? – этот вопрос всегда позволял получить важную информацию об отношениях между подозреваемых.
- Я точно знаю, что невиновен Ганн. Кроме того, моя жена МаДи не могла этого сделать. Она не вмешивается в вопросы управления, и со дня рождения Летиса ни разу не была в святилище. – Надо внести эту информацию в отдельную колонку.
МаДи была очень спокойной и доброй княгиней. Всегда участливая и внимательная к нуждам и бедам своего народа, она совершенно не интересовалась политикой, зато была прекрасной хозяйкой в своем княжестве. И святилище ее, насколько я помню, действительно не интересовало.
- Хорошо, а кто вообще имеет доступ в святилище? – я взяла чистый лист. Эта информация обязательно должна быть где-нибудь записана. Мало ли, расхождения в списках, лишние имена… Главное, чтобы мое не всплыло.
- Прежде всего, я, как главный хранитель святыни, хотя Скамр с этим вечно не согласен, считает себя главным хранителем. Затем все члены моей семьи: моя жена МаДи, мои сыновья Дронтик и Летис и моя дочь Любава. Главный жрец святыни – Скамр, из семьи жрецов, воевода Никавр, мой помощник Ганн, вот и все.
- Вы уверены, может, кого-нибудь забыли? - круг подозреваемых определился, правда, подождем пока информации от Ойлюм, может, не придется ограничиваться только этими людьми. А мой доступ то ли действительно закрыт, то ли о нем никто не помнит. Главное, чтобы никто и не вспомнил.
Князь задумался.
- Я уверен. Это точно все. Но Ганн приехал вчера утром уже после кражи, так что он не мог взять святыню.
- Мы проверим этот факт. Пока у меня нет к Вам больше вопросов, но если они возникнут…
- Можете обращаться в любое время. Достаточно прислать записку со слугой, и я либо приглашу Вас к себе, либо сам посещу Вас.
- И одна просьба, князь. Пришлите, пожалуйста, ко мне ратников, сопровождавших Ганна. Мне необходимо с ними побеседовать, чтобы окончательно убедиться в его полной непричастности к похищению. – Я сама пришла в восторг от своей закрученной фразы. Да, навык не теряется со временем.
- Конечно, Ювели. – Князь задержался в дверях. – Вы кого-то мне неуловимо напоминаете. Кого-то знакомого и … - повисла небольшая пауза, – пожалуй, даже близкого.
- Извините, князь, – как бы сформулировать так, чтобы не соврать. – Вы вряд ли были лично знакомы с наемницей Ювели, да и она с вами тоже.
- И все-таки Вы мне кого-то напоминаете. Я просто не могу вспомнить. – Князь величественно покинул комнату.
Да… Князь действительно забыл одного человека. В свое время я заходила в святилище и, думается, смогу это сделать и теперь. А это делает мое положение еще более опасным. Тем более князю я показалась знакомой. Зачем я вообще вошла в столицу. Видимо удар по голове был слишком сильный. Но интуиция меня никогда не подводила.
Я опять осталась одна и решила заполнить таблицу, чтобы успокоиться. За неимением ничего лучшего в графу «Интересная информация» я внесла жуткие сны, промелькнувшие в словах князя. Заодно я решила заполнить и строку Ганна, тем более, сейчас ратники или подтвердят его невиновность, или заставят усомниться в его словах.
Надо будет уточнить потом остальные пункты, и можно переходить к другим подозреваемым. Я вписала их имена в таблицу и, подумав, дополнила список, представленный князем, именами Луфина и Порэ, пометив в скобочках – свидетель. Интересно, как много информации можно вытянуть из Луфина, связной информации, конечно. И какими способами это лучше сделать. Пауза затягивалась, я устроилась поудобнее на стуле и неожиданно для себя уснула.


For every evil under the sun
There is a remedy or there is none.
If there be one, seek till you find it;
If there be none, never mind it.
 
ШореДата: Среда, 26 Мая 2010, 20:06:29 | Сообщение # 62
Майор


Группа: Ревизоры

Сообщений: 493
Статус: В самоволке
***
Мы стояли на длинном парапете. Справа и слева от него волновались на легком ветру огромные плантации цветов-светильников – побледневших перед яростной силой летнего солнца. От парапета до ворот, охраняемых десяткой молодцев (одежда и оружие свидетельствовали о принадлежности к княжеской дружине, но со специфическим знаками отличия), тянулась дорожка, мощеная плашками из той же странной древесины с теми же медными накладками. Стена, окружавшая этот оранжерейный оазис, как и парапет, и само святилище, была возведена из мрачного темного камня и поверху еще и украшена «громовыми камнями» вперемешку с медными остриями молний.
Мое появление вызвало некоторое оживление среди скучающих у ворот дружинников. Скамр сделал вид, что не заметил этого.
- Дворец – сзади. Вы пришли оттуда. Справа – парадная часть, где находится стольная горница, покои для гостей и посланников из дальних и ближних государств. Слева – жилая часть. Там расположены княжеские покои и разные административные и хозяйственные помещения.
- Я поняла. А стена вот эта – она общая для всего княжеского дворца?
- Да, весь княжеский дворец и святилище, в том числе, обнесены единой стеной. Разные ее участки сложены из разного камня – в чисто декоративных целях.
- Только декоративных?
- Ну, защитных, конечно, тоже. Но это уже другая история.
- Да нет, история та же. Можно ли преодолеть эту стену?
- Эту – сами видите, что нет, – отрезал Скамр, – зачем же спрашиваете? Стена и ворота защищены, к тому же круглосуточно охраняются лучшими дружинниками.
- А дружинники как попадают сюда, вовнутрь? Они же не имеют права доступа в святилище.
- Обычно их через ворота пропускает Ганн, а если его нет – Никавр. Дружинники несут караул только у самих ворот. Все равно они дальше ворот пройти не могут, там дорожка.
- То есть ворота теоретически открываются и снаружи?
- Да, как и дверь в святилище – и снаружи, и изнутри. Но только теми, кто имеет право доступа. Для остальных это чревато немедленной смертью.
- Руками, стало быть, не трогать… Ворота охраняемы и неприступны. Стену штурмовать нельзя, перелезть нельзя. А перелететь?
- Стены отпугивают даже птиц. – Птиц, в самом деле, возле святилища было не видно и не слышно.
- А ворота вообще зачем? Не проще ли было ограничиться глухой стеной?
Скамр посмотрел на меня, как на умственно недоразвитую, но все-таки объяснил:
- В дни больших праздников или бедствий мы обращаемся к Ясведу за прорицанием или советом. Князь проводит ритуал, а затем выходит и оглашает волю нашего Покровителя приближенным – они тогда стоят там, в воротах. Затем приближенные оповещают народ, который толпится на площади. Все проходит величественно, красиво и торжественно.
- Не сомневаюсь. Можно ли под стеной вырыть ход, минующий ворота?
- Нельзя. Эта часть дворца выстроена на скальном основании. К тому же еще вчера мы со стражниками проверили внешнюю и внутреннюю сторону стен и ничего не обнаружили. Правда, до стены Вам не удастся прогуляться – во всяком случае, по этой дорожке. Может плохо кончиться.
Вот в этом я ему охотно поверила – слишком свежо было воспоминание о молнии, обжегшей руку. Пусть и отсутствующий, Ясвед был грозен… Может, я бы ему не понравилась, будь он здесь. Я вздохнула.
- Ладно. А по цветам?
Скамр покачал головой.
- Хрупкие. Тропинка останется надолго. Вам это обязательно – к стене?
- Позже. О цветах. Вы поэтому здесь их и выращиваете – для охраны?
- Не только.
- Поясните.
- По ночам они служат для освещения святилища и двора. Охране поэтому прекрасно видно, что здесь ночью происходит.
- Ну, эти молодцы вообще могут увидеть все, что угодно. Что им прикажут, например.
- Только не с этой стороны стены. Когда Ясвед здесь, никакое внушение, никакая магия не сработает. Да и сам камень… Он непроницаем для магии.
- То есть? – Я удивилась. Много в этом мире странного, но настолько… Камень – это всегда магия…
Но Скамр ответил:
- Это воплощенная не-магия, анти-магия, он блокирует и изолирует любое магическое воздействие. Любое энергетическое воздействие вообще. Он забирает Силу и не возвращает ее, а накапливает в себе.
- Как такое имеет право существовать? – я возмутилась до глубины души. – Это неестественно!
- Вы правы, Ойлюм, – поколебавшись, спокойно сказал жрец. – Он искусственный. Этот камень, из которого сделана стена и святилище, на котором стоит святилище и дворец, создан нашим Покровителем. Как и эти цветы. И еще многое другое… Без этого камня даже находиться рядом с Ясведом, когда он активизируется, опасно. Но об этом никто не знает, кроме меня, даже князь. Это знание передается в моей семье из поколения в поколение.
- Так… – Странно. Главный Хранитель – по боку, а жрецу известны интересные технические подробности. Над этим стоило подумать. Позже. – Для справки. Как называется камень?
- Адамас.
- Что?! – Спокойствие, только спокойствие! Легендарный камень, который позже стали отождествлять с алмазом, – вовсе не легенда седой древности? Легенда иных миров?
- Камень называется адамас, – медленно, почти по буквам, произнес Скамр, с любопытством глядя на меня. Надо полагать, вид у меня был потрясенный и весьма бледный.
Я нашла в себе силы, чтобы пролепетать:
- Ясно.
- Вам это о чем-то говорит?
Я кивнула. На длинные фразы меня пока не хватало.
- А можно посмотреть поближе?
- Можно.
- Как?
- Развернитесь.
- В смысле? – Меня настолько потрясло существование адамаса, что во всем захотелось искать подтекст.
- В прямом.
- В смысле?
Скамр отреагировал на мою тормознутость вполне нормально: физически развернул меня к стене святилища. Аккуратно развернул за плечи. Плащ отнесся к этому весьма равнодушно и сделал вид, что ничего особенного не произошло. Стражники у стены заржали. Нет, видимо, не понимаю я местной специфики… Делать нечего, я уткнулась в стену.
Вообще-то я считала, что это лабрадоритовая облицовка. Но я ошиблась. Полированный адамас оказался очень похож на него – темный, с искорками внутри. Стоило изменить угол зрения, как картинка, которую показывала мне полированная поверхность камня, изменилась. Интересно, а он прозрачный? Насколько твердый? Проехаться по нему изумрудом?
Я было занесла изумруд над поверхностью адамаса, но Скамр сказал под руку:
- Не советую. Рискуете навсегда лишиться своего камня. Или перестать быть ве… магом.
Я повернулась к нему, крайне недовольная. Ну, как же! Весь кайф исследования поломал, нехороший человек!
- Хорошо. Тогда расскажите о нем сами.
- Твердый, как алмаз. Если камень небольшой, он просвечивает и играет. Хорошо обрабатывается, гранится, шлифуется, полируется алмазным инструментом. Непременный атрибут парадного княжеского облачения и элемент защиты дворцовых покоев.
- Понятно. – Я не рискнула трогать камень руками. Мало ли…
- И Вам наверняка показалось при исследовании святилища, что оно стоит на сплошной скальной породе. Так вот, это не так. – Этот сеятель религиозного дурмана в сознании трудящихся народных масс, похоже, просто убьет меня сегодня своими откровениями. Неправильный мир… – Под святилищем есть подземелье.
- Зачем? – единственное, что я могла спросить. Зачем так бездарно использовать сплошную скалу?
- Пойдемте, спустимся, я покажу на месте.
- А вход в него…
- Только один, – отрезал Скамр. – Он же выход.
Я послушно пошла за жрецом. Мы прошли по парапету и спустились вниз, к цветам, не ступая на тропинку. В парапете, сбоку, была небольшая дверь. Дерево, звезды, лучи, молнии…
- Металл – медь, а дерево?
- Смоливдень. – Ответ Скамра ничего мне не объяснил. Смоли-в-день? С-мол-ив-день? Это еще что такое? – Еще одно творение нашего Покровителя, – снизошел он до моего невежества спустя пару мгновений. – Кроме нашего княжества, не встречается нигде. Так же, как и лелалани.
- Лелалани?
- Цветы. – Короткий кивок через плечо, на волнующееся озеро растительности. – Вы совсем о них не слышали?
- Совсем. Я издалека. – Не будем уточнять, что «сами мы не местные и у нас поезд через два часа».
- Оно и видно. Теперь – внутри – никакой магии.
С этими словами он распахнул дверцу (не запирающуюся в принципе) и жестом пригласил меня следовать за собой. Последнее, что я услышала в дневном мире (а Скамр наверняка услышал чуть раньше), были смех и громкие комментарии стражников, донесшиеся от ворот с порывом ветра. Интересно, о какой магии он подумал?


For every evil under the sun
There is a remedy or there is none.
If there be one, seek till you find it;
If there be none, never mind it.
 
ШореДата: Четверг, 27 Мая 2010, 22:42:06 | Сообщение # 63
Майор


Группа: Ревизоры

Сообщений: 493
Статус: В самоволке
***
Я бегу через лес. Темнеет. В голове бьется одна мысль: «Быстрее, быстрее. Только успеть добраться до пещеры». Эта мысль гонит меня вперед, придавая сил. Мокрые ветки больно хлещут по лицу и телу, но ноги уверенно выбирают ровные участки поверхности и падений удается избежать. Быстрее… Скоро взойдет полная Луна, надо успеть укрыться от ее света. Палатка не поможет, нужны пещера или дом, любое плотное и твердое препятствие, защищающее от ее лучей.
Пещера недалеко, но и до восхода Луны остается мало времени. Быстрее, быстрее. Подальше от друзей, оставшихся у костра, чтобы не подвергать их опасности.
Полная Луна серебрит верхушки деревьев. Быстрее, быстрее. Мне не успеть. Но я продолжаю бороться. Не успеть…
На небольшой полянке лучи полной Луны заполняют мои глаза. Я останавливаюсь. Я не успела. Мир начинает меняться, меняя меня. Я смотрю на лес, который стал ярче и четче, смотрю на него с совершенно другой точки, гораздо ниже, чем обычно. Я вижу каждую иголку на ели, растущей на другом конце поляны, каждую травинку, составляющую зеленый ковер поляны, каждое насекомое, суетящееся в ночном воздухе. Рывок… Всего лишь иголка упала с ветки. Новое тело, укрытое шерстью, молниеносно реагирует на малейшее движение. Обзор сузился, но стал другим, более совершенным. Четыре лапы с острыми когтями заменили руки и ноги, а пушистый хвост ловил движения ветра. В пасти – острые клыки.
Сознание не изменилось, и неуловимо изменилось. На меня обрушивается фейерверк запахов и звуков, незнакомых, манящих, дразнящих. И пришла жажда, жажда крови. Неутолимая, сумасшедшая, требующая немедленных действий. Кровь, такая красная, теплая, сладковато-соленая. Такая вкусная. Впиваться в плоть, видеть, как брызжущая во все стороны кровь попадает на шерсть. Желание гонит меня вперед. Лапы привычно обходят ловушки, расставленные на лесных обитателей. Глаза высматривают добычу, нос ищет ее запахи, уши ловят любой звук, связанный с ней.
Но лес пустынен. Меня не интересует то местное зверье, чьи следы постоянно пересекают мой путь. Я ищу настоящую добычу, ту, чья кровь хоть не надолго утолит мою вечную жажду. Эти существа на двух лапах, называющие себя людьми. Их кровь манит, завораживает, зовет. Только она может утолить мой голод. Скорее, скорее. Жажда терзает меня, выворачивая наизнанку, заполняя все мысли. Все подчинено одной цели.
Запах, такой знакомый, такой … вкусный. Она, вожделенная добыча. Скоро я смогу отогнать жажду, пусть на время. Полная Луна ведет меня. Я поднимаю голову. Белый свет подбадривает, направляет. Луна побагровела, призывая спешить, не мешкать. Лапы сами несут меня к цели.
Огонек среди деревьев. Запах горящего дерева. Люди. С каждым прыжком все ближе и ближе. Теперь осторожно, не пугать жертву раньше времени. Осматриваюсь. У огня, который так жжет глаза, несколько жертв. Я слышу, как кровь пульсирует в их телах, как сокращаются и расслабляются их мышцы, так их сердца ровно стучат. Так близко, так желанно.
Но их слишком много. Даже одержимый жаждой, затуманенный разум не приказывает напасть немедленно. Слишком опасно. Подождем, недолго, но подождем. Кто-то отойдет чуть подальше, и тогда… Предвкушение вспыхивает разноцветной радугой. Жертвы издают какие-то звуки, общаясь друг с другом, звуки, крайне неприятные для моего уха. Я начинаю беспокоиться. Все тяжелее сдерживаться, и по белому лику Луны, моей госпожи и повелительницы, пробегают какие-то тени. Уши ловят звуки приближающейся грозы. Значит, тучи пересекают лик полной Луны, и скоро она полностью скроется от меня. Надо спешить. Надо успеть утолить жажду, иначе все опять измениться.
Движение у огня. Наконец-то. Азарт охотника заставляет бурлить кровь. Кто-то двинулся в сторону леса. Я потихоньку приближаюсь к будущей жертве. Еще рано, слишком рано. Запах дурманит, зовет. Ближе, еще, еще.
С неба стеной хлынула вода. Мир снова изменяется, меняя меня. Я стою среди леса в мокрой одежде. В голове - сплошной туман. Я почти ничего не соображаю и плохо вижу. Дождь стеной, ничего и так не видно в двух шагах. Очень холодно. Почему я в лесу и почему так холодно. Голоса… Меня кто-то зовет. Иду туда. Спотыкаюсь, падаю, поднимаюсь, иду дальше. Видно все хуже и хуже.
Кто-то подхватывает меня. Встревоженные голоса: - Что с тобой? Куда ты девалась? Почему ты мокрая? Мы думали, ты спишь. – Лиц не видно за капюшонами дождевиков.
Я не знаю, что ответить. Я так устала и замерзла. Все плывет перед глазами.


For every evil under the sun
There is a remedy or there is none.
If there be one, seek till you find it;
If there be none, never mind it.
 
ШореДата: Суббота, 29 Мая 2010, 21:35:57 | Сообщение # 64
Майор


Группа: Ревизоры

Сообщений: 493
Статус: В самоволке
***
Подземелье вначале оказалось коридором, вырубленным в адамасе. Не иначе, алмазом рубили? Или не рубили, а так… Покровитель создал? Дырку лазером выжег?
Затем коридор переходил в округлый зал в форме яйца… нет, скорее, груши, если учесть, как он расширяется от коридора. Колба с горлышком… Зал освещался мерцающим белесым светом, в котором было трудно определить истинную форму предметов. Свет исходил от размещенного в центре зала столба, окруженного небольшой канавкой. Никаких других входов и выходов, кроме того, откуда мы пришли.
Жрец, судя по всему, чувствовал себя здесь как дома. Или и в самом деле он был дома? Форма подземелья напомнила мне… Ну, чисто фрейдизм и перестройка!
Мерцающий свет менял очертания и смысл предметов. Плащ на него не реагировал, следовательно, угрозы он не представлял. Неизвестно, как выглядела я в этом свете. Но Скамр… Безотносительно к магии я почувствовала… Нет, я ему потом скажу, когда выйдем, а то еще разнервничается.
Скамр, попялившись на столб, начал экскурсию.
- Мы находимся в подземной части святилища. В отличие от верхней части, здесь бываю только я. Светлейший Кронотас пренебрегает техническим обеспечением святилища, его интересуют только прогнозы Ясведа. А здесь столько проблем… – Жрец, горестно замолкнув, покачал головой.
- Для чего нужен этот столб? – прервала я его затянувшееся молчание.
- Это не столб, это канал, по которому идет питание Ясведа.
- А чем он… питается? Надеюсь, не человеческими жертвами?
Скамр недоуменно посмотрел на меня.
- Нет, энергией, которую накапливают лелалани.
- А проблемы здесь в чем? – неосторожно спросила я.
Жрец пустился перечислять бесконечные недоделки и недоработки, устранить которые он не смог уговорить князя. Слова, которыми он пользовался при этом, были мне не более знакомы, чем «смоливдень» и «лелалани». Но вот то, что за этим стояло… Какое-то оно было знакомое…
- А как выглядит канал наверху, в святилище? Я не заметила, а ведь Ясвед наверняка к нему подключался.
Скамр очнулся, болезненно дернувшись от прошедшего времени глагола «подключался», и буркнул:
- Подключается. Могу показать.
- Покажите, будьте так любезны. – Пора, пора рвать когти из этого подземелья, а то мое подсознание еще чего-нибудь выкинет, кроме прогнозов для Скамра и отказа воспринимать прямую речь с большим количеством незнакомых терминов.
- Пойдемте, – согласился жрец. Вот интересно, он всегда такой покладистый?
Пока мы шли по коридору в адамасе, я не удержалась и спросила у невозмутимой спины, облаченной в черное:
- Скамр, Вас подземелье не подавляет?
- Нет!
- Просто, когда мы были внутри, мне показалось…
- Показалось? – Он не дал мне закончить предложение. Лица я не видела, но в голосе жреца послышались какие-то интересные нотки. Спустя мгновение мы оказались у двери в лето, и Скамр в проеме обернулся ко мне и так и застыл темным силуэтом на фоне прямоугольника с ослепительно сияющим летним днем. Лица я по-прежнему не видела. – Что Вам показалось?
Вот, не зря я опасалась, что он начнет нервничать!
- Давайте сначала отойдем подальше от этого мрачного подземелья.
- Нет, мы будем говорить здесь.
- Князь приказал нам ни в чем не препятствовать. Вы нарушаете приказ князя?
- Князь виновен в том, что похитили Ясвед, так что я могу нарушить его приказ, раз он поставил под угрозу существование всего Грентена.
- Вы это сейчас… серьезно?
- Серьезно. Поэтому мы будем говорить здесь.
Я прикинула шансы прорываться с боем. Конечно, я не боевой маг. Конечно, магия и адамас – это две большие разницы. Конечно, я ниже ростом этого распространителя религиозного дурмана. Конечно, опыта рукопашного боя у меня нет. Конечно, стражники у ворот нас даже еще не видят. Но! Я наверняка тяжелее его (это ж надо так мужику себя довести!). Наверняка – эффект внезапности. Наверняка – плащ. Так что шанс рвануться и прорваться есть. Вопрос: надо ли? В конце концов, то предчувствие, которым я могу обрадовать Скамра, – ему скорее хорошо, чем плохо.
- Ладно, будем говорить здесь. Что Вас конкретно интересует, Скамр?
- Я же просил – никакой магии!
- Не было никакой магии.
- Как же Вы тогда что-то… почувствовали? Без магии? – Тон совершенно издевательский. Зря ты так, солнышко, ой, зря! Скоро тебе на собственной шкурке все прочувствовать придется.
- Слух – не магия, и зрение – тоже. Интуиция – не магия. Интуиция – это работа подсознания.
- Предположим.
- Я общалась с большим количеством людей… и магов. Я могу отличать их от обычных людей.
- И?
- Вы отличаетесь от обычных людей.
- ???
- А в том, что Вы до сих пор не маг, виновато адамасовое подземелье, где вы торчите – во всех смыслах. А вообще, Грентену было бы полезно, если бы Хранитель Ясведа был магом. Тогда бы ничего такого, что случилось, не произошло.
Я хотела поразить Скамра – и я его поразила. Ну-ка…
- Разрешите, я выйду.
Скамр посторонился. Ура! Заработало!
Я прошла к парапету и села в теньке на ступеньку. Удобная ступенька, всем хорошая, если бы не из адамаса. Понаблюдав за Скамром, я поняла, что он в ступоре и выходить оттуда не собирается. Стражники у ворот его не видели, а посему махали мне рукой и посылали воздушные поцелуйчики. Фу, какая пошлость! И почему я так несвоевременно пользуюсь популярностью? Вот где меня только не носило – и никогда, и ничего… А тут… И адамас… Нет, с этим надо завязывать!
- Скамр, идите сюда, чего Вы там застряли? – не очень вежливо и довольно громко позвала я.
Скамр поднял голову на звук, но меня, конечно, такими ошалелыми глазами он не увидел. Просто закрыл дверцу подземелья и поволокся в святилище. Прошел мимо меня и не отреагировал. Я поднялась со ступеньки и пошла за ним. Мало ли что!
Внутри святилища жрец еще раз застыл над пыльным контуром. Когда я подошла к нему на расстояние трех шагов, он посмотрел на меня уже осмысленно, ткнул пальцем в пыльный контур и произнес:
- Вот выход канала питания к Ясведу.
Молодец, быстро очнулся. Сначала канал, а потом посмотрим…
Я нагнулась, более пристально разглядывая пыль на узорчатом полу из смоливденя. Точно в центре геометрического узора плашки виднелся кружок с двумя дырками. Несмотря на то, что в святилище было прохладно, меня прошиб пот. Неужели?!
Я опустилась на колени и провела рукой по полу. Знакомо. Точно такие же размеры, как я помнила. Неужели?! Нет, не может быть!
Хотя… Может. Это же неправильный мир.
А интересно…
А что, если?
Может, удастся найти не Ясвед, а самого Покровителя? Он-то должен знать, куда делся его материализованный канал связи?
Потрясенная неожиданным предположением, я вскочила так резко, что, не удержав равновесия, чуть не сшибла жреца, отстраненно наблюдавшего за моими перемещениями.
- Как выглядит Ясвед? Что это такое и как работает?
Погруженный в себя Скамр молчал несколько минут, прежде чем ответить на вопрос. И не ответил на него, конечно, а предложил:
- Пойдемте отсюда. Это было тяжелое утро.
- Вы не избавитесь от меня до тех пор, пока не расскажете.
- Я понял, – сказал Скамр, закрывая за нами дверь святилища. – Но святилище для этого абсолютно не нужно. Пойдемте обедать.


For every evil under the sun
There is a remedy or there is none.
If there be one, seek till you find it;
If there be none, never mind it.
 
ШореДата: Воскресенье, 30 Мая 2010, 23:11:52 | Сообщение # 65
Майор


Группа: Ревизоры

Сообщений: 493
Статус: В самоволке
***
Я проснулась. Впервые уснула днем, без всяких причин. И пришел такой странный сон, яркий сон, который не упорхнул при пробуждении, как дикая свиристель, а остался сидеть на ладони, отпечатываясь в памяти.
Я всегда верила в то, что у каждого сна есть своя причина и свой смысл. У меня никогда не было времени для поисков этих причин и смыслов, хотя иногда приходили, похожие на этот. А интересно, к чему сниться полная Луна и оборотень?
Встряхнуться, вернуться к делу. О сне я подумаю потом, гуляя вечером с Порэ. Интересно, а сегодня полнолуние?
Снова стук в дверь, громкий, настойчивый. Так вот что меня разбудило.
- Войдите. – Пришли ратники. – Заходите по одному. Начнем по старшинству.
В дверь вошел не высокий, жилистый мужчина лет 50, спокойный, уверенный в себе. На лице хватало шрамов, волосы щедро припудрила седина, а глаза – холодные, настороженные. Разговор с ним полностью подтвердил невиновность Гана.
Опросив еще нескольких ратников, я их всех отпустила. Ганн был вне подозрений. Значит, он мог стать хорошим союзником и помощником.
Пора приступать к опросу прочих подозреваемых. С кого бы начать? Я задумалась. Сон что-то разбередил в душе. Странно…
Скамр сейчас занят, начинать надо либо с наиболее подозрительных лиц, либо, наоборот, с наименее подозрительных. Поразмыслив немного, я решила начать с княгини МаДи.


For every evil under the sun
There is a remedy or there is none.
If there be one, seek till you find it;
If there be none, never mind it.
 
ШореДата: Суббота, 05 Июня 2010, 23:18:23 | Сообщение # 66
Майор


Группа: Ревизоры

Сообщений: 493
Статус: В самоволке
***
В очередной раз меня поразила ненормальность социальных реакций Скамра. Похоже, все время общения мы так и будем поражать друг друга всякими нетипичными реакциями… Что ж, хоть какое-то разнообразие.
Мы нырнули в соседний со святилищем закуток. В темном углу обнаружилась дверь, которую Скамр открыл уверенным, но несколько странным движением. Как выяснилось позже, дверь имела обыкновение открываться только точно рассчитанным усилием, приложенным к строго определенному месту (проще говоря, с ноги).
Личные покои жреца оказались ему под стать: дух аскетизма лежал на всех вещах. Впрочем, кое-кто назвал бы это принципиальным минимализмом, нашел во всем скудном интерьере некий стиль и обозначил головоломным термином.
Покои оказались достаточно просторными, светлыми и чистыми. Скамр жестом предложил мне размещаться на простой деревянной табуретке и занялся обедом.
Занялся – это я преувеличиваю. Он достал кувшинчик местного напитка (того самого, который с кофеином) и кондитерское изделие типа рулета. Напиток был разлит жрецом в непритязательные кружки (куда им до посуды, которой сервировал наш персональный стол закрепленный за нами волей княжны слуга!). Жидкость оказалось приятно горячей.
Далее Скамр приступил к нарезке рулета. Но как! Он достал линейку (я ни на секунду не усомнилась в предназначении дощечки с делениями), измерил длину рулета (я не шучу!) и, аккуратно положив линеечку рядом с ним, принялся, каждый раз тщательно примеряясь, отрезать кусочки абсолютно одинаковой толщины.
Я почти впала в транс, наблюдая за этим ритуалом. Напиток в кружках медленно остывал. Если жрец из элементарного каждодневного действия ухитряется сделать целый ритуал, то что же говорить об обслуживании Ясведа! Скамр – действительно прирожденный жрец, с молоком матери впитавший способность к священнодействию.
Впрочем, меня тут же затерзали смутные сомнения. Вряд ли кто-нибудь имел возможность наблюдать ритуалы Скамра в реальной жизни. А в святилище они только несколько раз в год на пару со светлейшим Кронотосом проводили свои обряды. Так что несомненный артистический талант жреца пропадал практически даром.
Наконец, ритуал нарезания был закончен. Жрец сделал приглашающий жест – он был склонен к минимализму даже в этом, – и мы приступили к трапезе в торжественном молчании, с полным осознанием торжественности момента. Со стороны Скамра, во всяком случае, ситуация обстояла именно таким образом. Я тоже решила не выступать. Надо же как-то налаживать контакт с человеком, который (пусть и в горячке, и не по теме) обвинил самого князя в пропаже Ясведа. Ей-богу, интересная гипотеза, бессмысленная, правда.
Я отхлебывала уже прохладный напиток, заедала его рулетом и рассматривала жреца. Однако разглядывание новой информации не приносило, подтверждая первые и последующие впечатления. Заодно мне стало понятно, как Скамр ухитрился довести себя до такого состояния. Если в понятие обеда входит чай с бутербродом (в переводе на знакомые мне реалии), то завтрак – это чай без бутерброда, а ужин в такой диете не предусмотрен вовсе. Этот путь к духовным вершинам обычно приводил адепта если и не к летальному исходу (хотя тоже, наверно, вершина – или дно… как посмотреть), то к язве желудка – точно. Что я, наверно, и наблюдаю… В процессе, так сказать.
После трапезы Скамр сгрузил кружки и нож в емкость (видимо, специально предназначенную для немытой посуды), убрал остатки рулета и опять сел напротив. Я поняла, что можно приступать к расспросам.
Мой первый вопрос, он же последний, он же глобальный:
- Что такое Ясвед и как он работает?
Прежде чем отвечать на мой вопрос, Скамр пару мгновений подумал, наверно, прикинув уровень моей компетентности, и приступил к лекции на тему «Ясвед».
- В начале времен Покровитель сотворил Грентен по своему вкусу. Предполагается, что за основу был взят некий стандартный Мир (его называют Исходный) или какой-то другой, хорошо известный по какой-то причине нашему Покровителю. Покровитель добавил некие элементы, искусственные, которые присущи именно Грентену. Это как природные аномалии, так и иные – социальные, политические и прочие… Заранее заданный шаблон.
Первоначально Покровитель пристально следил за своим детищем и вмешивался в его судьбу, иногда довольно активно. Об этом нет никаких документальных, либо каких-то иных прямых свидетельств, есть только косвенные признаки вмешательств извне.
Предполагается, что Покровитель в это время физически присутствовал в Грентене, обитая в том месте, где сейчас находится Ясвед и мы. Затем, когда судьба Грентена стала более или менее понятной или перестала интересовать Покровителя, он ушел и оставил канал для связи с ним в неких экстренных случаях, когда обстоятельства угрожали самому факту существования Грентена или его характерных признаков.
- А как определить, что есть характерный признак Грентена?
Скамр несколько опешил, он явно не ожидал, что я буду задавать дурацкие вопросы.
- Лелалани, например, или адамас… Больше ведь их нет нигде. В других землях – другие признаки. У амазонок – священное озеро. Я слышал, что вы слышали о кианос – камнях Ласел. – И откуда он слышал? Мы беседовали вчетвером, ушей у стен не было… Не иначе Порэ языком молотил, что твоя мельница.
- Насколько я знаю, Ласел перестало быть самостоятельным королевством. Как это могло случиться, ведь Покровитель Ласел тоже должен был оставить канал для экстренной связи?
- Может, политическая независимость, самостоятельность Ласел не являлась его характерным признаком, – предположил Скамр. – Или король не успел воспользоваться каналом. Или это был запланированный ход Покровителя. Кто знает? Я – не знаю.
- Кианос, в таком случае, тоже исчезли? Ведь о них – только легенды. – Вопрос с подвохом. Ну-ка, ну-ка…
- Безусловно, их добыча прекратилась. Но Вы и сами знаете, что они не исчезли. – Вот так-то! Все-то вы знаете, везде-то вы были…
- Откуда Вам стало известно о том, что кианос не исчезли?
- Порэ пересказал мне новую версию легенды о сокровищах Ласел и упомянул, что видел эти украшения на наемнице Ювели, – весьма небрежно ответил жрец.
Термин «сарафанное радио» для этого случая неуместен, но суть дела та же. Наш доблестный аскет в перерывах между оплакиваниями святыни, оказывается, успел пересечься с Порэ и выцепить из него ценную информацию о бригаде особого назначения, привлеченной Кронотасом к расследованию исчезновения Ясведа. Он что, выходит, еще и меня тут во всем подозревал, проверял и перепроверял? Контрразведчик, тоже мне, выискался!
Впрочем, ситуация натолкнула меня на интересный способ расследования и получения новых сведений.
- Но Ювели не знала, как называются камни. Никто из нас четверых не знал. – Продолжу играть в начатую игру. Интересно, а знала ли она на самом деле?
- Я об этом слышал раньше. Я интересуюсь историей, особенно древней. – И Скамр любовно посмотрел – не на меня, разумеется, а куда-то за мою спину.
Я полуобернулась, прослеживая его взгляд, и чуть не свалилась с табуретки, поняв, насколько древней историей он интересуется. На полочке сзади меня были аккуратно разложены симпатичные окаменелости времен зарождения жизни на Земле. Впрочем, что это я?! В этом мире жизнь никогда не зарождалась. Это, видимо, «следы» Исходного Мира. И если Скамр интересуется этим… Боже, я сижу за одним столом с психом!
Впрочем, мне не впервой.
- Мы отвлеклись. Как же с помощью Ясведа можно было вызвать Покровителя?
- Я не знаю, – неохотно признался жрец.
Я повторно чуть не упала с табуретки.
- В смысле?
- В смысле – известен ритуал вызова. Но за счет чего этот вызов срабатывает – я не знаю. Я не знаю, на каком принципе основана работа Ясведа вообще.
Я улыбнулась его словам – почти злорадно ухмыльнулась. Конечно, высокоразвитая техника похожа на магию… И как же Скамр похож на меня в нелюбви к непонятным ритуалам! Нет, однозначно, быть ему магом!
- А другие ритуалы, которые вы проводите, задействуя Ясвед? Ну, те, которые «в дни великих праздников или великих бедствий несколько раз в год»?
- С ними та же история.
- «Непонятно как»? – Жрец кивнул. – А с чем же князь к народу выходит?
- В этих ритуалах мы используем выбранные наугад кусочки адамаса, скармливаем их Ясведу и смотрим, какую картинку он выдает. Если это концентрические круги, то прогноз благоприятный. Если эта картина искажена, то как раз наоборот. – Опять что-то знакомое. Но, по моему смутному ощущению, Скамр описал процедуру гадания весьма грубо. Наверняка есть какие-то подробности, которые он посчитал несущественными и не упомянул. Ладно, воспользуемся пока этим приближением.
- Понятно. Но как же все-таки выглядит Ясвед?
- Несколько больших железных шкафов и ящиков с окошками, кнопками, рычажками и огоньками.
- А изображения никакого не осталось?
Скамр некоторое время смотрел на меня, потом поднялся и вышел. Пока он отсутствовал, я разглядывала окаменелости. Аммониты, белемниты… Откуда он их понарыл?
Скамр вернулся, неся растрепанную пачку старых бумаг, и аккуратно положил ее на стол. Мелькнула с трудом различимая надпись, вроде «Техническая документация». Я вытянула шею, разглядывая через стол листы.
Мда… Безусловно, когда-то на этих листах была записана какая-то информация. Теперь от букв и цифр остались только призрачные, едва различимые, почти исчезнувшие следы. Что я отсюда могу почерпнуть? После некоторого колебания Скамр пододвинул стопку ближе ко мне. Что меня больше всего убило, так это его серьезный вид – без малейшего намека на издевку.
Исполненная самых мрачных предчувствий, я подняла первый лист, на котором, кроме надписи «Техническая документация», мне не удалось прочитать даже названия того устройства, к которому она прилагалась. Далее шли еще несколько листов, заполненных такой же кашей из останков букв. Наконец, мое терпение было вознаграждено, и под негромкий комментарий Скамра:
- Это может дать какое-то представление… – я уставилась на следующий лист.
Вероятно, когда-то это было нечто вроде фотографии, скопированной на эту жуткую желтоватую, грубую бумагу. Моим глазам предстали только смутно различимые тени былого великолепия, заботливо обведенные, видимо, кем-то из предыдущих жрецов. По этим теням можно было угадать лишь техногенность данного предмета.
Это была сложная, громоздкая установка, очевидно, аналитического предназначения, произведение уже весьма продвинутой в техническом плане цивилизации, канал, проведенный извне в этот вторичный (третичный?.. энного порядка?) неправильный мир. Недоумение вызывал лишь тот факт, что представители цивилизации, производящей такие установки, миры создавать не должны, ибо не соответствует ни уровень, ни направленность развития. Лелалани, правда, тоже не соответствуют уровню установки, это уже какой-то следующий виток технологии. Мда…
Мда!.. И что же я узнала? Ничего! Все друг другу противоречит. Бред какой-то!..
Я довольно тупо смотрела на листок с тенью иного мира. Мысли буксовали, как колеса на мокрой глине. Зацепиться было абсолютно не за что. Техногенных цивилизаций существовало довольно много и в самых разных вариантах. Впрочем, конструкция канала питания Ясведа успешно сокращала число вероятных до нескольких десятков. К какой именно из них принадлежал Покровитель Грентена, можно было гадать бесконечно долго. Миры – они, извините за банальность, большие. Ходить по ним с плакатом «Разыскивается Покровитель княжества Грентен» – нелепо, долго и опасно.
Придется отказаться от идеи разыскать Ясвед через его непосредственного владельца. А жаль. Идея была хорошая, хоть и в меру безумная. Если бы мне удалось восстановить хотя бы часть документации, идея даже имела бы какой-то смысл. Тогда Миров было бы всего несколько. Но химической лаборатории у меня под рукой не было, да и никакой другой – тоже…
- Ну и? – поинтересовался Скамр. Ему, видимо, наскучило любоваться моей физиономией, полностью отражающей состояние бесконечного тупика, в котором пробуксовывали мои мозги.
- Если бы мне удалось восстановить хотя бы часть текста… – вслух повторила я последнюю внятную мысль.
- Не получится? А магия?
- Когда неизвестно, о чем здесь шла речь и на каком языке, когда это все было написано и кем, – бесполезно. К несчастью, у меня нет зелий, которые могли бы восстановить поврежденный текст без всякой магии. А моя магия, как и любая магия вообще, не всесильна, что бы там Вам ни казалось. – Слова, опять-таки достойные Мастера Иллюзий!
- Неужели? – вежливо (надо же!) удивился жрец.
- Потом сами убедитесь.
- Над этим надо подумать. – Честно говоря, я так и не поняла, над чем собрался думать Скамр: то ли над отсутствием зелий, в смысле химических реактивов, то ли над тем, что магия не всесильна.
- Думайте…


For every evil under the sun
There is a remedy or there is none.
If there be one, seek till you find it;
If there be none, never mind it.
 
ШореДата: Суббота, 19 Июня 2010, 21:19:13 | Сообщение # 67
Майор


Группа: Ревизоры

Сообщений: 493
Статус: В самоволке
***
- В святилище Вы обещали показать, как исчез Ясвед, – безо всякой связи с предыдущим разговором напомнил мне жрец.
Я пожала плечами. Опять ненормальные реакции и весьма странная логика… Ну, обещала, мог бы и забыть. Мне уже и напрягаться не хочется…
- Для этого придется вернуться в святилище, там следов больше, – с невольным вздохом объяснила я. Не нравится мне это святилище, неуютно мне там.
- Пойдемте. – Скамр, очевидно, был настроен узнать о своем сокровище все вплоть до последней секунды пребывания реликвии на земле Грентена. Фанатик, что и говорить. Фанат? Флаг ему в руки, барабан на шею… Нарисованный моим воображением образ был настолько ярок, что я слегка испугалась и поспешно развеяла собственную иллюзию, пока она не успела спроецироваться на бедняжку жреца.
С неким чувством вины за собственные безудержные фантазии я проследовала за Скамром к двери в святилище. Заодно и посмотрю, как этот ларчик открывается. Дернешь за веревочку – дверца и откроется?
Оказалось, что все и в самом деле очень просто. Жрец просто положил ладонь на кованые накладки, по двери сверху вниз промелькнула полоса бело-голубого света, и дверь открылась – опять-таки узкой щелью. Я повторила неэстетичную процедуру пропихивания в эту щель. Скамр невозмутимо пронаблюдал за этим действом и привычным, годами отточенным, даже красивым движением нырнул следом. В святилище было мрачновато: солнце ушло. Дверь за нами захлопнулась.
Процедура открывания двери вызвала у меня новые вопросы. Но об этом позже. Сейчас придется продемонстрировать сеятелю религиозного опиума «последний путь» его святыни. Заодно можно слегка поиздеваться… В качестве моральной компенсации за обед? Или так – из соображений безупречности? Безупречность – лучше.
- Закройте глаза, – скомандовала я очень уверенным голосом. – Иллюзия должна сформироваться.
Можно, можно было обойтись без этого и спроецировать виденную мной картинку прямо на него. Ну, увидел бы этот фанатик картинку моими глазами – всего-то. Но нет, нет! Мне захотелось представлений, захотелось показать себя… Говорил же мне Хан…
Мысль споткнулась на лету, оборвалась и повисла в воздухе. Воздух не удержал ее, она упала и разбилась на множество мелких острых осколков. Осколки загорелись, истекая холодным белесым дымом. Дым растекался по святилищу, заполняя его. Защитная сетка всполошено замерцала голубоватым светом, знакомым мне по подземелью. Потом мерцание перешло в непрерывное мертвенное свечение. Святилище было заполнено светящимся дымом отвратительного голубоватого оттенка.
Постепенно в клубах дыма соткался предмет, более массивный и плотный. Он быстро всосал в себя остатки дыма и остался посреди святилища один – громоздкий и… грозный.
- Смотрите… – мой шепот среди этой тьмы и безмолвия пронесся, как порыв ветра, поколебав контуры иллюзии.
Скамр открыл глаза. Медленно и неуверенно.
Я пристально вглядывалась в него. А что еще оставалось делать? Ведь иллюзию я создаю не для себя…
По лицу жреца скользнули отражения множества противоречивых чувств. Недоверие, радость при виде Ясведа (я постаралась! Он был почти реален), любопытство и – шок, страх и ужас при взгляде на меня. Я никогда не видела, как выгляжу со стороны, создавая эти иллюзии. Вероятно, вполне кошмарно.
- Смотрите… – А вот мне взгляд нельзя было отрывать, иначе плакала моя иллюзия горючими слезами.
Взгляд Скамра метнулся к иллюзии Ясведа. Тут же она дрогнула, на миг обрела более четкие контуры (жрец, в отличие от меня, хорошо знал, как выглядит Ясвед) и начала движение. Проскользив по полу около метра, иллюзия начала «складываться», «проваливаться в себя», словно ее втаскивало через невидимый проем в иное пространство, и, наконец, исчезла.
Раздался еле слышный высокий звук, как будто лопнула тончайшая, туго натянутая струна, и окружающее обрело для меня привычную мерность и плотность.
Скамр молчал довольно долго, то глядя на меня, то вперившись в пыльный контур. Наконец, он выдавил из себя три слова:
- Вы были правы, – и опять замолчал.
Я терпеливо ожидала, пока он придет в себя. Впрочем, произнесенные слова сыграли роль катализатора, и процесс выхода из ступора не очень затянулся.
- Все-таки Врата! Трудно поверить… – опять нарушил молчание жрец. – Но другого объяснения быть не может.
- Но если их нельзя здесь открыть? – полюбопытствовала я. – Вы сами сказали, слишком высок потенциал.
- Тем не менее, я склонен допустить, что это все же случилось. Я не вижу другой возможности. Возможно, сложились какие-то особые условия… Я не знаю.
- А они могут сложиться?
- Я не знаю, – еще раз повторил Скамр, вздохнул и покачал головой. – Я не считал святилище абсолютно защищенным, о чем все время докладывал князю, но чтобы могло произойти такое…
- Понятно, – я решила сформулировать результат наших совместных изысканий. – Значит, Врата, и здесь Вы со мной согласны. Значит, ответ на вопрос «как?» мы с Вами уже нашли. Это существенный шаг вперед в нашем расследовании. Остается ответить на вопрос «кто?» – и дело закрыто.
- Это очень интересный вопрос… – начал Скамр, и я заметила, что он колеблется, не решаясь сказать мне что-то важное. Наконец, решился: – Я склонен думать, что это кто-то из тех, кто имеет доступ в святилище, кого «знает» и охранная сетка, и сам Ясвед. Кто-то из «своих».
- Не Вы, я видела.
- Я знаю, что не я. Дело в том, что… Во время… Когда Вы колд… создавали иллюзию, – он замялся, стараясь выразить вновь полученный темный опыт, – Вы стояли… спиной к двери и не видели… того, что видел я.
- И что же Вы видели? – Я была заинтригована.
- В этом… тумане… от двери к Ясведу вели… следы. Они четко… обозначились на полу.
- Чьи следы?
- Разные. Некоторые были того же цвета, что и Ясвед… то есть иллюзия Ясведа. Были там и Ваши… Они другие. Больше таких следов там не было – только Ваши.
- А значит… – я начала понимать.
- Кроме Вас, никто чужой в святилище не входил, – закончил мысль Скамр.
- Понятно. Значит, князь прав, и искать следует среди своих, тех, кто имеет право входить в святилище, кого «знают», как Вы выразились, и охранная сетка, и Ясвед, – я не удержалась высказать это вслух. Жрец кивнул, а мне в голову пришла очередная мысль: – А по этим следам не было видно, ну, кто здесь был и когда?
- Да тут все были в то злополучное утро. Все, кто вообще имеет право доступа в святилище. Невозможно определить, кто был раньше, кто позже, когда именно. Все следы смешались, наложились друг на друга.
- Понятно. Скажите, а как вообще можно получить доступ в святилище? Например, если появляется новый член княжеской семьи?
- Это целый ритуал. – Уж в этом-то я не сомневалась. – Абсолютное большинство тех, кто имеет право доступа, должно подтвердить право новичка.
- И как это происходит?
- Все по очереди кладут правую ладонь на сканер… – Надо же, какие слова тут известны.
- Что такое – сканер? – перебила я жреца, усиленно закашивая под идиотку. И так понятно, что это что-то на входной двери, но удостовериться не помешает.
- Эту роль играют накладки на входной двери и сам материал двери. – Непонятно, как они могут быть сканером… Ничего похожего я в жизни не видела. Ладно, проехали, мало ли чудес на свете…
- И?
- После этого новичок кладет ладонь на дверь, и все повторяется снова.
- Для чего же такие сложности?
Скамр опять посмотрел на меня, как на умственно недоразвитую. Видимо, это один из его коронных взглядов.
- Чтобы с помощью дублирования ввода информации исключить всякую возможность случайности, – ответил он почти пафосно. Судя по конструкции, это не его собственная фраза, а ему так когда-то кто-то объяснил.
- Понятно. А как же я тогда попала в святилище – и до сих пор жива и относительно здорова?
- Ясведа нет, поэтому потенциал охранной сетки просел, и Вы смогли сюда попасть и даже здесь колд… создавать иллюзии. – Про потенциал охранной сетки – это очень интересно, конечно, но вот его постоянные оговорки насчет моего колдовства меня уже достали. – В противном случае Вы сюда не вошли бы – живой.
- Понятно, – в который раз повторила я и развернула разговор в обратную сторону. – Скажите, а вот мои следы – они какого были цвета?
- Зеленого, как тина на болоте, – буркнул Скамр. Вот сволочь! Ну и сравнения…
- Такого? – Я продемонстрировала ему изумрудный перстень.
Скамр с минуту пристально разглядывал перстень. Мне это не очень понравилось, плащу – тоже (он затрепетал за моей спиной, как от порыва ветра). Наконец, жрец констатировал:
- Приблизительно такого.
Вот мерзавец! Обозвать мой любимый изумруд болотной тиной!.. Ну, гад! Или дальтоник? Неужели у мужской половины человечества полный аут с цветовосприятием и цветопередачей? Ладно, обобщать не буду. У этого наркомана – точно большие проблемы. Были, есть и будут…
- А почему у Вас лицо такое испуганное было, когда Вы увидели иллюзию? – спросила я в отместку.
- Что?! – Скамра аж передернуло. Видимо, он изо всех сил надеялся, что у меня полная амнезия вперемешку с абсолютной непрошибаемостью. Про непрошибаемость – оно, пожалуй, справедливо, но вот на эффект «девичьей памяти» при общении со мной никому надеяться не стоит. А еще я как маг обязана быть очень любознательной, если не сказать – крайне любопытной.
- Или не иллюзию? Неужели так страшно?
На лице наркомана был написан полный разрыв стереотипа. Приятно… Начинаю формировать в нем личность мага – а у мага на каждом шагу разрыв стереотипа. Поэтому стереотипы иметь – вредно.
- Просто мне интересно, – невинным голосом пояснила я. – Я никогда не создавала иллюзии такой сложности в присутствии другого. Поэтому хочется узнать от очевидца, что со мной при этом происходит.
Приходя в себя, Скамр помотал головой, как оглушенный дубиной по затылку. Или стряхивал мою лапшу с ушей? Вот еще! Моя лапша держится прочно.
- Ничего особо страшного не происходило, – неуверенно сказал он. – Это просто эффект неожиданности.
- Неужели? А со мной что было? – продолжала допытываться я.
- Ничего особенного, – помявшись, ответил жрец. – Пряжка на плаще светилась зеленым светом… и глаза.
- Тоже светились? – Как интересно!
- Нет… Да… Я не знаю.
- Понятно. – Слов нет, одни мысли. Хотя, скорее, эмоции. А эмоции он по природе словами выражать не может. Поэтому разрыв стереотипа и «я не знаю». Кому бы мне еще иллюзию создать? Только не такому фанатику. Ладно, буду думать и выбирать жертву.
- Это все? – робко поинтересовался фанатик.
- Да. Я узнала, что хотела. – И даже – что не хотела. – Благодарю Вас за оказанную мне помощь в расследовании. Могу я попросить Вас открыть мне дверь?
- Безусловно, – с облегчением откликнулся жрец.
Мы пошли к двери, он открыл ее (руками, безо всяких штучек), опять в виде узкой щели. Ни в жизнь не поверю, что шире она не открывается! Светлейший Кронотас наверняка не имеет обыкновения протискиваться в такие щели. Поэтому, вынырнув с другой стороны двери, я не смогла отказать себе в удовольствии крикнуть Скамру:
- Надеюсь, на сегодня с Вас хватит? А то я еще зайду?
Ответом мне было растерянное молчание Скамра (абсолютно невежливое) и поспешно захлопнутая за моей спиной дверь.


For every evil under the sun
There is a remedy or there is none.
If there be one, seek till you find it;
If there be none, never mind it.
 
Форум » Творчество фанатов » Литературное творчество » Мысли вслух. Грентен (Фэнтези или что-то вроде того)
  • Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Поиск:











Наши партнёры и друзья:

Все размещённые на сайте материалы являются собственностью их изготовителя, и защищены законодательством об авторском праве. Использование материалов иначе как для ознакомления влечёт ответственность, предусмотренную соответствующим законодательством. При цитировании материалов ссылка на зв1-тв.рф обязательна!

© ЗВ-1-ТВ.РФ